Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Все, что происходит сегодня в Ираке и Сирии, изнутри выглядит совершенно иначе, чем снаружи. И в этом колоссальная беда. Внешний мир видит дело так: фанатики-исламисты воспользовались внутренними конфликтами и хаосом в этих двух странах для того, чтобы устроить на этой территории фундаменталистский интернационал. Созвать туда всех экстремистов мусульманского мира.

Есть сообщения, что из одной Чечни в эту армию прибыли несколько сотен добровольцев, а рыжеволосый уроженец Панкисского ущелья Омар аш-Шишани, он же Тархан Батирашвили, стал недавно одним из лидеров вооруженных сил халифата, по некоторым сведениям – и вовсе главнокомандующим. Но в рядах этой армии есть и узбеки, и татары, и даже, кажется, обращенные в ислам русские…Не говоря уже о сотнях британских, французских, австралийских мусульман. Абу-Бакр аль-Багдади (ныне уже халиф Ибрагим) в своем видеообращении, появившемся в интернете, не только объявил себя главой халифата, которому отныне обязаны подчиняться все мусульмане на земле, но и заявил о претензиях на мировое господство.

Ни Рима, ни Парижа с Нью-Йорком исламские фанатики, конечно, не захватят, но могут создать в Ираке базу для развязывания мировой войны террористических актов

Итак, для внешнего мира это ясная, очевидная угроза. Ни Рима, ни Парижа с Нью-Йорком эти фанатики, конечно, не захватят, но могут создать в Ираке базу для развязывания мировой войны террористических актов. И одновременно до предела осложнить, возможно, надолго испортить, межобщинные отношения в западных странах. Вот почему США с неохотой, но оказывают помощь правительству в Багдаде – по принципу меньшего из зол.

Однако обычными иракцами, да и многими другими мусульманами ситуация воспринимается совсем иначе. Они смотрят на положение только под одним углом – суннитско-шиитского конфликта. Кто на чьей стороне? Ага, американцы, значит, за шиитов и, соответственно, против суннитов. Аль-Багдади, кстати, верный ученик и последователь убитого американцами Абу Мусаба аз-Заркауи, называвшего шиитов "змеями" и учившего, что их ни в коем случае нельзя считать мусульманами, что они более опасные враги правоверных, чем христиане и евреи. Это давняя история, восходящая к седьмому веку, но в куда более близкие к нам времена Саддам Хусейн затевал войну с Ираном, думая не только и не столько о своей региональной гегемонии и возможности прихватить богатый нефтью Ахваз.

Прежде всего, Саддам стремился нейтрализовать экзистенциальную угрозу, исходившую от радикальных шиитских революционеров, пришедших к власти в Тегеране. Как защитнику суннитов, ему, скрепя сердце, но довольно энергично помогали Саудовская Аравия и другие страны Залива. И США, при всем отвращении к его режиму, тоже готовы были Саддама негласно поддержать. Не потому, что глубоко понимали разницу между шиитами и суннитами, а по принципу "враг моего врага…" А главным врагом выглядел тогда Иран. И доподдерживались…

Дальнейшие события в который раз показали роковую недальновидность этого принципа. Получив американскую помощь в Афганистане, исламисты создали смертного врага Америки – "Аль-Каиду". По той же модели и Саддам обернулся и для американцев, и для саудитов проклятием. На этот раз в Вашингтоне опасность понимают. Вот почему такое внимание уделяется попыткам поощрить появление коалиционного правительства суннитов и шиитов в Багдаде.

Однако пока никакую коалицию создать не удается. Сунниты слишком обижены, озлоблены и видят в халифе аль-Багдади пусть слишком фанатичного и жестокого, но все же защитника против шиитского произвола и насилия. А в суннитских районах Багдада возобновились нападения и убийства, за которыми стоят шиитские фанатики, которые ненамного лучше фанатиков суннитских. Не дай бог невольно помочь им стать хозяевами в стране. А ведь это может произойти – после долгой и чрезвычайно кровопролитной гражданской войны. Но такой сценарий в Вашингтоне тоже должны учитывать, хватит получать с Ближнего Востока неприятные сюрпризы.

Нельзя полностью отбрасывать и ту возможность, что Ирак все же распадется на три части – суннитскую, шиитскую и курдскую. Конечно, это плохо, но, как показывает трагический югославский опыт, расселение по этническим и конфессиональным "отдельным квартирам" вполне может оказаться меньшим злом по сравнению с тотальной гражданской войной.

4 июля мир вспоминает самую, возможно, знаменитую фразу из декларации независимости США – о самоочевидных и неотъемлемых правах человека: на жизнь, свободу и стремление к счастью. Я неплохо знаю иракскую интеллигенцию, городской средний класс. Это образованные, светски мыслящие люди. Для каждого из них нет ничего важнее тех же самых самоочевидных вещей. Но увы, Соединенные Штаты бессильны помочь им, потому что те, кто верховодит по обе стороны конфликта, не ставят эти права ни в грош.

Андрей Остальский – лондонский журналист-востоковед и политический комментатор

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG