Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Народный музей забытой войны


Русские кавалеристы времен Первой мировой войны

Русские кавалеристы времен Первой мировой войны

Открывается уникальная экспозиция об участии России в войне, начавшейся сто лет назад

В первых числах августа в Петербурге, в Государственном музее-заповеднике "Царское Село" открывается Музей Первой мировой войны. Экспозиция будет называться "Россия в Великой войне". Открытие приурочено к столетию вступления Российской империи в войну.

Музей Первой мировой войны нашел себе место в самой скромной, заброшенной части Александровского парка – в Фермском парке, названном так потому, что в 20-е годы XIX века здесь были построены царские фермы. Некогда кокетливые, а теперь облезлые одноэтажные постройки этих ферм – бывшие коровники, телятники и птичники, поставлявшие свежие продукты в летнюю резиденцию царской семьи, хорошо видны слева от государевой Ратной палаты – здания будущего музея. Справа за высокими деревьями виднеются золотые купола собора Федоровской иконы Божьей Матери, построенного архитектором Покровским в 1912 году, за ним – псевдосредневековый Федоровский городок. Хотя он и обнесен толстой стеной, видно, какие дивные там дома и храмы, но, увы, все они обветшали, стоят с зияющими дырами в крышах. По словам музейщиков, реставраторы пока бессильны помочь Федоровскому городку, потому что он находится в ведении Управления делами президента и, как поговаривают, может стать резиденцией патриарха.

Одни будут говорить, что печать столетнего забвения снята с истории Первой мировой и ее героев. Другие заметят, что музей последней имперской войны открывается во времена возрождения в России имперской идеи

Тем большим контрастом по сравнению с этими ветхими красотами выглядит белоснежная Ратная палата, только что отреставрированная, полная бодрого стука и звона спешно монтируемой экспозиции. Когда ленточку перережут, видимо, будет немало разговоров и споров: одни будут говорить, что, наконец, хоть отчасти восстановлена справедливость, печать столетнего забвения снята с истории Первой мировой и ее героев. Другие заметят, что музей последней имперской войны открывается во времена возрождения в России имперской идеи. В любом случае, место для музея выбрано подходящее: Ратная палата была заложена в 1913 году именно для того, чтобы в ней разместился Музей истории русских войск. Достраивался он уже во время войны, а открылся в 1917 году – чтобы уже через год вместе со всей империей покатиться в пропасть. К своему открытию он успел переменить первоначальное название – из Музея истории русских войск превратился в Музей народной войны, потому что прямо с фронтов туда присылали портреты героев, свидетельства их подвигов, вещи, оружие, фотографии. Но большевики все равно объявили войну империалистической, царские офицеры и генералы в качестве героев их не устраивали, и поэтому к 1919 году музей закрыли, а коллекции разлетелись по другим собраниям, как ни старались отдельные энтузиасты хоть что-то спасти.

Император Николай II, министр двора граф Фредерикс и верховный главнокомандующий вел. кн. Николай Николаевич в Ставке. Сентябрь 1914 года

Император Николай II, министр двора граф Фредерикс и верховный главнокомандующий вел. кн. Николай Николаевич в Ставке. Сентябрь 1914 года

– Основу музея заложила коллекция Елены Андреевны Третьяковой, которую она преподнесла Николаю II в 1911 году. Это было большое собрание картин, лубков, военных трофеев, относящихся к разным войнам, которые вела Россия, – говорит исполняющая обязанности главного архитектора музея-заповедника "Царское Село" Мария Рядова. – Ту коллекцию восстановить не удалось, все пришлось собирать заново, а вот зданию повезло больше. У нас осталось много фотографий, позволивших в точности восстановить все: и дубовые оконные рамы, и герб на фасаде, и двери, и даже решетки на батареях отопления.

После закрытия Музея народной войны Ратная палата была передана Агрономическому, теперь Аграрному университету под клуб и административные помещения. Реставраторы обратились за помощью ко всем, у кого могли оставаться фотографии здания, и люди помогли. Ратной палате отчасти повезло: клуб был студенческий, и молодежь любила сниматься на фоне эффектных стен, гербов и башенок в древнерусском стиле – не думая, что потом этим снимкам цены не будет.

Все восстановлено, свежая побелка сияет на солнце, но, когда входишь внутрь, сердце все равно сжимается: столько здесь было замечательных затейливых росписей, райских птиц, зверей, цветов, героев, святых, от которых теперь остались только фрагменты. Здесь ведь, кроме клуба, были еще и реставрационные мастерские, и мастерские по обработке камня, ради которых единое внутренне пространство разделили на этажи. Понятно, что пыльное производство не способствовало сохранению настенной живописи. Лучше всего она сохранилась в большой круглой башне, предназначенной для экспонирования аэропланов: в ее куполе и сейчас ясно можно различить знаки зодиака и фигуры святых, правда, в глазах у них реставраторы нашли пули – кто-то таким образом упражнялся в меткости.

Будет ли вся живопись когда-нибудь восстановлена, сказать трудно.

– В принципе, оригинальные картоны художника Николая Пашкова сохранились, – говорит Мария Рядова, – так что если когда-нибудь примут такое решение, об этом можно будет подумать. Пока же мы просто восстановили и законсервировали все то, что осталось.

Еще была галерея георгиевских кавалеров – там висели их портреты; галерею предполагается восстановить – это будет некое подобие эрмитажного зала, посвященного войне 1812 года

Вокруг основного зала разбегаются длинные галереи, по словам Марии Рядовой, от одной из них сохранилось название – Зеленая, но почему она была так названа, непонятно, вот разве что над окнами можно различить некое напоминание о зеленоватой краске. Еще была галерея георгиевских кавалеров – там висели их портреты; галерею предполагается восстановить – это будет некое подобие эрмитажного зала, посвященного войне 1812 года. По галереям можно снова выйти к главному залу – так было задумано, есть даже специальный проход для царской семьи.

– У нас есть проект электронной книги "Россия в Великой войне", за то время, пока мы над ним работали, нам удалось найти довольно много кинохроники, – говорит Мария Рядова. – Вот здесь, в центре зала, на круглом подиуме, появятся большие экраны, на которых будут показывать хроникальные кадры начала прошлого века. Между прочим, тут с самого начала были экраны и сцена, так что мы восстанавливаем зал в том виде, как он был задуман.

Холодное оружие из коллекции нового музея

Холодное оружие из коллекции нового музея

Ходить по галереям и залам будущего музея интересно даже сейчас, когда экспозиция только монтируется. Каждая деревянная или металлическая деталь убранства – произведение искусства. Архитектор Сидорчук построил это здание в древнерусском стиле, но не прянично-сказочном, а, скорее героическом, опираясь на образцы новгородского и псковского зодчества. Здание одновременно напоминает крепость, кремль, купеческие палаты и даже храм – да, по сути, всем этим отчасти и является, поскольку это место предполагает, что к военным трофеям и экспонатам будут относиться с едва ли не религиозным благоговением.

Одно из лучших мест Ратной палаты – внутренний дворик. Он тоже предназначен для музейных нужд, там можно будет выставлять оружие больших габаритов, но пока это просто уютный дворик, окруженный белыми стенами, на которых реставраторы кое-где обнажили старинную кладку, чтобы все могли рассмотреть, как мастер клал кирпич и затирал швы рукавицей.

Ольга Таратынова

Ольга Таратынова

Директор музея-заповедника "Царское Село" Ольга Таратынова, оглядываясь назад, удивляется, как можно было сделать так много за такой короткий срок, ведь Ратную палату начали восстанавливать всего три года назад:

– Когда мы начинали, экспонатов было совсем немного, сейчас их больше двух тысяч. Мы кинули клич, давали объявления в газетах, и люди стали откликаться, нам несут и посылают по почте свои частные архивы и известные политические персоны, и обычные люди, вдруг оказалось, что у многих дедушки и прадедушки были георгиевскими кавалерами. Как тот, первый, закрытый большевиками музей был народным, так и этот тоже получается народным.

Начальник военно-исторического отдела музея-заповедника "Царское Село" Георгий Введенский показывает большие коричневые конверты, пришедшие из Москвы – от мэра Сергея Собянина, чей дед оказался полным георгиевским кавалером, и от главы Центризбиркома Владимира Чурова, чей дед по фамилии Брежнев воевал, будучи артиллерийским поручиком, и привез с войны фотоальбом. Такие конверты прислали многие, а те, кто живет поближе, сами принесли в музей письма с фронта, фотографии, дневники, а иногда и Бог весть как сохранившееся оружие. Тут и знаменитая винтовка Мосина, и пулемет "Максим", и казацкая пика, и всевозможные маузеры, и гранаты, и специальные куклы, на которых удобно рассматривать детали одежды и экипировки солдат и офицеров разных стран и родов войск. Хранитель всего этого богатства неплохо знаком с историей Первой мировой и с ее мифами – например, о газе иприте:

Георгий Введенский

Георгий Введенский

Иприт – это ведь на самом деле хлор, новое название он получил от места своего первого применения, города Ипр в Бельгии. Но на самом деле мало кто знает, что задолго до этого зимой русские войска были обстреляны газовыми снарядами из орудий. Но тогда был очень сильный мороз, и газы кристаллами выпали на снег, так что их никто не заметил. Это была война, когда появляются новые рода войск. Мундиры у нас хранятся отдельно, но у меня есть, например, гимнастерка автомобилиста: в этой войне впервые возникли автомобильные войска. Появляются два новых театра военных действий – воздушный и подводный. У нас есть так называемый крепостной флаг или флаг смертного боя, который говорит о готовности к сражению, он поднимался каждое утро на первых русских аэродромах.

Музей-заповедник "Царское Село", сильно пострадавший после Второй мировой войны, начал возрождаться в конце 50-х годов, и с тех пор поколения музейных работников четко знали круг своих обязанностей: изучение и хранение коллекций, памятников, сбор документов, возвращение к жизни павильона за павильоном, мостика за мостиком, интерьера за интерьером. Поэтому создание музея Первой мировой войны в Ратной палате стало для многих полной неожиданностью и совершенно незнакомым делом.

– Пять лет назад еще не все наши сотрудники знали о существовании Ратной палаты, – говорит заместитель директора музея-заповедника "Царское Село" по научной части Ираида Ботт. – Ну, да, мы знали, что был такой памятник, периодически приезжали туда на совещания в реставрационные мастерские. Мы знали, что там давным-давно существовал музей, что идея его создания принадлежала Николаю II. Но само здание принадлежало не нам, так что мы о нем и не думали. И только в конце 2009 года Ратная палата и небольшая территория, к ней прилегающая, перешли на баланс музея. Вот тогда-то и появилась задача создания музея Первой мировой войны. И мы начали работать. Начали с нуля, и еще год назад меня охватывал трепет. Но у Георгия Введенского, автора концепции музея, был огромный тематико-экпозиционный план, где были расписаны все экспонаты, и я не понимала, как можно будет все это собрать, да еще так быстро.

"Геройский подвиг донского казака Козьмы Крючкова". Военный лубок, 1914 год. Крючков, убивший в бою 11 немецких солдат, стал первым Георгиевским кавалером Первой мировой

"Геройский подвиг донского казака Козьмы Крючкова". Военный лубок, 1914 год. Крючков, убивший в бою 11 немецких солдат, стал первым Георгиевским кавалером Первой мировой

Несмотря на все трудности, экспонаты были собраны. Правда, один из них, самый главный, пока что держится в строгом секрете – он должен стать сюрпризом на открытии музея.

Оказывается, что память о Первой мировой не погибла, несмотря на все усилия советской власти, сделавшей многое для того, чтобы последняя война старой России навсегда ушла в тень большевистской революции. Тяжелые вопросы о полузабытой войне продолжают волновать тех, кто хочет понять причины российской трагедии ХХ века. Размышляет о Первой мировой и петербургский историк Евгений Анисимов:

– Та война напоминает мне развалины где-нибудь в деревнях Псковской и Новгородской областей. Там можно увидеть такие огромные сараи, хранилища, и они все разорены, брошены, как следы другой цивилизации. Вот и Первая мировая война тоже как будто принадлежит другой цивилизации, совершенно не относится к нам: ведь, в сущности, у нас нет ни одного памятника, ни одного мемориала той войне.

– Многие до сих пор задумываются о том, что Первая мировая для России оказалась точкой страшного перелома, что Россия вместе с союзниками выигрывала в этой войне, и вдруг случилось непоправимое. Почему?

Идеи национализма тогда были не менее сильны, чем идеи социализма. Поэтому даже в случае победы в этой войне Россию могли бы ожидать потрясения

– Да, тут сошлось много трагических моментов. Почти все историки и наблюдатели сходятся на том, что напрасно Николай II лично возглавил армию, сместив с этой должности великого князя Николая Николаевича. В итоге царя стали воспринимать как главного виновника всех неудач. Что же касается того, что почти победили – я думаю, что, в конечном счете, конечно, Россия дотянула бы до осени 1918 года, когда Германия первой не выдержала напряжения. И была бы среди победителей. Но, с другой стороны, знаете, я иногда думаю – хорошо, вот победили бы, получили репарации, а потом, наверное, начались бы восстания, например, в Польше, полилась бы кровь. Мне иногда кажется, что в ХХ веке совершенно невозможно было обойтись без кровопролития. Революция началась бы с другого конца, ведь в это время как раз начинаются национально-освободительные движения, тут бы и Финляндия поднялась, и Прибалтика. Ведь в это самое время распалась и другая многонациональная империя – Австро-Венгерская. То есть идеи национализма тогда были не менее сильны, чем идеи социализма. Поэтому даже в случае победы в этой войне Россию могли бы ожидать потрясения.

Евгений Анисимов считает, что Первая мировая война не была для России войной отечественной (хотя в 1914 году официальная пропаганда делала попытки так ее назвать, сопоставляя с Отечественной войной 1812 года). В данном случае речь не шла о выживании нации. Но, с другой стороны, помнить о Первой мировой необходимо, потому что именно во время этой войны, по мнению историка, завязался узел тех страшных бед, которые потом на протяжении десятилетий сотрясали Россию.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG