Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Женитьба Кожина. Славянск: что дальше? Либералов "утопили в сортире". Съеденный самурай Гир Кин. Два Кургиняна-2

Лайвблог о дискуссиях в сети


Счастливый Кожин

Счастливый Кожин

19:59 7.7.2014
Ольга Серебряная

Женитьба Кожина. ВВПВВП. «Комсомолку» отдадут Маше Гессен, а «Известия» – Илларионову. Объменять Славянск на Дугина

Главная российская новость сегодня вчерашняя. Вопрос о том, на каком ивенте Медведев сделал селфи с Басковым, о котором сообщила аж «Российская газета», сегодня долго исследовал Олег Кашин. Довольно быстро стало понятно, что это свадьба солистки группы «Мобильные блондинки» Олеси Бословяк:

Фотография громоздилась на фотографию. Пока имя жениха было еще неизвестно, твиттер дружно выяснял, чем знаменита невеста:

Ну и конечно, Албуров не смог вот без этого вот:

Личность жениха установили в итоге по маникюру:

Владимир Кожин - помощник Президента Российской Федерации по вопросам военно-технического сотрудничества с 2014 года, управляющий делами Президента Российской Федерации (2000—2014 гг.).

Екатерина Винокурова недоумевает: Про свадьбу. А я не понимаю, почему все так прям обсуждают, что Медведев мог поехать поздравлять только уж разве что Путина.

Почему на самом деле просто премьер-министр не может просто пойти на свадьбу, если позвали?

Впрочем, понятно, что гостей в таком случае будет проверять ФСО, и в связи с этим возникает лишь один вопрос: а если вдруг хозяин позовет на свадьбу одновременно Медведева и одновременно кого-то, кто по мнению ФСО не соответствует требованиям безопасности? Что тогда? Не идти? Требовать от жениха и невесты отозвать кого-то из гостей?

***

Пока Медведев поет на свадьбе, Путин судорожно ищет деньги. Проблему, которая стоит перед президентом, описывает Константин Гаазе: Делать плохие прогнозы в этом году особенно приятно: что ни напишешь, все сбудется. Дойдя до решающей стадии процесса верстки бюджета на 2015 год, чиновники встали как вкопанные: денег России на все задуманное не хватает, пора решать, как покрыть недостачу. Именно об этом речь шла еще в апреле, когда премьер Медведев осторожно намекнул, что бюджетное правило – это не догма, а всего лишь руководство к действию, которое, если что, не проблема переписать.

Теперь Минфин как бы отвечает премьеру: переписывать правило не обязательно, но можно, например, повысить налоги: поднять ставку налога на доходы граждан и ставку НДС, а заодно разрешить регионам вводить налог с продаж. <…> Речь идет о совершенно фантастических суммах: с 2017 по 2020 год стране нужно где-то найти 4 трлн рублей. Но это дело перспективы, прямо сейчас у кабинета Медведева есть «лист ожидания» из нескольких ФЦП, которые признаны годными, но на которые в 2015–2016 годах чиновникам не хватает триллиона рублей. Где взять эти деньги – вот вопрос пятилетки.

Российская экономика обсчитана с ног до головы: она зависит от небольшого набора параметров, изменяя которые можно моделировать процессы, происходящие как минимум в бюджетной системе, как максимум (в это верят чиновники Минэкономики) – повсеместно. Зная, сколько примерно будут стоить баррель нефти и рубль, можно сказать, сколько денег будет у государства и как сильно оно сможет подстегнуть рост ВВП, который все больше зависит от государственных инвестиций. В этом-то и драматизм ситуации, деньги нужны сверхплановые; тех, которые государство точно получит, не хватает. Все очень похоже на семейный бюджет: вы знаете, какая у вас получка и сколько до нее осталось, других денег у вас нет. Надо или тратить меньше, или найти халтуру, то же самое происходит и с госказной. Есть, правда, небольшие отличия. Вы можете пойти и занять у друзей или у банка, а Россия – не может. У ее друзей туго с деньгами (Китай на друга явно не тянет, больше он похож на соседа-комсомольца, который предлагает вместе растить лук на вашем балконе), а банки, западные банки прежде всего, денег ей сейчас не дадут. В правительственных бумагах чиновники это состояние новой холодной войны с Западом обтекаемо называют «ростом геополитической напряженности», объясняя при помощи этого эвфемизма и невозможность дешево занять у банков, выпустив казенные облигации, и отсутствие иностранных инвестиций.

Фактически России нужно чудо. Если придерживаться строго научного подхода, то, чтобы понять, может ли Россия рассчитывать на него в будущем и как его устроить, надо проанализировать какое-нибудь уже случившееся с ней чудо похожего свойства. И такое чудо есть, оно произошло в первом квартале этого года. По прогнозу чиновников, бюджет должен был закончить его с дефицитом, но вместо этого получился незапланированный доход. План удалось перевыполнить аж на 495 млрд рублей, или на 3,1% к ВВП. Нефть дала лишних 269 млрд рублей, все остальное – еще 226 млрд. Проанализировав, откуда взялись эти деньги, можно точно и исчерпывающим образом описать все места, где президенту Путину стоит и не стоит искать средства на рост зарплат из майских указов, на ледоколы и на перевооружение армии. Проблема, которая стоит перед президентом, после такого анализа раскроется во всем своем драматизме: деньги внутри страны найти можно, но их придется отобрать у одних групп, чтобы отдать другим. Найти их, никого не обидев, не удастся.

О другой возможности чуда пишет Максим Трудолюбов: Вот допустим ругают популярного правителя экономисты - ты всем денег наобещал, а экономика не растет. Даже при том, что нефть дорогая, деньги кончаются. Теперь, чтобы народу что-нибудь дать, нам придется у народа что-нибудь взять - например, повысить налоги. Но правитель может быть выше экономики. Валовой внутренний продукт не главное в жизни - это понимают даже экономисты. ВВП не учитывает массы вещей, например, поддержку лидера и воодушевление по поводу будущих захватов разных других стран («Имеет ли Россия право присоединять к себе территории бывших республик СССР на основании заявлений, что проживающие там русские могут испытывать или уже испытывают притеснения и ущемления своих прав?» 82% говорят да). Страны, у которых плохо с экономикой придумывают себе другие меры успеха - валовое внутреннее счастье, например, у Бутана. Саркози тоже пытался изобрести новую меру успеха для Франции, может быть она, кстати, и появится. У России такой индикатор может называться "валовая внутренняя поддержка" ВВП - аббревиатуру менять не нужно, только два раза повторять (ВВПВВП).

***

Cегодня никому не дают покоя судьбы российской социологии. В связи со смертью в СИЗО кандидата социологических наук Цапка Артем Фельдман ознакомился с авторефератом его диссертации: Вот, пролистал автореферат на соискание кандидатской степени по социологии Сергея Цапка, того самого лидера банды, которая терроризировала Кущёвку.

"Анализ пережитых Россией волн модернизации показывает появление девиантных форм социальной адаптации в условиях трансформации аксиосферы. Традиционные ценности сельского сообщества (ценности повседневного кропотливого труда, взаимопомощи, семейные ценности, привязанность к родной земле и т. д.) разрушаются под воздействием ценностей успеха, достижительных ориентаций и стандартов потребления, сформированных современным западным обществом. Отсутствие реальных возможностей реализации новых ценностей, навязываемых СМИ, слаборесурсность жителей сельского сообщества и несовместимость крестьянского труда с наиболее привлекательными из них ведут к деформации аксиосферы, бегству молодежи из села, усилению криминальной активности".

ага, да, "не мы такие, жизнь такая". ясно-понятно. слышали, знаем.

Почти бэконовские выводы из смерти Цапка сделал твиттер-аккаунт Сталина:

Но все-таки не Цапок был в России главным социологом – главным социологом (а также «одной из ярчайших звезд московского философского небосвода, дерзким радикальным мыслителем, автором десятков книг, знатоком Хайдеггера, пылким патриотом России, верующим православным человеком, владеющим многими языками, пишущим огненным пером») был Дугин. Автор этого лестного определения Дугина, пламенный антисионист Исраэль Шамир на «Свободной прессе» предлагает обменять Славянск на Дугина – иначе будет ужас: Так и я вам говорю – грустно, что пал Славянск, но сейчас восстановите Дугина в МГУ. <…> В Славянске ничто не потеряно. Город еще может вернуться в новостные ленты, и не раз. Партизаны – а армия Стрелкова это партизанская армия – не должны сидеть на месте, они должны быстро двигаться и бить по врагу там, где он не ожидает. Например, в Киеве или Харькове. Но Дугина надо сейчас вернуть в МГУ.

На кону – и я говорю сейчас про Дугина, не про Славянск – свобода слова, академическая и политическая свобода, более того – будущее России. Не потому, что Дугин такой замечательный, хотя он, конечно, выдающийся политический философ и метафизик. Дугин – это наша, патриотической российской интеллигенции красная черта. Это даже не Славянск, а Перекоп, если не Волоколамск.

Могу себе представить причины, по которым пришлось бы сдать Славянск – чтобы потом взять Киев. Могу представить причины, по которым можно сдать Киев – чтобы потом взять Берлин. Но с увольнением Дугина смиряться нельзя. Иначе завтра «Комсомолку» отдадут Маше Гессен, «Известия» – Илларионову, а «Свободную Прессу» – Шендеровичу.

Чтоб Исраэль Шамир так не переживал, вот ему сводка от Стрелкова:

Так что, может, еще и обойдется без Дугина в МГУ.

Кстати, неплохая «социология» Марата Гельмана по поводу танков времен ВОВ: Вот есть один праздник. - 9 мая - день победы, который всех объединяет, и одно событие в истории, которое всеми почитается как подвиг. И оно выдержало и десталинизацию при Хрущеве, и гласность при Горбачеве, и разрушение берлинской стены и попытки его использовать коммунистами в своей агитации, а позже единороссами.

Но вот теперь этот подвиг направо налево используют в своих мутных играх спецпропагандисты чертовы - и я уже начинаю опасаться за следующее 9 мая. Нефиг свои мутные игры сравнивать с победой в Великой Отечественной. Если не можете без "фашистов" объяснить, чем плох ваш противник - лучше отрежьте себе язык, убейте себя об стену. Ну вас нафиг.

Если солнце прикладывать часто к больной пояснице - оно превратится в грелку.

18:37 7.7.2014
Ольга Серебряная

Освобожденный Славянск. Что дальше? ВВС «ЛНР». В Осетии «молодые люди рвутся на фронт». Хочет ли Кремль видеть Гиркина живым?

В Славянске раздают гуманитарную помощь:

Есть мнение, что раздавать еду – цинично:

Правильнее, вероятно, по мнению автора, было бы уморить всех голодом. Настроение у жителей не то чтобы радостное. Екатерина Сергацкова на «Кольте» пишет, что людям стыдно: Смотреть на изголодавшихся, неумытых, запуганных людей жутко и больно. В середине апреля я была на этой самой площади и наблюдала, как женщины носят еду боевикам, которые совсем недавно заняли здание городского совета, и как они рассуждают про то, что им хочется жить в России. Хорошо запомнился молодой парень, который гулял по площади с коляской, не боясь людей с автоматами. Он переживал, что из-за конфликта между Украиной и Россией заводы в Славянске закроются, поскольку они тесно завязаны на российском рынке. Парень искренне надеялся, что Россия присоединит к себе Донбасс и здесь, в Славянске, сразу повысятся зарплаты и появятся новые рабочие места. Вот бы поговорить с ним теперь, после того как сотни мирных людей погибли от пуль и артиллерийских снарядов, а тысячи покинули свои дома.

Тогда, в апреле, на площади находились люди, окрыленные надеждой. Теперь же я вижу здесь разочарование и стыд. Одни стыдятся того, что вынуждены толкаться в очереди, чтобы ухватить себе хоть какой-то еды. Другие стыдятся своих грязных волос и одежды.

— Но ведь это не ваша вина, — успокаивает женщину приезжий.

— Нет, наша. Мы сами виноваты в том, что все это произошло, — печально констатирует она.

Многие из тех, кто вышел на площадь за гуманитарной помощью, когда-то выступали на пророссийских митингах и поддерживали «ополченцев».

— Вы же хотели в Россию, а видите, что получили? И не стыдно вам? — обращается одна женщина к другой.

— А вы уверены, что мы хотели в Россию? — отвечает та, чуть не плача. — Мы просто хотели нормальную зарплату, вот и все. Жить хотели лучше.

У Мустафы Найема, вошедшего в город вместе с украинской армией, рассказ получается еще более печальный: При въезде удалось поговорить с несколькими местными жителями. Людмила Степановна лет шестидесяти много рассказывала о том, что ей не платили пенсию, о разрушенных домах и несобранном урожае. Все время повторяла, что очень рада, что все закончилось и что "давно ждала своих". А на прощание как бы невзначай, вежливо поинтересовалась: "А вы это...вы же с Украины приехали, да?". Ее земляк, мужчина лет шестидесяти был более откровенным. Грустно и как-то отрешенно рассказал, что у его кума сын погиб на блокпосту, на соседней улице – знакомая девушка, а вчера ночью в сторону леса убежало человек десять-пятнадцать "этих, ну вы поняли..." с рюкзаками. Говорили долго, а потом он не выдержал и таки спросил: "А зачем вы вообще к нам? Ну жили бы вы там у себя, а мы тут у себя – всех же все устраивало". Я спорить не стал, не было смысла. Спросил только, хорошо ли было с "этими, ну вы поняли..."? Замолчал ненадолго. Потом выпалил: "Не знаю. Ху...во было. Еды не было, сна не было, но и вас не было".

Из Краматорска сообщают следующее:

Но в Москве на ситуацию в Славянске и Краматорске смотрят иначе:

У Олега Царева сведения тоже расходятся с официальными украинскими: И украинские СМИ, и президент беззастенчиво врут. Наверное, по привычке. А всенародное "ликование" сегодня утром мы наблюдали при отправке беженцев в Россию из... "освобожденных" Краматорска и Славянска.

Организаторы выезда жителей этих городов, сами отъезжавшие попросили их лица не снимать, равно как и автобусы, их номера. Автобусам с беженцами предстоит долгий и опасный путь к границе. Случаи обстрелов автобусов с беженцами - инвалидами, детьми, женщинами известны. Поэтому и фото, и видео - только со спины. <…>

Семья Наташи и Ивана из Славянска воспитывает троих детей: двух сыновей и самую младшую дочь. Когда начинали обстреливать город, они прятали детей под печкой. И сейчас при любом резком звуке дети ловко лезут под печь...

30 июня, накануне дня рождения, Наташу ранило осколком в правую лопатку, когда она шла по улице в магазин за молоком. Попади осколок чуть левее, в позвоночник, молодая женщина осталась бы инвалидом.

Из Славянска их вывозили в маршрутке с забитыми окнами. Кроме их семьи, там были раненые ополченцы. Ехали под обстрелами, взрывами, и атеистка Наташа впервые в жизни молилась Богу, чтоб не попали в их автобус.

Дети не плакали. Они вообще привыкли во время обстрелов прятаться и вести себя тихо.

Они уезжают в Россию. Они смертельно боятся "освободителей", их расправы. Они не понимают, за что их награждает президент - ведь украинская армия вошла в пустой город, откуда ушло ополчение и выехали половина жителей. <…>

Они бегут из "освобожденных" городов. Они выплакали все слезы, прокричали все проклятия и научились не бояться взрывов.

РИА Новости, в свою очередь, ссылается на Царева:

Откуда у Царева такие сведения, впрочем, не очень понятно. Сам он не в Славянске, не в Краматорске и даже не в Донецке, а еще вчера был в Москве, выступал на телевидении, цитировал Толстого про Бородино:

На Донбассе тем временем продолжается борьба. Партизанскими методами:

И вполне себе армейскими. Сегодня родились военно-воздушные силы «Луганской народной республики»:

Репортаж из Луганска и разрушенных станицы Луганская и Кондрашевки публикует Таня Локшина на сайте Human Rights Watch. В Луганске наблюдается следующее: В общей сложности в вестибюле администрации мы провели 30 минут. Мы пришли туда не работать – просто дожидались сотрудника пресс-службы в надежде получить аккредитацию для проезда через сепаратистские посты. Так и не дождались. Но встретили мать, сына которой тоже удерживали ополченцы – и требовали за него выкуп в 5 000 долларов, а денег нет, и сын звонил недавно, наверное, с их телефона, плакал, говорил, его убьют, если в ближайшее время не заплатить. Потом пришел мужчина лет 50 с опухшей, черно-синей маской вместо лица. Жаловался, что у него бизнес, а несколько часов назад на него напали «их люди», ну да, в камуфляже, с оружием, избили, отобрали машину, деньги, ценности.

В станице Луганской: Молодые ребята, Катя и Алексей, долго показывали нам то, что совсем недавно было их домом – домом, построенным Катиными предками 203 года тому назад. Обломки кирпича и досок, осколки стекла, стены и крыша повреждены. На полу валяется лохматая собака, шерсть на задних ногах запеклась кровью, в глазах боль и бессилие, даже на чужаков не реагирует. Как рассказала Катя, в ночь с 1 на 2 июля начался артобстрел – и они укрылись в убежище, в подвале краеведческого музея, там всего ночевало человек 50. Домой вернулись после 4 утра и легли спать. Приблизительно в 10:30 проснулись от страшного грохота: дом буквально схлопывался на них, летели обломки. Алексей закрыл Катю своим телом. Они чудом остались целы. Теперь у них нет дома. Кажется, оба контужены. «Этот дом пережил Вторую мировую войну. Как это все вообще могло случиться? Это что, наказание нам за то, что недалеко блокпост [ополченцев]? Это превращает нас в террористов?» Блокпост, действительно, располагается неподалеку, метрах в 700 – 800, на небольшом возвышении. Никто из опрошенных нами жителей не говорил о том, что в день удара ополченцы входили в станицу. Сколько мы ни ходили по станице, мы не встретили ни одного ополченца – лишь оцепеневших от ужаса гражданских.

В Кондрашовке: Разрушено девять домов. Два из них, на четыре квартиры каждый, загорелись и выгорели дотла. Пока мы разглядываем оставшиеся осколки, возимся в воронках (два метра в диаметре соответствуют авиаудару; никаких следов обстрела «Градом» не видно) и фотографируем то, что осталось от улицы, пожилые женщины прочесывают огороды в поисках оставшихся ошметков тел. Все, что висело на заборах и деревьях, уже убрали, изувеченные трупы похоронили, но в воздухе все еще висит тошнотворный сладковатый запах. Нам рассказывают о самолете в небе 2 июля, о грохоте, ужасе и, самом худшем – потере родных, соседей. Они составляют для нас список погибших. Рассказывают, что маленький мальчик, которому оторвало ноги и он истек кровью, как раз накануне, 1 июня, праздновал свой пятый день рождения, радовался подаркам. Нам описывают в каком состоянии были тела, как их собирали по кускам, как трудно было понять, кто есть кто, как стены, заборы – все было в крови... Люди рыдают. У некоторых расцарапаны и обожжены лица, руки и ноги.

Самый главный сегодня вопрос, разумеется, «что будет дальше»? Zloy-odessit пишет в ЖЖ, что теперь вторым Славянском станет Донецк: Когда началась активная фаза обновленного АТО и в день освобождалось по 4-5 сел и городов, террористы ждали со дня на день штурм самого Славянска, но его не было. Вокруг города замыкали кольцо, лишив боевиков и шанса на серьезную помощь извне как в живой силе, так и в провизии и боеприпасах. Одновременно с этим была перекрыта граница и теперь переброска подкрепления колоннами стала невозможной.

Осознавая безвыходность положения, Стрелков и предпринял прорыв в Донецк, дабы сохранить тот потенциал, что у него оставался, предварительно изрядно заполонив соц.сети ноем о предательстве Путина и критическом положении ополченцев. Теперь он в Донецке и, что это ему дает? Больший по размерам населенный пункт, густонаселенный, но в отличие от Славянска с широкими улицами и проспектами. Этот фактор дает возможность быстро перемещается большим скоплениям войск, но и в то же время упрощает уничтожение их авиацией и артиллерией, поскольку шанс задеть жилые постройке куда меньше чем в компактном и тесном Славянске. <…>

Таким образом, Донецк превращается в очередное тактическое испытание для ВСУ, эдакий – следующий уровень после Славянска. И я уверен, что действовать армия будет аналогичным образом. Полное окружение и неспешное уничтожение живой силы до полной капитуляции.

И главное – не забывайте, что аэропорт в Донецке под контролем ВСУ, а это говорит о том, что в любой момент террористы могут получить неприятный сюрприз. Как месяц назад, но уже без ограничений.

Максим Вихров на «Слоне» настроен не столь оптимистично: На скорую капитуляцию противника рассчитывать не приходится. В руководстве Нацгвардии заявляют, что в распоряжении повстанцев находится 20 танков и 120 единиц военной техники. А количество повстанцев в одном только Донецке оценивают в 10 тысяч человек. Для полноценных боевых действий против украинской армии этого будет маловато. А вот чтобы вести затяжные городские бои и делать одиночные вылазки, вполне достаточно.

Все это тактическое танго будет происходить посреди густонаселенных жилых массивов. Население Луганска – почти полмиллиона человек, Донецка – вообще миллион. Кроме человеческих жертв, в зоне боевых действий уже начался кризис инфраструктуры. В Донецкой области более тридцати населенных пунктов остались без электричества, в отдельных случаях наблюдаются перебои с продовольствием, а в самом Донецке сокращена подача воды. Перелом в ходе АТО, может, и наступил, но до конца войны еще далеко.

Бежавший в Эстонию пенсионер из Краматорска, интервью с которым тоже публикует «Слон», согласен скорее с Вихровым, чем со Злым Одесситом: Так что и те не правы, и те не правы. Но по крайней мере Донецкая народная республика никого не убивала. А пришла армия и начала стрелять. Если вы пришли бороться с террористами, покажите всему миру учебник, где написано, что в террористов надо стрелять с пятикилометрового расстояния. Не очень давно террористы в Индии захватили какую-то гостиницу. Их просто окружили, и несколько дней шла война именно в этой гостинице. И вот Славянск, там 150 тысяч жителей. На центральной площади города стоит здание горисполкома, милиции и СБУ. Все три здания – в руках ополченцев. Это их штабы, тут они живут, едят, тут они держат заложников, которых поймали, из ОБСЕ комиссию вот поймали, там они в подвалах все были. Вот на горе Карачун поставили пушки, и с пятикилометрового расстояния и стреляют по городу, в центре которого сидят террористы. Снаряды падают на жилые здания, на больницы. Вы хотите их победить? Зайдите, окружите эту площадь и стреляйте непосредственно в эти здания.

Прогноз «Петра и Мазепы» касается дальнейшей судьбы Гиркина-Стрелкова – авторы полагают, что он либо пропадет в ближайшее время, либо вернется на родину героем: Надо полагать, Ервандыч (т.е. Кургинян – О.С.) приехал в Донецк не в одиночку, а в составе определенной миссии. Надо полагать, кроме сраного Кургиняна, Кремль предоставил Гиркину и официального посла, который озвучил Гиркину какие-то сценарии выхода из ситуации.

И единственный сценарий выхода, который нам тут удалось придумать на данный момент, который можно предоставить Гиркину и который выглядит рабочим, и сохраняет лицо и Гиркину, и Кремлю – это сценарий сворачивания открытых боевых действий и выход на территорию РФ с развернутыми знаменами. Тактическое отступление (Ковальски, как это? Убегаем, но мужественно!).

Сценарий должен включать в себя несколько эпизодов прохода по украинской территории, несколько тактических побед и торжественное возвращение в РФ. Что важно, месседж возвращения должен сохраняться не «мы отступили», а «мы продолжаем нашу святую войну за Новороссию, но для сохранения жизней мирного населения вынуждены оставить города и агломерации». В дальнейшем Гиркин (при помощи мы примерно понимаем, каких информационных площадок) собирает под свои знамена всех лишних людей России и организует их переброску небольшими группами на территорию Украины для ведения диверсионной деятельности.

Таким образом, Кремль удерживает в своих руках рычаг влияния на Украину, и остается с возможностью кричать «до чего бендеровцы проклятые страну довели, постоянная война, теракты, горе и смерть», и при хорошем электоральном поле для политической силы «ДНР 2.0» на территории Украины с электоральным месседжем «голосуйте за нас, и всё кончится». Гиркин же в этой концепции работает в качестве магнита для люмпенов, обладая достаточным авторитетом <…>. Мол, мы не сдались, мы работаем, а вы не рефлексируйте, вы сдавайте на вооружение армии Новороссии, а если недовольны – так и записывайтесь в неё.

Если Кремль предложил Гиркину этот сценарий – это означает, что в ближайшие три недели (до 26 июля), Гиркин, по согласованию с Киевом (который в таком сценарии тоже заинтересован куда больше, чем в продолжении масштабной войны, выжирающей ресурсы, которых нет), покинет Донецк, а в итоге – и Украину.

А вот если Кремль не предложил Гиркину этот сценарий… <…> То это означает, что Кремль не желает видеть Гиркина живым.

Надо сказать, что на фоне того, что публикует сегодня «Эксперт» за подписями Виталия Лейбина и Валерия Фадеева, прогноз «Петра и Мазепы» кажется чересчур оптимистичным. Видный единоросс Фадеев прямо рекомендует российскому руководству вооружать боевиков: Официальный ввод регулярных войск сейчас невозможен. Это не только нанесет удар по России, но и не поможет жителям Донбасса, поскольку приведет к эскалации конфликта. Тем не менее военная помощь возможна и необходима. Уже сейчас в регионе действуют добровольцы из Крыма и других регионов России. Иногда даже приходится сдерживать это движение. Так, в Северной и Южной Осетии многие молодые люди рвутся на фронт, помня о той помощи, которую Россия оказала осетинскому народу в конфликте 2008 года. Но пока там признано разумным формировать отряды по возможности из достаточно опытных людей, поскольку в этом конфликте больше решает организация, чем число бойцов. Организация ополчения — ключевой дефицит, горячих голов достаточно, мало опытных офицеров. Но даже и сейчас, при достаточно кустарной военной организации, ополчение сражается не хуже украинской армии. Но есть вещи, в которых регулярная армия очевидно превосходит любое ополчение, — наличие современной тяжелой техники и авиации. И здесь помощь должна быть такой, чтобы у киевских властей не возникло иллюзий, что военная победа возможна. На каждую эскалацию войны, как на произошедшее в мае снятие негласного табу на применение авиации, должен быть найден адекватный ответ. И судя по тому что вертолеты и самолеты украинской армии все-таки иногда сбивают, эта логика в какой-то мере уже действует.

Но действует и другая логика. Вот так сегодня встречали в Софии главу российского МИДа Сергея Лаврова:

В Москве же все по-прежнему спокойно:

16:15 7.7.2014
Ольга Серебряная

Либералов утопили в сортире на Киевском вокзале. Зато Крым наш. 8 лет Удальцову. «Гомосексуальное позорище» в Бразилии

Патриотический репортаж из московского туалета с этой и другими фотографиями сегодня вывесил в ЖЖ Сергей Никитский: В Москве на Киевском вокзале я нашел туалет, который претендует на премию Оскар по своей «звездности»! Судя по увиденному, «креативные люди» нашли для наших украинолюбивых «звезд» подходящую «аллею». Все как эти ребята любят: на голливудский манер, «отлито в граните», звезды в звездах, имена и фамилии прилагаются. У меня к вам такой простой вопрос: вот вы бы что сделали с нашими «деятелями культуры и искусства», которые поддерживают бойню на Украине, по скудоумию тамошних властей именуемую «антитеррористической операцией» (ведь убито много мирных жителей). Понимаю, какие ответы напрашиваются… А если «чтить Уголовный Кодекс»? Задача сразу усложняется. Тут уже фантазия нужна, киевским мэром быть уже недостаточно, а ведь далеко не все могут смотреть в завтрашний день. Дорогая редакция в моем лице не так уж хорошо разбирается в современном акционизме и перформансах, но все же рискнет предположить, что место выбрано ну совсем не случайно. Именно там, среди ватерклозетов и кафельной плитки, наши недорогие звезды находятся в самой удобной точке, чтобы наяривать высокохудожественный лизинг небратьев из сопредельного государства. Ходить далеко не надо. С другой стороны, очень удобно с Киевского вокзала отчалить из ненавистной Рашки в нежно любимые райские кущи демократии и незалежности. Может, поймут намек и… того? А мы тут как-нибудь сами, среди родных осин. Без них.

Как на Киевском вокзале

Наши звезды выступали

Погрузились на дрезину

И свалили в Украину

Навальный: Всегда было интересно, как это происходит. Сидит такой Володин (или кто там, может Путин сам) просматривает списки с предложениями по очередным "акциями контрпропаганды". Видит в списке:

- "Давайте сделаем "голливудские звезды" с лицами Быкова, Акунина, Макаревича, Басилашвили и разместим их на полу туалета Киевского вокзала".

Радуется, хихикает и ставит резолюцию "поддержать".

Зато, как теперь принято говорить, Крым наш:

«Политологическое путешествие» в Крым сейчас совершает Кирилл Мартынов. Другим не советует: Курортный Крым — это бесконечный кромешный ад во всем. Транспорт, еда, жилье, психология, грязь, постоянный мат на набережных, совмещенный с чудовищной звуковой атакой из местных баров — смесь плаксивого шансона с тырц-тырц и еще более вульгарными переделками попсы. Ни в коем случае не надо ездить отдыхать в Крым!

Здесь в лучшем ресторане курортного города Алушта под названием «Встреча» с ценами выше средних московских вам все равно споют под синтезатор, не попадая в ноты (да даже если попадали бы!) синти-поп о расставаниях, предательстве и вечной любви. Центр Алушты — это все равно разбитый асфальт, заставленные автомобилями улицы, пацаны в шортах, громко обсуждающие свои пацанские проблемы на неумелой, но бодрой фене.

Здесь вы все равно будете отнесены в одну из двух категорий: либо вы не считаете денег вообще, и тогда вы лох, либо вы пытаетесь их считать, и тогда вы тоже лох. В первом случае за трансфер из Алушты в Коктебель — чуть больше 100 километров вы заплатите сто евро на разбитом такси, во втором случае вы будете ехать 4 часа до Феодосии через Симферополь на автобусе, а потом добираться последние 17 км на маршрутке, потому что отдыхашек в этом году мало, и рейсовых сообщений вдоль берега нет. <…>

Природа красивая, когда людей и следов их жизнедеятельности в кадре нету. Море чистое и теплое. Из положительных моментов это все.

Ну и новости российского оппозиционного движения:

Интерпретации все равно сворачивают на «русскую весну» на Донбассе. Юрий Тимофеев: Развозжаеву и Удальцову запросили по восемь лет. Дадут, получается, пять-шесть. А в это время настоящие экстремисты, которые и на митинг ни разу не ходили, а может даже и твиттеров с фейсбуками у них нет, смотрят на Донбасс и мотают на ус. Так значит: милиция сдается по первому щелчку пальцев, СБУ по второму... армейские части куражатся чуть дольше...

Еще один пример. Вот новость:

А вот интерпретация:

В официальной России, меж тем, все спокойно:

На выходных (богатых событиями) российский президент не сидел сложа руки, а поручил российскому премьеру обеспечить «бесперебойное функционирование вечного огня». Что вдохновило Льва Рубинштейна на сказовый почти текст: Такое ведь доверят, согласитесь, далеко не каждому, а только тому, кто уже доказал всем опытом своей многотрудной жизни, что на него можно положиться, что он не подведет, что он сумеет сохранить священный огонь, покуда другие мужи заняты охотой, набегами на соседние племена и дележом добычи. Такое можно доверить лишь тому, кто уже преуспел не в каких-то там мелких хозяйственно-политических хлопотах, а - бери выше - в управлении часовыми поясами, заставляя их перемещаться туда или обратно в полном соответствии с высокими государственными интересами.

И зря некоторые из тех, кто по своей поганой привычке склонен по любому поводу, лопаясь от зависти, ерничать да зубоскалить, думают, будто это высокое предназначение есть венец государственной карьеры, выше которой уже и нет ничего.

Зря они так думают, потому что есть еще куда стремиться. Кто еще сможет проследить, например, за бесперебойной чередой восходов и закатов? А кому еще можно доверить звездное небо над головой на то время, пока нравственным законом внутри нас будут заниматься другие, хотя и не менее компетентные органы? То-то же.

Роман Лейбов: Лев Семеныч неправильно толкует в "Гранях" последние поручения, данные Путиным своему Медведеву. Как-то слишком оптимистично что ли.

Думаю, после наказа следить за неугасимостью огня последует распоряжение обеспечить ненасытность червя.

Иван Курилла согласен с Лейбовым – он пишет в «Ведомостях» о конце «символической вселенной Путина»: Символическая политика исчерпала себя уже к концу второго срока Путина, а экономический кризис 2008 г. поставил перед властью проблемы реальных (а не символических) действий. В бытность президентом Дмитрий Медведев попытался продолжать символическую политику, меняя, например, милицию на полицию, но это выглядело попыткой подменить дела «игрой в названия». В тот же период в России возникли и стали расти общественные движения, ставившие перед собой реальные, а не символические цели: борьбу с коррупцией, с наркотиками, защиту от пожаров, поиск пропавших детей и проч. На следующем повороте нашей недавней истории эти движения стали основой самоорганизации протестного движения. <…>

В результате на третьем сроке Путин сломал собственную символическую политику. Вместо объединяющих в общество стали вбрасываться разделяющие темы: отношение к православию, к Западу, к нетрадиционной сексуальной ориентации, к соседней Украине. Вместо тихого законодательного выстраивания новой системы власти и собственности (чем главным образом занимались Думы предыдущих созывов) нынешняя Государственная дума штампует законы, корежащие общество, бросающие вызов не только политическим взглядам, но и этическим убеждениям и эстетическим вкусам значительной части россиян. Показательна и смена людей, отвечавших за символическое наполнение кремлевской политики. От Павловского и Суркова власть повернулась к Рогозину, Проханову, Дугину, Кургиняну, наконец, к Дмитрию Киселеву, по сравнению с которым Михаил Леонтьев выглядит интеллигентом из прошлой жизни. Это было, конечно, продолжением политики символов, однако в другой форме. Раскалывающие общество символы могут быть инструментом управления — но, как правило, недолго. Очень скоро результатом символического раскола стало конструирование реального врага. Символическая политика начала наполняться реальным содержанием — но не тем, которого требовали люди на улицах зимой позапрошлого года. То, что звучало как красивые или страшные слова, обрело вдруг плоть и кровь, стало реальными тюремными сроками, аннексией территорий, гибелью людей. Власть в этой ситуации оказалась заложницей собственной стратегии: единственным способом избежать полномасштабного гражданского конфликта в такой ситуации является постоянное производство новых символических конфликтов, каждый из которых по-другому проводит линию раскола в обществе и переводит внимание на нового «противника». Никакое общественное согласие и единство более не являются ценностью — они воспринимаются властью как угроза. В запасе у Кремля есть еще несколько шагов, которые могут вызвать новые общественные расколы, среди них переименование Волгограда в Сталинград и похороны Ленина, но, думается, их берегут на крайний случай. В нынешней ситуации эти решения будут означать, что государство потеряло рычаги управления обществом.

Пока же наблюдается всего лишь кризис в отечественной социологии:

Впрочем, проясняются очертания новой скрепы для российского общества. Ею вполне может стать борьба с футболом (заодно появится повод отменить Чемпионат мира-2018 в Петербурге и не достраивать этот пресловутый стадион). Священник Александр Шумский сегодня доходчиво объяснил, что не так с футболом: Самое отвратительное то, что футбол превратился в какую-то новую религию со своими «святыми» и «пророками». Например, в Аргентине даже существуют храмы в честь величайшего футболиста Диего Марадоны. А теперь вот и еще один аргентинец Лионель Месси, нынешний лидер сборной, получил звание «мессии» и его, также как и Марадону, изображают с нимбом над головой. Нынешнее первенство мира в Бразилии, словно зеркало, отражает жуткое морально-нравственное состояние человечества. Посмотрите на трибуны, на размалеванных кривляющихся зрителей, на всевозможных колдунов, которые пытаются помочь своим игрокам.

Также обращает на себя внимание экипировка футболистов, которые играют в розовых, голубых, желтых и зеленых бутсах. Все эти цвета, как известно, составляют так называемую педерастическую радугу. И нет ни одного игрока в черных бутсах, в которых только и должен играть настоящий мужчина. Много крашеных футболистов, с какими-то немыслимыми прическами. Представьте себе огромного негра с ирокезом на голове и в розовых бутсах на ногах. Жуткое зрелище! Надеть мужчине розовые или голубые бутсы — это все равно, что надеть женские трусы или бюстгальтер. А один известный футболист Суарес из Уругвая вовсе взбесился и стал кусать игроков соперника. Я никак не могу представить себе Джорджа Беста или Эдуарда Стрельцова в разноцветных бутсах.

Либерастические идеологи глобализма явно хотят противопоставить футбол Христианству. Я в этом уверен. Потому и радуюсь, что российские футболисты провалились и, по милости Божией, не участвуют больше в этом гомосексуальном позорище, да к тому же еще и в пост.

P. S. Да и не до футбола нам сейчас, когда льется братская кровь на юго-востоке Украины.

Воистину, все интерпретаторские пути ведут сегодня на Украину. Поэтому следующий пост будет о ней.

14:42 7.7.2014
Ольга Серебряная

Славянск: что это было? Съеденный самурай Гир Кин. Два Кургиняна-2

Богатые событиями выходные обернулись в сети ворохом вопросов. «Либералы» задавали вопросы «патриотам», «патриоты» - богу и Путину, Кургинян вопрошал Стрелкова-Гиркина и каждый спрашивал себя, зачем весной 2014 года случился этот Славянск и какую роль его недавняя история будет играть в будущем Украины и России.

В самом общем виде вопросы неочарованных «русской весной» к очарованным сформулировал Аркадий Бабченко: Ну, чего - где Стешин, Коц, Прилепин, Садуллаев, Ольшанский и прочая ура-патриотическая братия, вещавшая про украинский фашизм? Где фотографии расстрелянных Нацгвардией русских в Славянске? Где репортажи про казненных партизан? Где убитые карателями жители? Где горы трупов, которыми фашисты завалили исконно русский город? Вы же столько орали про это. Вы же столько орали, что как только фашисты войдут в город, они неминуемо всех постреляют, изнасилуют и повесят. Это же вы своей истерикой и враньем про то, что за русский язык на улицах будут расстреливать отправляли туда добровольцев погибать. Ну так - где?

Извиниться не хотите ли, джентлмэны?

Хотя, о чем это я…

Ничего не ответил Стенин – только написал высокохудожественный пост о том, как спасался из Славянска: Утром будит Семочка. "В городе никого, надо съ***вать!" Семочка поехал купаться и случайно обнаружил, что Apocalypse действительно Now.

Ополчение ушло начисто. Блокпосты пустые. В стрелковском штабе жгли бумаги - там тоже пусто и воняет горелым. Ситуация *****овая, мягко говоря. Нас трое, дико собираемся. Никто не ожидал. Никто не предупредил. Администрация гостиницы очень ждала этого момента. Их шатает от радости. Столько добра оставляем. И можно, наверное, получить за нас награду от нацгвардии.

Звонят кому-то. К гостинице подкатывают менты в штатском. Вижу в окно. Иду в сортир и сжигаю аккредитацию ДНР. Смотрю в окно. Мусора уехали. Пока пронесло.

Наши водилы садятся и уезжают, обещают вернуться. Не возвращаются.

Сидим в гостинице. Ждем украинскую контрразведку или какое-то чудо.

Подъезжает Дровосек - начальник похоронной команды. Он знает то, что и мы - в городе ополчения нет и вот-вот здесь будет украинская армия.

В гостинице оставаться нельзя. Куда ехать - тоже не знаем.

Ну и о счастливом спасении из лап "киевских карателей":

Впрочем, правильный ответ на вопрос Аркадия Бабченко очевиден:

Александр Тимофеевский фиксирует реальность после взятия украинской армией Славянска: Я ни одного дня не верил в движение ширнармасс на Юго-Востоке Украины, в чей-то вдруг национальный подъем, в разрекламированную русскую весну, в какое-то там апреля, которое собрались отмечать, и в прочую хрень. Понятно, что деньги и технологии правили там бал. Но известный джиарщик из Реновы, ставший премьером ЛНР, это чересчур даже для меня - ничей цинизм такого не выдержит. Погибшие дети, старики, оставшиеся без крова, десятки тысяч беженцев, гробы, идущие в Россию, гробы, идущие на Запад Украины, кровавый идиотизм со всех сторон - и это ради чего? Ради эффективных переговоров высокооплачиваемых менеджеров? "Все мы вышли из Шинели Гоголя". Ну да. А они - из яйца Вексельберга.

Или можно сказать короче:

Есть в интернете вопросы и к деятелям с непонятной позицией – например, к Ринату Ахметову. Ярослав Шимов: Ахметов высказался - в стиле Confucius says: "Донецк бомбить нельзя. Донбасс бомбить нельзя. Нельзя разрушать города, нельзя разрушать поселки, нельзя разрушать инфраструктуру. А самое главное - нельзя допустить того, чтобы гибли и страдали люди".

Как правильно! Как ясно! А главное - как своевременно!

Пацан, а что ты сделал для своего раёна?

Иван Беляев, в свою очередь, задает вопрос о статусе Царева: Олег Царёв, оказывается, теперь "председатель парламента Союза народных республик ДНР и ЛНР", в этом качестве даёт комментарии журналистам. Раньше этого милого безобидного дурачка представляли как лидера движения "Юго-Восток; были ли у движения другие участники, осталось неизвестным, сам лидер предпочёл возглавить "парламент", который никто не выбирал.

Видимо, прежде, чем застрельщиков этой кровавой авантюры перестреляют и/или пересажают, они ещё наштампуют себе бутафорских медалей и станут друг друга награждать на обломках разрушенных городов. Хотя, может быть, я и тороплюсь: Сергей Ервандович Кургинян пылко, однако справедливо указует, что Стрелков обещал умереть в Славянске, но почему-то предпочёл смыться. Что до Царёва, так он вообще живёт в Москве, что с ним станется. Будет председателем парламента в изгнании.

И здесь мы плавно переходим к Кургиняну, который задал самый весомый вопрос выходных. Он адресован Игорю Стрелкову-Гиркину: «Зачем ты сдал Славянск?» (смотреть с 1:20 примерно):

Станислав Яковлев: Что касается Кургиняна. Если Гиркин его расстреляет, как у них на Донбассе принято, на основании указа товарища Сталина от 1941 года, вот это будет о****ный перфоманс.

Выступление Кургиняна – кажется, самое смешное, что случилось в России на выходных. Фотожабам конца не было:

Еще один большой вопрос имеется у сторонников «русской весны» к Патриарху Кириллу, который решил не ехать на похороны скончавшегося на выходных митрополита киевского Владимира. Владимир Легойда в интервью «Интерфаксу» объясняет это решение так: Конечно, совершенно логично предположить, что патриарх лично сам провожает в "путь всея земли" одного из старейших членов Священного Синода, предстоятеля самоуправляемой Церкви, очень близкого ему человека... Единственное, чем может руководствоваться пастырь, принимая в такой ситуации иное решение, - это забота о пастве, готовность поступиться зовущими быть в Киеве в такое время собственными чувствами, - чтобы избежать ущерба делу Божию, чтобы никто не воспрепятствовал православным верующим Украины достойно проститься со своим тихим молитвенником и отцом, чтобы не допустить поругания памяти усопшего. Никаких других причин нет. Вполне очевидно, что в силу сложившейся сегодня на Украине ситуации приезд патриарха превратил бы прощание с Блаженнейшим в повод для очередного выступления радикальных сил.

Дмитрий Ольшанский, обращаясь к Патриарху, перечисляет все «зверства радикальных сил» и цитирует Гоголя: Когда жители Крыма, спасенные от карателей "Семенов Семенченко", радовались воссоединению с Россией - Патриарх Кирилл не пришел на праздничную церемонию, этому событию посвященную.

Когда русских уже вовсю убивали и жгли заживо, и украинцы избрали Порошенко именно для того, чтобы он смелее, решительнее воевал и убивал - Патриарх Кирилл поздравил Порошенко с избранием и чего-то там ему хорошего нажелал.

Когда русские поселки взрывались под украинскими бомбами - ни одного слова мы не услышали от Московской Патриархии насчет того, что в этом конфликте есть жертвы, а есть преступники и убийцы, и эти убийцы, заслуживающие анафемы, сидят в Киеве.

Понятно, почему так происходило. Очень хотелось сохранить УПЦ МП. Имущество чтобы не уплыло. Ресурс чтобы не отобрали. Ради сохранения украинского ресурса - Патриархия отвернулась от русских. Не знаем, мол, никаких русских. Вы кто такие? Сидите и молчите.

И вот новость: «Святейший Патриарх Кирилл решил не ехать, чтобы избежать провокаций».

Не сработали, значит, поздравления Порошенке в разгар стрельбы и убийств. Не сработало неловкое молчание. Имущество все равно отнимут. Ресурс все равно отожмут.

Как писал по этому поводу Гоголь Николай Васильич: «Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?»

Несомненно, интересный поворот в истории истолкования «Тараса Бульбы» и темы украинского национализма. Но конкретно сейчас всех больше волнует не та история, которая уже свершилась, а та, которая еще только будет. Свежий Кашин на «Слоне» описывает, каким, по его мнению, будет российский миф о донбасском сепаратизме: Понятно, что 2 мая 2015 года российское телевидение будет громко и надрывно (гораздо громче и надрывнее, чем на Украине) поминать Одессу, и вообще риторические упражнения по поводу неисчислимых бед, принесенных Украине бандеровской (а какой же еще?) революцией, будут звучать у нас еще долго, становясь то громче, то тише в зависимости от каких-нибудь текущих дел – то международных саммитов, то переговоров по тому же газу, то еще чего-нибудь. <>

Чего точно не будет в российском мифе о донецком сепаратизме – это как раз слова «слив». Нам объяснят, что все так и было задумано, что никто не ошибся и никто не проиграл. Напрашивающаяся официальная или полуофициальная версия – она уже вполне популярна, о ней часто и с удовольствием говорят и пишут: ну да, мол, Россия вела в Донбассе несколько циничную игру, призванную обеспечить прикрытие окончательной интеграции Крыма в Россию. Все эти народные республики, ополчения, референдумы и прочее, – все это преследовало единственную цель – доказать Украине и миру, что потеря одного только Крыма была самой малой из всех возможных ее потерь. <…>

Не имеет никакого значения, соответствует ли такая версия действительности. Скорее всего, не соответствует. <…> Но мифу факты не вредят, точно так же, например, российские официальные лица пересказывают сталинский миф о причинах финской войны, не уточняя при этом, зачем для корректировки границы потребовалось создавать рабоче-крестьянское правительство Финляндии.

Но если, придумывая политкорректные и несамоуничижительные синонимы слову «слив», российские официальные лица и пропаганда действительно станут объяснять, что все это было только ради Крыма, из такой версии можно будет сделать один неприятный для Владимира Путина вывод. Этой весной было сказано слишком много слов о бескровном и мирном присоединении Крыма к России, так вот – оно было совсем не бескровным. Российский Крым был оплачен жизнями многих десятков людей в Донецкой и Луганской областях. Те трупы в рефрижераторах – это и была та цена, в которую России обошелся Крымский федеральный округ. Слишком высокая цена, слишком страшная? Если бы россиянам сказали в феврале, что российский Крым будет стоить им тысячу российских и украинских трупов, может быть, не было бы такого энтузиазма?

Все так, но почему так вышло? Михаил Бутов полагает, что российская власть сама поверила собственнрой пропаганде: Поскольку никаких обещанных мегабонусов от отжатия Крыма не видно и в дальнейшем вроде не предвидится, а результатом событий на юго-востоке стало лишь катастрофическое ухудшение международного положения России, и, скорее всего, в ближайшем же будущем ее экономического положения, вроде как следует признать, что Россия вообще-то все что можно проиграла - причем оказалась в таком углу, из которого назад, в какие-то прошлые позиции, уже не отступить.

И вот не могу прогнать мысль, что причина здесь в том, что российская власть попалась на крючок своей же собственной маразматической и агрессивной пропаганды. То есть, воспринимая события в предлагаемом свете, так или иначе приходилось двигаться путями, с неизбежностью ведущими сюда, в тупик. Замечу, что речь идет не о сути позиции. Можно было точно так же считать украинцев недоделанной нацией, фашистами и что там еще, точно также отжимать Крым и т.д., точно также надеяться, что Украина осенью развалится - но вот вокабуляр настраивать несколько иначе, тогда бы и возможности движений оставались более широкими. Так что когда закончатся деньги и станет нечего жрать - рекомендую разъяренным патриотам кинуть предъявы не только за кремлевскую стену, но и конкретно Киселеву, Дугину и Проханову. Ну, Кургиняну заодно, но это даже смешно.

О Крыме и его цене речь пойдет в следующем посте, а ниже – альтернативная история о донецком мифе, которая, впрочем, никак не противоречит кашинской. Просто Кашин пишет про телеисторию, а Максим Горюнов – про истинно народную, настоящую.

Максим Горюнов: Холодной зимой 2017, в сочельник, полковник Стрелков-Гиркин был осужден на пятнадцать лет сахалинской каторги. Прямо в помещении суда с него сорвали погоны и петлицы, отобрали боевые ордена, заковали в кандалы, выбрили на лысо правую половину головы. Прокурор требовал клеймить осужденного, как вора, но судья - тайный исихаст - отказал.

Во время процедуры Игорь Иванович смотрел сквозь людей, блаженно улыбаясь. накануне вечером к нему в камеру заходил иеромонах из сретенского монастыря, они долго говорили об очистительной силе страдания, о Достоевском, о «Преступлении и наказании». Игорь Иванович плакал и каялся.

Батюшка, прослезившись, размашисто благословил его на подвиг и дал большую девятичастную просфору - мужайся, брат, господь любит тебя.

До Сахалина нужно было идти пешком, вместе с этапом рецидивистов. шли по полям, вдали от больших дорог. ночевали под открытым небом, в снегу. Игоря Ивановича постоянно били и унижали, он часто оставался без еды, выполнял грязные работы. поношения принимал с радостью, как наказание за грехи.

В поволжских степях, недалеко от Камышина, оголодавшие рецидивисты убили его и съели. Игорь Иванович знал об их планах и решил не сопротивляться, повинуясь евангельской заповеди.

Утром убийцы, посмотрев на обглоданные кости полковника, пришли в ужас от содеянного и раскаялись. оставшуюся часть пути они пели псалмы Давида и просили бога помиловать их.

Через год, в день убийства, им явился Игорь Иванович. В белых одеждах, с нимбом.

Рецидивисты решили, что это знак свыше.

После отбытия срока они отплыли на один из малых Курильских островов и основали там Свято-Игоревский Стрелецкий монастырь. В марте 2052-го синод признал Стрелкова-Гиркина страстотерпцем, была составлена служба и написана икона.

p.s. Островной монастырь очень популярен среди православных японцев. Культ съеденного самурая Гир Кина не мало способствовал распространению правой веры в стране восходящего солнца.

Ну а пока все это сочиняется, в Донецке что-то горит:

Загрузить еще

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG