Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Плата за перевод


Логотип "Яндекс.Деньги" у офиса "Яндекса" в Москве

Логотип "Яндекс.Деньги" у офиса "Яндекса" в Москве

Следователи взялись за людей, переводивших деньги на избирательную кампанию Навального

Сразу несколько российских общественных активистов и простых граждан написали в последние дни в своих блогах о том, что сотрудники правоохранительных органов пытаются выяснить, делали ли они онлайн-пожертвования через сервис "Яндекс.Деньги" на избирательную кампанию Алексея Навального, баллотировавшегося в прошлом году в мэры Москвы. Ранее в офисе "Яндекса" в рамках этого дела прошел обыск.

О вызове на допрос на своей странице в Facebook сообщил бывший гендиректор издательского дома "Коммерсант" Демьян Кудрявцев: "Иду завтра в отдел по экономическим преступлениям. Будут выяснять переводил ли я деньги на избирательную компанию @Навальный, и если да, то зачем:)))". Рассказы о том, как правоохранители приходили домой к жертвователям, можно найти в живом журнале Марии Рабинович и в соцсетях, например на страницах Антона Красовского и Яна Черняка. Журналист и гражданская активистка Ольга Романова считает, что для оппозиционно настроенных политиков связываться с сервисом "Яндекса" сейчас небезопасно:
Ольга Романова

Ольга Романова

– Безусловно, шьют белыми нитками новое дело Навальному, сейчас все переводы через "Яндекс-кошелек" на предвыборные кампании, по крайней мере оппозиционных кандидатов, мы закрыли. Никто из нас не собирает сейчас средства через "Яндекс-кошельки" и не будет собирать, это очень опасно. Мы много разговаривали с этой компанией, со специалистами по избирательным фондам, вообще финансовыми специалистами, юристами. Итог таков: сейчас сделать это без риска подвергнуться преследованию невозможно.

Один из соратников Алексея Навального Николай Ляскин говорит, что правоохранителей раздражает сам факт того, что люди готовы жертвовать деньги оппозиционным политикам, а те, в свою очередь, могут их правильно использовать:

– Это просто стандартная техника запугивания, придумывания каких-то нелепых поводов для обыска, для вызова на допрос, для возбуждения уголовного дела. Идет силовое давление всеми возможными способами этой машины. У них вызывает особую злость, что все сделано по закону, что все сделано правильно. И самое главное, они не могут поверить в то, что люди по-настоящему могут жертвовать деньги на правильные дела. Они не могут поверить в то, что эти деньги могут правильно и полностью использоваться. Это их выводит из себя, поэтому они действуют такими методами.

Ольга Романова обращает внимание на то, что люди не до конца осознают, что находятся в "ситуации-перевертыше". Так она называет ситуацию, когда те, кто ничего противозаконного не совершал, вынуждены оправдываться:

– Это нарушает очень много законов. Я могу сказать, что я тоже свои личные деньги перечисляла самым разным партиям и общественным деятелям, прежде всего партиям, которым я сочувствовала, и это мои собственные деньги. У меня есть декларация, у меня есть доход, и, что называется, не ваше дело, кому хочу, тому и перечисляю в рамках закона. Я все чаще и чаще вижу, что преступники – это те, кто находится "по ту сторону", кто нас вызывает, устраивает обыски, допрашивает. А мы вынуждены отбиваться и что-то такое жалкое говорить.
Николай Ляскин и Евгения Чирикова

Николай Ляскин и Евгения Чирикова

Николай Ляскин говорит, что и он, и другие соратники Навального намерены продолжать работать, не взирая на то, что правоохранители задействовали в борьбе против них все возможные ресурсы:

– Это, конечно же, ответ, реакция на наши действия, на нашу работу, и, соответственно, надо дальше продолжать работать. А какие есть варианты? У них огромные ресурсы, у нас таких ресурсов нет. У них карательный ресурс, мы сами защищаемся.

По мнению Ольги Романовой очевидно, что набирает обороты новое дело против Навального. И здесь правоохранители действуют хитро и цинично:

– В деле Навального будут посадки. Я думаю, у нас будет очередное "дело 6 мая", оно же "дело братьев Навальных", условно говоря, людей, которые помогали Навальным. Они делают сейчас очень цинично и очень хитро – они не трогают лидеров. Они не посадили в тюрьму Удальцова, по крайней мере, пока, он два года под домашним арестом, а соратники его все в тюрьме. Они не сажают Навального, а к соратникам подбираются близко. То есть они делают такую абсолютно чекистскую разводку, когда лидер как бы кладется на подушечку и привязывается к своей супнице, а всех остальных, кто рангом пониже, всех в тюрьму. Как будто бы лидер вас сдал. Что может сделать лидер? Да он из дома не может выйти добровольно! Сам на себя донос написать? Но это, конечно, очень сильно бьет по эмоциям, по понятию справедливости. А что ты сделаешь?


Оппозиционный активист Николай Ляскин считает, что последние события доказывают: для российских правоохранителей важно контролировать денежные потоки.

– Я думаю, они сами не знают, чего хотят. Просто хотят шума и хотят реально сказать людям, что не надо тратить деньги на то, что мы не контролируем. А они хотят контролировать все.

23 мая 2014 года в офисе "Яндекс.Деньги" сотрудники Следственного комитета России провели обыск. Три года назад, в 2011-м, правоохранительные органы уже запрашивали данные о клиентах у платежной системы "Яндекс.Деньги", но затем они оказались у активистов движения "Наши". С 15 мая этого года в России введена обязательная идентификация пользователей электронных платежных систем. Отныне все данные обо всех жертвователях будут консолидированы в базах платежных систем, что значительно упростит доступ правоохранителей к нужной им информации.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG