Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Милонов в ДНР. Донецкий НКВД. Рейтинг Путина и сильный запах нафталина. Антитабачный фашизм

Лайвблог о дискуссиях в сети


Бойцы батальона "Восток" на тренировочной базе близ Донецка

Бойцы батальона "Восток" на тренировочной базе близ Донецка

17:35 2.6.2014
Ольга Серебряная
Милонов в ДНР, Донецкий НКВД, здравый смысл и "Правый сектор"

Станислав Яковлев: Я бы еще Энтео в митрополиты всея Новороссии рукоположил

И рукоположат, без вариантов:

Максим Вихров на «Слоне» подводит недельные итоги военной операции украинской армии на востоке: По подсчетам обозревателей, расклад сил в Донбассе по состоянию на понедельник выглядит примерно так. В Донецкой области повстанцы сохраняют господствующее положение лишь в Артемовском и Константиновском районах, а Александровский и Великоновоселковский районы контролируют силовики. В остальных 14 районах идут бои, в том числе и в самом Донецке. В Луганской области позиции повстанцев сильнее: за ними остаются шесть южных районов и областной центр. Силовики напирают с севера и закрепились в пяти северных районах, а еще в семи ведутся бои разной степени интенсивности. Но если месяц украинские войска топтались на месте, замирая при каждом движении российских войск в приграничной зоне, то сейчас ситуация поменялась. Россия отводит войска от границы, и украинская армия может позволить себе действовать жестко, применяя даже авиацию. Тем не менее, в воскресенье командир батальона «Донбасс» заявил, что АТО может затянуться даже на год. <>
Тем не менее, несмотря на внутренние противоречия и тяжелое военное положение, власти народных республик не унывают. В руководстве ЛНР готовятся провести выборы в Верховный совет – уже в сентябре. Кроме того, непризнанная республика обзавелась и собственными гражданами. 27 мая там была принята «декларация о гражданстве», согласно которой гражданами ЛНР считаются все, кто постоянно проживал на территории Луганской области на момент принятия «декларации о независимости». Также власти Луганской республики успели запретить одну из местных телекомпаний и заявили о создании «республиканского медиахолдинга». А народный губернатор Луганска Болотов издал приказ, обязывающий предпринимателей сохранять за ополченцами рабочие места и выплачивать им зарплату, пока они воюют.

На сайте Znak.com – материал Екатерины Винокуровой о том, как Россия помогает самопровозглашенным республикам на востоке Укрианы. Во-первых, помогает добровольцами, но инициатива это не государственная, а частная. Много добровольцев принадлежат к страйкбольной среде – это такая игра типа «Зарницы», которой часто увлекаются ветераны боевых действий:
- Среди страйкболистов старой школы – а Стрелков был одним из основателей страйкбола в России – есть довольно много бывших военных, служивших в элитных частях. Сейчас, конечно, их доля невелика, страйкбол стал развлечением для офисных менеджеров, которым просто хочется пострелять и снять стресс. Доходит до смешного: идет игра, стрельба вокруг, а они «селфи» на фоне танка делают, вояки, - рассказывает мне Алексей, страйкболист со стажем, хорошо знавший Стрелкова-Гиркина. - Вообще, среди моих знакомых были те, кто выражал желание поехать в Донецк добровольцем… Процентов десять, наверное. Те, кому нечего терять: проблемы с работой, проблемы в личной жизни. Тогда почему бы не повоевать? <…>
Александр (имя изменено) ездил добровольцем в Сербию и хочет ехать в Донецк. Его биография перекликается с биографией Стрелкова: служил в вооруженных силах, играет в страйкбол. Сейчас у него есть небольшой бизнес, но это его не останавливает.
- Таких добровольцев на самом деле все-таки единицы. В Сербию ехали массово, в том числе реконструкторы, байкеры… Тогда другое время все-таки было, людям было меньше что терять. Сейчас едут единицы, а кто едет – едет тихо, потому что у нас в Уголовном кодексе есть статья «наемничество».

Второй тип помощи – сбор вещей и медикаментов, он тоже не согласован с мэрией:
Собирают гуманитарную помощь в Донецк и в офисе Национал-Демократической партии России. Руководитель ее московского отделения Всеволод Радченко легко согласился устроить мне небольшую экскурсию.
- Одна женщина пришла, принесла шампунь и два куска мыла. На большее денег не хватило. Есть и те, кто приносит деньги, но мы в этом случае даем список медикаментов и просим сходить в близлежащую аптеку и купить все самостоятельно, чтобы не возникало к нам недоверия, - рассказывает Всеволод.
Кроме медикаментов в офисе возвышаются коробки с непортящимися продуктами, в холодильнике лежит инсулин.
Скоро из Владивостока через всю страну пойдет рефрижератор, который заберет гуманитарную помощь в разных городах России и уйдет на трассу «Дон», рассказывает Всеволод.
Далее маршрут отработан: через границу до Луганска, где грузовик встретят местные и по специальному «коридору» сами уже переправят все в Донецк. «Коридоры» возникают каждый раз неожиданно, этот вопрос решает местная самооборона, добавляет Всеволод.

В «Коммерсант-Власть» - большой репортаж Ильи Барабанова из района военных действий. Он отмечает, что блокпосты постепенно перемещаются с окраин Донецка в город, что вызывает недовольство местных жителей. Примечательный монолог:
— Я, конечно, против бандеровцев. У меня мама из Ровно, когда война началась, дядя ушел на фронт и до 1945-го воевал. А в 1946-м пришли лесные братья и убили дядю,— рассказывает пенсионерка из Константиновки.— Поэтому еще в апреле я поддерживала наших ребят, 11 мая ходила на референдум и всех соседей звала на участки, надеялась на Донецкую республику. Только потом пришли автоматчики и поставили блокпост между моим домом и газораспределительной станцией. Мы всем подъездом к ним ходили и просили: "Передвиньтесь хоть на несколько метров, ведь придет национальная гвардия, и на воздух все вместе взлетим". А они нам отвечают: "Вы с этой станцией — наша лучшая защита от национальной гвардии". И что-то сомневаться я начинаю в этих защитниках.

В «Донецкой народной республике» имеется собственное НКВД: В один из дней как раз на патрулируемом активистами отрезке улицы Артема мы с фотографом Петром Шеломовским писали заметку в "Коммерсантъ" об участии высокопоставленного функционера "Правого сектора" Андрея Денисенко в стрельбе в Красноармейске. Двое человек тогда погибли, один получил ранение. Кому-то из соседей послышалось что-то не то, через пять минут у веранды летнего кафе затормозили две машины, из них выскочило несколько автоматчиков:
— Кому из вас Дмитрий Ярош не заплатил?
Обычно в случае какого-либо недопонимания вопрос решало наличие российского паспорта и аккредитации ДНР, которую журналистам выдают в здании обладминистрации. Но в этот раз обвинения были слишком серьезными: сотрудничество с "Правым сектором". Бойцы отобрали документы, телефоны, айпад, погрузили нас в машину и доставили в ту же обладминистрацию. Лифты здесь давно сломаны, так что на десятый этаж под конвоем подниматься надо по лестнице.
— Руки в карманах не держать. По сторонам не смотреть, — у каждого человека с автоматом свои представления о том, как должен вести себя пленный.
На одном из кабинетов на десятом этаже вывеска "НКВД".
— Правосеки? С Ярошем сотрудничаете? — Главный, которому нас передали, задавать вопросы и слушать объяснения не любит. Сначала несколько ударов в корпус, голову и ниже пояса, потом досмотр вещей.— Показывайте свои фотографии и тексты.
Решить проблему помогает звонок в московскую редакцию. Убедившись, что перед ними и правда московские журналисты, охранники сразу становятся дружелюбнее: "Не обижайтесь, время такое".
Те, кому везет меньше, оказываются в подвале. Точное количество узников донецких и славянских подвалов остается неизвестным, но называются цифры от 100 до 250 человек.

И дополнение к этому месту в фб Ильи Барабанова: И еще деталь к сегодняшнему тексту про Донбасс во "Власти". Знаменитый киселевский сюжет, над которым поработали нимфы, вставив туда старую съемку из Кабарды, сейчас с Ютюба почему-то потерли. Сразу же после этой вставки там шел еще комментарий от якобы дезертира из украинской армии, "контрактника из харьковской моторизированной бригады". Сейчас я нашел его же синхрон в другом сюжете "России-1", в кадре он с 2:37. Так вот за несколько дней до выхода и этого сюжета, и киселевского шедевра этот самый пацанчик задерживал нас с Петей Шеломовским на веранде кафе на улице Артема и конвоировал в "НКВД". Тогда он был просто местным пацанчиком с автоматом, которым он считал нужным во всех подряд тыкать, а для "России" превратился в дезертировавшего из Харькова контрактника.
Масштаб работы нимф на главных каналах страны, конечно, поражает.

Вот телесюжет, о котором идет речь:


Меж тем, как сообщает «Кашин», на минувшей неделе «Правый сектор» обошел по популярности на российском телевидении «Единую Россию» - он упоминался почти 21 тысячу раз, тогда как ЕР – всего 18 тысяч.

На сайте openleft – диалог Кирилла Медведева и Олега Журавлева о позиции ученого в событиях последних месяцев. Собеседники пытаются выработать некий этический кодекс, который следует соблюдать, чтобы обсуждать события на Украине непредвзято, но в то же время и ангажированно: Когда либеральный активист пишет, что левые поддержали российскую интервенцию, а левый активист пишет, что либералы радуются обгоревшим трупам в Одессе, то хочется предложить всем какую-то конвенцию интеллектуального достоинства что ли. В ней могло бы быть несколько элементарных пунктов — не постить непроверенные ссылки, как бы они ни подтверждали вашу позицию, не употреблять в пропагандистских целях обобщенные политические обозначения, не использовать такие слова, как, например, «титушки», «ватники», «бандеровцы», за которыми не стоит ничего кроме социальной ненависти или пропагандистских технологий. В общем, не делать работу за путинских пропагандистов и, кстати, за украинских, которые стараются от них не отставать.
Причем такая конвенция нужна вовсе не для того, чтобы затушевывать реальные политические разногласия, а наоборот, чтобы прояснять их. Во время протестов 2012 года левым, пытавшимся выдвигать социальные лозунги, часто говорили, что мол, мы стоим тут не за политические разногласия, а за общий здравый смысл. Прошло время и этот деполитизированный «здравый смысл» превратился в пропагандистскую грызню по поводу Украины, разорвавшую как многие группы изнутри, так и оппозиционное движение в целом.
Это случилось в огромной степени потому что разные части оппозиции с особым энтузиазмом стали пользоваться риторическими орудиями власти. Для тех, чья ставка — вскочить во власть на том или ином ее (либеральном, лево-популистском или национально-имперском) зигзаге, это нормальная тактика. Для тех же, кто хочет полного замещения коррумпированной, убитой (или просто не существовавшей) публичной сферы новой нужно понять, что пытаться перепропагандировать власть ее способами — против нее самой или против конкурирующего крыла оппозиции — это саморазрушительное занятие.

Ну а война продолжается, в реальности – и в сети:

Игорь Щедрин на сайте «Петр и Мазепа» выдает рекомендации по поводу развития экономики Донбасса, когда война кончится. Экономическая необходимость обусловливает в итоге политическую: На сегодня в пространстве решений пока есть 3 выхода из АТО: Донецкая область возвращается в Украину, Донецкая область отходит к России, Донецкая область становится Приднестровьем. С экономической точки зрения все три выхода выглядят одинаково проблемными.
Для начала разберем экономический выход, который предлагает ДНР: полное отделение от Украины и присоединение к России в качестве субъекта федерации. К сожалению, этот выход не только не решает проблем, но создает новые.
Рассуждения о том, что Донецкая область заточена на экономическое сотрудничество с Россией, не лишены смысла: это действительно так. Однако авторы этих рассуждений упускают один аспект: в еще большей степени Донбасс ориентирован на экономическое сотрудничество с Украиной. Металлургия Донецкой области – один из важнейших наполнителей бюджета, если не сказать самый важный – строится на простой схеме: руда Кривбасса плюс донецкий уголь. При этом донецкого угля становится все меньше, а добывать его – все дороже. <…>
Cценарий ДНР не сулит Донбассу ничего, кроме катастрофического всплеска безработицы с последующей болезненной переквалификацией донецких шахтеров в ростовских каменщиков, якутских золотодобытчиков, тюменских электриков.
На этом разбор сценария ДНР можно прекратить. Но что же вместо этого предлагает украинское правительство? Ничего, кроме «Нам надо решать проблему Донецка, и это очень сложно» от украинских политиков услышать пока не довелось. И это понятно. Единого экономического решения «проблемы Донбасса» не существует и не может существовать, потому что у Донбасса не одна, а две глобальные проблемы.
Первая, существовавшая давно: дотационность шахтной разработки залежей угля.
Вторая проблема не менее масштабна: это постепенное ухудшение экономического партнерства с Россией. Все 23 года независимости в силу ряда причин Россия постоянно искала замену всему украинскому, стараясь обойтись собственными ресурсами. В последнее время этот процесс, учитывая холодную войну между странами, пошел лавинообразно.
Решить обе эти проблемы одновременно – Украине не под силу. Даже с помощью Евросоюза. Значит, надо решать одну, а потом приниматься за другую.
Именно поэтому для решения проблем Донбасса нужно найти с Россией компромисс и зафиксировать на ближайшие годы (а то и десятилетия) внеблоковый, безъядерный, нейтральный статус Украины – в обмен на гарантии со стороны России о сохранении экономического сотрудничества по наиболее важным для Востока Украины направлениям. Закрепляя такой статус, например, на 10 лет, мы все равно ничего не теряем, потому что это обещание не совершать невозможного. Даже самые еврооптимистические кролики все равно вынуждены признавать, что ни членство в НАТО, ни в ЕС нам еще много лет не светит ни в каком виде.

Ну а пока Игорь Щедрин рассуждает о мирном внеблоковом будущем, твиттер продолжает обсуждать кондиционер на здании Луганской областной администрации:
15:36 2.6.2014
Ольга Серебряная
Путин, ловушка сознания и сильный запах нафталина

Весть об отречении короля Испании от престола в России встретили с надеждой:

На «Слоне» - интересное интервью Лолы Тогаевой с главой «Левада-центра» Львом Гудковым о том, как менялось отношение россиян к Путину: Пик массовой поддержки Путина пришелся на август 2008 года. Это был момент всплеска «патриотических» настроений, вызванного войной с Грузией и антигрузинской пропагандой. Уже тогда были апробированы те приемы провоцирования насилия, риторика негативной мобилизации и оправдания применения военной силы Россией для защиты «своих» («фашистский режим Саакашвили», «геноцид», заговор против России, угроза «расширения НАТО» и пр.), которые в полной мере используются в нынешней войне с Украиной. Но практически сразу же после этого, уже осенью того же года, разразился финансово-экономический кризис, и рейтинг Путина пополз вниз. Перспективу возвращения его в президентское кресло многие россияне, особенно более образованные горожане, восприняли с явным возмущением. <…>
Недовольство или разочарование Путиным можно свести к двум типам: первая группа причин характерна для более образованных и обеспеченных россиян, относящих себя к «среднему классу», чье благополучие связано с рыночной экономикой, правовыми институтами: здесь ясно понимание эволюционного тупика, в который неизбежно заводит страну авторитарное правление, перспектива национальной деградации, не сейчас, но и не в слишком отдаленном будущем. Средний класс насторожено относился к возвращению Путина, и, когда стало ясно, что он возвращается, поднялась волна эмигрантских настроений – они охватили половину среднего класса. Каждый второй образованный и успешный в материальном плане молодой горожанин (в крупных городах) стал задумываться об отъезде. Люди осознавали несовместимость своего благополучия и перспектив и тоталитарного режима. Но сегодня и среди них можно говорить о поддержке крымской политики Путина или о реанимации имперских комплексов.
Второй тип причин для недовольства характерен для социально слабых групп, государственно зависимых групп населения, в первую очередь – жителей бедной и депрессивной провинции, пенсионеров, работников госсектора, сельского населения. Здесь недовольство связано не с блокированием институциональных реформ, а с отказом государства от выполнения социальных обязательств и обещаний. Это недовольство выражается как аморфное раздражение или экономические претензии к власти. <…>
Внешняя политика – область символической представленности России в ряду других стран, декларации силы, угрозы всем другим, а не реальных успехов страны, все равно – экономических или технологических достижений. Когда мы спрашиваем у населения, в каких областях Путин добился успехов, а в каких нет, то ответы обычно сводятся к следующему: его успехи в экономике, в борьбе с преступностью, с терроризмом и т.п. оцениваются как весьма скромные, жизненный уровень населения если и повысился, то не в той мере, в какой от него ждали, коррупция растет, социальные проблемы: здравоохранение, образование, транспортная или коммунальная инфраструктура – пребывают в состоянии деградации. Но есть одна сфера его деятельности, которая всеми, включая и его политических оппонентов, признается как очень успешная: это область международных отношений. Считается, что он восстановил уважение к России на Западе, что Россия теперь такой же партнер самых развитых государств, что и другие члены G7. Населением это оценивается очень высоко.

Понятию «среднего класса», который, по словам Льва Гудкова, особенно недоволен затянувшимся президентством Путина, посвящена статья Екатерины Добрыниной в «Российской газете». Автор излагает основные положения исследования о положении среднего класса, проведенного Институтом социологии РАН. Во-первых, в докладе утверждается, что средний класс в России имеется (хотя и с минимальным запасом прочности), а во-вторых говорится, что он действительно недоволен:
Социологи зафиксировали очень неприятную вещь. За 10 лет втрое упало число россиян, которые смогли найти за три последних года новую, более подходящую работу. Это в среднем по стране, а в когорте среднего класса все еще хуже. Не лучше обстоит дело и с властными полномочиями. Даже те, кто занимает руководящие позиции, очень часто говорят, что от них на работе "ничего не зависит" и они ощущают себя "винтиками" или "пешками". Для сравнения: в 2003 году 44% руководителей отмечали, что могут влиять на принятие решение в рамках всего предприятия, сейчас что-то может изменить лишь треть (33%). А 17% начальников уверены, что от них на работе вообще ничего не зависит. Возможность влиять на что-либо в ходе своей работы вдвое сильнее снизилась среди руководящих кадров, нежели у их подчиненных. Но быть "винтиком" для человека энергичного, способного и полного сил смерти подобно. Ядро среднего класса - тот самый "мотор", который призван вытягивать реформы. В данном случае он снижает обороты и глохнет. Кстати, на этом фоне проявляется еще один кажущийся парадокс. "Середняки" стали гораздо реже конфликтовать как с собственниками предприятий, так и с наемными работниками - подчиненными. Люди перестают "болеть за дело" и, как сами же говорят, "тупо зарабатывают деньги".
любит ли вообще средний класс Родину? Как и большинство граждан - да! Разве что без фанатизма и крайностей. Свою страну эти люди хотят видеть "обществом модерна" - они выступают за равенство возможностей, а не за уравниловку в доходах; инициативу и предприимчивость ставят выше верности традициям; вдвое чаще готовы выделяться из общей массы, чем "быть как все". Чем представители среднего класса моложе, тем чаще они говорят, что каждый человек сам кузнец своего счастья, и уверены, что смогут сами, без помощи государства обеспечить себя и свою семью. Свобода - то, без чего жизнь для них теряет смысл, а материальные блага стоят на втором месте. Но вот увязывают свободу с политическими правами человека 31%, а с возможностью "быть самому себе хозяином" - 69%, и это красноречиво.
Средний класс намного чаще, чем остальное население, планирует свою судьбу на 5-10 лет вперед. А говоря о судьбах Родины, лишь треть полагает, что наша страна должна жить по тем же правилам, что и современные западные государства. 67% убеждены, что Россия - особая цивилизация, и путь у нее свой, на других не похожий.

Иван Преображенский: Очень интересный идеологический конструкт. Мы в Мастерской будущего два года этот средний класс обсуждали, поэтому все допущения и притягивания за уши, которые Институт социологии произвел, видны невооруженным глазом. Это же базовое обоснование, чтобы доказать наличие стабильной основы "подавляющего большинства", которая придерживается новых ценностей, продаваемых нам за консервативные.

Мария Снеговая в «Ведомостях» объясняет неуклонно растущую поддержку Путина средствами социальной психологии: Ученых давно интересуют психологические механизмы поддержки власти. Еще в 1950-60-е гг. психолог Милтон Рокич выявил два базовых типа восприятия действительности, которые он описал в книге «Открытый и закрытый разум» (The Open and Closed Mind, 1960). Ученый определил набор характеристик, отличающих «закрытый» тип сознания: сознания, склонного к догматизму и беспрекословному подчинению авторитетам. Главным отличием догматиков оказалась «неспособность отделять содержание информации от источника этой информации и оценивать их по отдельности». Иными словами, при оценке и анализе информации догматики охотно опираются на авторитеты и неохотно подвергают авторитеты сомнению.
В роли авторитета не обязательно выступает некое лицо. Эту роль могут играть и ранее усвоенные идеи и установки. <…> Новая информация воспринимается нами лишь тогда, когда не угрожает нашим политическим взглядам или целостности нашего мировоззрения. Это ловушка сознания: нам трудно отказаться от идей (пусть и ложных), которые лежат в основе нашего мировоззрения. Грем Робертсон показывает, что восприятие фальсификаций в авторитарных системах сильно зависит от отношения опрошенных к режиму. Те россияне, которые голосовали за оппозиционных кандидатов, считали уровень нарушений на думских выборах 2011 г. более высоким, чем те, кто голосовал за провластных кандидатов.
Однако, по Робертсону, в авторитарных системах ситуация усугубляется тем, что правдивая информация о режиме не находится в открытом доступе (основные СМИ контролируются властью). Чтобы ее найти, нужно прилагать усилия. Граждане, которые охотнее ищут дискредитирующую режим информацию, — это люди, которые уже изначально негативно настроены к режиму. И наоборот, сторонники режима не склонны заниматься поисками компрометирующей режим информации. Более того, негативные факты, доведенные до сведения сторонников режима, как правило, ими не усваиваются и не меняют их взглядов.
Выводы довольно пессимистичны. Во-первых, в силу особенностей нашего сознания наличие независимых СМИ и интернета само по себе не решает проблемы. Люди лучше воспринимают те сведения, которые не составляют угрозы их мировоззрению, и отфильтровывают все остальные. Во-вторых, подобные ментальные ловушки сознания ведут ко все большей поляризации общества. Оппонентам режима трудно найти общий язык с его сторонниками, поскольку две эти группы буквально живут в разных ментальных мирах.

Соответственно, в ментальную ловушку могут попадать не только индивиды, но и страны. Тогда начинается особый путь, импортозамещающая экономика, порицание национал-предателей и государственная поддержка движений Кургиняна и Проханова, например.

Вот смешное про давление на национал-предателей:


О некогда маргинальных сообществах российских правых радикалов пишет в журнале «Неприкосновенный запас» историк Андреас Умланд. Он разбирает относительно хорошо известную деятельность Дугина, Кургиняна и Проханова, а потом рассказывает любопытное про «концептуальный клуб» Гейдара Джемаля: Пожалуй, самая поразительная организация в крайне правой интеллектуальной среде – это небольшая группа, которая была основана 22 сентября 2011 года и называется Концептуальный клуб «ФлорианГейер». Руководимый исламистом и откровенно антизападным активистом Гейдаром Джемалем, этот клуб использует имя исторической фигуры времен германской Крестьянской войны XVI века. Историческая личность Гейера не известна в России и не знакома даже многим немцам. Однако имя ФлорианГейер («Florian Geyer») хорошо известно среди экспертов по новейшей истории Европы как название 8-й кавалерийской дивизии СС, задействованной «третьим рейхом» на Восточном фронте в 1943–1944 годах.
Джемаль, Дугин и Шевченко, основатели клуба «ФлорианГейер», утверждают, что ссылаются в названии своего клуба на рыцаря Крестьянской войны, а не на дивизию СС. Однако прошлое, в частности, Дугина указывает на то, что основатели клуба скорее всего были знакомы с использованием этого имени в «третьем рейхе» и возможное двоякое истолкование этой референции было с самого начала осознано ими. Удивительно, что в организованных клубом «круглых столах» – наряду с несколькими праворадикалами – принимали участие и некоторые известные российские интеллектуалы, которые не вписываются в этот контекст: историк Игорь Чубайс, юрист Марк Фейгин, социолог Борис Кагарлицкий. Стоит также отметить, что на заседаниях клуба выступали и антиамериканские активисты из-за рубежа, включая знаменитого итальянского «традиционалиста» Клаудио Мутти.

Что делать в ситуации ментальной ловушки недовольному среднему классу? Лев Гудков на «Слоне» говорит о популярности идеи эмиграции в последние несколько лет: Средний класс насторожено относился к возвращению Путина, и, когда стало ясно, что он возвращается, поднялась волна эмигрантских настроений – они охватили половину среднего класса. Каждый второй образованный и успешный в материальном плане молодой горожанин (в крупных городах) стал задумываться об отъезде. Люди осознавали несовместимость своего благополучия и перспектив и тоталитарного режима. Но сегодня и среди них можно говорить о поддержке крымской политики Путина или о реанимации имперских комплексов. <…> Сейчас эмиграционные настроения заметно ниже, чем они были в 2011–2012 годах. Сегодня 15–16 процентов россиян хотели бы уехать из страны (в 2011–2012 годах думали об этом 22%).

Тем не менее, идея витает в воздухе – об этом свидетельствует огромная популярность материала Андрея Лошака на «Кольте» о новых отъезжающих. Вот типичный довод за: Самое интересное, что сегодня происходит с человечеством, — это не Болотная площадь, не Крым и не произвол в судах (да простят меня мои неравнодушные коллеги). Это достижения в нанотехнологиях, биоинженерии, hi-tech. На фоне этой революции все законопроекты мизулиных и милоновых — это просто дремучая навозная возня, на которую я лично не хочу тратить свою жизнь. Все это потонет в мировой истории очень быстро, как потонул СССР.
Это я о себе. Но у меня есть еще и дети. И они-то точно не должны учиться по единым учебникам истории и шагать строем на первомайский парад, когда их сверстники в США и Великобритании ходят на компьютерные курсы, создают свои первые мультфильмы, читают незапрещенные книги про то, как взрослеет их тело. И мне страшно представить, на что будет похоже российское образование через 10 лет. Образование и возможность свободного саморазвития — наверное, главная причина моего желания уехать.

Интервью Анны Матвеевой с художником Андреем Устиновым, который учился и сейчас работает в Германии – тоже о российской дремучести. Но не о дремучести мизулиных и милоновых, а о дремучести многочисленных респондентов Андрея Лошака:
Анна Матвеева: Итак, ты — эмигрант?
Андрей Устинов: Ой, нет. Нет такого слова. Когда меня называют «русским художником, живущим в Германии», я никак не могу с этим согласиться, такая формулировка режет ухо. Художник нигде никогда не определяется гражданством или этническим происхождением. И попытки представить художника или искусство по географическому или этническому признаку должны восприниматься либо как неудачные, либо как просто оскорбительные.
Я десять лет живу в мультикультурной среде, общаюсь с художниками со всего мира, которые говорят на самых разных языках — на немецком они все говорят с ошибками, на английском все говорят с ошибками, — и это естественная культурная среда современного художника, одинаковая и здесь, в Кельне, и в Берлине, и в Лондоне, и в Нью-Йорке. Само мышление невероятно архаично, если в нем существует фраза «Художник уезжает из России» или слово «эмиграция» — слово из XIX века. Сегодня никто никуда не «уезжает».
Сегодня нельзя уехать из одной страны в другую. Можно жить, можно быть резидентом того или иного государства в какой-то момент времени, когда в этом есть смысл, когда, например, художник здесь учится, или работает над каким-то проектом, или у него семейные обстоятельства. Но сам мифологический сюжет «Русский художник эмигрирует в Европу» — для меня это так пахнет нафталином! Это же нелепо.

Но надо признать, что Андрей Устинов все-таки немного отвык от отечественных реалий:
14:13 2.6.2014
Ольга Серебряная
Климатическое оружие США, геноцид Голодец и антитабачный фашизм

Бессмысленный вопрос. Правильно задавать вопросы надо учиться у депутата Сидякина:

Вот только кто его применяет, это оружие? Правильный ответ, конечно, что США – во всяком случае, депутат Мосгордумы пяти созывов Людмила Стебенкова не сомневается, что все беды от США:

Но почему бы не предположить, что климатическое оружие применяет Китай? Чисто территориально ему сподручнее. О «близости» России и Китая пишет Альфред Кох: Назовите мне хоть одного китайского певца, на концерт которого вы ходили? Композитора, музыку которого вы слушаете? Писателя, книги которого стоят у вас на книжной полке, зачитанные до дыр? Фильмы, которые вы без конца смотрите? (А, ну да, Брюс Ли - Джеки Чан...)
Может, вы знаете пару слов по-китайски? Или вам известны династии китайских императоров? Может, вы знаете различия между сычуаньской и пекинской кухнями? Или вам известно, в каком городе находится "терракотовое войско"? Может вы знает,е как звалась столица династии Юань? И вообще, откуда взялась эта династия?
Вы ничего, ровным счетом ничего не знаете про Китай. Про "опиумные" войны и про боксерские восстания, про аренду Порт-Артура и про КВЖД. Про манчжурскую династию и Манчжоу-Го.... Впрочем, нет, тут Бернардо Бертолуччи вам помог, ведь он снял "Последнего императора"...
Вы вообще не знаете, что такое "Великий поход" Мао Дзе Дуна и кто такой Чан Кай Ши. Кто такой Чжоу Энь Лай и как он взаимодействовал с Председателем Мао. Как китайцы пережили "культурную революцию" и "большой скачок", кто такой Хуа Го Фэн и что такое "банда четырех"...
Вы ничего не знаете про Китай.
Зато вы знаете, кто такие Боб Дилан и Джим Моррисон, Стиви Уандер и Макл Джексон. Вы знаете, кто такие Шакил О Нил и Майкл Джордан. Вы читали Хэмингуэя и Фолкнера. Вы слушали Гершвина. Вы смотрели Стивена Спилберга. Вы знаете про "великую американскую мечту", про "Макдональс", про "Форд", про их гражданскую войну, про рабство негров и их борьбу за свои права, вы знаете, что они были наши союзники и что они были английской колонией, но победили в войне за независимость.
Вы знаете, что там, в Америке жили наши Рахманинов и Сикорский, Зворыкин и Набоков, Бродский и Довлатов, Ростропович и Вишневская. Даже и сейчас там живет огромное количество наших людей, составляющих нашу славу. Хоть бы тот же Барышников... <…>
И вот эти самые мы, мы, такие как мы есть, готовы ненавидеть Америку и любить Китай? Мы готовы упасть к нему в объятия? А не сошли ли мы с ума?

Дополнительных подтверждений того, что как минимум часть россиян сошла с ума, в течение выходных было множество. Но заявление Ольги Голодец произвело, похоже, наибольшее впечатление. Вице-премьер призвала Минздрав отслеживать работу благотворительных фондов по сбору денег для лечения пациентов за рубежом: Мы построили свою медицину, мы говорим уверено, что практически вся высокотехнологичная помощь сегодня может быть оказана в РФ. Мы знаем, что часто по результатам она оказывается на уровне выше европейского. Надо привлекать общественность, сделайте "круглые столы", проведите серию разъяснительных работ на эту тему вместе с фондами. Сейчас нужно вести сторонний мониторинг, с кого собирают деньги, и кто из врачей дает заключение.

Юрий Бейлин: Врет и не краснеет. Она бы в фонд Адвита например обратилась и ей бы рассказали какую технологичную и бесплатную помощь могут оказать. Пусть она своих родных такой помощью лечит

Олег Гранников: В ответ на это надо лишь брать трёх первых попавшихся детей, которым кто-либо собирает деньги на лечение, и привозить их на пресс-конференцию с конкретными отказами и документами, где говорить, что Скворцова лжёт и ВОТ ЭТИМ детям было отказано в профессиональном лечении. Всё остальное - чушь и вода-вода, увы и ах.

Но самой распространенной реакцией была примерно такая:

Евгения Вежлян: Голодец садистка? Это чтобы что? Я не могу объяснить это рационально.
В нашей стране если человек заболел - то все, никто и никак не будет лечить. Ни за так, ни за деньги. Вижу примеры. А лекарства - такое чувство - все как одно поддельные (кроме, наверное, анальгина). Даже зубная паста.
Ведь это же геноцид.

Геноцид становится столь же популярным словом, как и фашизм. Тем более, что в воскресенье фейсбук приветствовал очередное его проявление – вступление в силу закона, ограничивающего курение. Комментарии тоже получились гиперболические.

Станислав Яковлев: Я вот все жду, когда в ресторанах и барах бухать наконец запретят.
Потому что от бухла плохой запах, пьяные вдобавок асоциальны, ну и любую антинаучную ***ню про "пассивный алкоголизм" всегда можно придумать.
А потом, логически, запретили бы и жрать. От жратвы ожирение, от ожирения инфаркты и опять-таки повышенное потоотделение, то есть все те же неприятные запахи. Ну и пассивное это самое, когда видишь, что человек чего-то жрет, тебе ведь тоже жрать хочется, а это совершенно недопустимо в нашем дивном новом мире.
А потом конечно надо в принципе весь бизнес запретить, особенно малый и средний. Потому что хоть деньги и не пахнут, от них все зло в этом мире, как известно. Ну и про пассивное обогащение важно сказать, когда видишь чужие деньги, от этого сразу зависть, а зависть смертный грех, а мы все-таки православное государство.

Александр Морозов: с 1 июня курить и выражаться нельзя, запрещено. а беспорядочный секс и пьянство пока вроде бы разрешены.
но может быть и это к 1 сентября запретят.
если все это получится, то мы сможем смело бросить в лицо остальному миру упрек в безнравственности...

Татьяна Н. Толстая: В связи с запретом курения табаку не предполагается ли переименовать Курилы?

Марианна Гейде: Если вас заставляют выбирать между курением и чем бы то ни было выбирайте курение. Не оттого чтобы курение было так приятно и полезно, просто те, кто завтра намереваются отрезать вам яйца, всегда начинают именно с этого.

В фб начался флешмоб в пользу курения: курящие пользователи меняли обычные юзерпики на юзерпики с сигаретами, а «Кольта» опубликовала подборку фотографий знаменитых писателей, которые курили в процессе работы. Складывалось впечатление, что сейчас в России любой запрет или ограничение воспринимается как очередной апокалипсис. Кажется, если завтра отдельным законом запретят пить «Агдам», интеллигенцию охватит такое же возмущение.

Почему это выглядит нелепо, объясняет Ян Левченко: У закона, ограничивающего курение, есть важная символическая сторона. Дело в том, что курение — это бытовая практика уходящей цивилизации. Она сопрягается с ее уходящими образами. Вроде мачо в темных очках с печаткой и в ковбойских сапогах. Вроде подчеркнуто дорогой машины, драгоценностей на теле, меховой и кожаной одежды. Такая повседневность — уже ретростиль. <>
Когда-то мы не умели пользоваться банковскими картами. Совсем. Да и сейчас в России большинство людей подходят к банкомату с опаской, снимают сразу все деньги и распихивают их по карманам. Но когда-то банкоматов не было как таковых. И это при том, что забирать деньги в раскаленном от хамства окне бухгалтерии было не опасно, разве что вредно для нервов.
Когда-то мы думали, что вкусные сосиски — праздник на столе, по крайней мере под конец недели что-то удалось достать. Теперь это фастфуд, кулинарный трэш, в лучшем случае — объект иронической ностальгии.
Мы привыкли к новым стандартам жизни незаметно. Точно так же отвыкнем курить — как отвыкли и задышали европейские города. <…>
Идейный курильщик непременно найдет аргументы в пользу того, что всемирный тренд по ограничению потребления табака ничего не принес прогрессивному человечеству. То в Северной Европе количество онкологических заболеваний не снизилось, вопреки ожиданиям. То жители Вены не упускают случая подметить, что в их старорежимном городе большинство заведений — курящие, и это повод для локальной европейской гордости.
Еще вариант: как бы ни было вредно курение, это выбор индивида, его личная свобода, которая в советские времена была основным мифом, а после распада СССР определила специфику индивидуалистической революции в России. Все это материи преходящие, зыбкие, значащие лишь то, что курильщик не хочет а) ограничивать себя в удовольствиях и б) учитывать других. В русском обыденном языке, для которого сейчас актуальны такие новации, как «толераст» и «гейропа», это все еще называется «прогибаться».
Крепкий алкоголь, бывший спутником уважающих себя киногероев до последней четверти XX века, окончательно вытеснен в сферу культового потребления.
Жирное мясо можно есть поздним вечером, но в этом есть нарочитый маргинализм.
Именно поэтому ругать антитабачный закон — по-своему мило, консервативно, безусловно, мужественно. Точно так же, как проклинать мир, который катится в преисподнюю, так как в нем больше не уважают силу, слушают каких-то умников, зачем-то дают волю бабам и далее по тексту. Это последовательная позиция, чья нелепость не лишает ее права на существование.

Увы, но последовательно проведенная позиция в защиту курения – большая редкость. Чаще всего бывает так:

Сам курю, но осуждаю. Плюс к тому имеются большие сомнения, что закон будет выполняться. Татьяна Алешичева: Я не поняла - что, и в кафе "Маяк" курить перестанут с перепугу? (в нашем на улице Маяковского который) Не верю. Во всяком случае, мне сложно представить, что там кто-то из завсегдатаев подорвется жаловаться в инстанции, что, как пела Марина Влади, "так дымно, что в зеркале нет отраженья, и даже напротив не видно лица". А из залетных клиентов - тем более.

То есть вместо движения к новым стандартам получится обыкновенное ханжество. Леонид Кроль – примерно об этом: По поводу курения и других многочисленных запретов и правил "как надо" (запрет на усыновление иностранцами, кампания про геев, ненормативной лексика и проч. "низзя"). Помимо частных "самых честных правил", на лицо общая тенденция: убрать меньшинства, подчинить "строю" и норме искусственно сконструированного большинства. Вся эта чистка рядов весьма узнаваема, в исторических контекстах. Когда конструкт, помимо неизбежной "идеологии власти" (ведущего дискурса), стремится еще и подмять "младших братьев" и все "второстепенное" это всего лишь приводит к росту неискренности и лицемерия, подавлению чувств и псевдосплочению. А это -сугубо временно, бесперспективно и с явной далее отдачей оглоблей по голове (субъектам властного дискурса). Все кто работает с малыми группами (а по этим законам функционируют и большие) хорошо знают, что если развитие запускается и идет -то всегда от стадии псевдосплочения, через диверсификацию (когда "прорастает разное", борьба эмоций и выход на поверхность многих раздражений) - к "стадии мозгового штурма" и подлинного сплочения (союза меньшинств и нахождения нового "объема" взаимодействия, когда "плоскость" (где всем места не хватает) перестает быть местом столкновения. То есть сейчас, исторически - дело опять идет к культу молодости, силы, "комсомольцы вперед", "кто не с нами -против нас, потому что мы самые прогрессивные". И эти "наведенные иллюзии" в который раз запускают тараканьи бега, обман пущенных лифтов "нового лидерства" и весь этот никуда не ведущий бедлам "мы наш мы новый мир построим". А очевидная глупость, регресс, и тупиковый новый круг, многократно пройденный, заставляет еще больше от этого отворачиваться и дает "радостно определившееся большинство". Не ужели не образуется исторический иммунитет против подобной близорукости и глупости? И навязываемая идеология, своим примитивом, в который раз побеждает очевидность? "Победа материализма приводит к исчезновению многих материй"

Вот еще один тупиковый новый круг. Александр Сокуров на открытии «Кинотавра» попросил Путина освободить политзаключенных. Вот в какой форме: Сколько людей лишены свободы в нашей стране! Кто-то грешен перед людьми и Богом, кто-то имеет свое представление о том, какой должна быть наша страна, и это не совпадает с представлениями государственных органов... Всегда были, есть и будут люди, которые будут отстаивать интересы демократии в нашей стране, которая сейчас нездорова. Была бы моя воля, я бы обратился к президенту и сказал: господин президент, отпустите их всех на волю!

Не понятно, куда же делась воля, чтобы обратиться к президенту.

Павел Соболев: Призыв к Путину отпустить заключенных выглядит не вполне логически завершенным без рекомендации сесть самому

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG