Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чего не знают российские сироты


Школа-интернат в подмосковском Сергиевом Посаде

Школа-интернат в подмосковском Сергиевом Посаде

Социальный лифт, который не работает в российских детских домах и коррекционных интернатах

В России, если у ребенка нет поддержки родителей, то есть, например, ему не читают сказки и не учат считать, он с большой вероятностью попадет даже не в детский дом или интернат, где занимаются по обычной школьной программе, а в коррекционное учебное заведение.

Происходит это просто потому, что такой ребенок не подготовлен, не приучен к дисциплине, и педагогу начальной школы, у которого на руках как минимум двадцать пять первоклашек, просто некогда искать к каждому индивидуальный подход. Таким образом, если у человека судьба не сложилась с рождения, он практически обречен на класс коррекции, а там уровень обучения настолько низкий, что так называемый социальный лифт, которым принято считать образование, на их этаже даже не останавливается, просто потому что это подвал.

Впрочем, из подвала ведут четыре двери в профессию – швея, маляр-штукатур, озеленитель и повар. Почему государство ограничило сирот набором этих профессий, понятно: такая работа считалась простой и востребованной. Однако времена изменились, и приоритеты на рынке труда тоже. А для того, чтобы уйти из интерната для взрослых и начать самостоятельную полноценную жизнь, необходима профессия, которая право на эту самостоятельность подтвердит, финансово и морально.

Каких-то специальных программ по социальной и образовательной адаптации ребят-сирот в России не существует. Да, были квоты при поступлении в вуз, но мало кто из бывших детдомовцев осилил первый курс. Государственная политика по поддержке приемных семей также не решает этот вопрос: если берут ребенка не сразу после рождения, то у него обязательно возникнут сложности с развитием, и чем старше усыновляемый, тем сложнее комплекс проблем. Об этом Радио Свобода рассказали педагоги и директор Благотворительного фонда содействия образованию детей-сирот "Большая перемена".

Ирина Рязанова, учредитель, исполнительный директор фонда содействия образованию детей-сирот "Большая перемена":

– Первые наши ребята, с которыми мы начинали заниматься, были выпускниками коррекционных интернатов. Сейчас круг существенно расширился: приходят, начиная с 8, 9, 10, 11 классов. И, надо сказать, что мы принимаем ребят вне зависимости от возраста. К нам иногда обращаются молодые люди, проживающие в психоневрологическом интернате, и 30 лет от роду, и даже старше. Мы не ставим границы: если у человека пробудилось желание именно в этом возрасте начать свой путь в образование, значит, так тому и быть. За последний год все чаще стали обращаться приемные родители, поскольку сейчас идет активная передача детей в семьи, и родители сталкиваются с образовательными проблемами детей, и здесь детки могут быть младше. И для них по-другому строится программа, процесс обучения.

Конечно, у взрослых учеников есть сильная мотивация, они понимают, зачем им это нужно, но и большие трудности, у каждого свои. Например, один наш взрослый ученик, Мурад, может заниматься только индивидуально, и все попытки объединить его в группу до настоящего момента не увенчались успехом. На следующий год мы попробуем еще раз, потому что человеку нужно учиться взаимодействовать в группе, использовать группу как ресурс для своего продвижения вперед. Быть среди людей и быть с людьми – это две разные вещи.

Педагогу приходится в фокусе своего внимания одновременно удерживать его биологический возраст, его необходимость жить в социуме

Обычные дети всегда начинают один на один с мамой, они учатся говорить, читать, каждый ребенок получает полное индивидуальное внимание матери. Здесь же при таком возрастном разрыве, когда человек взрослый по возрасту, а по развитию как ребенок, педагогу приходится в фокусе своего внимания одновременно удерживать его биологический возраст, его необходимость жить в социуме, самому себя обеспечивать и уровень индивидуального развития. Поэтому те предметы, которые даются значительно сложнее, связанные с речью, с логическим мышлением, математикой, они проходятся в индивидуальном формате. И там, где нам нужно все-таки ставить способность взаимодействовать в группе, педагоги специально выстраивают урок с фокусом даже не столько на предметные области, сколько на способности того же Мурада быть и жить, и взаимодействовать с людьми, а предмет в этой ситуации вторичен.

Мария Линник, учитель естествознания:

Маленький и большой, плохой или хороший – вот четыре прилагательных, которые обычно используются, чтобы описать практически все окружающие явления

– Часто начинаем учить с пятого класса, даже если человек закончил школу. И не всегда только русский язык и математику, которые нужны для того, чтобы поступить в колледж. Естествознание, например, нужно для жизни, потому что ребята иногда не знают каких-то элементарных вещей, в простых закономерностях природы не разбираются. И в курсе, который я веду, важно даже не то, что мы природу изучаем, а что в процессе познания природы ребята учатся озвучивать то, что они видят. Потому что изначально весь словарный запас, способность его применять, представлять какие-то объекты и называть их крайне ограничены. Маленький и большой, плохой или хороший – вот четыре прилагательных, которые обычно используются, чтобы описать практически все окружающие явления.

Крайне важно пробуждение живого интереса и активности ребят, это такой отдельный этап, который с ними приходится проходить на занятиях. У нас есть небольшой огород на территории, где мы занимаемся. И один молодой человек испугался и совсем запутался – столько действий нужно сделать, чтобы вырастить цветок: сначала что-то с землей, потом семечки посадить, рассчитать цикл, не забыть, где какое растение.

Елизавета Зверева, учитель русского языка:

– Довольно часто бывает, что у ребят просто не было возможности учиться, и тогда мы начинаем с азов, в буквальном смысле. Я веду русский язык, и мы сначала знакомимся с основами русского языка – с частями речи, звуками, составом слова, даже если ученику восемнадцать лет, потому что без этой базы нельзя двигаться дальше. И поэтому наша программа делится на базовый курс, когда выстраиваются основы, и курс общеобразовательной школы.

Начинаем мы обычно индивидуально, либо в малых группах, куда собираются ребята примерно одного уровня, что касается детей, которые вообще не учились, оптимальное число – это 3-4 человека. Потому как, когда они постигают азы, нужно уделить внимание каждому, сообразно его особенностям, и потом они уже сами начинают что-то придумывать. Например, пишут рассказы на любые темы, но обязательно со теми словами, которые мы учим. И получается – от маленького предложения до сочинения на несколько листов, но тем самым снимается страх перед бумагой, перед письменной речью. Кроме того, это возможность поработать в группах и в парах, и даже если человек занимался сначала один, потом он вливается в группы.

И очень важен темп – как идти от того, что они уже знают, к тому, что им следует знать именно в их темпе. Надо правильно рассчитать, чтобы этот шаг не был больше и не был меньше, иначе наступит разочарование. И когда идет такое постепенное простраивание темпов, ребята в группе начинают взаимодействовать и поддерживать друг друга, зная свои и чужие особенности, помогают друг другу правильно настроиться.

Еще очень помогают такие зрительные опоры, как карты. Скажем, карта частей речи или карточки Генриетты Генриховны Граник, по ним ребята видят свой путь, куда они уже пришли и сколько сделали именно за этот урок. Если сначала это было две карточки, то потом бывает и десять, и двенадцать. Зрительные опоры позволяют им сравнивать, что они уже сделали, что они хотят сделать. Так возникает возможность планирования и, главное, осознанность своих действий.

Для детей, которые выросли в детском доме, абсолютно неочевиден тот факт, что для посещения театра нужно сначала купить билет

Но кроме занятий, у нас есть разные клубы – есть художественная студия, английский клуб, школа общения, есть программа "Путешественник", театральный клуб, музыкальная гостиная, чтобы ребята сами стали организовывать свою жизнь, чтобы они научились ориентироваться в жизненных ситуациях. Иногда и не догадаешься, чего они не умеют или не знают, начиная от того, что для детей, которые выросли в детском доме, абсолютно неочевиден тот факт, что для посещения театра нужно сначала купить билет, и заканчивая тем, как рассчитать время на дорогу, маршрут и так далее. И здесь очень важна осознанность. Не только как самому организовать, но и взять на себя ответственность. Мы после каждого события, после спектакля, экскурсии, путешествия с ребятами отвечаем на три вопроса: что тебе больше всего понравилось? меньше всего понравилось? удивило, поразило? Так происходит самое главное – познание себя.

Ученики школы "Большая перемена" Тэя, Мурад, Тамара и Аня делятся образовательным опытом и планами на будущее

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG