Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будущее еще одного зримого напоминания о ГУЛАГе неясно

Единственный в России музей истории политических репрессий "Пермь-36" вот уже три месяца не принимает посетителей. В мемориальном комплексе отключены вода и электричество.

Зарплату сотрудники не получают с января. Причина столь плачевного положения – отсутствие государственного финансирования, которое было прекращено в связи с довольно запутанными обстоятельствами. Председатель Пермского краевого отделения Международного общества "Мемориал" Роберт Латыпов считает, что краевое министерство культуры пытается "отжать" музей у автономной некоммерческой организации "Пермь-36", которая много лет назад взяла комплекс в бессрочную и безвозмездную аренду.

Роберт Латыпов

Роберт Латыпов

​​– У меня есть ощущение, что музей, который много лет строился силами общественников, гибнет. И речь идет о рейдерском захвате, который осуществляет министерство культуры. Оно "отжимает" у общественной организации ее главный проект. А также у других общественных организаций, чья работа была связана с музеем, – говорит Роберт Латыпов.

По его словам, изначально музей, возникший на месте бывшей колонии, в которой содержали политических заключенных, был проектом "Мемориала". Соучредителем автономной некоммерческой организации "Пермь-36" стало краевое правительство. Финансирование музея осуществлялось за счет субсидий из краевого бюджета, которые выделялись через министерство культуры. Но в 2013 году начались проблемы.

Фестиваль "Пилорама" 20 июля 2009 года

Фестиваль "Пилорама" 20 июля 2009 года

– С 2005 года на площадке под открытым небом, рядом с музеем "Пермь-36", на окраине деревни Кучино мы проводили международный гражданский форум "Пилорама", – рассказывает Роберт Латыпов. – Изначально он задумывался как музыкальный фестиваль социальной песни, в котором участвовали барды и рок-музыканты. Потом эта акция стала дискуссионной площадкой, где обсуждались вопросы современной гражданской повестки. Туда приезжали по 10-12 тысяч человек. Но в прошлом году фестиваль пришлось отменить буквально за две недели, в разгар подготовки. Краевая администрация вдруг в два раза урезала финансирование, и мероприятие сорвалось. На мой взгляд, это тренд последних 1,5-2 лет – власти тревожно воспринимают любую общественную активность, если в ней хоть как-то проглядывает политика. Власть боится любого критического разговора, который проходит в публичном пространстве. После прошлогодней истории с "Пилорамой" ситуация усугубилась, дело дошло до фактического закрытия музея.

Бывший исполнительный директор АНО "Пермь-36" Татьяна Курсина считает, что завершается эпоха общественного развития музейного комплекса "Пермь-36". По ее словам, краевое министерство культуры и пермский губернатор решили сделать музей государственным предприятием, разрушив таким образом частно-государственное партнерство, в котором принимали участие власти края и представители гражданского общества.

Ограда лагеря "Пермь-36"

Ограда лагеря "Пермь-36"

​– Без АНО "Пермь-36" сам музей превратится в нечто местечковое, совсем не то, на что рассчитана целевая федеральная программа, согласно которой он должен стать одним из трех музейно-мемориальных мест памяти о жертвах политических репрессий в России. Наша организация проводила в рамках музея множество просветительских проектов: школы для учителей, блогеров, музейщиков, журналистов, дискуссионные клубы, Астафьевские чтения, элективные курсы. В разные годы количество посетителей было разным – от 3 до 15 тысяч. А с учетом передвижных выставок и выездных мероприятий на территории края и за его пределами их число доходило до 40 тысяч в год, – говорит Татьяна Курсина.

Вот уже месяц, как Татьяна Георгиевна – безработная. В АНО "Пермь-36" числится простым волонтером. А еще весной она возглавляла государственное автономное учреждение "Пермь-36" – созданное летом 2013 года и получившее точно такое же название, как и автономная некоммерческая организация, в которой Курсина 20 лет была исполнительным директором.

– Прошлым летом краевая администрация создала государственное бюджетное учреждение "Пермь-36". Этой структуре в 2014 году в оперативное управление было передано все имущество музея, но при этом одноименная автономная некоммерческая организация оставалась и остается его законным пользователем и арендатором, – рассказывает Татьяна Георгиевна.– Начались переговоры о том, как распределить полномочия. Состоялась встреча у губернатора, была создана рабочая группа, велась работа над текстом соглашения. Предполагалось, что АНО откажется от права бессрочной и безвозмездной аренды, но будет продолжать реализовывать на базе музея свои просветительские проекты, получая, как и прежде, финансирование из краевого бюджета. Всеми хозяйственными, организационными вопросами будет ведать созданное бюджетное учреждение. Оно же станет получателем финансирования в рамках целевой федеральной программы, хотя музей попал в нее стараниями нашей общественной организации. Вроде как все были согласны с этими условиями и с тем, что работа будет осуществляться в равноправном партнерстве.

11 февраля Татьяне Курсиной предложили возглавить бюджетное учреждение "Пермь-36". Она согласилась, ушла с поста исполнительного директора АНО и занялась, согласно поручению, перерегистрацией новой структуры из бюджетной в автономную. Однако 23 мая министр культуры Пермского края Игорь Гладнев сообщил ей об увольнении: якобы она не оправдала надежд руководства, не смогла убедить директора АНО "Пермь-36" Виктора Шмырова расторгнуть договор о бессрочной и безвозмездной аренде.

– Я понимаю, почему Виктор Александрович не стал этого делать. Расторжение договора стало бы односторонним выполнением своих обязательств в рамках соглашения, работа над которым была заморожена. Документ, в котором бы четко указывалось, что АНО является равноправным партнером бюджетной автономной организации, где бы четко прописывалось распределение функций между двумя институциями и финансовая поддержка просветительских проектов АНО "Пермь-36", так и не был подписан. Финансирование прекращено с начала года, несколько месяцев музей работал без денег – что называется, под честное слово. Но долго это продолжаться не могло, с апреля мы не работаем, платить за свет и воду нечем.

Музей "Пермь-36" может существовать только как общественная институция: чтобы он работал, нужны энтузиасты. Став госучреждением, он обречен на забвение, считает Роберт Латыпов:

– О музее заботились добровольцы, каждое лето в несколько смен работал волонтерский лагерь. Это же огромный участок земли на болотистой местности, рядом с тайгой – зарастает травой, кустарником. Все деревянное – гниет, падает. Волонтеры брали на себя благоустройство, ремонтно-восстановительные работы. Будет ли кто-то заниматься этим теперь? Ведь работать там некому! Кстати, музей включен в проект федеральной президентской программы по увековечиванию жертв политических репрессий. Там есть пункт о создании трех больших мемориальных комплексов, один из них – "Пермь-36". На музей предполагается выделить 400 млн рублей, плюс 160 млн из регионального бюджета. Видимо, власть пугается того, что общественная организация получит такие большие деньги.

17 июня в Администрации президента состоялась встреча правления АНО "Пермь-36" во главе с Алексеем Симоновым. Руководство Пермского края представлял глава администрации губернатора Алексей Фролов. По словам Татьяны Курсиной, было принято решение вернуться к работе над соглашением между правительством края и правлением АНО. Работа над ним должна завершиться к 1 июля. По итогам совещания Фролов заявил журналистам, что "никто не собирается закрывать музей". Однако комментарий министерства культуры Пермского края о том, когда именно возобновится работа музея, получить не удалось.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG