Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Не ждали


Владимир Путин на заседании Совета безопасности в Кремле. 22 июля

Владимир Путин на заседании Совета безопасности в Кремле. 22 июля

Экстренное заседание Совета безопасности России, анонсированное как "историческое", оказалось скучным

Президент России Владимир Путин 22 июля на заседании Совета безопасности заявил, что военной угрозы, а также угрозы суверенитету или территориальной целостности России на сегодняшний день нет. По мнению Путина, это обусловлено "стратегическим балансом сил в мире". При этом глава российского государства отметил, что Москва будет "адекватно и соразмерно реагировать на усиление военного присутствия и расширения НАТО на восток Европы". Путин добавил, что Россия использует свое влияние на вооруженных сепаратистов на востоке Украины, чтобы дать возможность международным экспертам провести расследование катастрофы малайзийского "Боинга" 17 июля.

Экстренное заседание российского Совета безопасности, которое еще накануне анонсировали как историческое и судьбоносное, ожидая от Владимира Путина заявлений, способных обозначить переломный момент в отношениях между Россией и Западом, на деле оказалось скучным, если не сказать дежурным. "Россия будет адекватно и соразмерно реагировать на приближение военной инфраструктуры НАТО к своим границам и не допустит посягательств на собственный суверенитет и территориальную целостность", – заверил Владимир Путин собравшихся на заседании Совета безопасности страны.

Гораздо больше внимания привлекло внезапное телеобращение Владимира Путина в ночь с 20 на 21 июля

Гораздо больше внимания привлекло внезапное телеобращение Владимира Путина в ночь с 20 на 21 июля

Говорить о прямой военной угрозе, по его мнению, не приходится: "Фактически группировка войск НАТО на территории восточноевропейских государств демонстративно усиливается, в том числе в акваториях Черного и Балтийского морей", а потому "необходимо полностью и в срок реализовывать все запланированные меры по укреплению обороноспособности, в том числе в Крыму и Севастополе", – сказал Владимир Путин. Он так же отметил, что "цветные революции в России не пройдут", а власти хоть и продолжат бороться с радикализмом, но "без закручивания гаек" и при поддержке гражданского общества.

Логику Запада, вводящего санкции против России, Путин назвал неприемлемой и пообещал, что предпримет дополнительные шаги по снижению зависимости национальной экономики и финансов от неблагоприятных внешних факторов. Политолог Григорий Голосов называет выступление президента России "дежурной речью" – с поправкой на момент:

– Помимо нескольких деталей, можно легко представить, как все то же самое Владимир Путин сказал бы два года назад, например. То есть там были отсылки к современным реалиям, но концептуально ничего нового сказано не было. Ну, да, Россия должна отстаивать свою целостность, независимость, должна добиваться экономической самостоятельности, но все это было в риторике Владимира Путина и до сих пор.

Это обычное такое ритуальное действие

Судя по всему, основное назначение этой встречи состояло, с точки зрения Путина, только в том, чтобы подчеркнуть как раз отсутствие какого-то серьезного изменения акцентов во внутриполитической и внешнеполитической риторике. И если это так, то Путин своей цели добился. Это обычное такое ритуальное действие, ему время от времени, даже если он ничего нового не хочет сказать или сделать, нужно показывать, что он на месте, так сказать, на посту, он в курсе и контролирует ситуацию. Именно в этом назначение таких мероприятий и состоит.

Профессор кафедры политического поведения Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" Юлий Нисневич, тем не менее, считает, что заявления Владимира Путина свидетельствуют о стремлении избежать прямой конфронтации с Евросоюзом и США:

Юлий Нисневич

Юлий Нисневич

– Такое заявление, о том, что нет угрозы суверенитету и территориальной целостности России, в сегодняшнем контексте очень положительно – в том, что не обостряет конфронтацию с другими государствами. Ясно, что Совет безопасности пытался сформулировать какую-то позицию России, которая как бы не ведет в конфронтационную плоскость. Это первое. Второе – прозвучало, что у России нет 100-процентного влияния на сепаратистов. Я об этом давно говорю, но проблема в том, что не надо было выпускать джинна из бутылки, загнать его назад действительно очень трудно. И третий момент, который меня уже настораживает, – что уже поставлена задача попытаться, грубо говоря, "отстроиться от экономической зависимости". Не очень продуктивная идея, потому что в современном мире отстроиться от экономической зависимости практически невозможно. Произошло мировое разделение труда, и все производить у себя просто невозможно. Я бы понял, если бы он сказал: давайте изменим экономику, не будем заниматься только экспортом сырья, а попытаемся найти свою нишу в мировой экономике. Тренд на изоляцию? Ну, в последнее время это не новость, этот тренд звучит довольно давно, но это совершенно бессмысленное занятие – жить с головой, повернутой назад.

По мнению заместителя директора Центра политических технологий Алексея Макаркина с осторожностью следует отнестись и к словам Владимира Путина о борьбе с радикализмом при поддержке гражданского общества, хотя бы уже потому, что толкования этого термина разнятся:

Алексей Макаркин

Алексей Макаркин

– Российское руководство еще сильнее, чем раньше, убеждается в том, что главная угроза для России исходит от Запада, от США и от союзников США. Российское руководство, наверное, еще сильнее убеждается в том, что надо противодействовать как угрозам извне, так и угрозам изнутри, которые взаимосвязаны. Наверное, придется увеличивать военные расходы в рамках такого подхода. В частности, на то, чтобы обустроить оборонную инфраструктуру Крыма. Я думаю, что такая политика сохранится и на обозримую перспективу. Наверное, давление на неблагонадежную часть гражданского общества будет усиливаться. При этом власть будет апеллировать к благонадежной части, то есть к социальным профсоюзам, ветеранским организациям, женским, молодежным. Кремль может заявить, что гражданское общество поддерживает власть, и под ударом окажется, на самом деле, только некоторая его часть, самая "неблагонадежная". Другое дело – насколько население России выдержит вот такое мобилизационное общество, насколько оно будет готово к тому, что придется увеличивать военные расходы в условиях, когда с экономикой и без того не очень хорошо. Это один аспект. Второй аспект, не менее важный – удастся ли по-прежнему балансировать. Потому что, с одной стороны, Россия не хочет прямого конфликта с Западом, а с другой стороны, она не хочет отступать, – считает Алексей Макаркин.

Большая часть заседания Совета безопасности России прошла за закрытыми дверями – после вступительного слова президента прессу из зала удалили. По мнению "осведомленных источников", на которые ссылаются информационные агентства, основной темой закрытого обсуждения стали план отражения возможных провокаций на территории Крыма и ситуация на границе России и Восточной Украины.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG