Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Знакомый иностранец, впервые попробовав в России окрошку, в шутку окрестил ее "атрошкой", от английского слова "atrocious" – "отвратительный". Сочетание кваса, молочной колбасы, овощей и сметаны многие мои зарубежные друзья называли странным, а я сильно обижалась на то, что им не нравилось мое любимое блюдо. На прошлые выходные, в жару за 30 градусов, я решила ситуацию изменить: пригласила друзей-иностранцев на "атрошку", заменив нелюбимую многими из них молочную колбасу на вареную говядину, предложив ее не только с квасом, но и с кефиром и простоквашей. Кажется, вечер удался: мою окрошку ели все, а автор слова "атрошка" просил добавки. Выяснилось, что иностранцам не нравилось не само это блюдо, а его "общепитовская" версия с "бумажной" колбасой и майонезной водой вместо кваса.

Я хочу, чтобы приезжающие к нам из-за рубежа люди видели не только угрюмые многоэтажки и переполненные помойки. Я не хочу, чтобы наша еда казалась кому-то atrocious. Когда приезжаешь в Америку, глаз радуют ухоженные улицы, совершенные – порою даже слишком – газоны. В Европе
Я не хочу, чтобы наша еда казалась кому-то atrocious
теряешься в красоте запутанных улочек и старинных домов. Азия набрасывается на тебя огнями суперсовременных небоскребов. В России красота запрятана за эшелонами унылых изрисованных матерными надписями пятиэтажных домов и разбитых дорог.

Приезжим иностранцам я пытаюсь это показать: у Дальнего Востока – уникальная природа и история, но добираться до многих фантастически прекрасных мест надо по разбитым или несуществующим дорогам через полупьяные деревни. В университетах преподают талантливые профессора, но их советские методы обучения – с криками, канцелярщиной и без единой улыбки – явно не способствуют развитию положительного образа страны в глазах иностранцев. Наши квартиры – чистые и уютные, а в подъездах – отколупывающаяся краска и вонь. Во многих развитых странах красоту и культуру выставляют приезжим напоказ, в России они часто прячутся за старыми бетонными стенами и грубостью.

За ужином мы разговорились о российской культуре. Девушка из Финляндии, которая провела год в России по обменной программе, рассказала, что одно из слов, перекочевавших из русского в финский, – "тюрьма". Другие тут же начали вспоминать о ставших интернациональными русских терминах "ГУЛАГ", "КГБ", "погром" и прочее. Мне удалось превратить "атрошку" в окрошку, а с остальным я не справлюсь.

Евгения Кульгина – внештатный корреспондент РС в Хабаровском крае, лауреат конкурса молодых журналистов "Вызов XXI век"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG