Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В отличие от некоторых коллег я не считаю, что вопрос Антона Желнова относительно телеканала "Дождь" на пресс-конференции Путина в Нормандии был неуместен. Вполне уместен, тем паче во Франции, где о канале немало писали. Был ли это пиар канала? Скорее, это был "пиар" того, что происходит с независимыми средствами массовой информации в стране, где один человек замкнул на себя все решения. По собственной воле, кстати. Ну что же, в такой ситуации с него и спрос за все, в том числе и за "Дождь".

Так что вопрос был точно по адресу и был и будет уместен до тех пор, пока ситуация с каналом как-то не разрешится. А вот ответ был прекрасен во всех отношениях. Он напоминал ремарку того же президента Путина, сделанную на той же пресс-конференции чуть раньше в ответе на вопрос об общении российского и украинского президента. Россия – не участница конфликта на Украине, заметил Владимир Путин. Ну, понятно. Это не в Россию увозят с Украины трейлерами груз 200, а в Марокко. О'кей. Примерно в том же духе и по поводу "Дождя": я тут ни при чем, вы думаете, это я командую всеми кабельщиками, я не давал команду кабельщикам прекращать работу с вами и не считаю себя вправе давать им какие-то указания по началу этой работы, вы уж давайте сами.

Интересно, понимает ли Путин, что система уже выстроена им так, что его личной команды "запретить" порой и не требуется. Ему лично не надо клеить тому или иному журналисту черную метку. Правильные ребята сделают это за него, сверившись с политическими трендами. Люди под ним считают, что отлично знают, что с верховной точки зрения хорошо и что плохо. Так что за отклонение от этого "хорошо" и "правильно" они прекрасно организуют скорый финал, нового собственника или нового начальника любому. В некоторых случаях с прямого благословения президента, в иных – без. Засада, впрочем, в том, что приклеить черную метку системные ребята могут легко и без него, а вот отклеить-то без него – никак. Собственно, об этом и говорил Желнов.

Пару месяцев назад Путин вполне доброжелательно отозвался об "интересном канале и молодом коллективе" и пообещал, что сделает "все, чтобы избавить канал от избыточного внимания контролирующих органов", куда, на мой взгляд, вполне логично вписывается и его собственная администрация. Спасибо ему за милость. Вся эта мизансцена, должна признать, достаточно тошнотворна. Но таковы правила игры, в которых живет в том числе и "Дождь". Теоретически дальше должны были бы пройти переговоры каналы со всеми заинтересованным сторонами – от кабельщиков до арендодателей, подписаны договоры и возобновлена работа в прежних режиме и объеме. Но этого не происходит. Потому что заинтересованные стороны в один голос говорят: "Ну да, мы, конечно, видели-слышали Путина. Но командны "отбой" сверху не поступало". Отличная получается конструкция.

Уверена, Путин лично никакой команды гнобить "молодой и интересный канал" не давал. Не уверена, что он вообще смотрел этот канал. Это не история с ОРТ Березовского или НТВ Гусинского, где были личные счеты и мотивы. Схожесть разве что в том, что такие личные мотивы могут быть, как и тогда частично, у людей из его команды. Но так или иначе, это не его "война". И он публично обещает ее прекратить. Человек, который рулит вроде бы всем, говорит: разберусь. А результат равен нулю. Что случилось-то? Всесильный не может решить такую простую проблему? Становится как-то неспокойно. Как в случае с референдумами в Луганске и Донецке. Президент России публично просит отложить референдум на Востоке Украины на более поздний срок, а голосование проходит 11 мая и ни днем позднее. Или президент России публично говорит одно, а непублично отдает иные команды. И тогда он двуличен. Или он не вполне и не всегда контролирует ситуацию. Я понимаю, что для президента выгоднее казаться двуличным, чем беспомощным в каких-то ситуациях. Но есть же идиоты, которые могут решить, что порой он беспомощен: что в случае с Востоком Украины он реально не контролирует тех, кто превратил эту часть чужой страны в "свою войну". А в случае с "Дождем" есть иные люди в его администрации, например, которые не считаются с его заявлением и руководствуются собственными интересами относительно канала и его будущего или отсутствия оного.

Неважно, по каким причинам слова Путина оказались пшиком. В любом случае внешний эффект такого расклада унизителен для президента, потому что он начинает казаться слабее, чем ему хотелось бы. Он выглядит как человек, который бросает слова на ветер. Спокойно мог бы ответить Желнову на его первый вопрос два месяца назад: идите, ребята, лесом, я даже не знаю, кто вы такие. Но если уж публично говоришь, что готов помочь и что знаешь о канале, то как-то соответствуй собственным президентским словам. Иначе хвост вертит собакой, извините. И в какой-то куда более важной или критической ситуации это может иметь болезненные последствия для самого президента. Он выглядит как человек, который временами становится заложником им же самим выстроенной системы, а это означает, что в иных обстоятельствах может оказаться ее жертвой. Поскольку эту систему единоначалия и "я отвечаю за все" Владимир Путин строил под себя, а живем в ней мы все, то без прямого указания "сверху" куры все еще могут нестись, а вот серьезные решения, особенно в идеологической сфере, в которой кое-как выживает "Дождь", приниматься не могут.

Вопрос Антона был в сущности про систему и про то, почему она сбоит. А это уж точно не менее интересно, чем любая другая тема, затронутая во время пресс-конференции в Нормандии. Более того, любая другая обсуждавшаяся там тема напрямую связана с вопросом о системе власти в России.

Наталья Геворкян – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG