Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Тбилиси скончался бывший президент Грузии Эдуард Шеварднадзе

Бывший президент Грузии Эдуард Шеварднадзе скончался в Тбилиси на 87-м году жизни.

По сообщению "Интерфакса", смерть наступила в понедельник в 12 часов. Последнее время Эдуард Шеварднадзе находился в Тбилиси, где, как сообщает информационное агентство, "работал над своей книгой".

Эдуард Шеварднадзе родился в 1928 году в Ланчхутском районе Грузии. Закончил медицинский техникум, но предпочел врачебной карьере политическую: в возрасте 24 лет возглавил комсомольскую организацию Кутаиси, а вскоре стал руководителем республиканского комсомола. Но высшее образование Шеварднадзе получил, окончив в 1959 году Педагогический институт в Кутаиси. В эти годы состоялось знакомство Шеварднадзе с будущим первым и единственным президентом СССР Михаилом Горбачевым.

В 1965 году Шеварднадзе занял пост министра общественной безопасности Грузинской ССР, затем стал министром внутренних дел республики. В 1972 году был избран председателем ЦК компартии Грузии.

Как вспоминает ректор Дипломатической академии, журналист-международник Иосиф Цинцадзе, во время правления предшественника Шеварднадзе на посту руководителя компартии Грузии Василия Мжаванадзе республика считалась чуть ли не самой коррумпированной в СССР:

"В эпоху Мжаванадзе Грузия занимала одно из первых мест среди республик СССР по уровню коррупции и кумовства. Он начал борьбу и вселил в людей надежду. Особенным был его подход к интеллигенции, вообще к научному сообществу. Помню его выступления перед университетской аудиторией. Шеварднадзе действительно вселил надежду, что можно жить по человеческим принципам. Правда, радикально ничего не изменилось в советской Грузии. И при Шеварднадзе было много нарушений, но все-таки люди по другому смотрели на окружающий их мир".

В 1985-м Шеварднадзе был введен в состав Политбюро ЦК КПСС, переведен в Москву и назначен Михаилом Горбачевым министром иностранных дел СССР. Советское внешнеполитическое ведомство он возглавлял до конца 1990 года. Этот период отмечен резким улучшением отношений между Советским Союзом и США, выводом советских войск из Афганистана, заключением нескольких соглашений о сокращении стратегических наступательных вооружений, падением Берлинской стены, распадом Организации стран Варшавского договора и другими историческими событиями.

На Съезде народных депутатов в декабре 1990 года, на фоне обострения разногласий с Горбачевым по поводу реформ, заявил о наступлении диктатуры в СССР и подал в отставку. Позже его слова многие посчитали пророческими.

В августе 1991 года был среди защитников здания Верховного Совета РСФСР во время попытки путча, предпринятой ГКЧП. В конце того же года вновь стал главой МИД СССР, но Советский Союз вскоре прекратил существование.

После свержения первого президента независимой Грузии Звиада Гамсахурдии, Эдуард Шеварднадзе вернулся в Грузию, был председателем Госсовета, а затем и председателем парламента. В эти годы шли войны в Абхазии и Южной Осетии, начавшиеся еще при Гамсахурдии, грузинским властями приходилось постоянно сталкиваться с мятежами звиадистов. Шеварднадзе удалось добиться заключения соглашения о прекращении огня, но вернуть республики под контроль Тбилиси он так и не смог. В 1995 году Шеварднадзе стал президентом Грузии, и был переизбран в 2000-м. В 90-х годах Эдуард Шеварднадзе пережил три покушения на его жизнь, один раз был ранен.

По мнению Иосифа Цинцадзе, после возвращения на родину из Москвы в 1992 году Эдуард Шеварднадзе прекратил "бандитскую вольницу" и способствовал признанию Грузии странами Запада:

"Шеварднадзе удалось из бандитской вольницы сделать что-то подобное государству. Кончено, Грузия была не совсем состоявшимся государством. Но если вспомнить эпоху вооруженного формирования "Мхедриони", если вспомнить, что на центральном проспекте Чавчавадзе невозможно было проехать на машине, Шеварднадзе удалось, по крайней мере, заложить основу будущей государственности.

Каждый мог свободно высказать свое мнение, и никто никого не боялся. В его парламенте действительно была настоящая оппозиция, которой никто не угрожал и пальцем не трогал.

Но в последние годы у Шеварднадзе была не та энергия и социальная опора была уже другой. Но в целом, можно сказать с определенной натяжкой, что он свою роль выполнил. Без Шеварднадзе никто не смог бы заставить Запад считаться с Грузией. Никто не принял бы Грузию в Организацию Объединенных Наций. Никто не принял бы в Совет Европы", – считает Иосиф Цинцадзе

Во время "революции роз" в ноябре 2003 года, когда оппозиция обвинила Шеварднадзе в фальсификации результатов парламентских выборов, а депутаты отказались по его предложению ввести в стране чрезвычайное положение, он подал в отставку.

Шеварднадзе резко критиковал политику сменившего его на посту президента Михаила Саакашвили. Перед последними парламентскими выборами в Грузии поддержал победившую на них партию "Грузинская мечта".

В конце января этого года Шеварднадзе отменил прием в честь своего 86-летия в связи с трагическими событиями в Киеве.

Вспоминает бывший начальник госканцелярии Петр Мамрадзе:

– В Грузии все помнят, что делал Шеварднадзе в области науки и культуры в коммунистический период. Он проводил смелые эксперименты в области экономики. Его возвращение в Грузию 7 марта 1992 года – историческое событие. Находясь в Москве, он часто встречался с представителями "национально-освободительного", читай "национально-разрушительного" движения, и каждый раз говорил: Грузия гибнет. А потом заявил: лучше уж я физически погибну, пусть потеряю свое имя и авторитет, но сделаю все возможное, чтобы спасти мой народ и страну. Время было очень тяжелое – хаос, анархия... Шеварднадзе возвращается в Грузию и начинает с нуля. А ведь он был тогда уже человек немолодой – 64 года. Он не смог остановить войну в Абхазии, но смог добиться перемирия в Южной Осетии. Принял новую Конституцию, прекратил хаос и анархию.

Именно он начал в стране масштабную реформу. Грузия, по оценке нобелевского лауреата Гэрри Беккера в 1998 году, стала "чемпионом реформ и рыночных преобразований. Он добился осуществления важнейших энергетических проектов, и Грузия обрела важнейшую геополитическую функцию.

– Почему же Шеварднадзе был свергнут в результате "революции роз" 2003 года?

– Начиная где-то с 2000 года, то есть после избрания президентом на второй срок, колесо покатилось вспять. Я никогда об этом не говорил, а сейчас скажу: тяжелейшая болезнь супруги действовала на уже немолодого человека совершенно разрушительно. Он потерял всякий интерес к реформам и преобразованиям. Часто говорил, что ему не время быть президентом, а что он должен сидеть дома рядом с Нанули, которая очень тяжело болела и вскоре после "революции роз" скончалась. Началась массовая коррупция, разъедавшая все сферы общественной жизни. Он очень быстро стал отходить от реальности.

Но когда началась "революция роз", он совершенно не думал о применении силовых методов. Без всяких проблем оставил пост президента и жил после этого 10 с лишним лет.

В личном плане он был очень простым человеком, всегда скромно живущим. Ненавидящим всякую роскошь. Очень плохо относящимся к демагогии и популизму.

– А чем он занимался в последние годы?

– Очень много читал, его интересовала история, думал о будущем Грузии. Я с ним часто общался. Шеварднадзе в последние годы особенно интересовался Северным Кавказом. В отличие от некоторых, потиравших руки, он говорил, что нестабильность на Северном Кавказе может создать опасность для существования Грузии как таковой. Занимался демографией. Никогда не забуду, как сказал мне: "Передайте Иванишвили, что сейчас демография решает все: если не будет у нас прироста населения, то все реформы пойдут насмарку".

Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили выразил соболезнования семье покойного, назвав Эдуарда Шеварднадзе "выдающимся деятелем, внесшим огромный вклад в становление геополитической роли Грузии".

Личный переводчик Горбачева и Шеварднадзе Павел Палажченко отмечает вклад Эдуарда Шеварднадзе в становление советской, а затем российской дипломатии и деловые качества бывшего главы МИД СССР и президента Грузии:

- Отношение к нему было чрезвычайно уважительным, потому что партнеры по переговорам видели, насколько серьезно он был готов к диалогу, насколько он был настроен на позитивные, конструктивные действия, а не на пропагандистские какие-то обмены любезностями. Я просто не берусь судить о том, что было у него на посту Первого секретаря Грузинской Компартии и на посту президента. Это относится к внутренним делам и к истории Грузии. Я думаю, его место в этой истории определят сами граждане Грузии. Но на посту министра иностранных дел Шеварднадзе сделал, безусловно, очень много. Мы начинали в условиях полной изоляции СССР, в условиях, когда у нас не было ни настоящих союзников, ни нормального переговорного процесса. Все это было преодолено буквально за несколько лет. В 1987 году был подписан первый договор о сокращении ядерных вооружений, о ликвидации ракет средней дальности. Кстати, сегодня в своих соболезнованиях Михаил Сергеевич Горбачев специально отметил вклад Шеварднадзе именно в это дело - в переговоры по ядерному разоружению. Кроме того, он сделал МИД активным, конструктивным участником процесса выработки позиции нашей страны на переговорах по разоружению. До этого было не так. До этого МИД просто транслировал позицию, которую вырабатывало Минобороны. При Шеварднадзе МИД получил свой очень серьезный голос в этих делах.

Я не помню ни одного дипломата, который работал бы с Шеварднадзе, и который не сохранил бы о нем воспоминаний как о человеке чрезвычайно влиятельном

Я не помню ни одного дипломата, который работал бы с Шеварднадзе, и который не сохранил бы о нем воспоминаний как о человеке чрезвычайно влиятельном, который на иную высоту поставил авторитет МИД. В памяти останется человек, который с большим вниманием и уважением относился к моей работе. Это очень важно. Он понимал, что такое труд переводчика, какая это нагрузка и какая это ответственность. Каких-то особых эпизодов, когда он мне бы это сказал, тряс руку и благодарил, я, пожалуй, не могу вспомнить, но мы, переводчики, работавшие с ним, ощущали постоянно уважение к нашему труду. В личном общении он был человек чрезвычайно обаятельный, контактный, умевший расположить к себе. И, надо сказать, что это был человек очень мужественный. В Пакистане, например, Шеварднадзе буквально окружила толпа беженцев из Афганистана. И они были настроены очень недружелюбно. Тем не менее, он не развернулся, не побежал, а пытался с ними наладить разговор, несмотря на то, что толпа буквально сжимала нас в тиски все больше и больше. Были моменты, когда я видел, что он очень тяжело переживает какие-то негативные события у нас в стране. Были межнациональные конфликты. Иногда между нами заходил об этом разговор. Я чувствовал, что это острый нож в его сердце. Человек он был очень эмоциональный. И хотя эти эмоции проявлялись редко, они проявлялись, несмотря на то, что сама его манера общения была довольно сдержанной.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG