Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ночью на 1 июля украинский Facebook напоминал высоковольтные провода – потрескивал от напряжения: "Петя, все готовы. Все изнервничались. Все не спят. Все ждут. Время ползет медленно, как улитка. Пьется кофе, курятся сигареты, дрожат руки. Не подведи, а то сам знаешь, что будет". В понедельник, в 22.00, истекло время одностороннего прекращения огня в зоне антитеррористической операции, в нескольких районах Луганской и Донецкой областей. Весь вечер шло заседание Совета национальной безопасности и обороны Украины с участием президента. Введут – не введут военное положение?

И неопределенность, и само это слово – "военное положение" – сильно давили на нервы: "Мне уже и кофе не пьется, и сигареты не курятся, и руки не дрожат. Потому что меня уже всю бьет…" Наконец, заседание закончилось – прошли новости: готовится обращение президента. Пауза затянулась… Фейсбучная братия снимает напряжение шутками: "Обращение Президента появится после матча Германия-Алжир. Молитесь, чтобы не было дополнительного времени и пенальти!" Кто-то сбросил линк на закон Украины о военном положении – и, чтобы скоротать время, я занялся его изучением, благо закон оказался небольшим.

Технология военного положения – форс-мажорная по своей сути, опасная своими малопредсказуемыми вторичными последствиями

После часа ночи телеобращение президента вышло в эфир. Его суть: сепаратисты договариваться не хотят, продолжают нападения и обстрелы; поэтому украинское государство прекращает режим одностороннего прекращения огня и возобновляет активные действия. Военное положение даже не упоминалось. Почему? Мне кажется, по очень простой причине: в нем нет необходимости. Более того, оно повлекло бы за собой новые издержки и риски – потенциально значительные и к тому же плохо просчитываемые.

1. Введение военного положения практически не дает дополнительных преимуществ для наведения порядка. Те возможности, которое оно предоставляет (ст. 15), в основном и так реализуются или могут быть реализованы. Особенно ввиду низкого правосознания в стране в целом, и того состояния общества, которое уже сложилось в зоне военных действий и вокруг нее. Что касается положений пп. 15.8–10 (запрещение антигосударственных партий/объединений, ограничение свободы слова, цензура СМИ, включающая возможность запрещения интернета), то, вероятно, эти вопросы не настолько актуальны для ликвидации сепаратистских группировок, чтобы для этого подставляться под вполне ожидаемый шквал критики и снижение политической поддержки внутри и вне страны. На международном уровне (ст. 24) пришлось бы втягиваться в долговременную международную кампанию по доказательству необходимости введения военного положения, в то время как эта необходимость сомнительна. Кроме того, введение этих ограничений прав и свобод только в Донбассе дало бы незначительный эффект, а введение их во всей стране было бы явно чрезмерным.

2. Военное положение неизбежно повлекло бы за собой ряд опасных для страны проблем. Самое главное и очевидное, на мой взгляд, – то, что ст. 19 закона запрещает проводить при военном положении выборы Верховной Рады Украины – а в этом сейчас есть острейшая необходимость. После событий Майдана парламент, с двумя де-факто скомпрометированными и, как показали президентские выборы, утратившими поддержку избирателей партиями (коммунистической и регионов) и со множеством дискредитировавших себя "нардепов" уже никоим образом не представляет политические предпочтения общества. Поэтому новой власти надо избегать ситуации, при которой позитивные изменения в стране могут стать заложниками эффективности военной операции всего лишь в нескольких ее административных районах на востоке; такая ситуация стала бы большой победой для, если смотреть в масштабах страны, горстки сепаратистов.

3. В Украине (к счастью) нет опыта военного положения. Это новая для власти и страны, неиспытанная и "необкатанная" общественно-правовая технология. Самое простое подтверждение этого – сам закон про военное положение: он излишне общ, и в нем, на мой взгляд, немало потенциальных "подводных камней". Взять хотя бы сверхважное положение ст. 5: "Военное положение в Украине или в отдельных ее местностях вводится Указом Президента Украины, который подлежит утверждению Верховной Радой Украины в течение двух дней с момента обращения Президента Украины". А если Верховная Рада (которая в значительной степени состоит из "вчерашних" партий и депутатов), паче чаяния, не утвердит? Представляете, сколько опасных для страны политспекуляций и торгов может возникнуть только по одному этому поводу?

Технология военного положения – форс-мажорная по своей сути, опасная своими малопредсказуемыми вторичными последствиями. Ее применение неизбежно поднимает на новый уровень риски любого общества – и особенно переходного "постмайданного" украинского. Так что решение украинской власти не вводить военное положение совершенно понятно. По крайней мере, до тех пор, пока не наступит самая-самая крайняя необходимость. Чего, надеюсь, в моей стране все-таки не произойдет.

Сергей Мирный – киевский писатель, эколог, киносценарист

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG