Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Опять "Срок" и снова Якунин. Гражданки, дома не рожать! Пранкер Вован координирует мирный процесс. Дилемма узника и желтый СК

Лайвблог о дискуссиях в сети


19:55 26.6.2014
Ольга Серебряная

Опять «Срок» и георешетки на окнах шубохранилища

Молодая российская оппозиция третий день обсуждает фильм «Срок» (посмотреть его можно здесь), то есть смотрится в зеркальце и спрашивает, она ль на свете всех милее. И ответ зеркальца молодую оппозицию не очень устраивает. Хоть ответ этот и соответствует истине. Об этом – рецензия Антона Долина в «Афише»: «Срок» — фильм неординарный и художественно сильный, его ни в коем случае нельзя сводить к «уникальному документу эпохи». Это не приговор российской власти, которая присутствует чаще всего фоном (но угрожающим, постоянно сгущающимся). Это и не пасквиль на оппозицию, хотя местами зрелище куда более разоблачительное, чем любая «Анатомия протеста»: оппозиционеры сами охотно снимались, пускали операторов себе под бок, даже во время арестов не снимали петлички микрофонов — никаких подстав и компроматов, одна обескураживающая честность. Что же это такое? Стиль указывает на жанр. Там, где у Лозницы в «Майдане» неподвижная камера снимает человеческое море (язык и дыхание эпоса), здесь пляшущая камера сопровождает отдельных людей — персонажей злой и смешной комедии, которые относятся к себе с преувеличенной серьезностью. В комедиях, впрочем, иначе не бывает.

Аристофан, Мольер или Гоголь писали об алчности, невежестве, спеси. Ассортимент грехов не менялся на протяжении столетий, однако Костомарову/Расторгуеву/Пивоварову чудом удалось найти новый, самый актуальный: инфантилизм, страшнейшая из психологических эпидемий нашего столетия. В центре внимания люди, решившие изменить политическую систему гигантского государства и уже бросившиеся в бой, не удосужившись решить, как, с кем и какими средствами они добьются своей цели. Иногда кажется, впрочем, что других целей, кроме как оказаться перед камерами, у них не было: одни — уже шоумены, как Собчак, другие, как Навальный, становятся шоуменами на глазах.

Варвара Турова тоже считает фильм очень удачным: Большинство вчерашних постов пылали праведным гневом, как это так, уж кто-кто, а Костомаров с Расторгуевым-то просто обязаны были снять тн оппозицию так, чтобы она была белоснежной, а они, да они, да как они смели не помочь тн оппозиции, а снять ее в эдаком неприглядном свете,

Меня страшно возмущает эта претензия, я вот про нее хочу сказать отдельно, что, во-первых, перед художником, режиссером, в том числе режиссером-документалистом, вряд ли обязана стоять только одна задача - помочь тн нам, произведение искусства, пусть даже это документальное кино, не обязано тн нам помогать.

А во-вторых, никакого неприглядного света в фильме нет и в помине,

Наверняка, каждый, как обычно, видит что-то свое, но вот, мне кажется, Pavel Kostomarov и Alexandr Rastorguev и Alexey Pivovarov сделали невероятно пронзительную, грустную, трогательную картину, про любовь (мне так нравится кадр, в котором Юлия Навальная, смотря какое-то видео на вечеринке, когда все начинают аплодировать, сначала молниеносно оглядывается на мужа, а уж потом решает хлопать или нет, все о нем, все о нем), про одиночество, про то, как молоды мы были и про то, как у нас ничего не получилось, про иллюзии, мечты, и наивность на разрыв.

Картина, как и все, что делают Паша с Сашей, помимо всего прочего, невероятно красива, с прозрачным воздухом, музыкой. Это так талантливо и так трогает, что вот.

Паша, Саша, Алексей, спасибо вам большое, я буду пересматривать эту картину (пока ее не запретят к показу даже дома под одеялом и не будут за нее сажать в тюрьму на 49 лет) много раз.

В комментариях – принципиальные эстетические споры, но не только эстетические. Демьян Кудрявцев обвинил авторов фильма в том, что проект целиком был согласован в администрации президента.

Демьян Кудрявцев: События, рядом с которыми стоят камеры - это ворованный воздух. Они настоящие. И разрешенное в известно каком кабинете кино не может это передать. И поэтому оно плохое.

Арина Бородина: Демьян имеет в виду, что разрешение на проект согласовано было с АП. Но я как раз вот не вижу в этом ничего страшного. Более того, этого никто никогда не скрывал. Тут все честно. У нас почти все, что существует, согласовано с АП. И проблема не в этом. Фильм может сто раз быть согласован с АП, и с Володиным, и бог знает с кем и быть интересным. А тут история в другом. Не сложился фильм.

Демьян Кудрявцев: Именно, Арина. Он был согласован, что само по себе мразь, но бывает, но это согласования было отработано. Было оплачено в фильме и в прологе и не только. И это ужасно видно и разрушает все что угодно, любые кадры, любую историю про любовь. И действительно, можно было бы снять так, чтобы не оплачивать. Но тогда его бы не дали в следующий раз.

И дальше – многостраничная дискуссия на традиционную школьную тему «Поэт и власть». Мария Кувшинова на сайте «Сеанса» написала сказку на схожую тему, только гораздо более интересную сказку – без просвещенного Володина, читающего на досуге сценарии Звягинцева: Почти весь фильм ты не чувствуешь склеек, не замечаешь, как переносишься из одного места действия в другое, как будто конь могучий с Буяна-острова по велению той самой щуки переносит тебя на твердый берег: с вечеринки либералов — на митинг; от костра в Африке, где грустит после поражения Яшин — на Селигер, где Путин неуверенно подпевает под гитару почти не представимое «кого угодно ты на свете обвиняй, но только не меня, прошу не меня».

И глядя на шевеление губ в отсветах костра, ты вдруг понимаешь, что под видом документа тебе предъявляют волшебную сказку про страну, в которой народ живет в согласии со своим добрым царем, а если бузит иногда, то только из карнавальных соображений, иначе исход был бы другим, как другим он был в соседнем государстве, где все начиналось так же — недовольство, брожение, сход, развал, отсутствие лидеров — а закончилось совершенно иначе. И если «реальность» — это «вещественность», «осязаемость» и «действие», то ее тут нет, просто нет, потому что все персонажи, от Путина до Навального, пребывают в игровой стихии. <…> Реальности нет, и в ее отсутствие гигабайты хроники складываются в докучную сказку про страну, в которой народ живет в согласии со своим добрым царем, как бы именем его ни называли. Двуглавый орел на российском гербе держит в правой лапе скипетр с двуглавым орлом, который держит скипетр с двухглавым орлом; в «Википедии» российский герб иллюстрирует статью «Рекурсия».

Жил-был царь, у царя был двор, на дворе стоял кол, на колу мочало. Не начать ли сначала?

Главная героина «Срока», Ксения Собчак, тоже написала рецензию на фильм: Что-то не так с этим фильмом. <…> Есть ощущение, что за кадром осталось больше, чем попало в кадр, и оно неизмеримо важнее.

Об упущенном Собчак написала в твиттере:

Общий вывод у Собчак – тоже об инфантильности: По личным причинам смотреть этот фильм мне было неловко. «Срок» — это не только летопись Той Нашей Общей Зимы, но и моей личной жизни. Простите, это ненарочно:) Но, поборов неловкость и отстранившись от своих личных переживаний, связанных с каждым кадром, с каждым митингом, с каждым разговором, я вдруг поняла, как мы были инфантильны и незрелы. Сейчас, спустя время, ясно, что ходить с шариками и мечтать о революции — недостаточно; дарить милиционерам цветы, конечно, прекрасно, но исход такой борьбы так очевиден! И конечно, когда ты ходишь по площадям, ты искренне думаешь, что прямо сейчас «народные массы» поймут важность свободы слова, гражданского общества и присоединятся к тебе многомиллионной толпой…

Большевики называли декабристское восстание «революцией упущенных возможностей». Та Зима была зимой невозможных возможностей, упоительной радостью настоящей романтики и никому не нужных жертв. (С каким страхом я впервые произношу в фильме фразу, которую через несколько месяцев начнут повторять все: «Я не верю больше в такой протест».) Потому что мы — меньшинство. Это надо признать и как-то жить с этим дальше. Просвещать и любить свой народ, который таков, какой он есть: любящий Крым, ненавидящий геев, нисколько не нуждающийся в свободе слова, ибо она не булькает и в карман ее не положишь.

Авторы фильма пока хранят молчание – только «Сеанс» выложил годичной давности интервью с Александром Расторгуевым: Я из тех людей, которых драка заряжает. Мне очень нравятся драки. Я очень ясно помню эту историю с перестройкой, которая началась прямо практически с концом моей школы. Помню 1991 год, который совпал с моим студенчеством, помню 1993-й, который предварял рождение ребенка. Помню и 1998 год, потому что это совпало с моей какой-то сильной социализацией. Помню приход Путина, потому что он совпал еще с чем-то. Я абсолютно исторический человек, политическое животное. Моя личная жизнь совпадает с этими поворотами, и вопросы меня не пугают. Отсутствие ответов меня бесит. Но, знаешь, я понял, что необязательно идти впереди отряда, необязательно быть Чапаевым. А у журналистики, в целом, или у гражданской документалистики, не знаю, как ее называть, есть роль Фурманова. Хотя если бы залихватские лидеры оппозиции услышали бы эти фурмановские чтения… Понимаешь? Но, в любом случае, то обстоятельство, что это влияние возможно, что ты можешь быть автором политического высказывания, представителем или агентом влияния, меня очень возбуждает. <…> Я очень слабый, микроскопический агент влияния, мне не хватает мышц, не хватает, условно говоря, подписчиков, не хватает громкости голоса. Вот Кашин напишет какую-то херню, а его влияние значительно, несмотря ни на что. А я могу написать, как мне кажется, — условно сейчас — более содержательную штуку, и не буду услышан. И тут вопрос не в качестве мыслей, а просто в мышцах.

Ну и пока все горячо обсуждали «Срок» и его согласованность:

Тем временем еще один герой «Срока», сидящий под домашним арестом рецидивист Навальный продолжал рассказывать сагу про Якунина: Пока наш постоянный клиент и скромный госмиллиардер Владимир Якунин ждёт своёго переназначения на пост главы РЖД, которое должно было состояться ещё две недели назад, мы хотим вас порадовать ещё одной историей происхождения богатства этого Корейко путинской России. История очень короткая и понятная, она показывает, как просто в России зарабатывать один миллиард рублей в год (примечание: распространяется только на членов кооператива "Озеро").

Есть такая штука - георешётка. Наверняка вы её видели, когда проезжали какую-нибудь дорожную стройку. Она активно применяется для дорожного строительства - укрепления откосов, склонов и т.д. Конечно же, георешетка активно применяется и при железнодорожном строительстве. Соответственно, РЖД тратит изрядное количество денег на эту самую георешётку. С каждым годом всё больше, только с 1 января 2014 года подрядные работы по укладке георешётки обошлись компании в миллиард рублей.

Зная замечательную предпринимательскую хватку семьи Владимира Ивановича Якунина и его твёрдое убеждение в том, что ни рубля государственных денег не должно быть потрачено так, чтоб не одарить его хоть копеечкой, мы помониторили закупки и подрядчиков РЖД. Тут мы и обнаружили, что один из подрядчиков РЖД держит настоящую монополию на укладку георешётки. Название компании "ИНФРАТЕХ".

Дальше следует много-много документов про то, кому она принадлежит и кому принадлежит компания, которой она принадлежит. Цепочка заканчивается на кипрской юристке Вере Лиссотис, на которую семья Якунина обычно записывает свои офшоры. То есть георешетку Якунин тоже укладывал себе в карман.

Вывод, который делает Навальный: В связи с многочисленными просьбами, ввожу постоянный раздел с названием "а что вы предлагаете", он же раздел "а как надо": надо так, как мы прописали в проекте закона "О контрактной системе". Там мы указали, что все крупные подрядчики должны раскрывать своего конечного бенефициара. Не должно быть такого, что какая-то контора оказывает услуг на миллиард рублей, а её реальный собственник и выгодоприобретатель неизвестен. То есть, в этом случае он нам отлично известен, но формально нет.

Тогда в правительсве устроили визг и отклонили это наше предложение. На этом примере видно, почему.

В Новой России мы это правило введём, и все конфликты интересов с мутными темами будут хорошо видны.

Если бы сейчас снималась вторая серия «Срока», то в рецензии на нее потом наверняка написали бы, что это инфантилизм. Сидит под домашним арестом и считает деньги в кармане Якунина. В то время как еще один кандидат на домашний арест проводит встречи с избирателями:

18:40 26.6.2014
Ольга Серебряная

Дни рождения: Ходорковского, Зюганова и новых запретов.

Но празднует не только МБХ. Семидесятилетие сегодня отмечает еще и человек, который, как сказали на НТВ, «после развала Советского Союза четырежды баллотировался на пост президента, и каждый раз стабильно занимал второе место».

А «Луганская Народная Республика» просто поблагодарила главу российских коммунистов за помощь: Мы признательны за помощь и поддержку, которую Вы оказываете нашей молодой Республике в наиболее сложный период становления. Россия и Луганщина всегда будут видеть друг в друге товарища и доброго соседа.

А в недрах правительства сегодня родился еще один запрет:

Алексей Мунипов: Ого. Привет домашним родам. А те, кто просто не успел доехать до роддома? Ну и вообще, довольно много убежденных людей, которые продолжать рожать дома, и что с этими детьми будет — непризнанные, как в Китае?

Екатерина Шульман: Новый парад дураков: Минюст предлагает запретить регистрацию младенцев иначе как по документам из роддома. А то нехорошие граждане жульничают с материнским капиталом. Эти люди полагают, что дети родятся только в роддомах - а булки, конечно, прямо в супермаркетах растут, сразу в пластиковой упаковке. Зато нынешний режим регистрации предлагается оставить для отдаленных районов, список которых составит правительство. В отдаленных-то районах как раз и заводятся в больших количествах фальшивые дети для целей маткапитала - высоко, знаете ли, в горах, где живут еще чудесные долгожители, получающие пенсию до 120 лет, пока их родственники приходят с дедушкиным паспортом в пенсионный фонд.

Кроме того, "возможность государственной регистрации рождения ребенка на основании свидетельских показаний вне зависимости от того, где родился ребенок, способствует увеличению числа родов без оказания медицинской помощи вследствие отказа рожениц от обращения к врачам, что крайне опасно для жизни и здоровья как женщин, так и новорожденных" (пояснительная записка). Товарищи, роды вне роддома - это не роды без медицинской помощи. Большинство той статистики, которая приводится в пояснительной записке с большим удивление по поводу ее роста в крупных городах, - это роды дома с акушеркой. Хотите всех ввести в правовые рамки - легализуйте акушерскую деятельность, а то у нас по закону рожать дома можно, а принимать роды на дому нельзя.

Проект пока на стадии предварительного обсуждения и висит на regulation.gov.ru. Предлагается присылать свои мысли и замечания ответственному лицу Асланову Эмиль Асиф оглы по адресу expert@minjust.ru. Дорогой Эмиль Асиф оглы, если человек уже родился, его обратно не затолкаешь. Придется как-то регистрировать, сорри. А рожать женщины будут там, где им вздумается, и ничего с этим не поделаешь, будь ты хоть три раза ответственное лицо.

Против инициативы Минюста выступила – surprise, surprise – Елена Мизулина:

Текст о том, зачем нужны все эти нелепые запреты, сегодня на «Кольте» написал Иван Давыдов. Он отвергает две устоявшиеся версии, что дурацкие законы принимаются (а) ради отвлечения общественного внимания от сути дела и (б) ради личного пиара некоторых депутатов и предлагает две собственные версии: Идеальный мир для человека нашей культуры — это мир порядка, а порядок равен запрету. В пределе запрещено должно быть вообще все. И это вовсе не значит, что русский человек — природный раб, как учила нас Валерия Ильинична. Все ровно наоборот. Русский человек — природный свободолюбец. Он хочет жить внутри абсолютного порядка, порядок этот нарушая самим своим существованием. Например, потому, что жить ведь тоже запрещено там, где запрещено все. Знает ли, например, русский человек, что материться нехорошо? Конечно, знает. Русского человека коробит, когда он слышит матерную брань из телевизора.

— Зачем, … (здесь в лучшем случае запрещенное Роскомнадзором слово, обозначающее женщину легкого поведения, в худшем — что-нибудь еще позаковыристее), такое разрешают? — вопрошает русский человек в приступе праведного гнева. И, конечно, он доволен, если «это» запрещают.

Означает ли это, что русский человек не матерится? Ну, в общем, вы сами все понимаете.

И вот, возможно, депутаты эту волну поймали и, как народным избранникам положено, действуют в соответствии с народными чаяниями, просто стихийно и бессистемно. Мечутся, не зная, что выбрать. <…>

Ну и вторая версия, которая представляется мне более гуманной. Вы посмотрите на этих людей. За исключением немногочисленного актива, воспаленной от неудовлетворенности несовершенством мироздания мизулины яровой, все они — опытные, успешные, розовые, холеные пустые места. Они в Думу шли, чтобы штамповать присылаемые из администрации законопроекты, которых никто — ни они, ни мы — не читал никогда, сладко кушать и крепко спать, пробавляясь в перерывах между едой и сном подачками от корпоративных лоббистов. Дело скучное, конечно, но по-своему приятное. И тут вдруг хрустнуло что-то, и их заставили под гневное улюлюканье газетчиков принимать законы, позволяющие сажать людей в тюрьму за чих и хоровое пение.

А они ведь не звери. Они в душе добрые, просто трусоватые. Отказаться, конечно, не могут — страшно, но, оттарабанив под камеры положенное о скрепах, фашизме, который поднимает голову, и угрозе от стран закатных, идут и пишут собственные законопроекты. Один другого нелепее.

Каждый дурацкий запрет — это сигнал бедствия. Вы же понимаете, говорят избранники народу: это не мы. Мы, может, тут, конечно, люди ума скромного, но бед вам не желаем. Нас заставили. Вы же не верите, что мы всерьез хотим запретить вам носить кеды! Спасите нас!

Депутаты, как умеют, молят о помощи. А народ привычно безмолвствует и движется на всякий случай к ларькам торговцев — впрок прикупить кружевных трусов.

Или рекламы на платных телеканалах:

Редакция «Слона» сегодня тоже "порадовала" любителей свободы и свободного доступа. Максим Кашулинский: На следующей неделе мы начнем самый большой в истории Slon.ru эксперимент – спрячем часть материалов за paywall и введем подписку (годовую и месячную).

Зачем мы это делаем? У нас хороший трафик, мы делаем красивые спецпроекты и успешно продаем рекламу: в 2013 году выручка выросла на 17,7%. Примерно такими же темпами (17,8% в год) должен расти рынок онлайн-рекламы ближайшие пять лет, согласно прогнозу PwC. Это хорошее обещание, но мы понимаем, что львиная доля роста придется на крупные порталы, социальные сети и поисковики. Стоимость же рекламы (CPT) в медиа будет снижаться под давлением автоматических систем закупок и других факторов. Полагаться только на рекламную модель издателям точно нельзя.

У нас, к счастью, есть одно преимущество перед многими другими СМИ: мы пишем о бизнесе и экономике. А это, по-видимому, единственный вид журналистики, за который российские читатели готовы платить деньги в интернете.

Поэтому мы запускаем Slon Premium. Со следующей недели наши подписчики смогут получать доступ к 1-3 статьям в день. Осенью мы оставим в свободном доступе новости, любой вирусный контент (естественно), часть авторских колонок. Все аналитические статьи, большинство интервью и расследований будут доступны только подписчикам. Подписчики также получат доступ к продуктам и сервисам наших партнеров – организаторов конференций, онлайн-курсов и др.

Подписной бизнес новый для нас. Мы прекрасно понимаем, что вести его будет непросто. Но мы приняли решение направить на него свои ресурсы, готовы постоянно совершенствоваться и прислушиваться к мнению наших читателей. Slon.ru никогда не боялся экспериментировать и меняться. В этом, кстати, еще одно наше преимущество:)

На самом деле, все, конечно, не так мрачно. В России не только запрещают, но и разрешают:

К тому же, как сообщил сегодня Шалтай-Болтай, чтение готовящихся законопроектов хотят запретить, то есть попросту засекретить их – как минимум, Законопроект об устойчивости хозобществ уже засекречен. Это, несомненно, должно внести значительный вклад в разрядку общественной напряженности. Голосовать за этот закон тоже надо тайно. Имена депутатов тоже можно было бы засекретить. Ну и т.д. И все проблемы будут решены.

Борьбу с таким способом решить все проблемы ведут члены Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Как сообщают «Известия», они предложили создать список «неблокируемых (по антипиратскому закону) произведений»: С целью обеспечения баланса интересов граждан, общества, государства, правообладателей и пользователей необходимо частично передать в общественное достояние культурные ценности, срок охраны которых к 1 января 1993 году истек, а также созданных за счет государства.

Идея красивая: принять антипиратский закон, позволяющий блокировать все, а потом приложить к нему список того, что блокировать все-таки не надо.

17:24 26.6.2014
Ольга Серебряная

Союз Народных Республик. Пранкер Вован ведет переговоры. «Новороссия – нравственное понятие»

Твит по итогам выступления Петра Порошенко в ПАСЕ особого энтузиазма не внушает:

Тем временем российский Следственный комитет продолжает бурную деятельность:

@ReggaeMortis1: Бастрыкин заключил Коломойского под стражу, выключил мод для Crusader Kings 2 про Украину и пошел спать.

Деятели ЛНР и ДНР демонстрируют солидарность:

По словам Царева, есть уже даже «проект Конституции»: Совет Союза народных республик (Болтов, Карякин, Царев, Губарев, Пушилин и Бородай) разработал проект Конституции. Здесь 20 статей. Необходимо создать Парламент Союза народных республик. Он формируется так: треть из представителей обеих республик, остальная часть из депутатов местных советов, трудовых коллективов предприятий, учреждений и других организаций. Парламент состоит из 60 депутатов: 30 депутатов - от Донецкого парламента и 30 - от Луганского. Нам очень нравится название Новороссия, но оно слишком большое для двух республик. Когда к нам присоединятся другие регионы юго-востка, то Союз народных республик, возможно, вернется к этому названию.

Есть еще планы по созданию Нацбанка: Казначейство не работает, поэтому нужно создавать Национальный банк и брать управление на себя. Нацбанк лучше делать совместный для двух республик. В бюджете Украины скоро денег не будет вообще. Не будут платиться в первую очередь деньги в "ДНР" и "ЛНР" из Киева. Поэтому мы торопимся с созданием Нацбанка, чтобы все деньги оставались у нас. Мы запустим все бюджетоообразующие предприятия, и их налогов хватит для пенсий и соцвыплат. А коммунальные услуги остаются здесь.

Да уж, лучше бы главой избрали Павла Губарева – он хотя бы большой интеллектуал: Почему Путин отозвал разрешение Совета Федерации о вводе войск на Украину?:

1. Руководство России видит в нашем ополчении реальную силу.

2. Теперь Россия для мирового сообщества не является агрессором и может действовать через миротворческие силы ООН.

Вот так надо трактовать решение нашего ВВП!

Денис Волков на «Слоне» задается тем же вопросом, но ответ у него иной, чем у Губарева: Сэмюэль Хантингтон (у нас более известный как автор концепции «столкновения цивилизаций») в начале 1990-х годов проанализировал десятки авторитарных политических систем второй половины XX века и пришел к выводу, что любой правитель со временем теряет свою легитимность как в глазах населения, так и в глазах элит. Но демократические режимы хороши тем, что могут регулярно обновляться на выборах, авторитарные же режимы такой возможности лишены. Внутренние репрессии и провоцирование конфликтов с другими странами для поднятия патриотических настроений, по мнению американского ученого, – это те немногие инструменты, которые остаются в арсенале авторитарных режимов, начинающих терять популярность.

Маленькая победоносная война укрепляет рейтинг любого правителя. Победа в войне за Фолклендские острова (которую, кстати, начала аргентинская хунта для укрепления своей популярности; проигрыш военных ознаменовал банкротство авторитарного режима и запустил в стране процесс демократизации) позволила Маргарет Тэтчер удержаться, по ее собственным словам, в кресле премьера. Однако такая война укрепляет рейтинг ровно до тех пор, пока она остается маленькой («бесплатной», незаметной для большинства) и победоносной. Чем дальше страна завязает в конфликте, тем выше недовольство населения и тем менее победоносно выглядит армия. Российское руководство знает об этом по собственному опыту второй чеченской войны (об этом, например, у Ольги Алленовой в книге «Чечня рядом»).

Вмешательство России в украинские события и аннексия полуострова были продиктованы необходимостью использовать этот конфликт для укрепления снижавшейся легитимности Путина в глазах населения, спецслужб, армии. События в очередной раз показали, насколько быстро российский режим способен адаптироваться к ситуации. Теперь инстинкт самосохранения заставляет российскую власть завершать конфликт на пике своей популярности и минимизировать возможные потери. Иначе в своей «войне за Фолклендские острова» Путин рискует оказаться на месте проигравших аргентинцев. А это явно не входит в его планы.

Это чисто российский взгляд на переговорный процесс. А вот украинский – с сайта «русских украинских националистов» «Петр и Мазепа»: Обманный финт с мирными переговорами от Порошенко послужил в интересах не одной, а обеих сторон процесса, которые благодаря нарушенному миру смогли выпереть из переговорного процесса Бородая и прочую шушеру. Но есть и ложка дегтя: полная легализация Медведчука как посредника в глазах всей Европы. Меркель сообщила, что Медведчук хорошая кандидатура для переговоров. Потеряв друзей в рядах сепаратистов, хитрый дзюдоист, похоже, увернется от следующего этапа санкций, на фоне того факта что на деле ситуация с ополчением осталась неизменной. Крымих, и Бородай с Гиркиным на местах, но Европа не видит смысла в санкциях из-за сделанных Владимиром Путиным позитивных шагов. А сами США не видят смысла в санкциях, если Европа от них уклонится.

Тем временем и боевики, и прикрывающий их (разумеется, без ведома Путина) российский дипкорпус активно начали третировать Украину всеми доступными методами. Так, Лавров озвучил требование об уведомлении ополчения ДНР/ЛНР о перемещениях украинской боевой техники. И пусть Керри призывает Путина публично потребовать от боевиков сложить оружие, сами боевики таких глупостей делать не собираются. Таким образом, действия Кремля можно расценивать как подготовку очередного кидка. Но тут надо учитывать: если Путин окажется не способным (ввиду ли реальной неспособности, или большой личной хитрости — неважно) удержать сепаратистов на поводке, то он выпадет из переговорного процесса вслед за Бородаем.

Русские патриоты переговорами недовольны. Вот типичное рассуждение Константина Бабкина с требование решительных действий: Мне кажется, сейчас есть два варианта окончания кризиса:

- создаётся Новороссия, определяется линия границ, военные действия стихают, и налаживается мирная жизнь.

Этот вариант для меня самый понятный.

Если мы ведём к этому, то надо Новороссию признавать и начинать оказывать ей официальную помощь.

- сдача Новороссии в пользу унитарной Украины, победа киевских властей.

Дальше идёт перенос действий украинских националистов в Крым и центральную Россию, неясное поведение боевых кадров ЛНР и ДНР, которые будут считать себя преданными руководством России, длительный стон миллионов жителей Востока Украины, которых будут сгонять в концлагеря, делать негражданами, вытеснять в Россию, продвижение НАТО на восток, проблемы с газовыми и прочими коммуникациями, политическая нестабильность в Москве. Также экономические проблемы на Украине, которые будут сублимироваться в антироссийскую активность.

Если мы выбираем этот вариант, то мы не в адеквате, и советовать что-то бесполезно. Всем надо готовиться к большим неприятностям.

Есть ещё вариант с затягиванием конфликта, с приданием ему длительного, тлеющего вида. Здесь также будут беженцы, страдания, разрушения, риск расползания конфликта с переходом в террористическую активность, проблемы с коммуникациями и экономические проблемы.

Что-то не понимаю, какой вариант выбрала наша власть.

Евразиец Дугин подходит к делу тоньше: Баланс битвы патриотов с шестой колонной в Москве можно представить так.

Победы: помощь Новороссии не свернута во всех смыслах. Решение о поддержке Русского мира остается в силе. Вот что, наверное, на сегодня главное. На фоне такого: Славянск героически держится, несмотря ни на что. Донбасское ополчение растет на глазах. Взорвали дамбу в Херсоне, чтобы пустить воду в Крым. Герои Новороссии не сдаются. И таким образом наносится важнейший удар по шестой колонне.

Потери: начались игры в переговоры с Петром Порошенко и перемирие с карателями; постепенно меняется информационная политика в РФ, призванная приуменьшить масштабы зверств карателей хунты и релятивизировать героизм защитников Новороссии; начались закулисные игры по смещению истинных героев Новороссии (Игоря Стрелкова, Павла Губарева, Валерия Болотова, Алексея Мозгового, Дениса Пушилина, Александра Бородая), подхвативших ситуацию в самый критический момент, и попытки заменить их на невнятных и управляемых марионеток; в сети развернута настоящая травля тех, кто призывает Россию ввести войска (большинство патриотических пабликов сети «ВКонтакте» скуплено сомнительными персонажами, выдающими себя за представителей администрации президента, хотя такая принадлежность под вопросом), и, наконец, есть решение Совета Федерации, по всей видимости, указывающее на то, что Москва в одностороннем порядке отказывается от самой возможности выступить на защиту Новороссии.

Практический подход к переговорам между донецкими вооруженными сепаратистами и киевскими властями продемонстрировал пранкер Вован:

Я решил попробовать организовать мирные переговоры между противоборствующими сторонами на Юго-Востоке Украины для того, чтобы прекратить гибель мирных жителей.Кроме того, создавалось впечатление, что больше это никого не волнует.

Еще в первой половине июня я позвонил министру МВД Украины Авакову от имени лидера ЛНР Болотова, чтобы выяснить, существует ли возможность для начала мирного диалога между противоборствующими сторонами.

Как оказалось, министр МВД был готов к диалогу. Аваков предложил такую формулу: обе стороны воздерживаются от любых силовых действий. После этого уже решаем вопрос о возможности переговоров. "Мы можем условиться, что я остановлю любые плановые силовые действия в отношении территорий Луганской области", - сказал он.

Я взял время на раздумья и позвонил Денису Пушилину - лидеру Донецкой республики, где шли самые ожесточенные столкновения. Уже от имени представителя Авакова.

Я озвучил предложение Авакова, и Пушилин быстро согласился обсудить прекращение огня с условием, что вооруженные силы останутся на своих позициях.

После чего я снова позвонил Авакову и предложил начать мирный процесс с ДНР. Он согласился. Аваков получил контакт Пушилина, а тот - министра МВД. Я договорился, чтобы они немедленно созвонились друг с другом.

На этом мое участие закончилось. Все зависело теперь только от них. Стороны созвонились ночью и, вроде как, договорились прекратить огонь, а также организовать гуманитарный коридор для мирного населения.

Но утром оказалось, что бои продолжились.

В комментариях для СМИ обе стороны обвинили друг друга в срыве договоренностей. Пранкер Вован продолжает: Я опять созвонился с Аваковым и Пушилиным, чтобы выяснить, в чем же дело.

Аваков заявил, что "ему неинтересно играть в игры", а также, что он дал согласие на прекращение огня и зеленый коридор. А остальное - "публичные игры" Пушилина.

Лидер ДНР же заявил, что "боевые действия в Славянске не прекратились несмотря на команду "Стоп" от Авакова". Пушилин посчитал, что "Авакову не подчиняются войска вокруг Славянска или он вводит в заблуждение". Пушилин также предположил, что "вряд ли бы Аваков стал так подставляться, это неуправляемая армия. Я подозреваю, что Юлия Владимировна там прикладывается, у нее свои интересы. Это ей выгодно. И подозреваю, что моего помощника убили по ее команде".

Так что можно резюмировать, что само объявление о прекращении огня и начале переговоров ещене значит, что стороны выполнят договоренности. Кроме того, неясен вопрос о присутствии в регионе неподконтрольных сил.

Все эти важные моменты и должны учитывать сегодняшние переговорщики, чтобы наконец-то на Украине воцарился мир.

Возможности или невозможности переговоров с «террористами» посвящена запись Марианны Гейде: Грегори Бейтсон описывает своеобразную манеру балийцев разрешать конфликты: они всячески стараются избежать эскалации агрессии, как можно раньше переводя её в состояние плато. Если два балийца разругались, они вместе идут к радже и подписывают обязательство никогда друг с другом не разговаривать, а по возможности и не встречаться вовсе. Если кто-то из них забудется и заговорит, то платит штраф. Если решили помириться, то снова идут к радже и разрывают пакт о ненападении. Балиец, поссорившись с недругом, роет ров вокруг своего дома: если недруг решил поджечь дом противника, то, увидев ров, разворачивается и уходит прочь. Войн не ведут. Конечно, в стародавние времена раджи воевали между собой, но и тогда их стратегмы заключались, главным образом, в том, как бы похитрей уклониться от встречи с противником. Ещё у них своеобразное отношение к преступникам: они их жалеют, вместо того, чтобы порицать, так как по их представлению сам человек ничего не решает, а поступок его свидетельствует о том, что в машинерии мироздания что-то разладилось. Преступление, таким образом, сродни болезни, которой одержим преступный элемент. Как-то я рассказал про это Ю., та возмутилась: но это же скучно, у них там что, никогда ничего не происходит? Безусловно, у них там скучно. Зануды они, балийцы эти. То ли дело, допустим, Славянск - там мозги по асфальту размазывают, трупы на улице гниют, одним словом, весело там.

По поводу чрезвычайно развившейся как в России, так и на Украине склонности к веселью Денис Гуцко на «Кольте» пишет следующее: В мире гражданской апатии, рожденном параноидальным закручиванием гаек и свободоречивым карнавалом Болотной, как никогда востребован диванный радикализм — экзальтированная категоричность суждений и высказываний. Состояние непримиримости, априорной и перманентной, устроило слишком многих, мало-мальски сохранивших запал, — коль скоро противоборство политическое вылилось в онлайн-мутотень «Координационного совета» и ночной обыск у Собчак.

Даже то, что для сохранения противоречий по мучительному украинскому вопросу, ежедневно уносящему десятки жизней и веру выживших, требуются некоторые специальные усилия, никого почему-то не смущает. Чаще всего логические уловки воюющих сводятся к банальному умолчанию: «патриот» стойко молчит о махновщине в «народных» республиках Юго-Востока, об информационных поделках российской пропаганды, «либерал» героически помалкивает о Доме профсоюзов и кровавых забавах Нацгвардии. В пространстве Бесконечного Пшика, организованном совместными усилиями кремлевских и «болотных», только непримиримая цельность дает возможность почувствовать себя полным решимости, способным на многое — эдаким боевым роботом, зачехленным до поры до времени в ангарах Армии Света.

— Проклятый ватник, все из-за тебя!

— Умри, либеральная гнида!

Как же вы утомили, бойцы.

Но констатация утомления – еще не позиция, а скорее тоска по позитивной программе. Как раз такую программу и выдвигает Дугин – православие, новороссийскость, народность: Новороссия - уже метафизика. Не просто политика. Не потерявшийся страждущий ничейный регион без статуса. Она - наш нерв. Что бы ни произошло, кто бы еще там ни пал, а здесь ни предал, только в ней и есть смысл истории. Теперь бесполезно обращаться к Владимиру Путину с требованием ввести войска. <…> Остается только менять регистр.

Новороссия - нравственное понятие. Кто готов ее слить, тот предал бы и Крым (если бы сверху прикрикнули), отдал бы Чечню и весь Северный Кавказ, не возражал (бы) против распада СССР. Такие в нашем обществе есть. Они подавляющее меньшинство. Но… они правящее меньшинство, наша политическая, экономическая и медийная элита.

Но все же есть еще и народ. Есть те, кто стоят за Новороссию до конца. Кто бился за Чечню, кто страдал при распаде Большой России (СССР) и пытался сопротивляться <…>. Быть русским и жить сегодня Новороссией, сводками Стрелкова - одно и то же. Быть православным и не проживать трагедию православной Новороссии, захлебывающейся в крови от зверств карателей, несовместимо. Новороссия - народ. И все те, кто за нее - богатые и бедные, молодые и старые, властные и безвластные, - народ. А вот все остальные - нет, так, люди. Господь им судья, но они - не народ.

А кому не нравится про народность, то вот установка для интеллектуалов. Тарас Березовец: Интеллектуальный застой России и вырождение думающего класса за последние лет 20 случился в том числе и из-за того, что прекратилась многовековая подпитка Москвы украинскими интеллектуалами. Не секрет, что на протяжении столетий именно украинцы были вторым по влиятельности национальным кластером Российской империи и СССР.

Остается решить, что делать: отлавливать украинских интеллектуалов, чтобы свозить их в Москву или, наоборот, переезжать на Украину, чтобы интеллектуально возродиться.

15:07 26.6.2014
Ольга Серебряная

«Почему эта шабашоподобная копрофилия финансируется из госбюджета?»

В заголовок вынесен основной, похоже, вопрос эпохи – это цитата из анонимного доноса, применимая, при желании, ко всему, о чем речь пойдет дальше.

Вчера вечером, не дождавшись выяснения степени плоскостопия у оппозиционера, нашисты принесли Георгию Албурову «повестку» в армию:

Вчера у подъезда соратника Навального прошел театрализованный пикет:

О том, что все эти театрализованные представления вкупе с картинами «художника Сотова» - дело отнюдь не невинное, рассуждает на «Слоне» Андрей Перцев. Он показывает, как методы желтой прессы перешли из таблоидов в репортажи о деятельности депутатов Государственной Думы, а затем – в бумаги следователей: Для наших силовиков таблоидные технологии могут оказаться настоящим подарком: методы желтых СМИ в сочетании с любовью многих сообщать о каждом своем шаге в соцсетях такую свободу дают.

Написал активист: «Задел урну на Тверской, она помялась», – а потом выясняется, что он намеренно из хулиганских побуждений повредил памятник уличного искусства. Возбуждено уголовное дело. <…> После случая с картиной можно поверить во что угодно. Сценарий восстанавливается очень просто. Вот местных владимирских стрингеров СК посылают к Сотову: «Давай напиши, твоя ж картинка-то, получается – украли, а о тебе все узнают, в Москве, может, выставку, сделают». Художник кряхтит и пишет о значительном ущербе – чем не забытый брат или оскорбленный прохожий? Раз – и скандальная новость готова. Пусть кто-то получит за бумажку реальный срок, но нервы-то щекочет. Другой теперь подумает – нет, не о том, брать ли картину Сотова на память или не брать, а что надо, наверное, сидеть тихо.

Для СК в его нынешнем виде оптимальная форма работы – и развлечение зрителя, и пропаганда, и назидание. Прямо как колонки Владимира Маркина в «Известиях» – и смешно, и страшно. Или вот новая история с тем же персонажем – генерал снимется в фильме «День дурака», где сыграет себя же. Картина задумывалась авторами как ремейк «Ревизора» Гоголя, но трэш это будет еще тот: швейцар «Ванька», задолжавший всем и вся везет коллектора якобы к своему отцу-фермеру, но попадает в аварию. А вокруг – глушь, маленький городок, проворовавшийся мэр. Принимают Ваньку за сотрудника СК, но настоящие следователи во главе с Маркиным его разоблачают. Смешно, а за классику и за силовиков страшно. Грань между таблоидом, дешевой комедией и оперативной работой становится все тоньше и тоньше, и есть ли теперь она? Реальность превращается в дурной фильм – лубки с забора, утренние обыски, тюремные сроки (поядренее истории швейцара Ваньки будет) и дурное ток-шоу.

Кроме страха, правда, скоро может уже ничего и не остаться – ряды зрителей реалити-шоу от СК начнут редеть, зато участников станет больше.

То есть о «степени плоскостопия Албурова» шутить как бы уже не хочется. Но можно – на всякий случай – заранее поисследовать. О людях, участвовавших в пикете у дома Албурова, пишет Навальный: Пухляк в форме полковника оказался по совместительству помидором (фотография прилагается), а девица с пальцем оказалась... девицей с пальцем. Просто для "верховного главнокомандующего" она другой палец использует.

Имеется в виду вот это сочетание фотографий:

«Пухляк» - кроме того, что работал помидором – работал еще и советским солдатом на Красной площади:

История с пикетом у дома Албурова – хорошая иллюстрация о того, как устроена жизнь в России. Почему «пухляк» регулярно рядится в разнообразные одежды и не боится себя скомпрометировать? - Потому что он каждый думает, что это переодевание – последнее. Остап Кармоди объясняет такое поведение россиян через дилемму узника, самую известную задачку из теории игр, показывающую поведение игроков в играх с ненулевой суммой (когда выигрывать или проигрывать могут одновременно несколько игроков): Смит и Джонс грабят банк на миллион долларов. Они прячут деньги, а потом идут в бар обмыть дело. В баре они напиваются, устраивают дебош с мордобем и попадают в полицию.

Полиция уже знает ограблении и подозревает Смита и Джонса. Но доказательств у нее нет. Поэтому следователь предлагает каждому из бандитов сделку: если он сдает напарника, а напарник не сдает его, то стукач выходит, а молчун садится на пять лет. Если же оба настучат друг на друга, то сядут оба, но каждому скостят по полсрока — за то, что они помогли посадить друг друга.

Смит и Джонс знают, что если они оба промолчат, то получат по шесть месяцев за хулиганство, а потом выйдут и поделят деньги. Но все равно сдают друг друга и садятся на два с половиной года каждый.

Почему?

Смит знает, что Джонсу предложили такую же сделку, как и ему. Он думает: «У Джонса, как и у меня, два варианта. Предположим Джонс промолчит. Тогда если я тоже промолчу, я получу полгода тюрьмы, а потом мы выйдем и я получу половину добычи — полмиллиона. Но если я сдам Джонса, то я выйду не через полгода, а сразу. И заберу себе не половину добычи, а всю. Лучше сдавать. Но, предположим, Джонс свалит все на меня. Тогда, если я промолчу, то получу пять лет, а Джонс выйдет и заберет себе все. Если же я его сдам, то сяду только на два с половиной года. Получается, если Джонс промолчит, мне выгоднее его сдать. И если он меня сдаст, мне выгоднее его сдать. Как ни крути, надо сдавать».

Джонс рассуждает точно так же, в результате оба неизбежно сдают друг друга и садятся на два с половиной года. Хотя гораздо выгоднее было бы промолчать, выйти через полгода года и поделить деньги.

Но вот самое интересное:

Классическая дилемма узника возникает тогда, когда оба игрока (в нашем примере — бандиты) уверены, что имеют дело друг с другом в последний раз. Но в жизни встречается и другая ситуация - игроки предполагают, что они еще встретятся, возможно неоднократно. Такая ситуация называется повторяющейся дилеммой узника, и стратегии игроков в ней другие. Самая простая из них называется «Око за око» и заключается в том, чтобы в первый раз не выдавать партнера, а потом поступать так, как поступил партнер в предыдущей игре. То есть если в первый раз Смит не сдал Джонса, а Джонс сдал Смита, то в следующий раз Смит Джонса сдает. Если Джонс перестает сдавать Смита, то в следующей игре Смит опять не сдает Джонса. Через некоторое время Джонс начинает понимать, что ему хотят сообщить, и игроки перестают проводить годы в тюрьме и начинают наслаждаться богатством.

Существуют и другие, более сложные стратегии, которые позволяют игрокам договориться быстрее. Но все они работают лишь при соблюдении двух условий. Во-первых, оба игрока должны верить, что вероятность их повторной встречи довольно высока. Во-вторых, у обоих игроков должно быть низкое временнóе дисконтирование, то есть для них должно быть важно то, что произойдет с ними через месяц, год или десять лет. При нарушении хотя бы одного из этих условий игра сводится к классической одноразовой.

То есть румяный помидор будет завтра становиться ряженым участником ВОВ, потом – полковником и далее кем угодно. Со стороны внимающих всем этим акциям россиян действует та же стратегия, поэтому к моменту появления полковника помидора уже никто не вспоминает.

Отсутствие массовой возмущенной реакции на вчерашнюю грандиозную новость с пенсиями россиян, на которые «купили Крым», объясняется столь же банально: а никто и не планировал (для этого же надо планировать на несколько десятилетий вперед) эту пенсию получать. Андрей Синицын пишет в «Ведомостях»: Если бы президент Путин зачем-то решил вернуть пенсионные накопления гражданам, источник был бы быстро найден. Зачем ему могло бы такое понадобиться? Только если бы был недоволен электорат.

А электорат доволен. Накопительная пенсия не является массовым раздражителем и в силу возрастного порога (вопрос касается людей, родившихся после 1967 г.), и в силу недоверия к государству.

В каком-то смысле государство даже помогло будущим пенсионерам, присоединив Крым и потратив на него их деньги. Без Крыма гражданин от 1967 года рождения плохо представлял себе свою будущую пенсию и не верил в нее. А теперь она материализовалась. Да, кроме чувства национальной гордости, Крым гражданину ничего не дал — и экономически Крым «наш» так же, как «наша» накопительная часть. Зато настроение как поднялось!

Потеря будущих денег и приобретение Крыма находятся в разных плоскостях восприятия. Мы уже цитировали опрос «Левада-центра», в котором эти плоскости соединялись: 30% опрошенных не готовы нести личное бремя расходов за Крым, 19% уверены, что их это не коснется. Прямой налог на Крым, аналогичный немецкому «налогу солидарности» (введен в 1991 г. для поддержки новых восточных земель), в России сейчас ввести было бы сложно. А вот «пенсия солидарности» вполне сработала. Не исключено, кстати, что замораживание накопительных взносов продлится и в 2015 г.

Сегодня подоспела еще одна новость того же масштаба:

На этих трех твитах «народные массы» и успокоились. Зато деятельность «народных масс» по другую сторону баррикады ширится. В «Новой газете» - замечательная история Александры Гармажаповой о доносе на Петербургский музей политической истории России: Вчера утром сотрудники Петербургского музея политической истории России получили по электронной почте анонимное письмо, в котором неизвестный возмущался, что учреждение, занимающееся «шабашоподобной копрофилией», финансируется из государственного бюджета. Ни телефона, ни адреса отправителя в письме, естественно, не было, поэтому музейщикам оставалось только развести руками в недоумении.

Однако к середине дня они выяснили, что аноним писал не только в музей, но и на прокремлевский портал Politonline, входящий в холдинг Правда.ру. Там на прошлой неделе появился материал «Как музей на госбюджет шабашил», слово в слово повторяющий текст анонимного письма. В тексте (кстати, тоже анонимном) автор негодует, что если «в Петербурге проживает около 5 тысяч поляков, т. е. менее 0,1% населения города, то почему в музее проходит так много мероприятий, даже косвенно имеющих отношение к Польше? (Три за полгода.— Ред.) А директор музея даже получил госнаграду Польши!

«Почему музей политической истории России превращается в политический музей жертв поляков в России, политический музей польской Солидарности? — допрашивает непонятно кого автор. — Вспоминаем и молимся, каемся по заветам Валерии Ильиничны Новодворской. Но. Почему в федеральном бюджетном учреждении? Унижение от Министерства Культуры на федеральные деньги — прекрасно же? Почему эта, простите за выражение, шабашоподобная, простите за выражение, копрофилия — финансируется из государственного бюджета?»

«Новая» обратилась к редактору Politonline Олегу Володину с просьбой объяснить, зачем он публикует на своем ресурсе тупые анонимные заметки. Редактор ответил вопросом на вопрос: «Авы часто подписываете новости? Новость написал питерский сотрудник, недовольный ситуацией с музеем. Его зовут Анатолий Цуб».

К сожалению, автора новости о «шабашоподобной копрофилии» нам найти не удалось. Его имя не встречается ни на самом сайте, ни даже в поисковике Google.

Отличной параллелью к тексту про Польшу является вот эта фотография:

Касательно цензуры без возмущения народных масс:

Ну и громкая, но быстро увядшая история про то, как Газета.ру заблокировала сама себя, ссылаясь на Роскомнадзор (к вопросу о методах желтой прессы):

@ReggaeMortis1: Газета.ру сама себя высекла, расходимся.

Загрузить еще

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG