Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мундиаль-2014: итоги


Чемпионата мира обсуждают: футболист Андрей Канчельскис, журналисты Борис Богданов, Леонид Велехов, Алексей Кузнецов, Олеся Проглядова.

Мундиаль-2014: итоги. Почему в Бразилии победила Германия?

Обсуждают в программе "Лицом к событию" - игрок сборных СССР, СНГ и России Андрей Канчельскис, журналисты Борис Богданов (обозреватель sportbox.ru), Леонид Велехов и Алексей Кузнецов (Радио Свобода), пиар-менеджер портала Planeta.ru Олеся Проглядова.

Андрей Трухан: Мы будем говорить о событии, которое только что завершилось, не прошло еще и суток. Сегодня вечером миллионы мужчин и женщин будут с тоской смотреть на экраны своих телевизоров, искать пульт, который целый месяц дарил им неповторимое удовольствие, и не находить его, многие, наверняка, впадут в депрессию. Чтобы нам самим не впасть в депрессию, попытаемся подвести первые итоги мундиаля-2014, на котором в Бразилии и Бразилию победила Германия и более широко — Европа. У нас сегодня большая компания, мы будем разговаривать с Андреем Канчельскисом, выдающимся футболистом, игроком сразу трех сборных — СССР, СНГ и России, с нами будет на связи обозреватель портала «Спортбокс.ру» Борис Богданов, только что вернувшийся из Бразилии, наш лучший спортивный комментатор Алексей Кузнецов, и у нас в студии страстная, очаровательная болельщица и заодно пиар-менеджер портала «Планета.ру», Олеся Проглядова. Насколько я знаю, вы страстная болельщица на грани профессионализма.

Олеся Проглядова: Пожалуй, на грани, действительно.

Андрей Трухан: И мой коллега, главный редактор Московского бюро Радио Свобода Леонид Велехов, автор ряда программ на спортивно-футбольную тему. Сейчас как раз идет цикл его программ про футбол "Ох, футбол". Чем вам этот чемпионат запомнился?

Леонид Велехов: Конечно, в одной фразе трудно сформулировать. Он запомнился, пожалуй, тем, что групповой турнир был интереснее плей-офф.

Олеся Проглядова: Мне кажется, это золотой стандарт. В плей-офф гораздо больше риска, в групповом турнире еще как-то можно позволять себе ошибаться и играть открыто, то в плей-офф, естественно, надо быть максимально собранным.

Леонид Велехов: Я не совсем об этом говорю. Мы в плей-офф вообще не увидели неожиданностей, кроме разгрома Бразилии, хотя на самом деле на взгляд того, кто пристально и критично смотрел на игру Бразилии в групповом турнире, было очевидно, что команда провалится, высказываю свое субъективное мнение. Команды просто не было, конечно, Неймар не Пеле и один он решить ничего не мог, тем более, что и Пеле в свое время тоже никогда не решал все игровые задачи один. Более того, скажу, что чем дальше шел плей-офф от одной восьмой, к одной четвертой, от одной четвертой к полуфиналу, от полуфинала к финалу, тем мой личный интерес, честно говоря, угасал. Мне было, конечно, страшно досадно, что не вышли в финал мои любимые голландцы, они совершенно этого заслуживали, финал, по-моему, был бы гораздо ярче, интереснее, если бы там встретились Голландия и Германия, и это было бы на самом деле гораздо справедливее. Во всем остальном все было справедливо, все было слишком справедливо, я бы так сказал. Если бы случилась главная несправедливость и в одной четвертой Чили высадила бы Бразилию, вот тогда бы все было бы гораздо лучше, но, увы, этого не случилось.

Олеся Проглядова: Если честно, мне понравилось от и до. Первый шок у меня случился, когда сразу вылетели, практически сразу, мои любимые испанцы, команда, за которую я долго и страстно болела на протяжение многих международных турниров. Это был такой шок, после которого я принимала все сразу, то есть, и игру вдруг неожиданную некоторых команд. Мы все прекрасно понимаем, насколько был неожиданным Алжир во встрече с Германией или Коста-Рика во всех встречах до последнего пенальти. И уже после того, как испанцы выбыли, мне уже было ничего не страшно, все принималось на-ура! Я поняла сразу — турнир будет неожиданным. Он неожиданным был для меня до последнего момента, не в том смысле, что было неочевидно, что немцы победят, но я надеялась и верила, что все-таки Аргентина сможет. На мой взгляд, Лионель Месси достоин того, чтобы поднять над головой Кубок мира и уже очень давно, а не очередной «золотой мяч». Вот это было, конечно, несколько обидно, хотя и предсказуемо, что немцы пройдут. Но в целом не могу сказать, что мне было неинтересно. Практически все матчи, а я смотрела все матчи, наверное, кроме двух на групповом этапе, мне было интересно всегда. Это был во многих отношениях очень неожиданный чемпионат мира.

Андрей Трухан: Алексей Кузнецов, ваши впечатления? Я внимательно читал ваши колонки на сайте Радио Свобода, но тем не менее, каковы ваши впечатления главные?

Алексей Кузнецов: У меня не создалось впечатления, что было так много неожиданностей. Конечно, по игре в отдельных матчах, в отдельных ситуациях, таких как быстрый вылет трех экс-чемпионов мира Италии, Испании и Англии, конечно, в этом смысле это было неожиданно. Но сказать, что было неожиданным появление мексиканцев на высоких этапах плей-офф, нет, Мексика сильная команда, всегда она доходила в основном до второго или первого этапа плей-офф. Коста-Рика порадовала, Чили тоже интересно сыграла. Но это все-таки локальные неожиданности. В целом, когда дело дошло уже до четвертьфиналов, там не было больших вопросов. Команды, занявшие первые места в группах, они все и вышли в следующий этап. В полуфиналах встретились вообще сильнейшие четыре команды чемпионата, кроме, может быть, сборной Франции, мне было жалко, что она выбыла из борьбы на относительно раннем этапе. У французов очень хорошая команда, мне кажется, очень перспективная на будущее. А когда дело дошло до битвы континентов — Германия и Голландия с одной стороны, Аргентина и Бразилия с другой стороны, здесь никаких сомнений не было, здесь все было логично, все получилось так, как и должно было быть. Я не считаю, что элемент скуки, элемент досады у меня был. Мне так понравилось, что победили те, кто этого больше всего заслуживает. Единственное, что в игре в полуфинале Голландия — Аргентина может быть стоило ждать более яркого выступления голландцев, но не сложилось. В этом смысле была для меня некоторая неожиданность. Аргентина, на мой взгляд, не заслужила такого высокого места, как сейчас, но за счет того, что Месси действительно буквально втащил на своих плечах Аргентину в финал, это трудно назвать особой неожиданностью.

Андрей Трухан: Андрей Канчельскис, что вам запомнилось на этом чемпионате и как профессионалу, и как, наверняка, по-прежнему страстному любителю футбола?

Андрей Канчельскис: Да многое запомнилось, много интересных команд появилось — Колумбия, Коста-Рика, те же американцы, которые вышли из группы, до этого никогда не выходили на чемпионатах мира. Поэтому очень интересный чемпионат, очень много новых команд, много хороших игроков появилось. И вообще сейчас в футбол умеют все играть — это доказывает то, что такие команды как Коста-Рика, Алжир, Колумбия очень хорошо выступили на этом чемпионате. Где-то не повезло им, где-то было и везение. Но в общем-то чемпионат очень хороший, интересный и захватывающий.

Андрей Трухан: Борис Богданов, вы были в Бразилии, это был праздник или вы в основном работали, видели только ремесленную часть футбола? Что вам запомнилось?

Борис Богданов: Дело в том, что вы совершенно правы, сформулировав так, что праздник или ремесленная часть. Я скажу так, что если хочешь увидеть футбол, если хочешь увидеть чемпионат мира, то надо туда не ездить, а остаться дома и смотреть телевизор, поскольку можно тогда смотреть все матчи и действительно полное представление. Но к сожалению или к счастью, работа журналиста на чемпионате мира складывается таким образом, что значительная его часть проходит мимо тебя, поскольку, когда идут матчи, ты занят чем-то другим. Идешь на тренировку какой-то команды, пресс-конференцию, куда-то едешь. Но тем не менее, атмосфера, безусловно, была замечательная, а как может быть иначе в такой стране, как Бразилия. Нет такой страны, наверное, в мире, где футбол играл бы такую роль. Поэтому атмосфера была действительно праздничная, несмотря на неудачу сборной Бразилии, на ее провал. В принципе эту атмосферу я почувствовал и получил большое удовольствие.

Андрей Трухан: Мне хотелось бы задержаться на этих словах про Бразилию, про ее провал. Ряд людей написали, что это трагедия, что Бразилия перестала жить на несколько часов. Мне хотелось бы задать вопрос Андрею Канчельскису: как вы считаете, насколько футбол важен в этом смысле для Бразилии? Это была трагедия или это просто драма, которая часто случается с футбольными странами?

Андрей Канчельскис: Это, конечно, для Бразилии большая трагедия. Во-первых, бразильцы очень неожиданно плохо сыграли в обороне, у них была не команда в этот день, а была какая-то банда. Хаос полный в обороне, защитники центральные бегали вперед, хотели отличиться, забивать голы немцам. Я думаю, что надо было еще вратарю побежать и забивать голы. Каждый должен заниматься на поле своим делом, а у Бразилии был полный хаос, поэтому они и проиграли сборной Германии 1:7. Я полагаю, они всерьез подумают, как дальше действовать, как дальше играть в футбол, потому что так, как они играли с немцами, нельзя играть в футбол. Конечно, для Бразилии это трагедия, даже если бы они заняли третье место — это было бы тоже не утешение для них. Для них самое главное — первое место.

Леонид Велехов: Мне показалось, к вопросу о трагедии, в этом для меня самое печальное. Не то, что Бразилия была разгромлена, она была разгромлена совершенно закономерно, в этом матче просто профессиональная команда играла против дворовой, такое впечатление, что одна из команд обманула другую: профессионалы не сказали дворовым ребятам, что они профессионалы, а дворовые захотели сыграть и тоже не сказали, что они дворовые, а выдавали себя за профессионалов. Но дело даже не в этом, вы знаете, что меня больше всего огорчило — это абсолютно пустые глаза самих бразильских футболистов. Вот здесь я не увидел никакой трагедии, никакой драмы. Я вспоминал, как плакали испанцы после своего поражения, много чего можно было вспомнить. Здесь абсолютно были пустые глаза, похожие, я извиняюсь, на глаза российских футболистов в этом отношении. Я, конечно, вспоминал, как когда бразильцы провалились с треском в 1966 году, что происходило: их тренер знаменитый Феола полгода не мог вернуться в страну, потому что, естественно, он боялся расправы, при этом он не избежал того, что его дом был разгромлен. Возвращались в страну с большим опозданием, с большими задержками и футболисты. Накал страстей болельщиков был другой. В этом смысле слава Богу, конечно, не стали никого линчевать и все прочее.

Олеся Проглядова: Между тем, пару автобусов сожгли.

Леонид Велехов: Пару автобусов сожгли. Опять же, если вспомнить, я уже приводил этот пример, Игорь Фесуненко рассказывал мне, как на его глазах человек, слушая радиорепортаж и услышав, что Бразилия проиграла, кинулся под машину. Его успели схватить, тогда он кинулся под автобус, тут его уже не успели схватить. Так что и в этом смысле страсти были другие. Но я повторяю, эти пустые, похожие на оловянные пуговицы глаза бразильских футболистов — вот это было для меня самое большое разочарование.

Олеся Проглядова: Давид Луис рыдал вполне себе. И в первом матче с Германией, и во втором случае с Голландией рыдал.

Леонид Велехов: В основном-то было не так, давайте не будем между собой затевать споры, это всегда выглядит в эфире, мне кажется, не очень правильно, в основном то, что я видел, то я и говорю.

Олеся Проглядова: В любом случае трибуны, мне кажется, рыдали хором. Все эти несчастные дети, которых они привели, как думали, на праздник, а получилось, что на драму. Действительно в обороне Бразилии был проходной двор, и они в общем и целом заслужили тот "вынос", который им устроили немцы. То, как они собрались к следующему матчу с Голландией и сыграли 0:3 — это практически уже сдвиг в лучшую сторону для них. Хотя тоже довольно предсказуемо, что все так произойдет.

Андрей Трухан: Борис, как вам казалось там, находясь в Бразилии, действительно, что два матча подряд сборная Бразилии с общим счетом 1:10 проиграла. Чем это можно объяснить? Это внутреннее состояние команды или это игра соперника? Ведь оба раза были серьезные соперники.

Борис Богданов: Я бы не сказал, что дело в игре соперников Потому что сборная Бразилии имела дело с разными соперниками, именно эта команда в сегодняшнем ее составе, и с серьезными, и со всякими, а игра и результат не печатляли. Игроки ведь там собраны не те, которые играют в маленьких клубах или на периферии мирового футбола — это люди из больших клубов, которые играют каждую неделю с серьезным соперником. Я думаю, что здесь во многом дело в психологии. Потому что было видно в матче с немцами, в частности, что команда вышла играть и за пять минут буквально рассыпалась, развалилась, рухнула, руки опустились, сразу забыли все, чему их учили и чем они занимались в своей жизни. Это, мне кажется, психологический какой-то был момент, может быть не выдержали они какого-то давления, которое было постоянно на них, поскольку сборная Бразилии начинала чемпионат с единственной задачей — дома его выиграть. Больше ничего другого от них никто не ждал, вся страна, 200 миллионов на них смотрела. Возможно, что-то случилось в этом плане, потому что трудно объяснить иначе, что хорошие игроки, а в сборной Бразилии собраны, может быть это не лучшая сборная Бразилии далеко в ее истории, но собраны хорошие игроки, играющие в приличных командах, чтобы она таквраз разучилась играть, мне трудно себе представить. В самой Бразилии заговорили активно после этого о том, что не в порядке что-то вообще в бразильском футболе в целом, что надо не валить все на конкретных игроков, 15 человек, которые участвуют в играх, а надо задуматься о том, а что вообще не так в бразильском футболе. Сейчас они, наверное, задумаются и может быть какие-то выводы сделают и что-то произойдет.

Олеся Проглядова: Мне кажется, была совокупность психологических факторов. С одной стороны это, действительно, огромное давления целой страны, ожидания, которые, естественно, не могли не сказаться на состоянии футболистов. Кроме того, это домашний чемпионат, как мне кажется, бразильцы выходили с неким настроем и эйфорией, что у них здесь все получится, просто потому, что домашний чемпионат. И конечно, немаловажное значение играет тот факт, что был травмирован Неймар, не в смысле, что он вышел бы и всех спас, нет, но была определенная сыгранная команда, которая играет так уже довольно давно. На прошлом Кубке Конфедерации, если мне не изменяет память, играли ровно в таком же составе, там были незначительные изменения. И вот она наиграна, таким образом идет вперед, вдруг в одночасье два важных винтика выпадают - Неймар и дисквалифицированный защитник Сильва. Естественно, часовой механизм сломался. У меня есть такое ощущение внутреннее, что вполне возможно, что играй Неймар, мы бы увидели совершенно другой футбол.

Андрей Трухан: Было бы 1:5?

Олеся Проглядова: Я вообще не знаю, что было бы. Вполне возможно, была бы ничья, серия пенальти, всякое может быть. Вообще прогнозы вещь неблагодарная в отношении футбола, я это уже давно поняла. Мы можем только предполагать, но в целом футбол — это игра живых людей. Поломка одного из них, скажем так, или буквально минутное замешательство делает игру. Мы видели это буквально вчера на финале, когда защитники Аргентины, по-моему, ни на секунду не выпускали мяч из внимания, и это была прекрасная героическая оборона, которая разрушена была буквально на одну секунду, и тут же Гётце забил. Это буквально был провал в секунду. Вот, собственно, и все.

Андрей Трухан: Алексей, трагедия Бразилии неразрывно связана с триумфом Германии. На ваш взгляд, Германия действительно безоговорочный чемпион, как об этом пишет большинство обозревателей, или был здесь элемент везения?

Алексей Кузнецов: Что касается всего турнира в целом, конечно, Германия, безусловно, лучшая команда из всех, кто здесь присутствовал. И независимо от того или иного матча, именно немецкие футболисты показали самый современный, самый острый во всех смыслах этого слова, атлетичный, комбинационныый футбол. А то, о чем говорит Олеся, что аргентинцы на секунду расслабились, во-первых, они не то, чтобы расслабились, они были вымотаны до последней степени и расслабились, потому что у них сил уже не хватало, а у немцев сил хватило. И выход на поле «свежего» Гётце во многом сыграл решающую роль в этом матче. Что же касается аргентинцев, любопытный факт: аргентинцы получили гол именно в той манере, в которой они играли сами. Они весь матч играли от обороны, они весь матч пытались поймать Германию на контратаке и в результате сами получили контратаку, которая принесла им поражение в финале Кубка мира. Германия смогла использовать такой момент, а аргентинцы не смогли использовать два своих момента, два выхода один на один после ошибок немецких защитников. Оба раза аргентинские нападающие не смогли реализовать моменты. А в таком матче, в такой системе игры, которую Аргентина предложила немецким футболистам, именно важна реализация, важно исполнение. А исполнить моменты футболисты типа Игуаина и Паласио, то есть игроки, выступающие в сильнейших европейских клубах, не смогли реализовать. Что, это случайность? Я не уверен. Я считаю, что это помимо всего прочего и психологическая проблема, и конечно, проблема исполнительского мастерства. Они были вымотаны во втором случае, в первом случае просто не ожидал Игуаин. Но Игуаин забивает огромное количество мячей в Европе, как же он не ожидал момента, когда оказался буквально в одиночестве перед воротами, ударил и промахнулся. Мне кажется, проблема еще и в этом — в умении в нужный момент сыграть так, что по-другому нельзя, и вспомнить, как это сделал Гётце. В этом смысле у Германии преимущество перед всеми командами однозначное.

Леонид Велехов: Я согласен с Алексеем, колоссальное преимущество Германии. Это великолепная команда, которая на этот раз меня приятно удивила тем, что из нее ушла такая роботоподобность, которая несколько в моем восприятии футбола мешала их любить. Вот здесь было гораздо сильнее такое креативное начало, даже артистичное начало в этой команде, все соединилось с этой мощью, колоссальной, отработанной, отлаженной машины, хотя опять не хочется применять каких-то таких механистических слов. О чем говорить, футбол, спорт не война, здесь должен побеждать сильнейший. И он совершенно закономерно победил. Возвращаясь к финалу, мне хочется сказать, что есть какие-то банальные вечные истины в жизни, в том числе в футболе. Футбольная синтагма, что нельзя играть на удержание счета, обязательно проиграешь. Аргентина проиграла, как мне кажется, особенно вторую половину именно так, уже думая сперва о дополнительном времени, потом особенно в дополнительном времени о пенальти и получила то, что хотела. Слава богу, что дело не дошло до пенальти, слава богу, что в пенальти не победила Аргентина — это было бы величайшей, мне кажется, несправедливостью.

Олеся Проглядова: Не забиваешь ты, забивают тебе — это вечная истина. Соответственно, действительно Аргентина не реализовала несколько моментов. Кроме того, там был прекрасный прострел Месси. Естественно, поскольку они свои моменты не реализовали, немцы реализовали свои. Действительно, не забиваешь ты, забивают тебе, здесь трудно уже поспорить. Что касается того, что они устали, да, естественно, расслабились, устали — это в общем и целом и причина, и следствие. Что касается Игауина, здесь вообще непонятная загадка природы, потому что действительно в «Наполи» Игуаин забивающий форвард. Паласио, насколько я помню, прекрасно играет, Агуэро прекрасно играет в «Манчестер Сити». Что вдруг произошло, почему такое количество моментов не было реализовано — для меня большая загадка. И опять же, повторю, все решает случай, останься Ди Мария, вполне возможно, вчера бы мы увидели совершенно иной финал, где были бы реализованы как раз те два момента, которые были созданы, и мы бы увидели других чемпионов мира. Что касается Германии, прекраснейшая команда. Естественно, есть некая высшая справедливость, что наконец-то они выиграли. Но все-таки все решает случай. Будь Ди Мария, реализуй аргентинцы свои моменты, и мы могли бы увидеть другого чемпиона мира, что тоже было бы прекрасно.

Андрей Трухан: Мне хотелось бы сейчас обратиться к характеристике лучших игроков этого чемпионата. Как вы считаете, правильно ли Месси получил «золотой мяч» или, может быть, были другие более достойные претенденты? Тем более Месси совсем был не рад, если судить по вчерашнему репортажу.

Андрей Канчельскис: Мне кажется, он заслужил "золотой мяч", потому что он действительно великий игрок, никаких сомнений нет. Игроков, которые могли бы конкурировать, на этом чемпионате я особенно не видел. Конечно, я говорил, что мог лучшего игрока получить вратарь сборной Германии Нойер, который мог претендовать на «золотой мяч». Но есть ФИФА, УЕФА, которые решают, мне кажется, что это заслуженный был приз, и он заслужил этот приз.

Андрей Трухан: На ваш взгляд, Месси заслуженно получил «золотой мяч», а кто вел игру — тренер или игроки? Аргентинская сборная, чья она была — Месси или тренера?

Андрей Канчельскис: Месси еще не тренер, когда он будет тренером, тогда можно будет говорить о его тренерской карьере. Конечно, тренер говорит, как играть, какую систему играть, как атаковать, как обороняться. Поэтому все решает тренер. В Аргентине есть тренер главный, который решает. А на поле, естественно, в каждой команде есть лидеры, которые могут сделать исход матча и повлиять на игру.

Андрей Трухан: Борис, а вам какой футболист показался лучшим на этом чемпионате? Многие говорят, что Арьен Роббен более ярко сыграл, Неймар до травмы тоже играл хорошо.

Борис Богданов: Я согласен, что Роббен и Неймар прекрасные игроки и оба себя проявили замечательно. Вообще на этом чемпионате, мне кажется, особенность его в том, что не было ярко выраженного лидера, который бы был на голову выше всех. Были чемпионаты, если мы вспомним, когда сомнений не возникало, кто лучший игрок чемпионата, условно говоря, Зидан был лучшим на чемпионате мира 2006 года, хотя и не занял первого места, в финале проиграл и был еще удален с поля. Но как-то это было понятно всем. Если вспомнить более давние времена, понятно, что в 1962 году лучшим был Гарринчи. Это тоже не вызывало никаких сомнений. Наверное, здесь не было какой-то суперъяркой звезды чемпионата. Я согласен с Андреем Канчельскисом, что Месси заслужил, хотя кому-то он показался не таким ярким, как мы привыкли его видеть в «Барселоне», может быть здесь частенько оказывался в тени. Но когда он выходил из тени, каждый раз по каждому его действию было видно, что это - гениальный игрок и он мог действительно, получив мяч, сотворить что-то такое, что никто не ожидает. В этом и есть, наверное, отличие гениального игрока от просто большого мастера. Арьен Роббен — это большой мастер, очень большой, но Месси все-таки гений, в этом различие.

Андрей Трухан: Были ли здесь команды-разочарования? Ясно, что мы движемся к теме России. Можно ли назвать команды-разочарования, от которых мы ждали большего?

Леонид Велехов: Да чем же Россия разочаровала? Как могла, так и играла. Я лично большего не ждал от этой команды. Поэтому в применении к России я бы не назвал правильным употребление слова «разочарование». Конечно, Бразилия. Мы часто живем в плену таких медийных мифов: Бразилия должна. Хотя, повторяю, с первых игр в групповом турнире было видно, что это не та великая Бразилия, хотя мы продолжали себя убеждать, что сейчас она заиграет. Если говорить о разочарованиях, то это главное разочарование. И какие-то были разочарования, что та или иная команда не прошли туда, куда, на мой субъективный взгляд, она могла пройти. Очень жаль, что не победила Чили, просто испугавшись Бразилии, команда ничуть не хуже была бразильской. Конечно, очень жалко, что в финале не была Голландия. Что касается призов, приз — вещь субъективная, это уже не сам чемпионат. Признаем, что да. Будь моя воля, я бы, конечно, Роббену отдал бы этот приз. Но это дело, я повторяю, приз — вещь, что называется, вкусовая.

Андрей Трухан: Вы ожидали от российской сборной большего?

Олеся Проглядова: Нет, я очень давно не ожидаю от сборной России и всегда принимаю тот результат, который есть. Потому что в общем и целом, если не будешь предъявлять завышенные ожидания, то тебе будет нравиться то, что у тебя есть. В этом отношении это срабатывает.

Андрей Трухан: Вам понравилась игра сборной России при Фабио Капелло вообще и на этом чемпионате, в частности?

Олеся Проглядова: Скорее на этом чемпионате не очень, учитывая, какое количество ярких игр мы видели рядом. Но в целом то, что они в принципе они попали на чемпионат мира — это прекрасный результат.

Леонид Велехов: Я вспомнил, как в этой студии сказал писатель Александр Павлович Нилин, что если бы сборная России победила на чемпионате мира, на этом футбол можно было бы закрывать.

Олеся Проглядова: Пожалуй, да. Из разочарований, я уже говорила, для меня это была не то, что игра сборной Испании, а результат сборной Испании. Потому что в той игре очень многое решил второй гол. После этого было видно, как растерялась команда, которая уже очень давно, три главных турнира подряд, два европейских и один мировой, побеждает. И вдруг ей что-то противопоставили. Да, это была некоторая растерянность, после которой залетело еще несколько мячей. Забей Испания гол, возвращаясь к теме случая, и могла бы игра пойти совершенно по другому сценарию. Естественно, учитывая мою безумную любовь к сборной Испании, да, мне было жаль и очень обидно. Пожалуй, это главное мое разочарование. Опять же, да, Чили, Колумбия могли бы пройти дальше, но не прошли. Хотя, мне кажется, если бы прошли, могли показать очень интересную яркую игру, особенно Чили.

Леонид Велехов: Могли бы придать бы этой стадии последующей другой тонус какой-то.

Олеся Проглядова: У них был невероятный драйв, невероятное желание идти дальше, но не сложилось.

Андрей Трухан: Штанга и перекладина помешали.

Олеся Проглядова: Штанга и перекладина лучшие подруги вратаря.

Леонид Велехов: Мне кажется, все штанги и перекладины в конечном счете закономерны.

Олеся Проглядова: В конечном счете все приводит к определенному результату, за это мы любим спорт.

Андрей Трухан: Андрей, вы как игрок, выступали за три сборные, скажите, пожалуйста, выступление сборной России на этом чемпионате, какие чувства у вас вызвало — разочарование или вы не ожидали ничего большего?

Андрей Канчельскис: Результат был предсказуем. Потому что я всегда говорил, что уровень нашего российского футбола очень средненький. У нас много иностранцев играют, иностранцы приезжают не играть в футбол, а доигрывать — это понятно. Вы видите пример с Халком, который вроде бы игрок сборной Бразилии, а в нашем чемпионате он красавец, лучший, все кричат «ура», хлопают в ладоши, а на чемпионате мира безобразно сыграл за сборную, не забил ни одного гола и был одним из самых слабых игроков сборной Бразилии. Поэтому результат закономерный. То, что мы после 12-летнего перерыва вышли на чемпионат мира — это тоже положительный результат для нашего футбола и для сборной. Потому что играть каждые четыре года в финальной части — это большой опыт, у нас такого опыта пока нет, поэтому нам нужно работать и пересмотреть всю политику российского футбола.

Андрей Трухан: Борис, некоторые российские журналы, спортивные газеты после вылета сборной России вышли под такими броскими заголовками: "Тупик", "Конец всему", «Наши всё» и так далее. Как вы считаете, у Фабио Капелло есть шанс продолжить работу со сборной России и правильную ли игру он ставит команде?

Борис Богданов: Вы знаете, что касается Капелло, я думаю, что шанс у него, безусловно, есть. Потому что и Николай Толстых, президент РФС, подтвердил, что Капелло останется. Люди, от которых зависит судьба Капелло в сборной, они за то, чтобы он оставался работать дальше. Дело не в Капелло. Хорошо, давайте выгоним Капелло и дальше что? Кого наймем вместо него? Либо большого тренера-иностранца за такие же большие деньги, либо доверим какому-то молодому российскому специалисту. Этого никто делать не может, поскольку впереди чемпионат мира в России, рисковать никто не захочет. Дело не в том, что Капелло или не Капелло, я думаю, что здесь кризис, системная проблема российского футбола. Ведь многие тренеры говорят на пресс-конференциях и в интервью, что мы не можем выходить играть, выходят играть игроки. Если действительно в сборной России на сегодняшний день собраны сильнейшие игроки российского чемпионата, то да, Капелло работает с тем материалом, который у него есть. Проблема, мне кажется, в том, что появится ли за четыре года до чемпионата мира, который пройдет в России, появится ли достойная замена, молодые талантливые люди, которые заменят тех, кто сейчас играют в сборной. А их придется менять, потому что сборная достаточно возрастная у нас там немало игроков, которым уже за 30, в любом случае придется менять. Вот это проблема — с кем Капелло будет дальше работать. Я думаю, что именно отсутствие достаточного количества талантливых игроков, отсутствие людей, выступающих в больших европейских чемпионатах — вот это наша проблема как раз.

Андрей Трухан: Алексей, вы в своем обзоре финала чемпионата мира в Бразилии провели любопытную мысль о том, что победители и призеры расширили национальный состав своих сборных, ассимилируя представителей других национальностей, других стран. Может быть, России это средство тоже способно помочь, иначе безысходность некая появляется: игроков нет, никакой тренер даже самого высокого мирового класса не может поднять их уровень.

Алексей Кузнецов: Я напомню, во-первых, что в свое время сборная Советского Союза играла, исходя из таких данных, что в ее распоряжении были игроки разных национальных футбольных школ, играли футболисты из Грузии, из Украины, из Белоруссии, из Армении. В лучшие годы действительно игроки показывали, что сплав таких национальных особенностей футбольных школ давал какой-то интересный результат, особенно, если был сильный тренер во главе. Это все звенья одной цепи. Посмотрим, например, на сборную Германии. Во-первых, чтобы меня правильно поняли, я говорю не о национальностях, а я говорю о том, что футболисты той или иной национальности привносят элементы каждый своей футбольной школы, даже если они формально являются гражданами другой страны. В сборной Германии игроки, как Клозе и Подольски, но Подольски и Клозе — это игроки с польскими корнями. Озил и не выступавший из-за травмы Гендоган — это игроки с турецкими корнями, Боатенг - из Ганы человек, был одно время даже бразилец Какау в сборной Германии, в запасе, правда, глубоком. Затем Хедира, который из Туниса, тоже игрок очень яркий, очень жаль, что его не было в финале. Я думаю, что отсутствие Хедиры — это аналог отсутствия Ди Мария в сборной Аргентины в финале. Вот эти игроки, появляясь в сборной Германии, очень расцветили эту команды, расцветили именно красками, свойственными той или иной национальной школе. Немецкий футбол, который раньше был, как встарь говорили, нордическим футболом, классическим футболом, сейчас он стал более ярким, более разнообразным. И во многом то, что он таким стал — это заслуга этих игроков, которых я назвал. Конечно, в Германии очень расцветился футбол и, конечно, я думаю, что они идут по этому пути не потому, что они так сознательно придумали, а просто стали появляться игроки такого рода. Но они же не с неба взялись. Йоахим Лев работает много лет работает со сборной, и он очень много смог увидеть игроков таких в своей стране. Там была принята программа по развитию молодежного футбола. В России, по-моему, такой программы нет, а если она есть, то она не действует. В России не очень активно работают футбольные школы, хотя они есть при клубах, и они даже защищены какими-то законами. Безусловно, речь идет не о национальностях, а речь идет о том, чтобы находить талантливых игроков, а находить их можно, лишь создав им условия для развития, а это уже проблема. И к тому же у России, мне кажется, нет четко сформированной школы подготовки тренеров высшего уровня. Она может быть опять же и есть, я не знаю, в каком состоянии школа высших тренеров сейчас, но то, что результатов больших нет, на мой взгляд, очевидно. Завершу эту тираду анекдотом о сантехнике, которого арестовали в сталинские времена, когда он сказал: «Тут не кран течет, а тут вся система прогнила». Безусловно, проблема не в Капелло, безусловно, проблема в системе организации российского футбола.

Олеся Проглядова: Я хотела продолжить мысль, потому что действительно нет системы, нет школ. Например, когда я росла, я росла в маленьком городе, вокруг меня было несколько детско-юношеских школ разной направленности — это был футбол, хоккей, плавание и так далее, много секций. Я помню, как они умирали при мне постепенно. Например, сейчас в том же городе живут мои родители и там нет ни одной детско-юношеской спортивной школы. Откуда браться игрокам, если их никто не воспитывает? Они же не только в Москве и Петербурге, где есть какие-то школы, их надо, по-видимому, искать по всей стране, как это происходит в других странах мира, и за пределами страны можно, естественно. Когда мы садились в аэропорту Берлина, я просто из интереса из иллюминатора считала футбольные поля, над которыми мы пролетели, кажется, пока мы приземлились, я их насчитала 10. Это были очень хорошие футбольные поля. Что происходит у нас, мы прекрасно знаем, и какие школы, и какие поля. Продолжая тему школ, я работаю в народном финансировании, где ищутся средства на те или иные проекты. Недавно появился один благотворительный проект — это футбольная секция, футбольная школа, тренер которой обратился к нам с просьбой, у них хорошая школа и хорошие игроки, очень хорошие юноши, которые выигрывают. Проблема заключается в том, что выезд команды в другой город стоит больше 100 тысяч. Понятно, что родители не могут оплачивать каждый выезд команды — это очень большие деньги, а других денег просто физически нет. Мы приходим к тому, что если у этих детей нет денег, чтобы выехать и играть, значит дальше они перестают играть, они идут во двор и мы лишаемся потенциальных будущих, если уже не Мюллера и Месси, то по крайней мере, просто потенциально хороших игроков.

Андрей Трухан: Андрей, что показал этот чемпионат нового? Довольно часто приходится слышать, что турнир за турниром, ничего нового ни в тактике, ни в стратегии. Вы видели что-то новое как тренер, как человек, давно и хорошо знающий футбол?

Андрей Канчельскис: Нового я увидел очень много. Я не согласен, что люди ничего нового не увидели, потому что сейчас блистают такие команды как Алжир, Коста-Рика, Колумбия, Мексика, которые очень здорово противостояли таким традиционным грандам европейским и латиноамериканским. Сейчас научились играть все в футбол. Это радует. Поэтому уже сейчас нет ни в одном матче такого однозначного преимущества, за исключением матча Германии и Бразилии — это, конечно, был не футбол, просто бразильцы думали, что они на пляже. За исключением этой игры, все команды играли, навязывали борьбу, играли очень красиво, плотно, агрессивно. Во многих матчах добивались победы в добавочное время. Это говорит о том, что сейчас все научились играть в футбол и все страны, маленькие даже, они прогрессируют. То, что нужно и нам делать, прогрессировать, двигаться дальше вперед, несмотря на наши трудности, которые у нас есть, нет системы, нет идеи. Но надо сейчас у нас чемпионат мира в 2018 году, надо работать над этим, надо думать, как нам хорошо выступить в 2018 году.

Андрей Трухан: Борис, я обратил внимание, что этот чемпионат был действительно напряженным и это нашло выражение в таком равенстве сил: из 16 матчей плей-офф ровно половина — 8 закончились вничью в основное время. Насколько я помню по статистике, на других чемпионатах такого не было. Чувствовалось какое-то равенство на поле, когда смотришь изнутри, из Бразилии? Или это нивелировала жаркая температура, неудобное время, судейство, в чем причина такого большого количества ничьих? Не умрет ли футбол от ничейного поветрия?

Борис Богданов: Вы знаете, я бы не стал все списывать на жару, на судейство и так далее, потому что, во-первых, не всегда было так жарко, хотя это Бразилия, но сейчас там в принципе считается зима, поэтому не везде была жара. Судьи, таких колоссальных случаев, чтобы судьи судили в пользу слабых команд, точно такого не было. Мне кажется, что это судейство такой же зрелости, тактической зрелости всех команд, которые приехали на чемпионат мира. Потому что даже вспомнить пары, в которых были явные фавориты, скажем, Аргентина — Швейцария, казалось бы, Аргентина — имя и Швейцария — середняк, посмотрите, как мучились аргентинцы, и этот матч, я был на нем, были такие моменты, когда казалось, что он может закончиться совсем иначе. То есть именно речь идет о том, что команды приехали очень хорошо готовыми. Многие тренеры, кстати, которые мне довелось слышать перед матчами, говорили о том, что все зависит от того, кто будет в конкретный день, конкретный час лучше готов, лучше подготовился к матчу, лучше чувствует соперника. Многие повторяли одни и те же слова, что в современном футболе все решают детали. Иногда от маленьких, незаметных, неважных, казалось бы, вещей зависит исход матча. Кто меньше совершит ошибок, кто собраннее окажется в данный момент, кто психологически лучше окажется в данный момент, тот и возьмет верх. Мы видим, что действительно так и было. Для меня это факт отрадный, потому что несмотря на то, что ничьи, ничьи эти были нескучными, на мой взгляд, лишние 30 минут хорошего футбола посмотреть тоже зрителю, я думаю, не вредно. Так что мне этот акт кажется отрадным, что люди приезжают сюда в первую очередь серьезные, за редким исключением.

Андрей Трухан: Какой матч показался самым интересным и почему?

Леонид Велехов: Можно я про другое скажу, что сегодня в нашем разговоре не прозвучало? Почему в России сейчас нет хорошего футбола? Футбол — это идея жизни, футбол — это метафора жизни. Мы живем в обществе безыдейном, в вакууме идейном, поэтому у нас и не может быть футбола. Почему футбол спорт номер один считается? Это же уникальный язык. 22 человека гоняют один мячик 90 минут, игра может закончиться 0:0, а у нас о ней будет ярчайшее впечатление, ярчайшее воспоминание. Мы не можем такого представить ни в волейболе, ни в хоккее, ни в каком другом игровом виде спорта. Потому что футбол — это идея жизни, то, чего у нас сегодня нет, поэтому у нас не может быть футбола.

Андрей Трухан: Алексей, а вам что понравилось на чемпионате, какой матч кажется вам главным на этом турнире?

Алексей Кузнецов: Самым главным матчем, я не буду оригинален, мне показался финал Германия — Аргентина по ряду причин. Во-первых, по игре, по-моему, это была очень красивая, насыщенная, драматичная игра. Во-вторых, просто потому, что результаты этой игры стали историческими, Германия, европейская команда впервые победила на чемпионате мира на латиноамериканском континенте — это, по-моему, выдающееся достижение. Наконец, именно потому, что восторжествовала справедливость, что бывает в футболе далеко не всегда, что победила сильнейшая команда и победила в красивой борьбе, соперник не выглядел обреченным, а мог рассчитывать на более выдающийся результат. Ну что ж, не сложилось.

Олеся Проглядова: Я соглашусь с Алексеем, для меня тоже самый лучший матч — это финал. Это была самая яркая, мне кажется, игра, в которой все так сложилось, как сложилось, могло бы быть совершенно по-другому. Честно признаться, я была бы рада другому исходу, потому что это тогда была бы победа такого ботана, извините за это слово, над очень красивым атлетом спортивным, как в лучшем жанре романтического кино голливудского. Вполне возможно, что это было бы очень интересно.

Андрей Трухан: Перед началом чемпионата вы, наверное, прогнозировали, каким будет финал, какой вы хотели видеть финал?

Олеся Проглядова: Я думала, что это будет Бразилия и Аргентина, либо как раз Германия попадет в финал. Но то, что там будет Аргентина, я была уверена. Хотела, конечно, чтобы была Испания. Я всегда хочу, чтобы Испания была чемпионом.

Андрей Трухан: В заключение программы признаюсь, что хотел, чтобы был финал Германия — Голландия, но не сложилось. Мне казалось, что по ходу турнира они это заслужили, и это был бы очень красивый европейский финал. Будем ждать следующего чемпионата мира в России, может быть тогда он сложится.

XS
SM
MD
LG