Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

30 тысяч за ночь в полицейском участке


Марьяна Торочешникова: 4 июля москвичке Нине Беляевой удалось одержать крупную судебную победу. Нагатинский суд Москвы постановил выплатить ей 30 тысяч рублей компенсации морального вреда за неправомерные действия сотрудников полиции. Правда, сама Нина Беляева этим решением недовольна, намерена его обжаловать.

Нина Беляева сегодня в студии, и с нами также руководитель правового отдела фонда "Общественный вердикт, адвокат Елена Першакова.

Расскажите о последнем судебном решении? Текста решения вы не видели, слышали только резолютивную часть пока. Какое решение вынесла судья Ольга Курочкина?

Нина Беляева: В суд я обратилась в связи с тем, что 29 октября 2013 года я пришла в Симоновский суд, на заседание суда, где рассматривался мой трудовой спор. Но меня окружили 8 полицейских, 6 в синем обмундирование, а 2 в сером. Без объяснения причин они объявили, что я задержана, подхватили меня под руки и увели, посадили в машину и увезли. Это все было прямо у зала судебных заседаний, на глазах у судьи. И увезли меня в ОДВ "Даниловский". Там мне объявили, что задержали меня, оказывается за то, что я пишу на столбах нецензурные слова в адрес судей. В ОВД "Даниловский" закрыли меня в одиночной камере, без света, без стула, где в дверях были дырки, в которые заходил воздух, и там я стояла целые сутки. Воду мне давали мальчики-гастарбайтеры из соседней камеры, когда полицейские не видели.

Я просилась в туалет, но полицейские как будто меня не слышали или отвечали: "Потерпишь". Поскольку я на инвалидной группе, я принимают таблетки, мне терпеть нельзя, естественно, я все проделала в этой камере. Полицейские меня потом так избили за это, что вызвали "скорую помощь". Женщина особенно жестоко меня била. Сдернули с меня блузку, вытерли пол этой блузкой, и потом избили. Я была без сознания, и в 6 утра меня перетащили на второй этаж и вызвали "скорую". Сделали мне укол, таблетки дали. Врачи хотели меня забрать в больницу, но полицейские запретили. И запретили фиксировать мои побои.

30 октября меня привезли в Симоновский суд, где судья Гуров привлек меня к административной ответственности и наложил штраф - 800 рублей. Я пыталась добиться, чтобы мне выдали копию протокола, я хотела узнать, где свидетели, где доказательства, но протокол мне не выдали даже на заседании суда.

Марьяна Торочешникова: А судья видел, что вы были избиты? Вы говорили ему, что произошло?

Нина Беляева: Я все ему рассказала. Он говорит: "Мы это дело на рассматриваем, мы рассматриваем ваше правонарушение. Я потом ознакомилась с делом, написала встречное заявление и подала иск на апелляцию. Апелляцию, конечно, я проиграла.

Марьяна Торочешникова: И Нагатинский суд Москвы выносил решение по делу, связанному с вашим пребыванием в отделении полиции. На что вы жаловались и чего просили?

Нина Беляева: Я жаловалась на незаконные действия полиции в части незаконного удерживания. В протоколе было написано, что меня задержали для составления протокола, и они в течение трех часов должны были меня освободить. А продержали больше 25 часов. И просила взыскать моральный ущерб. А когда я получила справку со Станции скорой помощи, что ко мне приезжали в ОВД оказывать помощь после избиения, я суду предъявила ходатайство, чтобы приобщили эту справку к делу и оценили физический ущерб. Но суд меня не услышал. Первый судья вынес решение только в части незаконного составления протокола, что поздно составили. А когда уже передали на пересмотр, 4 июля, вторая судья вынесла решение, резолютивную часть только: признать действия незаконными и взыскать 30 тысяч за моральный ущерб. Текст решения обещали выдать 17-го числа.

Марьяна Торочешникова: Гражданам сложно отстаивать свои права в таких ситуациях, и то, что вы получили компенсацию - это беспрецедентное решение. Будет интересно посмотреть текст решения.

Елена Першакова: Да, будет интересно его посмотреть с точки зрения юридической, каким образом оно было удовлетворено. Я видела иск, и изначально в нем не были заявлены физические страдания, а были сразу требования о компенсации морального вреда. Обычно сначала выносится решение о незаконности действий сотрудников полиции, а потом уже иск о компенсации морального вреда.

Марьяна Торочешникова: А почему вы требовали компенсации морального вреда и признать действия незаконным, но не требовали привлечения к уголовной ответственности за побои?

Нина Беляева: Я подала заявление об этом преступлении, которое зарегистрировано в отделе внутренней безопасности, и материалы дела переданы в Симоновский следственный отдел. Они меня опросили как потерпевшую еще осенью, но решение пока не приняли.

Марьяна Торочешникова: Не принял решение ни о возбуждении уголовного дела, ни от отказе в возбуждении уголовного дела.

Нина Беляева: Да. Несмотря на то, что я уже заходила к ним и интересовалась. Мне сказали, что по почте все пришлют. Но они не будут возбуждать дело, потому что в России против полицейских дела не возбуждаются.

Елена Першакова: Возбуждают, но это бывает очень редко. Такие дела бывают, и осуждают, иногда не осуждают, но выплачивается компенсация из государственных средств. И видимо, только по совсем критичным ситуациям такие дела расследуются, полицейские от наказания не уходят. Обычно если сотрудники полиции и привлекаются, их действия признаются незаконными, это не идет дальше дисциплинарных взысканий.

Марьяна Торочешникова: То есть легче добиться компенсации морального вреда, если будет установлено, что полицейские превысили полномочия.

Елена Першакова: Да. Но нужно понимать, то без возбуждения уголовного дела нужно будет собирать доказательствам самим, и необходимо подготовить доказательную базу для вступления в процесс.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG