Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Открывая сводку новостей, не всегда понимаешь, откуда те или иные известия пришли. 12–13 июля все мы с ужасом прочитали о том, что из ракет "Град" вначале была обстреляна шахта, а затем – не только военный лагерь, но и жилые кварталы областного центра. В тот же день информагентства сообщили, что система "Железный купол" перехватила десять ракет "Град" и их модификаций; перехватили, впрочем, не все, какие-то ракеты разорвались в городе, а какие-то упали в пригороде пятого по количеству населения города страны. Несколько дней назад сообщалось, что позиции боевиков обстреливает артиллерия, реактивная система залпового огня "Град" и ракетные установки "Вулкан".

Новости эти касались, однако, очень разных конфликтов в разных странах: первые две – из Луганской области, третья – из Израиля, четвертая – из Сирии. В начале прошлой недели информацию о захвате боевиками завода по производству химического оружия подтвердили власти Ирака. Утешив тем, что завод этот давно не действует, власти де-факто распавшейся натрое страны не скрыли: на складах хранятся 2,5 тысячи деактивированных ракет с нервно-паралитическим газом (зарином и ипритом).

Между Украиной, Израилем, Сирией и Ираком немного общего: конфликтующие группы в этих странах разные (где, простите, Новороссия, а где – Исламский халифат Ирака и Леванта?), различны уровни их социально-политического развития, не говоря уже о религиозной самоидентификации (даже если в боях в Луганской и Донецкой областях и участвуют, в том числе, чеченцы, они там явно не за создание халифата воюют). Однако все эти конфликты имеют одну очевидную общую черту: подавляющее большинство жителей, оказавшихся в их эпицентрах и жизням которых эти ракеты и угрожают, бессильны что-либо изменить, не будучи частью противостояния ни с той, ни с другой стороны. Нет ничего, что могут реально сделать жители Донецка и Луганска, Ашдода и Тель-Авива, Латакии и Хомса для прекращения войны, частью которой они невольно оказались. Не в их силах прекратить ракетные обстрелы домов, в которых они живут.

Положение жителей сектора Газа, которых за шесть первых дней израильской военной операции против ХАМАСа погибло 168 человек, тем более не назовешь завидным. Тезис о том, что они сами виноваты в том, что привели к власти ХАМАС, верен лишь отчасти, ибо последние выборы в палестинские органы власти, которые действительно выиграло исламистское движение ХАМАС, прошли в Газе и на Западном берегу Иордана еще в январе 2006 года, с тех пор никаких выборов на этих территориях не было. В Израиле система противоракетной обороны развита, естественно, много лучше, чем в Газе или Луганской и Донецкой областях, где никто и представить не мог, что она вообще может понадобиться, но и на Израиль во вторник летело 157 ракет, в среду – 130, в четверг – 197, в пятницу – 137…

Вопрос в том, каким образом, так долго и упорно продвигаясь к "новому мировому порядку", создав по дороге бессчетное количество всевозможных международных организаций по "зонтичному" и черт знает каким еще признакам, мы пришли к такому торжеству всепобеждающего хаоса, где торжествует этика пацанского хулиганства?

Люди стараются продолжать повседневную жизнь, но, вообще говоря, сирены воздушной тревоги, раздающиеся в отдельных районах страны круглосуточно на протяжении уже недели, этому не способствуют. Вопрос в том, каким образом, так долго и упорно продвигаясь к "новому мировому порядку", создав по дороге бессчетное количество всевозможных международных организаций по географическому (Евросоюз, ОБСЕ, СНГ, Лига арабских государств, "Шанхайская конференция" и т. д.), конфессиональному (организация "Исламская конференция", например), "цивилизационному" (блок НАТО – и Организация договора о коллективной безопасности как его скромная антитеза), "зонтичному" (ООН, ЮНЕСКО и т. д.) и черт знает каким еще признакам, мы пришли к такому торжеству всепобеждающего хаоса, где торжествует этика пацанского хулиганства? Как случилось, что, если начинаются те или иные вооруженные конфликты, жертвами которых становятся где сотни (как в Газе и в Восточной Украине), а где и десятки тысяч (как в Сирии) людей, все эти организации оказываются беспомощными и бесполезными? Людям, живущим в Тель-Авиве и Ашдоде, в полуразрушенных сирийском Хомсе и иракском Мосуле, в секторе Газа, в Донецке и в Харькове, некуда обращаться, им негде искать защиты, им не на что и не на кого надеяться.

Огромная гора мировой бюрократии, созданная, как утверждалось, во имя обеспечения безопасности, прав и свобод граждан разных стран и их защиты, в том числе, от посягательств со стороны правительств их собственных государств, продемонстрировала неспособность оказать реальную помощь тогда, когда эта помощь стала по-настоящему необходимой. Надеясь, что построили какой-то новый мировой порядок, мы оказались в мире, живущем по законам джунглей, в котором всевозможные международные организации существуют, в общем, скорее сами для себя, не очень стремясь и не будучи в силах остановить беды, войны и разрушения.

Этот мир можно назвать "новым", но его не назовешь "дивным": получается, что многие десятилетия мировой дипломатии оказались, в целом, напрасными. За последние два-три года на наших глазах де-факто перестали существовать как единые государства Судан, Сирия, Ливия и Ирак, и есть немало оснований предполагать, что Украину, от которой Российская Федерация уже отторгла Крымский полуостров, ждет примерно та же судьба, с поправкой на местную специфику. Луганск – не Южная Осетия, а Донецк – не Приднестровье (не говоря уже о том, что все эти районы – не сектор Газа и не Исламский халифат), но в будущем между этими кризисными регионами, вероятно, будет куда больше сходств, чем различий. Палестинская администрация де-факто уже семь лет как распалась, правительство, лояльное Махмуду Аббасу, сектор Газа не контролирует никак, но каковы бы ни были итоги нынешнего раунда эскалации конфликта между Израилем и палестинскими исламистами, понятно, что этот раунд – не последний.

В ноябре 2008 – январе 2009 года на Израиль упали более 900 ракет, в октябре – ноябре 2012 года более 1200, за первую половину июля 2014 года более 800, и этот шквал обстрелов и не думает прекращаться. Первый раз Израиль ответил операцией "Литой свинец", второй – операцией "Облачный столп", сейчас – операцией "Нерушимая скала", каждая из них стоила жизни сотням палестинских арабов. Отдавая дань мастерству копирайтеров, придумавших все эти бессмысленные названия, уместно спросить, разрешило ли все это конфликт? Конечно же, нет. Могло ли израильское правительство не реагировать на акты агрессии и террора против своих граждан? Конечно же, нет. В результате ситуация развивается по спирали, причем палестинские ракеты летят все дальше, а израильская авиация наносит все более разрушительные удары, жертвами которых становятся отнюдь не только боевики-исламисты.

Ужас состоит в том, что мы вступили в мир, в котором такого рода конфликты государств с не очень понятно кем (с ХАМАСом ли, самопровозглашенным халифатом ли, силами так называемой самообороны так называемых Донецкой и Луганской народных республик ли) оказываются в принципе неразрешимыми. Нам двадцать лет говорили, что, построив стабильные демократические институты, утвердив рыночную экономику и признав ценности научного прогресса и культурного плюрализма, мы благополучно достигли "конца истории". Кажется, утверждавшие это сильно поторопились.

Алек Д. Эпштейн – социолог и историк

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG