Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Не успела американская разведка оправиться от десяти казней египетских – грязевого потока сноуденовских разоблачений, сообщений о прослушке мобильного телефона канцлера Ангелы Меркель, признаний двух бывших сотрудников Агентства национальной безопасности в бундестаге, – как разразился новый, по выражению Булгакова, "мерзкий, упоительный скандал". Обнаружилось, что секретная документация и электронная переписка членов комитета, специально созданного бундестагом для расследования подобных случаев незаконной слежки, в частности, прослушивания канцлерского телефона, попадала прямиком в руки американской разведки. "Это уже ни в какие ворота не лезет!" – возмутился дерзостью союзников пресс-секретарь правительства Германии. Легко догадаться, что сказали по этому поводу представители левой оппозиции. Американскому послу в Берлине, вызванному "на ковер", пришлось долго доказывать, что дело обстоит совсем иначе, чем оно выглядит на первый взгляд.

Складывается впечатление, что для общественности Германии всякий раз оказывается неприятным сюрпризом тот факт, что разведки дружественных государств, связанных военным и прочими союзами, тесно сотрудничая, боковым зрением все же присматривают друг за другом. Единственным исключением является формальный разведывательный альянс "Пять глаз", куда, кроме США, входят еще и Великобритания, Австралия, Канада и Новая Зеландия – и куда, кстати, зазывают сейчас и Германию. Система сложилась сразу после Второй мировой войны. Взаимная близость этих государств, отнюдь не только языковая, но и ценностная, была самоочевидной, в то время как Германию долгое время еще только предстояло доводить до "демократической кондиции". О Франции разговор вообще никогда не вели: политика Парижа была непредсказуемой, часто определялась желанием "насолить америкосам", верность союзникам по НАТО всегда вызывала сомнения.

Для общественности Германии всякий раз оказывается неприятным сюрпризом тот факт, что разведки дружественных государств, связанных военным и прочими союзами, тесно сотрудничая, боковым зрением все же присматривают друг за другом

Но и с Германией американские интересы не во всем совпадали и совпадают: достаточно вспомнить демонстративную сдержанность Берлина по вопросу о военной операции в Ираке, особую позицию по стратегическим инициативам, торговые связи с Советским Союзом в период холодной войны, участие немецких технологий в развитии иранской ядерной программы или – чтобы не ходить далеко за примерами – гипертрофированный прагматизм нынешней немецкой "реалполитик" в отношении России. Короче, в этом деликатном деле логика отношений та же, что в поговорке "дружба дружбой, а денежки врозь".

Удивляться приходиться скорее тому, почему так удивляются немцы. Ведь для получения секретной информации американцы не применяли никаких рафинированных технических методов электронного взлома, никаких этически предосудительных приемов. Их источником был агент германской контрразведки БНД, который добровольно и инициативно предложил американцам свои услуги. Он сделал это не по идейным соображениям, а за живые деньги, как и большинство нормальных шпионов. Неужели можно было ожидать, что спецслужба, получив такое заманчивое предложение, поспешит донести на доверчивого агента "куда надо"? Иными словами, если это кого-то и позорит, то, скорее, не американских, а немецких разведчиков, не сумевших уследить за своими же кадрами. И ведь на чистую воду предатель был выведен не в результате случайной утечки и не при помощи перебежчиков типа Сноудена. Фраера сгубила жадность: он попался, когда попытался предложить свои услуги еще и русской резидентуре.

Можно только догадываться, какой была бы реакция политиков и общественности, если бы он вербовался в обратном порядке – не исключено, что дело просто "заиграли" бы, чтобы не портить отношения с партнерами по "Северному потоку". Между прочим, из отрывочных сведений, которые просачиваются в немецкую печать, следует, что скандал разразился после того, как в руки БНД попало электронное письмо с предложением о сотрудничестве, адресованное российскому посольству в Берлине. Оно-то и довело контрашей к "кроту", который, к их вящему удивлению, окопался в их собственном ведомстве. Но как попадает подобный компромат в руки немецких пинкертонов? Уж не путем ли прослушки звонков и отслеживания почты? А если так, то какой смысл принимать позу оскорбленной невинности?

Ефим Фиштейн – международный обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG