Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мундиаль-2018 в России может стать "разменной монетой"


Президент Бразилии Дилма Русеф, президент ФИФА Йозеф Блаттер и президент России Владимир Путин

Президент Бразилии Дилма Русеф, президент ФИФА Йозеф Блаттер и президент России Владимир Путин

Тележурналист Никита Белоголовцев в статье на сайте "Сноб.Ru" полагает, что чемпионат мира по футболу 2018 года в России вполне может стать разменной монетой или активом, которым можно пожертвовать ради чего-то тактически более ценного.

"Россию нужно лишить права на проведение чемпионата мира по футболу в 2018 году" - на этой неделе эти слова впервые произнесли не маргинальные американские конгрессмены, а вполне влиятельные и респектабельные европейские политики. Особенно примечательна формулировка депутата бундестага от правящей коалиции Штефана Майера: он предложил "снять табу с предложений лишить Россию чемпионата". В этой фразе вся суть двойственно-ханжеских взаимоотношений политики и спорта. Все прекрасно понимают политическое значение спорта (и, конечно, крупных турниров, в первую очередь), но, делая серьезные лица, занудно бурчат про "праздник, который ничего не должно омрачать".

Ни у кого не было сомнений, что пекинские Игры 2008-го Китай превратит в собственную презентацию под заголовком "Знакомьтесь с новой сверхдержавой", а идущие практически подряд сочинская Олимпиада и общероссийский чемпионат мира - это патетический аккорд в патриотическом гимне "Россия встает с колен". Но провести все это на должном уровне (особенно с российско-китайским размахом) стоит огромных денег, поэтому особых возражений против такого спортивного самоутверждения у мира не было. Европа и США получили мощнейшую прививку от прямого и беззастенчивого смешения спорта и политики во время нацистских Игр 1936-го года, и с тех пор стараются действовать на стыке этих материй предельно деликатно. Тот же неприезд Барака Обамы, Ангелы Меркель и прочих западных лидеров в Сочи был обставлен по всем канонам дипломатического этикета: мы, мол, может, и хотели, но график, здоровье и вообще не до того; а вам — удачно провести. Само появление в хоре европейского осуждения еще и спортивного регистра говорит о переходе на совсем новый этап противостояния. Разумеется, говорить, осуждать и грозить проще и не так болезненно, как вводить реальные, бьющие и по самим себе санкции, но заметьте: после присоединения Крыма о чемпионате мира никто не говорил. Для полноформатного бойкота и тем более отлучения от турнира нужен по-настоящему масштабный повод вроде ввода войск в Афганистан или сербскохорватской войны.

Чемпионат вполне может стать разменной монетой или активом, которым можно пожертвовать ради чего-то тактически более ценного

В складывающихся обстоятельствах (и мне, как футбольному болельщику, очень неприятно это признавать) чемпионат мира не выглядит тем участком фронта, за который будут сражаться с приказом "ни шагу назад". В отличие от Игр в Сочи, перед которыми Владимир Путин объявил амнистию и выпустил Ходорковского и Pussy Riot, чемпионат вполне может стать разменной монетой или активом, которым можно пожертвовать ради чего-то тактически более ценного. В первую очередь, потому что принести столько же дивидендов, как Олимпийские игры, чемпионат мира априори не сможет. Игры (особенно зимние) — крайне разряженное мероприятие, где спортивные пустоты по законам физики массового внимания обречены заполняться иными смыслами. Чемпионат мира такого не позволяет: сколь бы красочную церемонию открытия ни придумал Эрнст, все в мире забудут о ней примерно к восьмой минуте первого матча. Вспомните, как схлопнулись примерно на второй день бразильского турнира абсолютно все разговоры о протестах: слишком велика концентрация чистого дистиллированного спорта, и остальное просто не влезает в сюжет. Во время Олимпийских игр, когда главным событием дня может стать забег на четыреста метров с барьерами или финал двоек в бобслее, автоматически лезешь в медальный зачет или пытаешься развлечь себя другими мыслями о глобальном. Сверхплотный чемпионат мира такой возможности не оставляет.

Местом проведения Олимпийских игр формально назывался Сочи, географически был Адлер, а реально они проходили в совершенно новом и специализированном городке, который построили исключительно ради этих нескольких недель. Вынося за скобки пройденный несколько раз по кругу спор о целесообразности колоссальных затрат, глупо и бессмысленно отрицать, что олимпийская инфраструктура произвела планировавшееся впечатление. Были сдвоенные туалеты и прочие локальные косяки, но общий уровень с компактно расположенными аренами и отелями, удобными медиазонами и сносно работающим транспортом был космически высоким.

На чемпионате мира обеспечить нечто подобное практически невозможно. Вместо одной ударной стройки будет минимум семь-восемь; вместо де-факто пустыря — сложные городские рельефы; а вместо необходимости запустить один поезд и десяток автобусов — решение логистических вопросов крупнейшей страны мира (пусть и только ее европейской части). Ощущение города, сошедшего с открытки, будет невозможно произвести во всех городах, в которых планируется проводить чемпионат. О реальной России размазанный по стране тонким слоем чемпионат скажет гораздо больше пасторальной Олимпиады, но очевидно, что это, скорее, минус с позиций идеологов спортивного прославления.

Наконец, главное, что изменилось за последние несколько лет (помимо политической ситуации, разумеется), — это готовность безостановочно и безотчетно тратиться на спортивные стройки.

Еще пару лет назад заявка Нижегородской области, которая одна в отрыве от других регионов просила на чемпионат 270 миллиардов рублей, пусть и выглядела космической, но никто бы не пошел протестовать против непомерных трат по бразильскому образцу. А вот сейчас, на фоне сюрреалистических предложений о "патриотическом налоге на Крым" и вполне реальной конфискации пенсионных накоплений, турнир 2018 года стремительно превращается в чемодан без ручки или Крым в составе Украины: содержать до невозможного дорого, отдавать до невозможного жалко. Консолидированный бюджет российского турнира посчитать не просто сложно, а совершенно нереально. Дело не только в традиционном для России раздутии всех возможных смет, но и в отсутствии единого и понятного центра принятия решений.

Глава оргкомитета Алексей Сорокин вовсю озвучивал общую сумму затрат, когда решением о реконструкции "Лужников" даже и не пахло. Сейчас в России практически нет объектов, которые находятся в середине строительного цикла: они уже либо построены или близки к завершению ("Казань-Арена", стадион "Спартака" и — не думал, что когда-нибудь скажу это, — стадион "Зенита"); либо толком не начинали строиться (Калининград, Волгоград, Самара). Сам по себе этот факт мало о чем говорит: в той же Бразилии стадионы в жутчайшем аврале сдавали в последний момент. Все годы подготовки к Сочи коллективное "не успеем", "не построим", "все развалится" доносилось отовсюду, но было решительно опровергнуто на практике. Снова вынося за скобки принцип "за ценой не постоим", бессмысленно отрицать, что Россия накопила огромный опыт подготовки к большим турнирам и при максимальной (олимпийско-универсиадной) концентрации ресурсов будет готова к турниру значительно лучше, чем была Бразилия этим летом. Ключевой вопрос в готовности и желании применять эти ресурсы.

Перенос чемпионата мира по футболу — процесс, с одной стороны, гораздо менее глобальный, чем пересмотр энергетической политики Европы, но при этом знаковый и, что важно, безвозвратный. Дедлайн по этому решению приходится примерно на конец 2015 или начало 2016 года. Разумеется, изменения могут произойти и позже, но это крайние меры, на которые стороны пойдут лишь в случае катастрофического и непоправимого форс-мажора, вроде прямого военного столкновения. Даже если решение будет принято прямо сейчас, полноценно подготовиться к проведению турнира в одиночку ни одна страна (даже страстно желающая этого Англия) уже не успеет. В качестве запасного рассматривается вариант, при котором турнир распределится между несколькими странами Европы. Над санкциями в отношении России можно посмеиваться, но в случае с чемпионатом все иначе — его (как беременность) нельзя отменить чуть-чуть или понарошку.

Путин часто готов жертвовать отдаленным будущим ради решения сугубо тактических задач, и чемпионат мира относится именно к этой категории. Симптоматично, что все заявления о судьбе турнира были сделаны уже после и ночного выступления президента, и после разрекламированного заседания Совбеза, которые принято считать умеренными и примиряющими. Путин никогда не выказывал особых отдельных симпатий к футболу (особенно на фоне олимпийского хоккея), и его готовность жертвовать и отступать ради имиджевого чемпионата видится важнейшим индикатором: перед Сочи Путин был в максимально комфортной позиции и мог позволить себе несколько красивых жестов. Сейчас ситуация для него в разы тяжелее, а чемпионат принесет значительно меньше Олимпиады при гораздо более серьезных издержках. Уступки ради чемпионата, которые будут или не будут сделаны в ближайшее время, конкретней многих тысяч слов скажут, готова ли Россия к добровольной самоизоляции.

* * *

Известный футбольный аналитик Валерий Винокуров в статье на официальном сайте Российской футбольной премьер-лиги пишет о том, как в Краснодаре прошел матч за Суперкубок России по футболу.

В очередной, двенадцатый раз, причем именно за двенадцать лет (2003-2014), был разыгран Суперкубок России, проведение которого все эти годы осуществляется РФПЛ. Многие наверняка обратили внимание на то, что с каждым годом это спортивное событие и оформляется все более и более торжественно, даже празднично, и организация каждый раз становится все лучше, а само мероприятие, или, правильнее сказать, комплекс мероприятий, насыщеннее и продолжительнее. В Краснодаре ведь прошла полноценная Неделя футбола, которая навсегда запомнится, например, юным футболистам, с которыми проводили мастер-классы известные мастера. Вообще в течение этой недели в городе было столько всего интересного для всех, кто ценит нашу всеми же любимую в мире игру, что одно лишь перечисление состоявшегося заняло бы немало места.

На редкость удачно вписался в эту футбольную неделю, словно бы, в качестве пролога, и ответный квалификационный матч Лиги Европы между "Краснодаром" и эстонским "Калевом". Пусть окончательный итог этого соперничества был предопределен еще в первом матче, когда краснодарцы крупно победили (4:0). Но зато они, понимая свою ответственность перед зрителями и учитывая необходимость, как можно скорее приобрести наилучшие кондиции в связи с начинающимся чемпионатом России, провели и ответный матч с полной отдачей, добившись еще более крупного результата (5:0).

В начинающемся чемпионате страны от обеих команд мы вправе ожидать многого – так же, как и в европейских турнирах

Что же касается главного события – встречи чемпиона страны ЦСКА с обладателем Кубка "Ростовом", то и оно, конечно, запомнится надолго. Обе команды показали, что к старту нового сезона подготовились неплохо, и потому игру продемонстрировали достаточно зрелую. Конечно, все это относится лишь к часу игрового времени, ибо после случившихся одно за другим двух удалений футболистов "Ростова" содержание борьбы утратило смысл – оставалось лишь ждать, когда армейцы реализуют свой нежданно-негаданно полученный внушительный численный перевес.

Однако в течение, повторяю, часа игра была вполне равной, интересной и достаточно содержательной, особенно для начала сезона. Оказалось, что у команд сохранялись ранее наигранные связи и даже появились какие-то новые ходы. Новички тоже были заметны, особенно новички ростовчан Бухаров и Торбинский. К слову, Бухаров вообще мог решить исход матча, если бы использовал два выгоднейших момента у ворот москвичей. Впрочем, говорить об этом сейчас нелепо после того, что устроили его партнеры, по два раза грубо нарушившие правила.

Армейцы периодически уступали инициативу соперникам, периодически перехватывали ее. В их действиях, даже тогда, когда острее и настойчивее атаковали соперники, чувствовались спокойствие и уверенность в себе. Именно эти качества, естественно, в сочетании с мастерством, позволили им сравнять счет в начале второго тайма. Кстати, голы Милича (в первом тайме) и Вернблума были к тому же и красивы. Понятно, что и Тошич, и Думбия, забившие второй и третий голы чемпиона, тоже блеснули мастерством, однако произошло это тогда, когда на поле остались лишь девять ростовчан, поэтому даже как-то неловко этих футболистов, давно себя зарекомендовавших яркими бомбардирами, специально выделять.

Шестая победа ЦСКА в розыгрыше Суперкубка, безусловно, стала заслуженной – армейцы, в конце концов, были не только чуть-чуть мастеровитее соперников, из-за чего тем и приходилось чаще допустимого нарушать правила, но и дисциплинированнее, что, между прочим, в ответственных встречах немаловажно. "Ростов", кстати говоря, вполне мог и победить, во всяком случае – бороться за победу до конца матча, и за то, что этого не случилось, тренерам и футболистам команды остается пенять лишь на своих незадачливых одноклубников.

В заключение с удовольствием повторю: впечатление, оставшееся от действий обеих команд в течение часа игры, нельзя иначе назвать, кроме как более чем удовлетворительное. Иначе говоря, в начинающемся чемпионате страны от обеих команд мы вправе ожидать многого – так же, как и в европейских турнирах. Надеюсь, подтверждение этого вывода станем получать в ближайшее время.

* * *

Корреспондент сайта "Чемпионат.com" Дмитрий Ерыкалов изучает причины падения популярности чемпионата мира по хоккею.

Сможет ли изменить ситуацию перенос сроков турнира? На протяжении целого месяца вся планета следила за мундиалем, который проходил в Бразилии. Футбольный турнир номер один показал, какой ажиотаж может вызывать соревнование с вывеской “чемпионат мира”. О его успешности впору было следить по огонькам, которые горели в домах посреди ночи, а также по барам, зазывавшим болельщиков на трансляции. Стоит ли говорить, какая тема была главной в офисных курилках? Чемпионат мира по хоккею о такой всесторонней популярности может только мечтать. И разница заключается не только в распространённости видов спорта.

Не стоит обманываться, восхищаясь ажиотажем, который творился вокруг чемпионата мира в Минске. Все его околохоккейные достижения – заслуга страны-хозяйки, а не ИИХФ. Белоруссия – страна одновременно хоккейная и не избалованная серьёзными зрелищами. К тому же, социалистический след делает из чемпионата мира не коммерческий проект, а событие государственной важности. Неудивительно, трибуны “Минск-Арены” и “Чижовки” почти всегда заполнялись до отказа, а в самом городе царил праздник. ЧМ-2014 – не правило, а исключение, пусть и приятное.

Белоруссия – страна одновременно хоккейная и не избалованная серьёзными зрелищами. К тому же, социалистический след делает из чемпионата мира не коммерческий проект, а событие государственной важности

Куда показательнее два чемпионата мира, проходивших в Швеции и Финляндии. Страны, где население избаловано качественным хоккеем, а цены на билеты не отдают благотворительностью, запомнились провальной посещаемостью. Полупустые трибуны “Глобена” и “Хартвелла” – мощнейшая антиреклама хоккею, который и без того серьёзно уступает в популярности футболу. Если уж в северных и традиционно хоккейных странах не наблюдается запредельного ажиотажа, то что ждать от новых точек на карте?

Отказываясь верить, что посещаемость ЧМ-12 и ЧМ-13 это реальный интерес к хоккею в мире, мы киваем на Рене Фазеля и его организацию. ИИХФ постоянно меняет формулу проведения чемпионата и не стоит на месте. В своё время было принято решение отказаться от кругового турнира и внедрить плей-офф, что не преминуло сказаться на зрелищности. Однако дальнейшие корректировки – не более чем косметический ремонт. Припарки для трупа. Международная федерация крутит в руках изживший себя турнир, не решаясь на кардинальные изменения.

Существует сразу несколько вариантов реформирования чемпионата мира. В частности, напрашивается уменьшение числа участников. При нынешнем формате с 16 командами, разбитыми на две группы, неизбежны проходные матчи. Они не то что не удерживают внимание зрителя, а заставляют заниматься своими делами вплоть до старта плей-офф. Однако сокращение элиты не входит в планы ИИХФ, которая ставит в приоритет расширения своих границ и популяризацию хоккея. Франция, Дания, Норвегия – все эти страны прогрессируют, а оставить их сейчас за бортом – значит отбросить в развитии на несколько лет в прошлое. О том, что топ-сборные деградируют, громя соперников на групповом этапе, Фазель не задумывается.
Ещё одно направление для реформ – перенос чемпионата мира на другие сроки. Разведя главное детище ИИХФ и розыгрыш Кубка Стэнли по времени, мы можем получить полноценное соревнование, а не турнир неудачников. Остаётся только выбрать оптимальный формат и напомнить Фазелю, что сидеть в ложах и перерезать ленточки – это не все обязанности президента международной федерации хоккея. Порой нужно принимать волевые решения, иначе можно так и остаться в истории дантистом, который боялся собственной тени.

Чемпионат мира в мае

За: ретрограды и консерваторы всех мастей будут довольны. Чемпионат мира в мае – старая и добрая традиция, которую не всем хочется нарушать. Прежде всего – Рене Фазелю, который по закостенелости и отрицанию перемен может дать фору Брежневу. Есть у швейцарского дантиста и официальные отговорки в виде многолетнего контракта со “Шкодой”. К тому, что этот турнир завершает международный сезон, привыкли не только руководители ИИХФ, но игроки и болельщики. По сути, весь календарь свёрстан так, чтобы логичным завершением года стал чемпионат мира. Одни команды участвуют в Евротуре, другие – проводят товарищеские матчи, а всё ради того, чтобы обкатать состав к майскому двухнедельному соревнованию. Да и банальные погодные условия идеально подходят для того, чтобы собирать толпы болельщиков-туристов.

Против: ИИХФ считает, что чемпионат мира – венец сезона. Иного мнения придерживаются за океаном, где как ни в чём не бывало продолжается розыгрыш Кубка Стэнли, а чемпион выявляется уже по окончании чемпионата мира. Сколько-нибудь серьёзно относиться к чемпионату мира, когда все сильнейшие игроки мира продолжают бороться за чашку лорда Стэнли, не представляется возможным. А если ко всему прочему добавить уйму травм, которые накапливаются у игроков к маю, до чемпионата мира добирается считанное число звёзд. Это, собственно, и отбивает желание наблюдать за майскими забавами организации Рене Фазеля, которые сложно назвать битвой лучших команд мира. Как показывает пример сборной России, провал на таком турнире воспринимается так же болезненно, а вот победа обесценивается.

Чемпионат мира в августе-сентябре

За: все туристические плюсы остаются с чемпионатом мира. Август не менее привлекателен для болельщиков, которые хотят совместить отпуск с хоккеем. Казалось бы, в это время принято проводить предсезонные турниры, и конец лета – не время большого хоккея. Однако если заглянуть в недалёкое прошлое, то Кубок мира, Кубок Канады и всевозможные Суперсерии проходили именно в начале сентября. Что не мешает вспоминать эти турниры как образцовые по качеству хоккея. Разумеется, придётся пересмотреть привычный план подготовки, а быть может, и форсировать её ради чемпионата мира. Сбудется и мечта наших ветеранов вернуть сборы национальной команды. Олегу Знарку ничего не помешает собрать кандидатов за месяц до старта чемпионата мира и готовить их, согласно своему плану. Никаких травм, старых болячек, а также разной физической готовности, которую нужно подводить под общий знаменатель. Мечта, да и только! А главное – противостоять нашим парням будут не ахаэловцы и неудачники, а лучшие игроки мира. В теории регулярный чемпионат НХЛ, который стартует в октябре, не должен помешать реформированному турниру.

Против: собственно, в НХЛ всё и упирается. Европейские федерации заинтересованы в представительном чемпионате мира, а значит, готовы пойти на любые уступки. А вот горит ли желанием Гэри Бэттмен отпускать игроков из тренировочных лагерей – большой вопрос. Велик риск того, что клубы начнут сезон с внушительным лазаретом. В вопросе травматичности НХЛ и сборные попросту поменяются местами. И уже сами игроки могут отказываться от участия в чемпионате мира, опасаясь, что одно неосторожное движение загубит весь клубный сезон. Помимо вопроса подготовки к сезону и риска травм существует и пересечение интересов ИИХФ и НХЛ. Не секрет, что в 2015 или 2016 году может возобновиться Кубок мира, который организует сильнейшая лига мира. Если этот турнир вернётся в международный календарь, почти наверняка он пройдёт в начале осени. Таким образом, Рене Фазелю придётся задуматься не только о сроках проведения чемпионата мира, но и о целесообразности его ежегодного проведения. Чередование турниров – это то, к чему пришли в волейболе и, наверняка, придут в хоккее.

Чемпионат мира зимой

За: перенос чемпионата мира с мая на февраль – самая популярная реформа, которую предлагают ИИХФ. В первую очередь на этом настаивает КХЛ, которая втиснута в жёсткие рамки международного календаря. Регулярный чемпионат приходится заканчивать в феврале, плей-офф – в апреле, и всё из-за чемпионата мира. Увеличить количество матчей при нынешнем положении дел практически невозможно. Зимний чемпионат мира пусть и заставит клубные соревнования прерваться на пару недель, видится золотой серединой. Хоккеисты провели полноценную предсезонку, набрали форму, но при этом не измождены многомесячным марафоном. Помимо февраля можно рассмотреть и конец декабря. Это не только привнесёт в чемпионат мира праздничную атмосферу, но и поможет разгрузить дворцы, которые по обе стороны океана заняты под новогодние/рождественские мероприятия.

Против: как и в случае с августовским вариантом, в данном случае придётся отказаться от ежегодного формата. И дело не только в том, что раз в четыре года в феврале проводится олимпийских хоккейный турнир. НХЛ и на Олимпиаду отпускает игроков с большим скрипом, а уж ежегодно “рвать” собственный чемпионат напополам точно не готова. ИИХФ должна предложить своим заокеанским коллегам роскошные условия, что от прижимистого Фазеля ждать вряд ли стоит. Не обещая НХЛ существенных дивидендов, международная федерация рискует остаться без энхаэловцев, окончательно утвердив чемпионат мира в статусе пятого этапа Евротура. Помимо всего прочего наложение по срокам на молодёжный чемпионат мира может отвлечь внимание от этого самобытного турнира, а вундеркиндов лишит шанса сыграть за “молодёжку” и взрослую сборную, что сейчас происходит повсеместно.

XS
SM
MD
LG