Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Через заборы по "ленинским местам"


Одно из немногих озер Ленинградской области, где люди еще могут без преград подойти к воде

Одно из немногих озер Ленинградской области, где люди еще могут без преград подойти к воде

Экоактивисты Петербурга организовали акцию-инспекцию, чтобы бороться с захватчиками берегов рек и озер

Активисты движений "Открытый берег" и "Против захвата озер" собираются обратиться в надзорные органы, чтобы воздействовать на захватчиков берегов рек и озер Петербурга и Ленинградской области. Предварительно для сбора материалов они решили в воскресенье, 13 июля, провести прогулку, которую назвали "По ленинским местам".

Экоактивисты Петербурга и Ленинградской области, жители Сестрорецка и поселка Разлив готовят новое обращение в прокуратуру по итогам контрольной экоинспекции "По ленинским местам". Предыдущие обращения в надзорные органы и в местную администрацию делались осенью, когда люди обнаружили, что самовольные захваты берегов озера Разлив, с которыми они борются уже много лет, продолжаются, оставляя людям все меньше места для подхода к воде. Возмущение было тем больше, что активисты в последнее время выигрывали суды и добивались представлений прокуратуры, предписывающих снести несколько незаконных заборов, загораживающих части берега, прилегающие к частным земельным участкам.

Нетронутый берег Финского залива

Нетронутый берег Финского залива

Активисты решили выйти на прогулку по берегам Разлива – проверить, как же на самом деле исполняются решения судов и представления прокуратуры. Свою "прогулку" они назвали "По ленинским местам", потому что озеро Разлив с советских времен известно тем, что на его берегу находится мемориальный комплекс – ленинский "Шалаш". Именно здесь летом 1917-го Ленин скрывался под видом финна-косца от Временного правительства, издавшего приказ о его аресте, отсюда под видом финского кочегара бежал в Финляндию. Простая мысль активистов состоит в том, что в наше время Ленин ни от кого бы не скрылся и никуда бы не убежал – он просто не смог бы пройти по берегу озера из-за заборов, искусственных каналов и бетонных причалов, устроенных владельцами дачных участков, не устоявшими перед искушением продлить их до самой воды, иронизирует координатор движения "Против захвата озер" Ирина Андрианова:

– Мы хотим проверить, как контрольные и надзорные органы выполняют свои обязанности по борьбе с захватами берегов на Разливе. Нас интересуют те участки, по которым уже много лет идет переписка с прокуратурой, Росреестром и другими органами, насчет которых подавались иски об освобождении берегов, причем кое-где они были выиграны. Нас также интересуют те участки, где прокуратура не нашла никаких нарушений, а также те, чьи владельцы после обращения в суд заявили о полном досудебном удовлетворении всех исковых требований – что они снесли все свои незаконные заборы. Надо посмотреть, действительно ли это так, и на практике убедиться в эффективности борьбы с этой проблемой. Наш опыт показывает, что в этом деле со стороны прокуратуры присутствует откровенный саботаж. У нас, например, есть ответы из прокуратуры, что забор находится в 20 метрах от воды, а там на самом деле хорошо если есть 2 метра. Перед участками господ Вахмистрова и Филимонова огромные полосы берега огорожены искусственными каналами, но собственники уверяют, что эти каналы возникли естественным путем. А Росреестр после проверки в несколько раз занизил площадь огороженного берега – это тоже похоже на саботаж.

Наш опыт показывает, что в этом деле со стороны прокуратуры присутствует откровенный саботаж

Ирина Андрианова считает, что эта проблема характерна и для Ленинградской области, но в черте города, где рекреационных зон так мало, она стоит особенно остро. Она замечает также, что озеро Разлив – ближайшее к Петербургу озеро, в котором можно купаться, а кроме того, оно по-прежнему имеет статус стратегического источника питьевой воды:

– Я считаю, что такое количество захватов на таком объекте – это пятно на работе городской природоохранной прокуратуры. Ну, устроили бы хоть пару показательных сносов незаконных заборов, но ни одного сноса за все эти годы так и не было. Разумеется, мы будем отправлять заявление в прокуратуру по факту проведенной проверки.

Житель Сестрорецка Роман Ларин считает, что проблема самовольного захвата берегов – системная болезнь, которая усугубляется безнаказанностью:

– Люди видят: один сосед отгородил себе кусочек берега, другой сосед отгородил, и никому ничего за это не было, и сами начинают делать то же самое. Даже порядочные люди попадают под искушение, видя, что никого за это не наказывают, и захват берегов принимает лавинообразный характер. У нас есть ряд адресов, по которым мы писали заявления в прокуратуру, в кадастровые ведомства, в администрацию. Мы хотим посмотреть, что произошло со времени наших обращений, снесены ли заборы там, где это было предписано прокуратурой. Вообще-то работают только активисты – они пишут о нарушениях, собирают документы, подают иски в суд, то есть делают всю работу за прокуратуру, которая бездействует.

Даже порядочные люди попадают под искушение, видя, что никого за это не наказывают, и захват берегов принимает лавинообразный характер

Роман Ларин считает, что надо менять законодательство, поскольку 800 рублей штрафа никак не могут остановить захватчиков берегов. С ним согласен и депутат Законодательного собрания Петербурга Анатолий Кривенченко, тоже участник экоинспекции Разлива, правда, он говорит, что в последнее время штраф удалось несколько повысить – тысяч до трех:

– Мы принимаем все возможные законные меры, чтобы прекратить это безобразие, чтобы виновные в захватах берегов несли за это ответственность. Мы уже один раз выходили с предложением о повышении доли административной ответственности за захват берегов и будем выходить еще, а сейчас нам важно, чтобы захватчики не думали, что мы пошумели осенью, что прошло губернаторское совещание, где было сказано принять меры, и на этом все закончилось. Нет, не закончилось, мы будем добиваться выполнения закона. Осенью по итогам проверки еще раз соберем комиссию по всем этим адресам.

Вряд ли прогулки, инспекции и комиссии помогут делу, считает депутат Законодательного собрания Борис Вишневский, который относится к возможностям борьбы с захватами берегов весьма скептически:

Берег Финского залива

Берег Финского залива

– К сожалению, норма федерального законодательства о сохранении 20-метровой береговой полосы в массовом порядке нарушается и на озерах Ленинградской области, и в акватории Финского залива, да и в других регионах тоже. Вопиющее беззаконие продолжается по двум причинам. Первая причина – малая величина штрафов, вторая – бездействие правоохранительных органов. Крайне трудно заставить полицию даже просто зафиксировать нарушение, они просто не хотят с этим связываться. Я считаю, что надо установить такие штрафы, чтобы человеку, раз заплатившему, уже не хотелось второй раз устанавливать забор. А если это не помогает, должно быть принудительное изъятие участка, чтобы государство выкупало его по установленной цене – и до свидания. Но и штрафов бы хватило, если бы у нас нормально работали правоохранительные органы, прокуратура и суд. Но в ситуации, когда полиция бездействует, а то и за малую денежку покрывает захватчика, штрафы увеличивать бессмысленно. Если полиция коррумпирована, бессмысленно требовать от законодателей повышать штрафы. Повысят штрафы – встанет вопрос их неуплаты. И вообще, если мы перед выборами не можем найти избирательных комиссий в муниципальных округах, так потом что удивляться, что муниципальные власти закрывают глаза на уничтожение подходов к озерам! Пока мы не поменяем власть, ничего не изменится.

И все же Борис Вишневский говорит, что осенью законодатели попробуют вернуться к этому вопросу. Хотя, скорее всего, менять придется федеральное законодательство, а это происходит не быстро.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG