Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Литературная премия "Инспектор НОС", в длинный список которой вошли 33 сочинения авторов постсоветского детектива, присуждена Маргарите Хемлин

Литературная премия "Инспектор НОС", в длинный список которой вошли 33 сочинения авторов постсоветского детектива, присуждена Маргарите Хемлин. По мнению членов жюри, экспертов и общественности, принявшей участие в голосовании, именно роман "Дознаватель" отвечает трем главным условиям, выдвинутым в качестве критерия оценки: захватывающая интрига, убедительный герой и принадлежность к большой литературе.

Правда, прежде чем члены жюри пришли к почти единодушному мнению, между ними и экспертами Дмитрием Кузьминым, Мариной Богородской и Андреем Левкиным возник спор: уместно ли сравнивать сочинения признанных мастеров и малоизвестных авторов. Члены жюри решили, что нет. Поэтому они выбирали из авторов, по деликатному замечанию Максима Кронгауза, находящихся на периферии читательского пространства. Таким образом, главная интрига премии "Инспектор НОС" – экспертное сравнение текстов популярных и малоизвестных, была практически сразу разрушена. Борис Акунин получил только один голос, лидировали Арсен Ревазов с единственным детективным романом "Одиночество-12" и Маргарита Хемлин с романом "Дознаватель", который уже входил в лонг-лист премии "Большая книга", шорт-лист премий "Русский Букер" и "НОС" в 2013 году.

Впрочем, одно довольно важное наблюдение было сделано: постсоветский детектив оказался той литературной формой, которая наилучшим образом воспроизводила систему ценностей и реалии описываемых времен. Дмитрий Кузьмин назвал это явление "остаточная форма реалистического письма".
Другое достойное внимания наблюдение, что детективный жанр, судя по списку премии "Инспектор НОС", как и "высокая" литература в России тяготеет к историческому материалу. Например, главный герой романа "Двадцатая рапсодия Листа" – молодой Володя Ульянов. Почему, рассказал один из авторов, скрывающихся под псевдонимом Виталий Данилин:

"Молодой Ленин в ссылке, будучи изгнан из Казанского университета, живет в Кокушкино, где делать ему, по большому счету, нечего. Но там происходят преступления, и он пытается их разгадывать, и разгадывает. У него ведь есть наблюдательность, достаточно острый ум, некая юридическая база, все-таки он в Казанском университете учился какое-то время. Ну, вот мы и выбрали такого персонажа в качестве непрофессионального сыщика и на его придуманных расследованиях построили два романа.

Вторая составляющая – я признаюсь в том, что очень люблю русский язык, и мне не хватает его в современной литературе. Поэтому эти книги сочинялись еще и для того, чтобы продемонстрировать богатейший русский язык, поскольку написаны они в стилистике русской литературы конца 19-го века", – объяснил свое пристрастие к жанру исторического детектива Виталий Данилин.

Как справедливо заметил один из экспертов премии "НОС" Дмитрий Кузьмин, успех детективного романа довольно часто зависит от внешних причин – Александра Маринина была первым отечественным автором в новом для страны жанре, Борис Акунин также заполнил незанятую нишу у привыкших читать классические тексты россиян. Впрочем, к форме детектива писатели обращаются не только ради денег или популярности, как это принято думать. Об этом Радио Свобода рассказал один из номинантов, Сергей Костин:

"Это была попытка избавиться от навязчивых образов. Когда есть навязчивые образы, почти что заболевание такое, то избавиться от них невозможно иначе, как если выложить куда-то вне себя, на бумагу, например. Я пишу романы про шпиона, которым мог бы быть сам… Но, к счастью или к несчастью для себя, я на это не пошел в свое время", – заключил Сергей Костин.

Психотерапевтическое воздействие детектива – как для писателя, так и для читателя, отмечает и автор лучшего, по версии премии "Инспектор НОС", постсоветского детектива Маргарита Хемлин:

"Есть такие темы, на которые можно говорить, после того как многое-многое уже сказано разными замечательными людьми, учеными, историками, только в такой форме, которая развернет эту тему до оцепенения. И "Дознаватель" – это частный пример, частный случай, и чем страшнее, тем интереснее и глубже можно копнуть. Во всяком случает, тебе кажется, что это достаточно глубокое копание, но там такие скелеты, хорошо, если истлевшие совершенно, но иногда и плохо пахнущие.
Знаете, чем больнее, тем интереснее, в конечном итоге, это лечение. Детективы вообще во многом читают для того, чтобы купировать какие-то свои боли. И я думаю, что одна из великих тайн Достоевского в том, что у него всюду детективный сюжет есть. Но Федор Михайлович настолько прекрасен, страшен и ужасен, что рядом с ним употреблять слово "детектив" как-то неловко. Но он убийственный! Поэтому и великий".
XS
SM
MD
LG