Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лирика Елены Заславской *** Литовский поэт Томас Венцлова *** «Восемь месяцев за два часа, или Ссыльные в Сибири» *** «Опять двадцать пять» Людмилы Петрушевской

Шесть стихотворений Елены Заславской, автора книг лирики «Эпоха моей любви», «Мамині сльози», «Инстинкт свободы» и публикаций в поэтических антологиях, интернет-изданиях, периодике Украины.
Родилась и выросла в Донбассе. Живет в Луганске.


Cristal ship
Посвящается Саше Пушкину


В нашем промышленном городе,
В колыбели Донбасса,
Где, как сказала премьер:
Шахтер – престижная мужская профессия, Елена Заславская (фото Светланы Кадышевой)

Елена Заславская (фото Светланы Кадышевой)


Мой отец – философ и флибустьер.
Только такой и может вырастить принцессу.
Стащив у него пол-корабля,
На бревне в подворотне,
Я затягиваюсь, и земля
Раскрывает свои горизонты.
Рядом со мною мой мальчик
Из параллельного класса -
Двоечник, джентльмен удачи,
Юн и особо опасен.
Зовут его Саша Пушкин -
С глазами темными как антрацит,
Мы с ним в одних наушниках,
Наш crystal ship несется на риф!
В пьяной драке в какой то пивнушке
Сашка будет убит…
Не найдут виноватых.
Не будет Дантеса.
И мгновений чудных не будет.
Поплачет его принцесса
И позабудет.

Монологи литовского поэта, американского профессора Томаса Венцловы о поэзии, родине и мире без границ, магии Вильнюса, зрелости и старении:
Томас Венцлова

Томас Венцлова



«Что такое старость, в частности для поэта? Я стал замечать, чего не было в юности, в юности стихи были даже посложней, с мелодраматическим иногда элементом, торжественные, но всегда с трагическим призвуком. А теперь появилась какая-то эпичность, желание рассказать историю. В общем, стихи стали проще».



Передача из цикла "Русские сюжеты в зарубежной опере"
Г. Доницетти «Восемь месяцев за два часа, или Ссыльные в Сибири»


Из радиоархива "Поверх барьеров"
Одноактная пьеса Людмилы Петрушевской «Опять двадцать пять». Запись конца 80 годов прошлого века, лондонская студия «Свободы». Читает автор

(отрывок из пьесы)
Людмила Петрушевская

Людмила Петрушевская


Женщина:
​Я шестнадцать лет просидела в одиночке.

Девушка:
От вас доносился детский плач.

Женщина:
Мало ли.

Девушка:
К вам было не разрешено входить все шестнадцать лет. И от вас время от времени доносился детский плач.

Женщина:
Это случайность.

Девушка:
Вы ведь знаете, что за убийство ребёнка полагается шестнадцать лет одиночки. На своём опыте убедились.

Женщина:
Опять двадцать пять!


«Красное сухое» с итальянской переводчицей Еленой Корти:
Елена Корти

Елена Корти


«Это было в младенчестве. Может быть, это связано с моим прекрасным дедушкой. Он с бабушкой жили у нас. Семья у нас была громадная. Рядом со мной сидел дедушка. На обед он пил, минимум, один бокал красного вина. И глоток – обязательно мне. Так что вино – это не табу. Я бы сказала, что вино наоборот: что-то святое».
XS
SM
MD
LG