Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В стокгольмском Музее спиртных напитков открылась выставка с многообещающим названием "Этот шведский грех". Ее организаторы обратились к бытующему до сегодняшнего дня мифу о Швеции как стране свободных нравов и сексуальной распущенности. "Прежде всего, хочу вам представиться, – сказала на открытии выставки директор музея Ингрид Леффлер, невысокая темноволосая женщина. – Я – длинноногая и легкомысленная голубоглазая блондинка, неуемно жаждущая секса в любом его проявлении. Я живу в стране с суровым климатом, где большую часть времени темно, и поэтому моими главными развлечениями являются поглощение спиртных напитков и занятия сексом. Кроме того, я то и дело купаюсь в бане, а с наступлением лета просто не вылезаю из воды и бегаю голая по лесам и полям вместе с моими товарищами по играм и по сексу".
Кристина Линдберг и Ингрид Леффлер

Кристина Линдберг и Ингрид Леффлер


Подготовив таким образом почву для разговора о предстоящей экспозиции, она передала слово Кристине Линдберг – знаменитой модели и киноактрисе, которая положила немало сил для создания "греховной" репутации Швеции в мире. Это она одной из первых сняла с себя одежду и позировала на обложках мужских журналов, это ее невинные глаза и детская хрупкость фигуры вдохновляли кинорежиссеров на создание сексуальных сцен по меньшей мере в двадцати картинах, это она провела серию интервью со шведскими знаменитостями в сауне, где все участники этих встреч не имели на себе ни намека на одежду, это ее роль в фильме "Триллер: жестокий фильм" 1973 года вдохновила Квентина Тарантино на создание образа Элли Драйвер в фильме "Убить Билла". Львиная доля заслуг в создании мифа об ультралиберальных сексуальных взглядах в Швеции принадлежит создателям шведского кино, и, пробираясь через лабиринты коридоров (так придумано и организовано выставочное помещение), заглядывая в проделанные в стенах "глазки" и "щели", можно увидеть кадры из шведских художественных фильмов, которые повлияли на шведскую репутацию: "Она танцевала одно лето" и "Лето с Моникой" Бергмана. Здесь же можно посмотреть через "глазок" один из первых культовых шведских порнографических фильмов "Жаркое лето в Швеции". И опять лето! Опять прелестные пейзажи! Сочетание идиллических картинок шведской природы, наивной прелести народных традиций и неожиданная в этой безмятежности безудержная сила сексуальных страстей – это, вероятно, то, что привлекало и откладывалось в памяти, ассоциируясь с образом страны.
Наклонившись к очередному "глазку" в стене, можно увидеть кадры из скандального просветительского документального фильма 1969 года "Язык любви", где половой акт, сопровождаемый комментариями экспертов, преподнесен крупным планом и во всех ракурсах. Фильм этот был показан в 22 странах и вызвал мощные протесты. Когда он вышел в Англии, на Трафальгарской площади собралось более 30 тысяч человек с плакатами, гласящими: "Швеция – больше порнографии, больше алкоголизма, больше самоубийств, больше гонореи с каждым годом". В самой Швеции фильм вызвал смешанную реакцию, известен анекдотический факт, что глава цензурного отдела просмотрел его дважды, после чего ушел в отпуск. Некоторые критики писали, что этот фильм на самом деле является доказательством того, как шведы на самом деле холодны в своей сексуальной жизни, называли это "любовью на льду" и иронизировали над тем, с какой сосредоточенностью и упорством герои фильма добиваются оргазма. Тем не менее "Язык любви" стал одним из самых больших экономических достижений в шведской истории кино, с него и начался поток порнографической и эротической шведской кинопродукции.

Погружая своих посетителей в атмосферу, которая и вызвала представление о Швеции как о стране ультралиберальной в сексуальном отношении, авторы проекта "Этот шведский грех" художник Петер Юханссон и журналистка Барбру Вестлинг в то же время пытаются развенчать этот миф, утверждая вслед за радикальной писательницей и журналисткой Сьюзен Сонтаг, опубликовавшей еще в 1969 году "Письмо из Швеции", что на самом деле шведы, в отличие от американцев и европейцев, скорее одержимы страстью к алкоголю, нежели к сексу и эротике. "Покупая спиртные напитки, – писала Сонтаг, – шведы чувствуют, что совершают нечто запретное и постыдное, а имеющая монопольное право на торговлю спиртными напитками система винно-водочных магазинов Систембулагет напоминает нечто, пришедшее из Советского Союза или ГДР".

Ряд выставочных стендов посвящен теме сексуального просвещения детей. Швеция была одной из первых стран, внедрившей изучение сексуальных взаимоотношений как обязательный предмет, в программу учебных планов в младших классах. Мы видим плакаты, наглядные пособия, использовавшиеся в шведской школе, – эта абсолютная откровенность и полное отсутствие стыдливости может кого-то смутить и сегодня.

Интерес к выставке "Этот шведский грех" довольно велик, к входу в музей выстраиваются очереди. У некоторых посетителей эта выставка может вызывать ностальгические чувства, кому-то из многочисленных туристов хочется побольше узнать о феномене "шведского греха", кого-то привлекают "шутки" и "приколы", которых здесь тоже немало. Так, через "глазок" в стене можно "подсмотреть", чем занимаются улитки, лягушки и прочие обитатели некоего "леса наслаждений", созданного художником Ларсом Брюнстрёмом. Посетителей просят не шуметь и не беспокоить жителей этого лесного мирка.
В одном из закоулков выставочного лабиринта – большой киноэкран, здесь демонстрируются документальные кадры, на которых Петер Юханссон прогуливается в обнаженном виде по центру Стокгольма и пытается интервьюировать прохожих, интересуясь их мнением о свободе нравов в Швеции. Мы видим, что он явно не привлекает своим внешним видом внимания окружающих. Те, кого он останавливает, отвечают ему не очень охотно, пытаются отделаться шутками; какой-то старик, явно нешведского происхождения, говорит укоризненно, что не стал бы ни за какие деньги бегать в таком виде по городу; появляется полицейский и вместо ответа на вопрос, что он думает о шведской сексуальной раскрепощенности, настойчиво просит художника одеться. Эпатаж не совсем удался! Закаленных шведов трудно чем-либо удивить. Тем не менее попытки сделать это не прекращаются. И не только в Музее спиртных напитков. Просматривая отклики в шведских газетах на выставку "Этот шведский грех", я наткнулась на статью, посвященную инсталляции в Старом городе, куда приглашаются все желающие порисовать вместе с организаторами мероприятия менструальной кровью. Говорят, что это раскрепощает женщин и открывает новые горизонты.
XS
SM
MD
LG