Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реакция российских пропагандистов, да и официальных мест, на американские и европейские санкции остается шапкозакидательской. Мол, ваши санкции нам что комариный укус, мы их и не заметим. В общем, обычная отработанная бравада вперемежку с угрозами. Санкции, разумеется, не бог весть какое эффективное средство нажима, но если не санкции, то что же? Инструментарий невелик: на нарушение международных норм можно ответить большой войной или 150-м китайским серьезным предупреждением – вот и все: "Проехали!". Ни то, ни другое не годится. Остаются санкции, даже если в ущерб себе, нарушителю будет больнее. Любой договор предусматривает санкции на случай несоблюдения. Россия это прекрасно понимает, и в отношениях с соседями этим средством давления охотно злоупотребляет. Кто только не подвергался российским санкциям в последние годы, начать перечислять – не кончить.

Насмешки над западными полумерами идут от общего тупоумия российской власти, совершенно не понимающей, как устроен мир. Показателен ответ российского МИДа на последнюю волну ограничений, введенных ЕС. Для российской дипломатии Запад ведет себя как "унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла". В этом сравнении все: беспомощность и необразованность авторов заявления, которые очевидно Гоголя не читали, удовлетворяясь пересказами в газетных статьях, и аррогантное высокомерие в духе речевки "Сила есть – ума не надо!". В "Ревизоре" ведь унтер-офицерская вдова сама себя не высекла, ее высек держиморда-городничий, который так неуклюже врет предполагаемому столичному ревизору. Подобострастный солдафон и есть предмет гоголевской насмешки, а отнюдь не несчастная вдова. Московский МИД без тени смущения берет на себя неблагодарную роль городничего-самодура. Странно смотрится в официальном заявлении и обвинение Европы в том, что она "подсела на иглу" Вашингтона – по примеру лучшего друга стилистов российская дипломатия в официальных документах переходит на приблатненный язык.

Важно понимать, что введение санкций – это не одноразовое действие, а процесс, который пошел. Если Россия будет вести себя по наказу пьянчужки Пряхина из "Золотого теленка": "Как пожелаем, так и сделаем!", то ей не избежать все новых и все более жестких санкций Запада. Они чреваты последствиями, которые могут причинить боль не только новым, но и старым русским.

Но кроме чисто хозяйственных потерь, вызывающее поведение Кремля может обернуться и уже оборачивается потерями имиджевыми. Еще никогда в послесоветские времена отношение к "русскому миру" не было столь отвратным. Причем это относится отнюдь не только к дальнему Западу, но и к ближнему, соседскому зарубежью. В странах по всему периметру российских границ граждане живут в убеждении, что "русское значит опасное". Множатся всякого рода частные инициативы по бойкоту российских товаров или туристов. Петицию "Я не заправляюсь на колонках Лукойла" в польском "Фейсбуке" за считаные дни подписали десятки тысяч человек. Среди подписантов аналогичной петиции в Чехии можно найти бывшего приматора Праги и лидера Партии зеленых.

Конечно, подобные акции дают скорее психологический, нежели экономический эффект. И ежу понятно, что бойкотировать горючее, поставляемое Россией, сложно. Чешский водитель может объехать стороной все 44 бензоколонки "Лукойла", и все равно у него не будет уверенности, что в бензине, которым он заправил бензобак, нет российской толики. И та нефть, что поступает в страну через нефтепровод "Дружба", и та, что поставляется через трубу "Адрия" из итальянского Триеста, в какой-то момент оказывается в одних и тех же смесительных резервуарах. И в любом, даже самом чистом горючем есть всегда биоэтаноловая добавка, производимая химзаводом ПЛП, принадлежащим российским владельцам.

При желании можно, разумеется, бойкотировать другие промышленные товары российского производства. Энтузиаст при этом столкнется с прямо противоположной проблемой – бойкотировать в общем-то нечего. Ширпотреб в российском экспорте в Чехию составляет ничтожных 0,2 процента (18 миллионов долларов)! Говорить о "широком потреблении" тут не приходится. Желающий ударить бойкотом по изделиям российского автопрома тоже будет разочарован – хотя в Чехии в прошлом году и было продано целых 165 тысяч новых автомобилей, изделий концерна АвтоВАЗ среди них было лишь 116 штук, из них 112 машин модели "Лада Нива". Кто же польстится на нижайшую цену таратайки, которая, как сказано в рекламной листовке, "все так же скромна в уходе и практична, какой была в феврале 1976 года", когда первый прототип "Лады Нивы" сошел с конвейера в честь 25-го съезда КПСС?

Продовольственных продуктов за прошлый год из России в Чехию было завезено на 6 миллионов долларов. Сумма невелика, но даже здесь российских экспортеров прижучить не получается: этот специфический товар, при всех его прелестях, покупают исключительно граждане РФ или эмигранты, ностальгирующие по привычной еде. Какому же чеху придет в голову лакомиться чем-то на палочке с гигантской надписью "СССР" на упаковке? Что же касается легендарного вафельного "русского мороженного", то оно есть и имеет хороший спрос. Одна беда – оно давным-давно местного производства, более того – с успехом экспортируется в Россию, где конкурирует с изделием того же названия, но польского, голландского, германского, эстонского, латвийского, литовского, португальского и испанского происхождения. Остается водка, на ней вроде бы нельзя прокинуться. Еще как можно! Подавляющее большинство марок с подкупающе русскими названиями изготовлено не в России. Водка "Борис" производится в Чехии, "Пушкин" и "Горбачев" – в Германии, "Ельцин" – во Франции. Тут разбираться надо.

Бойкот товаров, конечно, случай редкий, его угроза невелика, особенно в такой стране, как Чехия, где российский капитал присутствует невидимо, но зато почти повсеместно. Россияне – самые частые владельцы чешских фирм. Их доля среди иностранных владельцев – 19 процентов. Даже немцы и украинцы отстают от них (по 11 процентов), не говоря уже о словаках (9 процентов) и разных прочих шведах. Даже если вычесть из их числа так называемых "белых лошадок", то есть подставных лиц, зиц-председателей, все равно остается немало. Но и здесь надо уметь нащупать тенденцию, чтобы картина была полной. Новая изоляционистская политика Кремля оказывает разрушительное действие на торговое сотрудничество и обращает вспять любую экспансию капиталов. Российские банковские дома, вроде Сбербанка, сворачиваются, не успев как следует развернуться, металлургические гиганты, вроде Евраза, выставлены на продажу и даже по дешевке продаются со скрипом, разветвленный гостиничный бизнес страдает от резкого сокращения туристского потока из России. Результатом наступательной кампании оказывается реальное движение вспять. На кого же был рассчитан разрекламированный "Русский мир", как не на славянские народы? И кого реально удалось в него заманить? Чехи, словаки и поляки смотрят на Восток с опаской. Они-то, допустим, славяне западные, а как насчет других, восточных и южных? Украинцы потеряны, белорусы не найдены. Болгары и хорваты уже в Евросоюзе, а значит, вносят свою лепту в антироссийские санкции, сербы просительно стучатся в ту же дверь. Получается улица с односторонним движением. "Русский мир" скукоживается до Московии. Этого ли хотелось?

Ефим Фиштейн – международный обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG