Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем Кремль ответит на санкции?


Владимир Кара-Мурза: В Брюсселе на саммите Евросоюза ожидается объявление новых санкций против России. Эти сообщения поступают на фоне заявлений Белого дома о контактах между вице-президентом США Джо Байденом и президентом Украины Петром Порошенко. Байден уведомил Порошенко, что Вашингтон обсуждает с ЕС введение таких санкций против России, которые вынудили бы ее расплачиваться за эскалацию конфликта на востоке Украины. Но, как известно, и Россия не остается в долгу.

Чем Кремль ответит на санкции - об этом мы сегодня побеседуем с политологом Григорием Трофимчуком, первым вице-президентом Центра моделирования стратегического развития; и у нас на прямой связи будут другие эксперты, в частности Алексей Малашенко, член научного совета Московского центра Карнеги.

Насколько симметричны меры, которые предпринял Кремль для ответа на возможные санкции?

Григорий Трофимчук: Меры пока что не симметричные. Это попытка начала противодействия, противостояния именно на глобальном уровне. Причем тут складываются два полюса. В последнее время много говорится о многополярности современного глобального мира, так вот, мы сейчас видим попытку возвращения к двуполярности. Есть один полюс - атлантический, сейчас появляется другой полюс - глобальный, его нельзя привязать к какому-то океану, в БРИКСе присутствуют представители нескольких континентов. Пока еще, и это принципиально важный в данном случае момент, это попытка противостояния в финансовом, экономическом плане. Речь не идет о военном противостоянии. Если бы на военном уровне БРИКС проявил противостояние, тогда, конечно, ситуация развивалась бы по совершенно другому сценарию. Пока что это небольшая заявка, даже не на финансовом и не экономическом, а точнее - на вербальном уровне. Запущена информация в общественное мировое мнение, что будет создаваться такой полюс, такой банк. Но пока что мы видим, что базовые капитал этого банка, пула, который создается, он объявлен в тех же самых долларах.

Владимир Кара-Мурза: То, что Россия вернулась к аренде базы Лурдес на Кубе - это, скорее, демонстративный шаг или принципиальное решение?

Алексей Малашенко: Это демонстративный шаг и некое заявление о намерениях, не больше того. Никаким образом это не может повлиять на качественные изменения в глобальной политике. Это достаточно красивый, эффективный жест для российской пропаганды, но не более того. Я где-то прочел уже, что это можно сопоставить с Карибским кризисом. Ну, если кому-то это нравится делать, то ради бога, но силы не те, и ситуация не та. А по поводу биполярного мира, я с коллегой согласен, только один полюс - атлантический - достаточно консолидированный, несмотря на все противоречия между Европой и США, он больше умеет координировать свои усилия. А что касается БРИКС, пока все это существует на вербальном уровне. Это разбросанные по разным частям Земли государства со своими национальными интересами, которые могут не совпадать, да и вообще мало знакомые друг с другом, и этот тоже попытка Путина представить положение так, что, кроме евро-американского центра, есть еще нечто или это нечто можно создать. Я как-то себе не представляю, как этот как бы полюс БРИКС может кому-то противостоять. Это все очень аморфно, малопонятно. А тот банк, который создан, во-первых, он же действительно в долларах, а потом, ну, что такое 100 миллиардов долларов в рамках этого гиперпроекта? Да ничего по сути!

Владимир Кара-Мурза: Вопрос нашему киевскому собеседнику Алексею Мельникову, содиректору программ по внешней политике и международной безопасности Центра Разумкова. Накануне Госдепартамент США опубликовал пресс-релиз, прямо обвиняющий Россию в поддержке, даже военной помощи сепаратистам на востоке Украины. Насколько серьезные последствия может иметь этот доклад?

Алексей Мельников: Сам пресс-релиз - это, наверное, сотая доля фактов, которыми на самом деле располагают США, учитывая их возможности космической разведки. Например, я по своим каналам знаю, что последний инцидент со сбитым украинским транспортным самолетом АН-26 вблизи границы Украины, место пуска ракеты по нему было задокументировано, и есть прямые доказательства того, что атака была с территории России. Американцы имеют привычку не выкладывать все козыри сразу, и это, наверное, небольшая доля свидетельств. Полный пакет их, наверное, есть в кругах НАТО, и интенсивно готовится почва, чтобы следующие решения по санкциям были более серьезными, чем было до этого.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос еще одному нашему киевскому собеседнику Александру Сушко, научному директору Института евроатлантического сотрудничества. Какие еще санкции против России остаются в арсенале Европейского союза?

Александр Сушко: На самом деле, тот пакет санкций, который называется третьим этапом, может подразделяться на несколько подэтапов. Безусловно, европейцам проще говориться о тех секторальных санкциях, которые не очень будут задевать их экономические интересы и не будут так уж болезненны для России. Поэтому первый этап этого самого третьего пакета, возможно, не будет достаточно критичным. Мы видим, что Россия перешла фактически к полномасштабному вторжению, и мы видим десятки танков российских с экипажами на украинской территории. Более болезненным этапом могло бы быть секторальное замораживание сотрудничества в области энергетики и военно-промышленного комплекса. Я лично не прогнозирую, что это произойдет сегодня, однако очевидно, что именно серьезные санкции в этих двух сектора могли бы существенно повлиять на бизнес-интересы крупнейших российских корпораций, а также на планы в области безопасности. На сегодняшний день критический вопрос - когда Евросоюз согласится с тем, что санкции в этих двух секторах не только возможны, но и необходимы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG