Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В связи с зажигательным выступлением господина Дещицы, которое вызвало нездоровое оживление общественности, меня заинтересовали два вопроса. Первый: происхождение эпитета, прилагаемого сейчас к российскому президенту, его филологический смысл и особенно структура окончания "ло". Второе: так ли необычен народный троллинг первых лиц европейского политического поля, оскорбляет ли он чувства патриотов, с чем он связан?

Посетила открытые интернет-источники, попросила помощи у друзей-филологов на Facebook. Если суммировать ответы высокого сообщества лингвистов, получается примерно следующее. "Ло" – это негативная, уничижительная, оценочная, занижающая морфема. Ей маркируется переход из мужского рода в средний, то есть в зону неопределенности. Это уже не мужчина или женщина, а невнятное и бесформенное явление, то есть – оно. Средний род добавляет уничижительности. Если про человека сказать "существо" или "оно", то можно выразить презрение. Это умаление и даже обесчеловечивание.

И для украинцев, и для русских это почти народный прием: о неприятном человеке говорить в среднем роде – оно, "воно". Есть такое мнение специалистов: "Деперсонификация, плюс смысловая контаминация с дерьмом". Вот комментарий, который кажется небезынтересным: "Строго говоря, "хутин-пуй" – это вообще не оскорбление, если поднять все языковые смыслы, а "хутин-пуйло" – попытка оскорбления, приведения к чему-то неодушевленному, среднему роду". Напомним, что первое определение относится к русскому протестному контексту 2011-2012 годов, в нем есть экспрессия гнева, но и признания объекта критики сильным. Второе определение (украинского происхождения) явно принижает мощь противника; он что-то обещал, но не сделал.

Есть две версии происхождения слова, которое респонты чаще всего сравнивают с похожими: брехло, барахло, хамло, хайло, мурло. Первая версия: это отглагольное существительное для предмета, которым производится действие, по типу мыло, шило, рыло, кайло. Сторонники второй версии ставит под сомнение орудийность корня, сравнивая происхождение слова со структурой "хайло" и предлагают обратиться к словарю Даля и обычному толковому словарю. Там слово "хайло" с морфологической и синтаксической точек зрения описано как неодушевленное существительное второго склонения (тип склонения 1d по классификации Зализняка, приводятся примеры окончаний в разных падежах и числах; то есть можно поинтересоваться, как будет выглядеть множественное число в родительном и дательном падежах: нет хайл, дать хайлам). Но есть и примиряющая версия: "Это отглагольные существительные. Брехло – тот, кто брешет, врет. Хамло – тот, кто хамит. При этом брехло делает это более сильно, чем брехун. Он как бы сам превращается в предмет, который производит эту функцию… Конструкция – украинская, а украинскому языку лексема х.. не свойственна. Точнее, украинцы не умеют обращаться с ней так легко и непринужденно, как россияне. Я осмелюсь предположить, что это суржиковая, относительно новая, более грубая форма слова хамло. То есть имеет место слияние смыслов".

Cтепень пренебрежения к Путину в прозвище, которое заканчивается на -ло, просто убийственна. В этом конкретном случае конкурента ему найти сложно

Возможно, автор прав по части суржика: конструкция стала впервые известна из ютьюбовского ролика харьковских ультрас. Есть контекстуальные дополнения от филологов тартуской школы: "Хайло раззявил. Хайло может быть у женщины. А х..ло может быть только мужчиной. Хайло = неприятное лицо, х..ло – нехороший человек (даже если очень благообразный). В общем – по аналогии с "хайло/мурло/е..о", только не про appearance, а про moral values, что ли. В блогах смысла нет искать: как ни ограничивай датой, все равно Х..ло превратилось в личное имя".

Наконец, самое оригинальное: "Полезла гуглить, докопалась до скучного. ЛО трактуется как ономатопоэтика, то есть звукоподражание". Приступы культурологического остроумия по поводу сравнения х...ла с дуче, каудильо и фюрером опускаем. Переходим к более широкому поп-контексту, в котором троллинг президента не есть нечто необычное. Это контекст постсоветский и общеевропейский.

Во-первых, обозвать главу государства, да еще и с применением нецензурной лексики – это народный способ десакрализации власти, вспомним весь набор критики в адрес Горбачева и особенно Ельцина. Вспомним и телешоу "Куклы", закрытое по мере укрепления власти ВВП. У украинцев есть его аналог, смешной и грубоватый мультипликационный сериал "Сказочная Русь", который выходит несколько лет и довольно жестко высмеивает всех украинских политиков, да и Путин там не последний герой. На этом фоне кричалка харьковских болельщиков может восприниматься украинцами как продолжение уровня привычного политического стеба.

Ну и несколько замечаний о европейской практике. Чемпион народной критики – Сильвио Берлускони. Он и сам мастер политического троллинга, чего стоят его сексистские высказывания о Меркель или расистские – об Обаме. Апофеоз троллинга – "Сильвио бунга-бунга", прямой намек на пристрастие Берлускони к оргиям с участием малолеток. Франсуа Олланда троллят "мягким" (оскорбительная эротическая коннотация) и еще парой прозвищ; карикатуры эротического содержания на него есть в сети (см. страницу, организованную поклонниками Саркози, во времена своего президентства тоже не свободного от народной критики). Греки подрисовывают гитлеровские усы и челочку госпоже Меркель. Австрийского одиозного политика-националиста Йорга Хайдера иронически звали "минимо-лидером". Наконец, визиты Джорджа Буша-младшего в Европу практически всегда сопровождались ехидными комментариями в прессе и сетях. Другое дело, что мои иностранные респонденты отмечают: степень пренебрежения к Путину в прозвище, которое заканчивается на -ло, просто убийственна. В этом конкретном случае конкурента ему найти сложно.

Елена Фанайлова – поэт, лауреат нескольких литературных премий, автор и ведущий программы Радио Свобода "Свобода в клубах"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG