Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вышли ростом и легли костями


Останки мамонтенка по имени Люба возрастом 42 тысячи лет

Останки мамонтенка по имени Люба возрастом 42 тысячи лет

В уничтожении древней мегафауны – мамонтов, шерстистых носорогов и саблезубых тигров – виновато не окончание ледникового периода, а копья с каменными наконечниками

Кто виноват в том, что значительная часть так называемой мегафауны – около 200 видов крупных млекопитающих, населявших Землю десятки тысяч лет назад, – вымерли за относительно короткий в исторических масштабах промежуток времени в 100 тысяч лет? У ученых есть две основные гипотезы: это произошло или из-за климатических изменений – потепления, начавшегося после последнего ледникового периода, или по вине активно распространяющегося по планете нового двуногого хищника, Homo Sapiens. Датские исследователи в только что опубликованной в журнале Proceedings of the Royal Society статье утверждают, что нашли убедительные доказательства: мохнатые мамонты, шерстистые носороги и саблезубые тигры вымерли не столько из-за жары, сколько от ударов копий и дротиков.

В течение позднего плейстоцена, эпохи, завершившейся 11,7 тысяч лет назад, фауна планеты лишилась многих видов крупных млекопитающих – такого масштабного вымирания Земля не знала на протяжении миллионов лет. В период от 132 000 до 1000 лет до нашей эры в Северной и Южной Америках исчезли 105 видов животных, имеющих средний вес более 10 килограммов, в Австралии – 26 видов, в Евразии – 37. Меньше всего пострадало биоразнообразие Африки, которая лишилась всего лишь 18 видов крупных животных.

- Весь процесс вымирания можно разделить на три части по географическому признаку, – объясняет ведущий научный сотрудник Института палеонтологии РАН Александр Марков. – Вымирание австралийской мегафауны происходило, судя по всему, раньше всего, примерно 40-50 тысяч лет назад, как раз когда в Австралию пришли первые люди. В Евразии вымирание мамонтов, шерстистых носорогов и других видов произошло несколько позже, в районе 10-15 тысяч лет назад. В обеих Америках почти все крупные животные исчезли примерно 10-12 тысяч лет назад.

Скелет шерстистого носорога

Скелет шерстистого носорога

Поскольку пик вымирания мегафауны совпал с моментом окончания 10-15 тысяч лет назад последнего ледникового периода, есть основания предположить, что в гибели животных виноваты в первую очередь резкие климатические изменения.

- Ледник, покрывавший значительную часть современной Канады, северной Европы и Азии, начал отступать, – рассказывает Марков. – На месте сухих, холодных тундростепей в Евразии стали распространяться тундра и тайга, а эти экосистемы гораздо менее продуктивны и благоприятны для крупных травоядных.

Хотя на первый взгляд наступившее потепление кажется
Любой мамонт себе ногу переломает в два счета и утонет в первом попавшемся болоте
благоприятным фактором для крупных животных, в действительности в преимущественно хвойной тайге травоядному зверю найти пропитание намного сложнее, чем в травянистой, хотя и холодной степи. Там, где в смягчившемся климате начали появляться леса, крупные звери уступили место деревьям. “Тундра еще хуже, – шутит Марков, – болота, камни, любой мамонт себе ногу переломает в два счета и утонет в первом попавшемся болоте”.

Климатическая гипотеза хорошо работает в Евразии, а вот для Австралии, Северной и Южной Америк можно сделать другое предположение: вымирание видов здесь очень точно совпало с еще одним важным событием - появлением на этих континентах первых людей, обладавших в тот момент достаточно развитой культурой, чтобы успешно охотиться на крупного зверя. Спор о том, что именно в глобальном масштабе определило судьбу мегафауны – древние охотники или изменившийся климат, – продолжается уже больше полувека, и теперь группа датских ученых утверждает, что в нем пришло время поставить точку.

Останки мамонта на раскопках в Мексике

Останки мамонта на раскопках в Мексике

Новое исследование отличается особой масштабностью и проработкой деталей: ученые подробно отследили динамику исчезновения видов (с географической точностью порядка границ современных стран) и сравнили эти данные с данными об исторических климатических изменениях и расселении людей. Статистическая оценка показала, что достоверность гипотезы об антропогенных причинах вымирания видов составляет 64 процента, тогда как гипотеза об ответственности климата за исчезновение крупных животных достоверна только на 30 процентов. При этом наименьшая зависимость между распространением Homo Sapiens и вымиранием животных наблюдается в Африке южнее Сахары – на родине человечества (здесь в принципе вымерло меньше всего видов животных), а наибольшая – в Австралии и обеих Америках, куда человек впервые прибыл в уже более-менее современном своем виде.

Александр Марков объясняет, чем могут быть обусловлены такие особенности:

- В Африке люди жили очень давно – это прародина гоминид. Мегафауна имела достаточно времени – несколько миллионов лет, чтобы адаптироваться к новому хищнику. А когда происходило быстрое расселение сапиенсов по новым
Животные еще не успели понять, что произошло, как их попросту перебили
территориям, люди попадали в места, где обитали крупные животные, ранее никогда не встречавшие этого двуногого хищника, вооруженного копьями и дротиками с острейшими кремневыми наконечниками. Животные еще не успели понять, что произошло, как их попросту перебили.

Почему же истребление млекопитающих в Австралии произошло на несколько десятков тысяч лет раньше, чем на других континентах? Марков предлагает перенестись на 45 тысяч лет в прошлое:

- В Европе и Центральной Азии жили неандертальцы, у них была среднепалеолитическая культура: огонь, копья с каменными наконечниками. Мы не знаем, было ли у них метательное оружие, но скорее всего нет – только оружие ближнего боя, то есть охотиться приходилось из засады, караулить зверя. 40 тысяч лет назад в эти края пришли сапиенсы, но это мало что изменило: мамонты еще долго бродили по Европе и Азии.

Люди со своим примитивным оружием просто не могли перебить всех мохнатых слонов, к тому же все еще продолжался ледниковый период – благоприятные для мегафауны климатические условия. В то же время в Австралии, с ее устойчивым засушливым климатом, существовала уникальная форма фауны – сумчатые: сумчатые носороги, гигантские сумчатые кенгуру и другие животные.

- Примерно 50 тысяч лет назад туда пришли люди, и в течение нескольких тысячелетий многие крупные виды исчезли, – рассказывает Александр Марков. – Какое оружие было у этих людей? Тоже среднепалеолитическое – копья с каменными наконечниками, какие-нибудь сети, ловушки. Ничего высокотехнологичного не было, но и
Этого оказалось достаточно, чтобы уничтожить медленных и туповатых сумчатых млекопитающих
этого оказалось достаточно, чтобы уничтожить медленных и туповатых сумчатых млекопитающих. Кроме того, засушливый климат позволял поджигать буш, кустарник. Потом можно было просто идти по выжженной равнине и собирать жареных кенгуру.

Гигантские кенгуру были съедены, а в Евразии мамонты продолжали сосуществовать с Homo Sapiens еще целых тридцать тысяч лет – мы хорошо знаем об этом, например, по многочисленным изображениям в наскальной живописи. Однако вместе с окончанием ледникового периода (то есть около 15 тысяч лет назад) мамонты и другие невиданные нами крупные звери столкнулись сразу с двумя проблемами: потепление нарушило привычную для них экосистему, а люди выработали новую верхнепалеолитическую культуру – у них появились дротики и метательные копья с очень острыми кремниевыми наконечниками, куда более эффективное оружие для охоты. “Двойного удара мамонты и их друзья уже не выдержали”, – резюмирует Марков.

Но еще более драматичные события произошли в Америке. Пока первые австралийцы поджигали буш, африканцы жили со своими животными в относительном равновесии, а евразийцы учились бросать копья и ждали начала глобального потепления, Американский континент (не считая Аляски) и его обильная фауна прекрасно обходились вообще без всяких гуманоидов.

- Люди проникли с Аляски в центральную часть Северо-Американского континента примерно 12 тысяч лет назад, двигаясь разными путями вдоль западного побережья Канады и затем вглубь материка, – описывает трагедию Марков. – Открылся проход в леднике, и можно было с Аляски маршировать в штат Вашингтон, Монтану и дальше двигаться на восток вдоль ледника: туда, где было больше всего мамонтов и мастодонтов. Первые американцы через несколько веков после прибытия на материк изобрели страшно эффективное оружие. Это была так называемая культура Кловис, они делали из вулканического стекла, обсидиана, плоские и ужасно острые наконечники, которые приделывались к древку, – это было невероятно эффективное
Люди убивали мамонта или мастодонта, останавливались, пировали и шли убивать следующего
метательное оружие. На территории Северной Америки было найдено много мест, которые называют местами забоя и разделки хоботных: люди убивали мамонта или мастодонта, останавливались, пировали и шли убивать следующего.

Судя по археологическим данным, вся крупная живность была перебита буквально за пару столетий – сначала в Северной Америке, а потом, видимо, и в Южной, куда хлынули люди культуры Кловис в поисках дальнейших жертв. Кстати, вскоре после опустошения мегафауны Южной Америки исчезла и сама культура Кловис.

Итак, в глобальном вымирании мегафауны, длившемся в общей сложности около 100 тысяч лет, виноваты в первую очередь люди. Как ни примитивны были возможности наших предков десятки тысяч лет назад, уже тогда человек превосходил природные климатические катастрофы в способности опустошать планету. Сегодня, когда у нас есть оружие пострашнее дротиков с каменными наконечниками и сам климат зависит от нашей деятельности, на Земле ежегодно вымирает несколько десятков тысяч видов животных и растений – от больших до микроскопических. Но первыми пострадали от человека именно крупные млекопитающие. Почему?

- Помните рассказ Джека Лондона про мальчика, который придумал, как охотиться на белого медведя? Его спрашивали – почему ты именно на медведя охотишься, почему не на кого-нибудь помельче? Он отвечал: каждый знает, что только на медведе так много мяса! Простое и понятное человеческое желание – всегда хочется побольше, – объясняет Александр Марков.
XS
SM
MD
LG