Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Плохая дорога как повод для иска


Марьяна Торочешникова: Ежегодно в России фиксируется около 200 тысяч ДТП. В 2013 году было 204068. И хотя по данным Госавтоинспекции большинство аварий происходит по вине водителей, которые превышают скорость, выезжают на встречную полосу, часто виновниками страшных аварий оказываются дорожные службы, не следящие за покрытием, или сотрудники Водоканала, забывшие закрыть канализационный люк на дороге. Как призвать их к ответу? Как добиться справедливой компенсации и возместить причиненный ущерб.

Ответы на эти вопросы я надеюсь получить от экспертов в студии Радио Свобода - юристов Коллегии правовой защиты автовладельцев Спартака Королева и Марата Бикбова.

Но прежде предлагают посмотреть сюжет из Калининграда, подготовленный Татьяна Дивиченской, о семье, которая отсудила 1 миллион 695 тысяч рублей у дорожно-эксплуатационного предприятия номер 2, по вине которого, как установил суд, на их автомобиль рухнуло дерево.

Татьяна Дивиченская: Четыре года назад на этом месте случилась страшная авария с участием одного транспортного средства и старого придорожного дерева. Оно было посажено еще до Второй мировой войны, тогда эта земля была еще частью Германии и называлась Восточной Пруссией. Сейчас эти придорожные деревья стареют и стали головной болью дорожников и опасностью для автомобилистов.

- Дерево стояло здесь и упало на автобус, в котором я с семьей ехал. Спасибо, что люди, которые ехали следом, остановились и начали помогать, просто разрывали автобус этот. Двери заклинило, дерево лежало на нас. Бензопилы появились, тракторы откуда-то появились, все это растаскивали, пилили. Сильно пострадали моя дочь и жена. Жена ходит, а дочь... получила сильную травму и первую группу инвалидности, и четыре года лежит.

Татьяна Дивиченская: Дорожно-эксплуатационное предприятие номер 2, которое обязано следить за дорогами региона, своей вины не признает.

- Мы считаем, что сотрудниками нашего предприятия были добросовестно выполнены всех их должностные обязанности и иные обязательства. Выполнялись все обязательства по обслуживанию автомобильных дорог, вырубка деревьев ведется на основании порубочных билетов, которые выдаются на основании лесопатологического обследования, которое нами также было сделано. Лесопатологи обследуют деревья по внешним показателям, данная липа имела внутреннюю стволовую гниль, которую определить наглядно невозможно. Сотрудниками нашего предприятия данный случай был воспринят очень эмоционально, все искренне переживают за эту семью. В настоящее время сумма нами практически выплачена. Не выплачено только 800 тысяч в связи с финансовыми проблемами на предприятии.

Татьяна Дивиченская: Хотя юристы предприятия и пытались опротестовать решение районного суда в вышестоящей инстанции, судебная коллегия по гражданским делам признала его законным и обоснованным.

- Ответчик в рамках госконтракта обязан был выполнить работы по содержанию автомобильных дорог общего пользования Багратионовского района. В перечень видов работ входит и регулярное обследование и вырубка аварийных деревьев. Судом установлено, что работник ответчика обязан ежедневно осматривать и оценивать состояние деревьев на обочине, незамедлительно принимать меры к устранению угрозы. Однако эти работы не были выполнены надлежащим образом. Следствием явилось падение дерева на автомобиль. Федеральным законом о безопасности дорожного движения предусмотрено, то пострадавшие в ДТП имеют право на возмещение ущерба. Согласно нормам Гражданского кодекса, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Суд взыскал в пользу членом семьи утраченный заработок, расходы на реабилитацию, стоимость восстановительного ремонта автомобиля, расходы за проведение товароведческой экспертизы - всего более 1,5 миллионов рублей. Одной из истиц, которая пострадала сильнее всех, установлены бессрочные ежемесячные платежи. Подобные случаи нередки, суд неоднократно взыскивал с дорожных предприятий, ненадлежащим образом исполнявших свои обязанности, компенсацию в пользу пострадавших людей.

Татьяна Дивиченская: 1 миллион 695 тысяч рублей пострадавшая сторона намерена потратить на реабилитацию. Светлана прикована к постели. Но семья не оставляет надежд, что когда-нибудь молодая женщина сможет ходить, и на это уже потрачены огромные средства.

- Вот если я сейчас пойду и где-то срублю дерево, меня арестуют и выпишут мне штраф. А здесь кто должен отвечать, он не хочет за это отвечать.

Татьяна Дивиченская: Работы дорожникам прибавляется год от года. Эти старые деревья местные жители прозвали "последними солдатами Вермахта", и они продолжают делать свое черное дело...

Марьяна Торочешникова: То есть ДТП наступает не по вине участникам дорожного движения. Насколько сложно доказывать виновность третьих лиц в подобных ситуациях? Вот дерево падает на едущий по дороге автомобиль...

Спартак Королев: Надо сразу подчеркнуть, что данная ситуация регулируется статьей об использовании источника повышенной опасности, потому что тут использовано транспортное средство, здесь применяется статья об ответственности за причиненный вред. В данном случае мы не видим материалов дела, но вред причинен в результате бездействия работников соответствующих служб. Хотя это ДТП, то есть событие, которое возникло в процессе движения транспортного средства, после которого наступили определенные последствия - причинение увечий потерпевшим и причинение вреда имуществу, автомобилю. В данном случае идет речь об ответственности дорожных служб, даже, скорее, коммунальных.

Марьяна Торочешникова: Люди пострадали, пострадал автомобиль. Как выяснять, кто является ответчиком? Как заручиться доказательствами?

Марат Бикбов: Здесь, конечно, многое зависит от того, кто будет проводить проверку, как они отнесутся к выполнению своих обязанностей. Если это ДТП, значит, на место должны прибыть сотрудники Государственной инспекции безопасности дорожного движения, и они проводят первичную проверку. Они всегда знают, какая организация содержит данный участок дороги, кто отвечает за обслуживание этого участка. И если имеются признаки того, что ДТП произошло в результате ненадлежащего содержания дороги или придорожных объектов, то они должны проводить проверку в части выяснения этих обстоятельств. Это делает ГИБДД. Увидев признаки, что должностные лица организации, которая занимается содержанием и обслуживанием дороги, что-то не выполнили, увидев, например, подтверждающие это доказательства - большая яма или вот в данном случае дерево в полосе отчуждения дороги, тогда они должны привлечь к ответственности либо саму организацию, либо конкретных должностных лиц. Другой вопрос, что они не всегда это делают, но это в их полномочиях. Если они все это сделают, вопрос доказывания значительно облегчится, - есть схема ДТП, очевидцы указаны, было какое-то препятствие. Будет рапорт, в котором инспектор напишет, что он обнаружил, будут определенные замеры сделаны, будет вынесено постановление в отношении соответствующей дорожной службы, доказательная база будет в целом собрана.

А вот если они этого не сделают, тогда уже все несколько сложнее. Самостоятельно собрать доказательства сложно. Стандартный вариант такой. Приехав на место ДТП, инспектор ГИБДД на схеме обозначает, что есть яма или что-то такое, но выносит определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении, указав в нем, что водитель нарушил пункт 10.1 ПДД. Это пункт, в котором говорится, что водитель должен соблюдать скоростной режим, который предусмотрен на данном участке дороги. Это такой универсальный пункт, он, в том числе, предусматривает, что водитель должен соблюдать скоростной режим с учетом всех внешних и своих субъективных факторов, чтобы обеспечить постоянный контроль за транспортных средством. И еще одна часть этого пункта говорит о том, что, увидев опасность, водитель должен снизить скорость вплоть до полной остановки. И вот как раз последнюю часть инспекторы ГИБДД и имеют в виду, что вот была опасность, была там яма, водитель не затормозил - сам дурак. И получается, что первичными доказательствами подтверждается вина водителя, а не вина дорожной службы. И часто водители не обращают на это внимания.

Марьяна Торочешникова: И что делать в это ситуации, например, с ямой? Сотрудник ГИБДД указал в протоколе, что водитель превысил скорость, вовремя не затормозил. Можно здесь же, на месте, попытаться оспорить то, что зафиксировано?

Спартак Королев: На месте, оспорить, конечно, невозможно. Надо подавать жалобу на это определение. Можно написать объяснение, несогласие. Здесь очень важно, что существуют предельные размеры выбоин, просадок и так далее. Поэтому нужно настоять на том, чтобы сотрудник ГИБДД произвел замеры этих выбоин, и они не должны превышать по длине 15 сантиметров, по ширине 60 сантиметров и по глубине 5 сантиметров. Если инспектор это не зафиксирует в соответствующих документах, в той же схеме или в рапорте, конечно, потом доказать будет вину дорожных служб практически нереально, невозможно.

Марат Бикбов: Они могут эту яму и заделать очень быстро.

Спартак Королев: Могут случай привести из своей практики. Мы добились возмещения ущерба. Мой клиент попал в такую яму, и инспектор в схеме это отразил, но, правда, при этом там цифры есть, но что это - ширина, глубина, длина - он не зафиксировал. И до того, как обратиться в суд, я посетил ГАИ, и я там увидел только схему, определение об отказе в возбуждении дела, правда, не было вопросов к водителю, и все. И я обратился с заявлением на имя руководителя этого батальона, они провели проверку, взяли объяснения с соответствующих должностных лиц, установили эту организацию, которая должна была за всем этим следить, и вот это нам тоже очень помогло в суде. Так что надо провести досудебную работу, и мы суду предоставили всю доказательную базу, и дело было суда - дать оценку доказательствам и принять решение. Представитель от организации не пришел в суд.

Марьяна Торочешникова: А вот если автомобиль попал в яму и стал причиной повреждения следующих за ним автомобилей, здесь как разбираться на месте с этим?

Марат Бикбов: Это сложнее. Если сложное ДТП с несколькими участниками, могут потребоваться специальные знания, то есть экспертное заключение. Автомобиль, который ехал сзади, мог врезаться не из-за того, что впереди едущий попал в яму, а просто потому что он сам не соблюдал дистанцию. Подчас инспектору на глазок трудно установить, кто в чем виноват. Другое дело, если яма настолько глубокая, что автомобиль снижает скорость от попадания в нее гораздо интенсивнее, чем он делал бы при нормальном торможении, тогда там какую дистанцию сзади ни держи, ничего не может помочь. То есть каждый конкретный случай должен разбираться, общее что-то сказать крайне тяжело.

В любом случае надо добиться главного - чтобы это вот самое препятствие, этот недостаток дороги попал в схему, чтобы он попал в объяснения участников ДТП. Если замеры инспектор на месте не произвел, значит, со схемой надо в этой части не согласиться, указав, что замеров нет. Может быть, это сподвигнет инспектора сразу перерисовать, например, эту схему, все замерить. Если не получается добиться этого от инспектора, необходимо замерить самому эту яму, по возможности под видеозапись, может быть, правильно сфотографировать, с какой-то мерной линейкой. В общем, начать собирать доказательства самому, потому что, если время будет упущено, то потом уже будет крайне тяжело что-то доказывать. И конечно, в идеале чтобы все водители обязательно это указали. И надо заявление написать с просьбой возбудить административное дело и привлечь к ответственности должностных лиц, тогда ГИБДД действует активнее. Далее, если ГИБДД не хочет проводить полную проверку и назначать экспертизу, наверное, есть смысл заявить ходатайство соответствующее, мотивировав, почему экспертиза необходима, и попросив трассологическую экспертизу назначить. Чтобы выяснить, действительно ли яма была первичной причиной сложного ДТП.

Марьяна Торочешникова: А может ли водитель, вынужденный постоянно ездить по плохому участку дороги, потребовать компенсацию за амортизацию автомобиля с дорожных служб?

Марат Бикбов: Потребовать можно, получить нельзя.

Марьяна Торочешникова: А может ли ГИБДД в данном случае как-то воздействовать на дорожные службы?

Спартак Королев: У органов ГИБДД есть соответствующие полномочия, и их задача - довести информацию до соответствующих дорожных служб. Если они действия не произвели, можно говорить об их косвенной ответственности, если будет установлено, что они об этом знали, но мер не приняли. Кстати, когда мы говорим о недостатках дорог, есть такая форма акта - недостатков по содержанию дорожного полотна, и внизу этого акта есть графа о том, что информацию, что были выявлены изъяны, доведена до соответствующих служб. Надо сказать, что ГИБДД, конечно, вяло относится к данной ситуации. Мой доверитель, мой клиент, кстати, сумел сам провести определенную работу. И надо все делать быстро, оперативно, по горячим следам.

Марат Бикбов: На самом деле, формально у нас существует принцип равенства доказательств в суде, и это относится даже к экспертизам. И я вполне допускаю, что даже если ГИБДД ничего не сделает, никого не привлечет и ничего не найдет, но водитель сам грамотно зафиксирует все недостатки дорожного полотна на месте, то он сумеет доказать в суде гражданской инстанции, что было именно так, и в этом причина, тут вполне суд встанет на его сторону, и он может выиграть дело. Просто это будет сложнее. Подчас наши суды склонны принимать простые решения, и для них бумага, подписанная должностным лицом имеет приоритетное значение. И поставить под сомнение вынесенное инспектором постановление о качестве дорожного полотна гораздо труднее. В любом случае сдаваться не стоит, и если человек хочет защитить свои права, он собрал доказательств, а ГАИ не реагирует, можно попробовать обратиться в суд с иском. Суд вправе его права защитить. Есть грамотные судьи, которые вполне могут разобраться в самой сложной ситуации. Да и на ГИБДД можно всегда воздействовать, у них есть вышестоящее руководство, прокуратура, возможности есть. Главное - сбор доказательств, чем полнее он будет, тем легче потом что-то взыскивать.

Марьяна Торочешникова: А усложняется ли ситуация осенью, зимой или весной, насколько сложнее здесь привлечь к ответственности? И кого привлекать, коммунальщиков, которые должны убирать лед и снег, или гаишников, которые отвечают за безопасность дорожного движения и не указали коммунальщикам на необходимость убрать здесь вот эту вот наледь?

Спартак Королев: Здесь больше претензий можно предъявить, наверное, дорожной службе, чем коммунальным службам. Учитывая климатические условия, эксплуатацию зимой, там прописаны определенные временные нормы, в течение которых должны быть приняты соответствующие меры. В ГОСТе прописаны сроки ликвидации зимней скользкости и окончания снегоочистки для автомобильных дорог и улиц с учетом их транспортно-эксплуатационных характеристик. В частности, один из пунктов говорит о том, что срок ликвидации зимней скользкости составляет 4 часа с момента ее обнаружения. Скажем, инспектор зафиксировал, довел информацию до соответствующих служб, и если они меры не примут в течение 4 часов, формально можно к ним предъявлять претензии...

Марьяна Торочешникова: То есть зимой вообще ничего не добьешься. Потому что каждый может сказать, что не прошло четырех часов, мы не знали, нам никто не сообщил...

Марат Бикбов: Все сложнее просто. Практика московских судов по делам, связанным с дорожным покрытием, недостатками, исходит из толкования статьи 12 Закона о безопасности дорожного движения, 2-й части, и из нее следует, что за безопасность этого участка в части его содержания отвечает тот, кто это содержит. И водитель не обязан выяснять, кто ездит на этой очистительной машине или к какой организации он относится, кто недосмотрел. Общее правило такое: у кого на балансе дорога находится, тот все это и должен обеспечивать. А как дорожники будут вовремя узнавать об этом - это проблема дорожников. И если дорожник приходит в суд и говорит: а мне ГАИ не сказала, - пока московские суды на это говорят: это ваши проблемы, как вы об этом узнаете. Ставьте своего человека на каждом километре и смотрите постоянно. Вам дорогу на содержание отдали, под нее финансирование выделяют, она у вас на балансе стоит - вот как хотите, так и обеспечивайте безопасность. Дорожник не сможет уйти от ответственности, если он придет в суд и скажет: а мне ГАИ не сообщила, что у нас дорога льдом покрыта... Не получится так. В Москве пока такая практика, к счастью. Это как с водителем: сел за руль - будь добр определиться со своими знаниями, умениями, резиной на машине, управляемостью, какую скорость можно держать, и ты за это отвечаешь. И то же самое у дорожников.

Марьяна Торочешникова: А если причиной ДТП становится, к примеру, лесной пожар, когда водитель вдруг оказался на задымленном участке дороги, может ли он потребовать взыскания с кого-то?

Марат Бикбов: Если он ничего не видел, то он должен был остановиться. Если дорожные условия не позволяют ехать и с какой скоростью, значит, ехать нельзя. Это очевидно!

Марьяна Торочешникова: А если горящее дерево упало?

Марат Бикбов: Это похоже на форс-мажор, на самом деле.

Марьяна Торочешникова: В 2010 году горело много и везде, и все ходили по Москве в мокрых ватно-марлевых повязках, под Нижним Новгородом что-то страшное творилось, и тогда каждый пытался спихнуть на других ответственность. Если в такой ситуации наступит вред участнику дорожного движения, опять не найти крайнего?

Спартак Королев: Что касается задымления дороги, я это рассматриваю как очевидную опасность для движения. И водитель не должен просто никуда ехать.

Марат Бикбов: Ну, это то же самое, что туман. С кого можно взыскать за туман?

Марьяна Торочешникова: На дорогах, где часто образуется туман, стоят предупреждающие знаки.

Марат Бикбов: Но если знака не будет, а туман будет, вы все равно деньги ни с кого за это не взыщите.

Марьяна Торочешникова: Кстати, та сумму, которую взыскала семья калининградцев с дорожной службы, не уследившей за трухлявым деревом на дороге, довольно крупная - более 1,5 миллиона рублей плюс пожизненные выплаты в размере 18 тысяч рублей. Не так часто суды взыскивают с организаций подобные компенсации. Как добиться в суде того, чтобы сумма была максимально адекватна случившемуся? Когда речь идет об автомобиле, там проводится экспертиза, и там все суды, как правило, компенсируют. А если речь идет о вреде здоровью, об утрате трудоспособности, о компенсации морального вреда, как здесь действовать, чтобы повысить сумму, причитающуюся с ответчика?

Спартак Королев: Существуют соответствующие нормы Гражданского кодекса, глава - "Обязательства вследствие причинения вреда". Есть статьи, определяющий размер возмещений. Из чего компенсация складывается? Это утрата заработка, есть порядок определения этих сумм, и потерпевший может рассчитывать на компенсации дополнительных расходов, медицинской помощи - это все определяется посредством судебно-медицинской экспертизы, где указан срок, в течение которого выплаты должны быть произведены. В некоторых случаях, и Верховный суд это указал в своих разъяснениях, даже если человек не понес затрат, он вправе рассчитывать на возмещение. Может быть, помощь нужна, но он не может произвести какие-то расходы. Есть программа, она ежегодно утверждается правительством Российской Федерации, где предусмотрен гарантированный минимум бесплатной медицинской помощи. Но есть программа, а есть реалии нашей жизни. И каждый шаг больницы совмещен с определенными затратами, а в суде потом сложно эти затраты доказать.

Марат Бикбов: В этом недостаток нашего законодательства, там есть ссылка на то, что вред здоровью в части оплаты лечения подлежит возмещению только в том случае, если он не предусмотрен бесплатно. Поскольку считается, что у нас все бесплатно, значит, за лечение люди ничего не получат. Хотя понятно, что они платили врачам, скорее всего, медсестрам и так далее. Вот если будут прописаны врачом какие-то лекарственные препараты, их можно будет компенсировать. И это в части возмещения вреда здоровью один из главных недостатков нашего законодательства, потому что не учитываются реалии, и человеку не оставляют выбора - он лечится либо за свой счет в хорошей клинике, и ни с кого не получит эти деньги, либо он лечится не там, где ему хочется, а там, где он приписан, куда его поместили.

Марьяна Торочешникова: А известны случаи, когда суд выносил решение о компенсации морального вреда человеку, пострадавшему в результате ДТП?

Марат Бикбов: А это всегда выносится. Если человек пострадал, если у него травма, то вроде как уже предположение есть, что моральный вред безусловен. Физические и нравственные страдания, и понятно, если у человека перелом или что-то еще, физические страдания уж точно были, и нравственные скорее всего. Поэтому тут вопрос размера, а размер - в голове у судьи.

Марьяна Торочешникова: Понятно, что компенсация морального вреда не должна быть средством обогащения, должна быть разумной и справедливой, суд из этого исходит. Московские суды какие суммы компенсаций морального вреда в подобных случаях, если виновников ДТП стал не другой участник дорожного движения, а дорожная служба, считают разумными и справедливыми?

Спартак Королев: Исходят, безусловно, из степени тяжести.

Марат Бикбов: Где-то все, мне кажется, в пределах от 50 тысяч до 200, если легкий и средней тяжести вред. Если действительно у человека какая-то серьезная инвалидность, если что-то, что уже не исправить, потеря органа или какой-то части тела, то может быть и больше. Но в законе не прописано точно сколько, поэтому это все в голове у судья, как судья посчитает. Конкретных и ясных методик тоже нет.

Марьяна Торочешникова: Известны ли случаи, когда компания-ответчик добровольно была готова возместить все ущербы?

Спартак Королев: Мне такие случаи неизвестны.

Марат Бикбов: Это, наверное, еще один недостаток - уже не законодательства, а нашего государства. Потому что большинство этих организаций, у кого на балансе находятся дороги, по крайней мере в московском регионе, это все различного рода государственные бюджетные учреждения, по сути, структуры государственные. И почему они так плюют на граждан, которые от них пострадали, меня немножко, честно говоря, удивляет. Это не делает чести нашим органам власти. Я думаю, если бы собственник, коим является государство, дал бы команду этим своим учреждениям выплачивать в данном случае и без решения суда, если представлены доказательства, или решение суда, по крайней мере, исполнять добровольно и очень быстро, они бы, конечно, это делали.

Марьяна Торочешникова: То есть вы считаете, что просто не было установки сверху?

Марат Бикбов: Да, сверху команду не дали - и этого нет. Может быть обратная команда - не платить как можно дольше. Вот по боровскому делу назначили компенсацию в 100 тысяч рублей людям, было это два года назад, а люди до сих пор деньги не получили.

Марьяна Торочешникова: Это где разлили неизвестную жидкость на месте гололеда?

Марат Бикбов: Да. Суд выигран, решение вступило в законную силу. Я не знаю, специально это или нет, был ли такой замысел у руководства нашей страны или нет, но была придумана такая форма - государственные бюджетные учреждения, и эти дорожные балансодержатели, по крайней мере в Москве, сразу обратились в эту форму. А форма эта такова, что получить исполнение можно только за счет лицевого счета в казначействе. И прописана определенная процедура получения этих денег. И она такая долгая, что деньги получить можно, но довольно сложно. И деньги сильно обесцениваются, по сути, никакой вменяемой индексации наше государство не предусматривает в этом случае, по крайней мере что касается материального ущерба. А деньги каждый год процентов на 6-10 обесцениваются.

Марьяна Торочешникова: Но бороться за свои права есть смысл в любом случае.

Марат Бикбов: Обязательно надо защищать свои права! Особенно с помощью грамотных юристов.

XS
SM
MD
LG