Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защита прав пешеходов


Марьяна Торочешникова: Пока российские автовладельцы обсуждают намерение правительства добиться изменения в действующий закон об обязательном страховании автогражданской ответственности, а страховщики заявляют о необходимости значительного увеличения тарифов на ОСАГО, в Союзе пешеходов бьют тревогу, утверждая, что страховые компании преследуют пострадавших в авариях и семьи погибших на дороге, требуя от них возмещения материального ущерба. О новом тренде в работе страховщиков и о том, почему предложенное правительством увеличение выплат по ущербу жизни и здоровью со 160 до 500 тысяч рублей недостаточно для их покрытия вреда, говорим сегодня с нашем гостем.

Эксперт в студии Радио Свобода – председатель Союза пешеходов России Владимир Соколов.

Начать наш разговор я предлагаю с конкретной истории, которая произошла в Волгограде, в июле прошлого года с Александром Битюцким, он с нами на видеосвязи.

Александр, что с вами произошло?

Александр Битюцкий: В июле 2013 года, во время поступления в один из вузов Волгограда, я подавал документы, и меня на пешеходном переходе сбила машина, когда я переходил дорогу на зеленый свет. Была вызвана "скорая помощь", которая отвезла меня на стационарное лечение. Через 12 лет я был выписан, и за время моего лечения водитель не извинился передо мной, в моей больничной палате его не было, не было и вмешательства правоохранительных органов. Единственный представитель органов внутренних дел, который ко мне приходил, расспросил у меня о ситуации, и при этом при допросе я находился в очень нехорошем состоянии, у меня было сотрясение мозга. В ноябре 2013 года меня признали виновным по этому делу. Я хотел все забыть и не стал подавать апелляцию на это решение. А в феврале мне пришел иск от страховой компании "Ренессанс", в котором говорится о том, что я обязан выплатить водителю сбившей мены во время перехода дорога машины 15 тысяч за то, что я повредил ему машину.

Марьяна Торочешникова: Эту сумму страхования компания заплатила человеку, который вас сбил на пешеходном переходе?

Александр Битюцкий: Видимо, да, хотя конкретно я не знаю.

Марьяна Торочешникова: После того, как вам предъявили эти требования, что вы стали делать?

Александр Битюцкий: Я подал встречный иск на страховую компанию "Ренессанс", однако после данного момент я решил подать непосредственно на господина Полецкого, с которым у меня произошло ДТП. Суд у меня назначен на 14 июня, и будет решаться сумма страхового иска. И я рад, что наше законодательство позволяет избежать проблем, которые могут возникнуть вследствие подобных инцидентов. После подачи иска на водителя я могу взыскать ту сумму, которую я должен уплатить в пользу страховой компании.

Марьяна Торочешникова: А в страховой компании вам каким-то образом объясняли свою позицию? И пытаетесь ли вы оспорить решение, что именно вы являетесь виновником аварии?

Александр Битюцкий: Проблема в том, что письмо, в котором говорится, что меня признали виновным, было получено без моего ведома, оно пришло на адрес моих родителей. Я не получил извещение, что оно мне доставлено. Почта России выдала его без моего ведома моим родителям. И я решил подать встречный иск на возмещение морального вреда. От страховой компании, кроме их иска, ничего не было, на данный момент они бездействуют.

Марьяна Торочешникова: Какую сумму вы требуете, чтобы вас заплатил водитель сбившего вас автомобиля?

Александр Битюцкий: 15 тысяч.

Марьяна Торочешникова: То есть ту сумму, которую с вас требует страховая компания. Вы как себя чувствуете?

Александр Битюцкий: Физически нормально, но морально проблема в том, что машина меня сбила, а на следующий день у меня должно было быть вступительное испытание в Академии МВД, экзамен по физподготовке, и вследствие аварии я не мог его сдать. Сейчас я поступил в другой вуз.

Марьяна Торочешникова: Владимир, прокомментируйте эту ситуацию.

Владимир Соколов: Порядка 20 обращения за последние три года поступило в наш Союз на эту тему. Первое обращение было в 2011 году, а в 2012 году случилось такое интересное событие. Одна из пострадавших, которая, кстати, не писала в Союз пешеходов, Александра Райен, ее мать решила защищать свои права, потому что страховая компания "Ингосстрах" попыталась взыскать с нее 100 тысяч рублей за ремонт автомобиля. И мама пострадавшей школьницы подала в Конституционный суд. И в конце 2012 года суд вынес решение. Все это совпало с увеличением количества обращений, жалоб на страховые компании. И в это время как раз к нам пришло письмо из Санкт-Петербурга, опять же компании "Ингосстрах" требовала от семьи погибшей девушки компенсировать 100 с лишним тысяч за ремонт автомобиля.

Марьяна Торочешникова: То есть случается ДТП, в котором сбит пешеход, человек отправляется в больницу или не отправляется, и после этого водитель, чей автомобиль застрахован, обращается в свою страховую компанию, чтобы та покрыла ему издержки на ремонт, страховая компания деньги отдает и после того считает, что она вправе деньги потребовать с того, кто был сбит.

Владимир Соколов: С точки зрения финансовых взаимоотношений примерно так. Претензии предъявляются страховыми компаниями, застраховавшими автомобиль по КАСКО. Началось это примерно три года назад. До 2011 года никаких претензий по этим случаям к пешеходам не предъявлялось, более того, и к водителям тоже не предъявляются претензии в массовом порядке. Сейчас что происходит? Водитель застрахован по КАСКО, он оказался пострадавшим, страховая компания выплачивает сумму по КАСКО и выставляет претензию страховой компании виновника, уже по ОСАГО. Получают по ОСАГО возмещение в размере не более 120 тысяч, а если эта сумма претензию превышала, они выставляют уже водителю – виновнику ДТП требование о возмещении разницы. И с пешеходами то же самое получается, только пешеход не застрахован, и ему даже 120 тысяч никто не компенсирует. Страхования компания, в соответствии с Гражданским кодексом, имеет право предъявить требование выплаты суммы в полном размере лицу – причинителю вреда.

Марьяна Торочешникова: А что произошло в 2011 году, что заставило страховые компании изменить свое отношение?

Владимир Соколов: Стало не хватать денег. На страховом рынке начался серьезный кризис с 2009 года. И вот сумма иска к Александру – 15 тысяч, а уже зафиксирована сумма поданного другого иска – 400 тысяч, предъявленного наследнику погибшего пешехода. Слава богу, не получилось, они смогли отбиться, но 400 тысяч – пока ремонт. Но вот фара, например, нового "А-8" стоит 125 тысяч, без монтажа. Можете себе представить, с монтажом это будет 150 тысяч за одну фару. При этом человек получает травмы, и компенсацию за них он может получить по ОСАГО, если признан невиновным. Но если он признан виновным, то у него шансов практически нет. Теоретически он может бороться, там через суды, но шансов нет. Зато он может получить компенсацию с причинителя ущерба здоровью. Водитель управлял источником повышенной опасности, и он по Гражданскому кодексу обязан компенсировать вред, если пешеход стал виновником по неосторожности, в полном размере. Если это была грубая неосторожность, то с учетом его вины.

Но возникает проблема: что такое грубая неосторожность или простая неосторожность – нигде не определено. Поэтому суды определяют каждый по-своему, и правоприменительная практика, которая сложилась в исках пешеходов: за смерть пешехода – максимум, если он был невиновен, миллион рублей, средний вред здоровью – до 100 тысяч рублей, инвалидность – до 500 тысяч рублей. Это если пешеход был невиновен или признано, что он по простой неосторожности. Как правило, средний уровень гораздо меньше, и даже за смерть пешехода – 300 тысяч, я знаю такие случаи, за тяжкий вред здоровью с инвалидностью – 130 тысяч. Суд основывается на доходах виновника, причинителя вреда, и если он приносит справку, что получает 20 тысяч, суд принимает это во внимание. Когда вместо причинителя вреда здоровью выступает страховая компания, получается переход прав требования, и страховая компания, по Гражданскому кодексу, имеет право требовать 100 процентов, так написано. Правда, в тех судебных заседаниях, за которыми мы следили, имеется тенденция снижения этих требований, то есть идет учет затрат, которые понес пешеход для своего лечения. Например, история в Мироном Денюшиным из Санкт-Петербурга говорит о том, что страховая компания согласилась не взыскивать с него ту сумму, которая он заплатил за протез, чтобы сращивались кости, тем не менее, потребовала заплатить оставшуюся часть, и теперь он вынужден выплачивать по 10 тысяч в месяц.

Марьяна Торочешникова: А то, что Александр Битюцкий подал иск против водителя сбившего его автомобиля, это правильная схема поведения в данном случае?

Владимир Соколов: Без сомнений, правильная! Он благородно поступил, не пытался взыскать причинение вреда. И то же самое сделал Мирон Денюшин, но спустя три года, когда уже срок исков давности подходил к концу, страховая компания предъявила ущерб. И это было рассчитано специально. Если бы он подал иск о причинении вреда, страховая компания, наверное, раньше среагировали.

Марьяна Торочешникова: Александр просит от водителя возместить вред на ту сумму, которую требует с него страховая компания. Суд, когда выносит решение о компенсации руководствуется принципами разумности и справедливости, а также тем, что это не должно стать источником обогащения для заявителя. Но при этом, например, страховая компания, когда обращается в суды к тем же пешеходам, приводит им выкладку, где эксперты оценили, сколько что стоит. Получается, что человек, если он пострадал сильно, нигде нет прейскуранта, по которому можно было бы эти увечья хотя бы чуть-чуть оценить, чтобы суд взыскал адекватную сумму.

Владимир Соколов: Вы совершенно правы. Оценка материального ущерба производится судом на основе экспертных данных, методики ОСАГО утверждены правительством, а что касается вреда здоровью – есть только правоприменительная практика, больше ничего. Потолок – 1 миллион рублей за смерть человека, 100 тысяч за средний вред здоровью, и до 40 тысяч моральный ущерб. Если человек сам финансировал затраты на свое восстановление, то эти суммы учитываются, но услуги, как правило, оказываются в рамках обязательного медицинского страхования, и человек, значит, не понес ущерба. Если человек работал и потерял в зарплате, то эти суммы также учитываются, и если говорить о выплатах по ОСАГО, в основном те небольшие выплаты одному процента пешеходов, которые их все-таки получают, это в основном компенсации потерь в заработной плате. Потому что никаких других затрат практически невозможно подтвердить. Если человеку нужно было сделать дополнительную операцию, ему нужно записать и подождать в очереди, если не хочешь ждать – сам сделай, но в этом случае ничего не компенсируется, страховая компания ему это не компенсирует. Страховая компания говорит: вы могли получить это по ОМС.

Марьяна Торочешникова: То есть пешеход первый раз пострадал, когда был сбит автомобилем, не важно, по чьей вине, а второй раз – после того, как из страховой компании ему сообщили сумму, которую он должен ей заплатить.

Владимир Соколов: В сущности, да. Пешеход и по страховке не может получить от причинителя вреда – у него нет дохода, он продал машину, делит жилье со своей семьей и так далее. И эти люди годами ждут выплат. Я знаю истории, которые уже пять лет тянутся. А страховые компании обязаны подать иск в течение трех лет, они никуда не ждут. Мы начали, тем не менее, с этим бороться. Так вот, было решение Конституционного суда. Суд обратили отменить право… есть положение конституции, которое определяет взаимоотношения во всем сферам жизни. Например, право требования с причинителя вреда компенсации вреда. Это относится ко всем бытовым и другим ситуация, в том числе и к ДТП. Иск в КС был неудачно сформулирован, и суд показал, что такие права есть, можно изменить, может быть, какие-то положения Гражданского кодекса, но, к сожалению, это не его компетенция, и такую формулировку вопроса он не может рассматривать. Он отказал в рассмотрении этой жалобы. Но страховая компания, которая подала в суд, она восприняла это как свою победу. Более того, она сообщила об этом всем.

Мы начали разбираться, и выяснилось, что есть реальные возможности защитить права пешеходов. Начали мы с регуляторов. У нас страховой рынок регулируется государственным регулятором, сейчас это Центральный банк, до этого была Федеральная служба по страховым рынкам, по финансовым рынкам. Мы вели со всеми переписку. Мы начали привлекать прессу, и многие граждане, и пресса осудили такие некрасивые действия страховыми компаний. И компания "Ингосстрах" потом отказалась от своего иска. Точно так же компания, о которой говорил Александр, выставила ему иск, но после серии публикаций, и Александр дал порядка шести интервью разным каналам, я думаю, она не будет подавать на него в суд за эти 13 тысяч. Они больше получили убытков на этом, репутационных. И я знаю порядка 7 таких случаев, когда удалось отбиться. Тем не менее, это удается не всем, и в страховые компании постоянно приходят новые менеджеры, которые пытаются заработать деньги, себе прежде всего. В чем еще особенность, те регрессионные требования, которые по суду они получают, это чистый доход, прибыль. Они заплатят небольшой налог с нее, и все.

Марьяна Торочешникова: То есть покрывают расходы на ремонт автомобиля они из резерва, а резерв покрывался за счет страховых взносов граждан. А то, что они взыскали с пострадавшего человека, это чистый доход. Но ведь законодательно это не запрещено.

Владимир Соколов: Не запрещено, совершенно правильно. Но вот по претензиям водителям страховым компаний, КАСКО минус ОСАГО, уже прибыль составила 15,5 миллиардов рублей. Хороший бизнес, это здорово, но наше предложение – как-то учитывать это в тариф. Если деньги возвращаются, давайте тогда посмотрим на снижение тарифа. Мы, на самом деле, хотим повысить тарифы значительно, но повысить и реальные выплаты за жизнь и здоровье пешеходов. Сейчас во втором чтении будут рассматриваться поправки в ОСАГО, где выплаты повышаются до 500 тысяч рублей. Это планировалось, что так будет, но после первого чтения, обсуждения, наших поправок вдруг Центральный банк сказал: давайте отложил выплату компенсации пешеходам до 500 тысяч рублей. Они посчитали, что это может привести к значительному повышению стоимости полиса ОСАГО. Но тогда мы остаемся на том уровне, который есть, и средняя выплата по вреду здоровью и жизни пешеходам, водителям, пассажирам составила 21-22 тысячи за прошедшие годы. Это у меня данные с 2009 года. А всего получают такие выплаты, если говорить про пешеходов – от 2 до 3 тысяч в год, а сбивалось – от 70 до 80, есть было погибших и раненых. По водителям получше, у них больше возможностей – они сами страховали и знают, куда обращаться, они более грамотные. Там где-то 9-10 тысяч максимально было, но средняя выплата такая же. То есть это где-то суммарно полпроцента от выплат по имуществу. То есть это, считайте, ничего.

Если мы остаемся на этом уровне, то и ситуация не изменится. В новой редакции поправок, которые прошли первое чтение и активно обсуждаются, есть принципиальный момент – это возможность получения предварительной выплаты, которая предоставляется без подтверждающих документов. То есть человек получил травму, есть таблица выплат, он за эту травму получает 10, 20, 40 тысяч, за инвалидность – 180 тысяч, небольшие суммы, но никаких справок не надо. Проблема в том, что, по нынешнему законодательству, человек должен сам обратиться за выплатой, в ГИБДД получить справку и так далее, и интересы его могут представлять только родители. Мы предложили расширить число законных представителей пострадавшего пешехода, который находится на лечении, за счет супругов, детей совершеннолетних или ближайших родственников, доказавших свое родство. В измененной редакции это было принято. И второе, мы назвали два документа, которые нужно представить, - это постановление об административном правонарушении от ГИБДД, что водитель уже нарушил правила, на основании этого ясно, кто виноват, и ему выплачивают. Тот же Мирон Денюшин, у него сложный перелом был, он получил бы 30 тысяч и оплатил протезирование.

Для многих это выход, и мы боролись за эти поправки, три года работали и с Минфином, и с другими федеральными службами. Но мы встречались на очередном совещании, и выяснилось, что Центробанк не заказал исследование влияния на рост стоимости полиса этих выплат по компенсации вреда здоровью и жизни, и было предложено перенести эти выплаты на 15 июля следующего года. Это совершенно неприемлемо! У нас есть конституция, которая провозглашает, что жизнь и здоровье – это главные ценности нашего общества, и мы должны верить, что она будет исполнена. И мы должны продолжать настаивать на своем! И на совещании вчера по ОСАГО в Госдуме я беседовал с зампредом Центробанка, и мы договорились о том, что не нужно ждать год, чтобы определить, на сколько это повысится, на исследование нужно 3-3,5 месяца. Я после этого уже можно увеличивать суммы. И надеюсь, что так и будет. И многие депутаты нас поддерживают.

Марьяна Торочешникова: Водитель, когда припраковывает свой автомобиль, тоже становится пешеходом…

Владимир Соколов: У нас среди членов Союза очень много водителей, у нас есть секция целая – водитель-пешеход. И первое, что я сделал, это пригласил в Союз пешеходов именно водителей, и я сам 28 лет за рулем.

Марьяна Торочешникова: А что говорят автомобилисты на ваши предложения повысить тарифы по ОСАГО?

Владимир Соколов: С пониманием относятся. Есть один аргумент у страховщиков, с которым сложно спорить. Базовые тарифы не повышался 11 лет, это тариф равен 1900 рублей. Конечно, это просто смешная сумма. У нас стоимость топлива в два раза выросла. В сущности, за полис ОСАГО платят как за заправку двух баков бензина. Поэтому можно догадаться, что доходы страховых компаний, конечно, уменьшились. На одном из заседаний в Центробанке было признано, что есть регионы, убыточные по ОСАГО, есть устойчивые, нулевые, и есть высокодоходные регионы – это крупные города.

Марьяна Торочешникова: А пешеходов должны разве волновать проблемы страховых компаний? Тем более что и страховые компании часто ведут себя не очень хорошо…

Владимир Соколов: Кстати, в последнее время часто суды по претензиям страховым компаний разваливаются. Сейчас у нас проблема – выбрать дело, которое закончилось бы судом и вынесением приговора потерпевшему чтобы обратиться в Конституционный суд. Дел-то много, но есть нюансы, хотелось бы, чтобы это было чистое дело, чтобы КС не отвлекался на особенности, нетипичные для общей ситуации. Если Конституционный суд скажет, что в части претензий к пешеходам, которые сами пострадали, не могут эквивалентное возмещение получить, право требования к ним не является законным. Мы уже получили заключение от Минфина, и Минфин считает, что это не соответствует правилам страхования. И администрация президента нас поддержала. Но у нас есть закон, и мнение любого органа управления должно лечь на бумагу в виде закона.

Мы дали два предложения. Во-первых, внести изменения в Гражданский кодекс в части преследования пешеходов, которые стали виновниками по простой неосторожности, что они не подлежат преследованию, и с них нельзя требовать возмещения. Дело в том, что все тарифы страховых компаний по КАСКО или по ОСАГО, они считаются, исходя из того, что компания не будет требовать никаких компенсаций с виновника. У нее есть такое право, и когда речь идет об умышленном вреде, обязательно надо требовать! О грубой неосторожности. Человек, допустим, в пьяном виде переходил дорогу, и он, конечно, не мог контролировать себя, и нанес ущерб. Есть случаи, когда водитель уклонялся от столкновения с пешеходом, пьяным, например, и он повредил машину, а пьяный пешеход ушел. И водителя тоже можно понять, виновник не наказан. Поэтому мы не против того, чтобы пешеходы несли наказание в случае, если они виноваты реально, но когда человек стал виновником по простой случайности, неосторожности, и он лежал в больнице, понес моральный ущерб и так далее, какие еще могут быть претензии к нему? Это безнравственно абсолютно! Наши обращения сыграли свою роль, и хотя страховщики выражали свое недовольство, тем не менее, я вижу реальную помощь СМИ, и позиция гражданского общества имеет влияние. Должен сказать, что и страховые компании не все это делают. Сейчас практически все испытывают некоторые затруднения, тем не менее, эти кровавые деньги не каждый возьмет. От людей зависит.

И второе наше предложение было в Госдуму и администрацию президента – ввести, сначала добровольное, страхование гражданской ответственности пешеходов. И второе – социальное страхование незащищенных групп населения, это школьники и пенсионеры. А это 40 процентов пострадавших в таких случаях. По данным ГИБДД за 2010 год, 40 процентов – это пенсионеры и граждане до 18 лет. Хотя туда, может быть, имеет смысл включить и студентов.

Марьяна Торочешникова: Насколько мне известно, юристы вашего Союза иногда помогают гражданам выиграть дела в суде. А что человек должен делать, пострадавший, чтобы не получить потом иск от страховой компании?

Владимир Соколов: Мы написали инструкцию для пешехода, пострадавшего в ДТП, и его родственников. Она есть на нашем сайте, мы ее печатали, распространяли. Там буквально все стадии: человека сбили, как найти свидетелей, к кому обратиться, чтобы не пропали свидетели, какие права есть у пешехода на следствии, какие обязанности есть у следователя и так далее. Его обязаны ставить в известность, знакомить со всеми материалами. Но человек лежит в больнице, его права могут представлять только родители – в этом проблема. А когда он выписывается из больницы, он не может найти свидетелей, ему надо ходить и защищать свои права... И часто человек не может взыскать и после решения суда. Выход – запрещение выезда за границу, снятие с мобильных телефонов и так далее.

Марьяна Торочешникова: И этим должен опять же заниматься человек, приставы судебные не будут этого делать?

Владимир Соколов: К сожалению, нужно заявление человека. Вот запрет выезда человека за границу – это должно быть решение суда.

Марьяна Торочешникова: То есть универсального совета для пешехода нет.

Владимир Соколов: Нет решения простого, и все, что мы можем рекомендовать, достаточно трудоемко и без гарантии, что это принесет желаемый эффект – деньги, лечение и так далее. Есть международный опыт, и одно из наших предложений – создание фонда по типу израильского фонда "Корнит". Там любой человек, который попадет в ДТП, из этого фонда финансируется его лечение, но к фонду переходит право требования к виновному. И это именно государственный фонд. Общее количество наездов на пешеходов на пешеходных переходах у нас растет с 2004 года, и количество погибших на пешеходных переходах тоже растет. Несмотря на ужесточение санкций, дополнительное освещение на пешеходных переходах и так далее.

Только в прошлом году у нас заработали дорожные фонды, их ведь не было. Источник для улучшения дорожных условий – это дорожные фонды. И на безопасность, к сожалению, там нет отдельной строки. Дороги кладем, расширяем, а на остальное… Иногда требуется освещение дополнительное, иногда требуется подставить "лежачего полицейского". Сейчас вот в Москве будут приподнимать пешеходные переходы над уровнем проезжей части. Это наша идея, которую мы взяли из зарубежного опыта, и она нашла свое применение. А самое лучшее лекарство от этого – низкая скорость движения автомобилей. В России же все спешат, и ездить со скоростью 80 километров в час по улицам городов – это нонсенс.

Марьяна Торочешникова: Вы говорили о необходимости внесения изменений в закон, связанный с выплатами пострадавшим от ДТП, о необходимости принятия закона об обязательном страховании…

Владимир Соколов: У нас есть большая инициатива – обязательная установка светоотражателей, что пять лет назад начало реализовываться в Белоруссии, что реализуется во многих странах Европы. Мы готовим условиям, мы сделаем так, чтобы полисы обязательного страхования ответственности пешеходом, которые мы предлагаем, были доступны, чтобы каждый мог купить по своему карману и выбору. Второе, мы хотим сделать изменения в правилах дорожного движения. Вот, например, в Германии судят водителей, которые ставят автомобили на пешеходном переходе, когда из-за этого другой водитель сбил пешехода. А у нас люди, которые так бросают машины, остаются безнаказанными. Мы хотим, чтобы такие схемы были и в России, но это, конечно, очень долгая и большая работа. Для начала – снизить скорость и заставить водителя в любом случае снижать скорость перед пешеходным переходом до 40 километров в час. Тогда все будут живы и здоровы.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG