Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Майкл Макфол был необычным послом. Профессор Стэнфордского университета, приятель многих российских правозащитников, убежденный демократ в американском значении этого слова, соратник лидера демократов Барака Обамы. Что-то в нем было и сохранилось от русского интеллигента, от кухонных наших споров с их наивностью, непримиримостью, откровенностью... И когда Макфол, еще в середине нулевых, задолго до своего назначения, называл Путина "параноидальным лидером" и резко выступал против перезагрузки отношенией с путинской Россией, это отражало точку зрения меньшинства – и в США, и в РФ.

Макфол и вел себя необычно. Дружил в Москве с теми, кого знал еще в советские времена. Искренне пытался доказать непрошибаемому российскому начальству, что приехал в Россию не для того, чтобы устраивать цветную революцию. Искренне пытался устыдить репортеров НТВ, которым не терпелось узнать, о чем Макфол собирается говорить с правозащитником Львом Пономаревым. Искренне переживал по поводу "закона подлецов" и все старался убедить собеседников в Кремле и на Смоленской площади, что детей не следует впутывать в политику. Тем более убивать их – ради сиюминутных политических выгод.

Если Майкл Макфол, разочарованный странник, со своими печеньками олицетворял злодейскую сущность Госдепа только в воображении российских спецпропагандистов, то Джон Теффт реально воплощает в себе новый курс Вашингтона

Макфол поначалу символизировал оттепель в отношениях Америки с Россией. Сам по себе, что мало сочеталось с реальностью. Он приехал в таинственную Россию Дмитрия Медведева, который на фоне ушедшего в премьеры Путина казался демократом, и вопрос заключался лишь в том, насколько самостоятелен младший лидер. Это выяснилось очень скоро, буквально через неделю после того, как Макфол был утвержден послом. Тогда, если помните, Дмитрий Анатольевич, выступая перед единороссами, выдвинул в президенты своего друга Владимира Владимировича Путина, и на этом процесс перезагрузки можно было объявлять завершившимся, как и миссию посла. А диагноз насчет паранойи был поставлен уже давно, и оставалось лишь подкрепить его горестным личным опытом. Чувство глубокого разочарования определяло деятельность Макфола, и он, совсем не дипломат по жизни и по профессии, не мог и не хотел этого чувства скрывать.

Джон Теффт – полная противоположность своему предшественнику. Карьерный дипломат. Профи в вопросах военных и политических, которыми занимался еще в 80-е годы прошлого века, когда служил в американском посольстве в Италии. В постсоветские времена, помимо работы в Государственном департаменте на российском и европейском направлениях, заместитель посла в России, посол в Литве, Грузии, на Украине. И если Макфол, разочарованный странник, со своими печеньками олицетворял злодейскую сущность Госдепа только в воображении российских спецпропагандистов, то Джон Теффт реально воплощает в себе новый курс Вашингтона. Весьма жесткий курс, который будет соединять дипломатические усилия по преодолению украинского кризиса с элементами холодной войны. Призывы вести себя пристойно и угрозу секторальных санкций. Кнут и пряник, как это принято в отношениях Америки со странами-изгоями, но с учетом российской специфики: все-таки РФ – это не Иран, не Ливия и не Северная Корея.

Своеобразие момента заключается в том, что послу США придется работать в условиях заведомо непредсказуемых. Никто не знает, чего завтра ожидать от путинской России, так что решать проблемы надо будет по мере их поступления, в режиме импровизации. В Москве Теффта уже заранее боятся и ненавидят, и легендарная Кристина Потупчик, член Общественной палаты, прогнозирует рост антиамериканских настроений. Здесь она, пожалуй, права, хотя едва ли сей рост будет связан с личностью посла, человека сдержанного, не склонного к публичным проявлениям чувств. Скорее, эти настроения будут нагнетаться Кремлем в соответствии с динамикой развития украинского конфликта.

Никто же у нас не верил, кроме национал-предателей, и никогда не поверит, что свержение Януковича и установление новой власти в соседней стране было выражением суверенной воли украинского народа. Следовательно, во всем виноваты американцы. Главное, в обозримые сроки не видно выхода из тупика, в который загнала себя и других Россия после проведения спецоперации "Крымнаш". То есть выход имеется, надо немедленно эвакуировать сепаратистов из Донбасса, но этот путь неприемлем ни для президента РФ, ни для путинского большинства, которое ожидает от своего лидера новых побед. Значит, конфликт запрограммирован, и отношения с Америкой в частности и с Западом в целом отравлены на долгие годы.

Процесс пошел, как говорилось по другому, куда более радостному поводу, и тут уже неважно, кто конкретно будет полемизировать с московскими партнерами по вопросам войны и мира. В любом случае это должен быть человек с немалыми запасами терпения и абсолютным отсутствием иллюзий.

Илья Мильштейн – политический комментатор и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG