Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музей истории политических репрессий "Пермь-36" будет работать под контролем государства

Пермские власти изложили в понедельник свое представление о будущем уникального музея истории политических репрессий "Пермь-36". Конфликт между прикамским правительством и создателями музея достиг пика на прошедшей неделе, когда администрация края обвинила общественников в потоке "клеветы и необоснованной критики", а те, в свою очередь, заявили о сворачивании всех просветительских проектов на базе музея.

Журналисты ожидали встречи с главой администрации губернатора Алексеем Фроловым, министром культуры Игорем Гладневым и новым директором музея Натальей Семаковой. Однако держать ответ за действия властей был делегирован директор департамента гражданских и специальных программ администрации губернатора Сергей Маленко, чьё имя до сей поры ни разу не фигурировало в материалах о конфликте пермского правительства и создателей музея.

Маленко поведал, что "Пермь-36" продолжит существовать, дальше – как "полноценный государственный музей политических репрессий". В нём будут открыты новые экспозиции – об истории ГУЛАГА в СССР и Пермской области, об истории репрессий в целом, со времен Бориса Годунова до советских времен, о судьбе последнего императора и семьи Романовых. Будет и виртуальный музей, и научная библиотека. Территорию мемориального комплекса облагородят. Когда всё это случится – неизвестно, но план развития музея обещают разработать в течение нескольких месяцев. Чего совершенно точно не будет в этом плане, так это международного форума "Пилорама".

"Пилорамы" не будет

Напомним, скандалы вокруг музея начались год назад именно с "Пилорамы". Мероприятие, которое с 2005 года проводилось на территории "Перми-36", было неожиданно отменено за три недели до начала. Официальная причина – сокращение бюджета. Именно тогда точка невозврата для музея была пройдена, считают сегодня многие журналисты и общественники. Среди них – известный в Перми журналист Юлия Баталина:

"На мой взгляд, все было предрешено еще год назад, когда первый раз отменили "Пилораму". Тогда был достаточно ясный звонок, что новые власти региона не хотят видеть музей в его привычном виде, с его деятельностью. И понятно было, что "Пилорамой" дело не ограничится. Дело в том, что потоком идут сигналы, жалобы, их просто не успевают разгребать ни руководство музея, ни учредители. Их очень много, в основном – от "Сути времени" (российское левое общественное движение. – Прим.). Они действуют очень активно, мы с вами даже не представляем, насколько много они пишут в различные инстанции! И вся эта история с музеем – это попытка убрать раздражитель".

Год назад "Пилораму-2014" обещали провести непременно. Более того, на его дискуссионную часть создатели музея получили грант от имени автономной некоммерческой организации "Пермь-36". Однако обещание им сдержать не удалось. Форум не состоится в этом году и, судя по сегодняшней пресс-конференции, никогда более. "Государство не может финансировать мероприятие, которое призывает к организации протестных действий", – заявил Сергей Маленко.

К государству под крыло

Желание властей влиять на деятельность "Перми-36" и то, что происходит в стенах бывшей колонии для политзаключенных, проявилось, когда в этом году началась реорганизация музея. По инициативе краевого правительства, мемориальный комплекс был разделен на два учреждения – Государственное автономное учреждение культуры (ГАУК), которое должно было заниматься имуществом, и Автономную некоммерческую организацию, которая брала на себя культурно-просветительскую деятельность. ГАУК возглавила Татьяна Курсина, во главе АНО встал Виктор Шмыров – одни из создателей музея. Две структуры должны были подписать соглашение о том, как будут действовать совместно. Однако оно подписано не было.

Вместо этого в конце мая 2014 года Татьяна Курсина, по инициативе краевого Министерства культуры, была отстранена от занимаемой должности. На ее место была назначена замминистра культуры Пермского края Наталья Семакова. Тогда же было прекращено бюджетное финансирование структуры.

Это вызвало волну возмущения со стороны общественности. Уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина обещала оказать Татьяне Курсиной юридическую помощь при обращении в суд. А пермское отделение международного общества "Мемориал" опубликовало открытое письмо в адрес губернатора Пермского края Виктора Басаргина. В нём предлагалось восстановить Татьяну Курсину в должности директора и возобновить деятельность музея на принципах общественно-государственного партнерства. Письмо собрало более 60 тысяч подписей. Затем активисты встретились с губернатором Прикамья и руководителем его администрации.

"Нам было важно, чтобы губернатор выслушал нас напрямую, – пояснил председатель пермского отделения "Мемориала" Роберт Латыпов. – И мы получили эту возможность. Мы действительно в течение часа смогли выговориться. И наши ветераны, наши репрессированные, которые пришли туда... Там был очень эмоциональный момент, когда они немного рассказали про свою судьбу, про судьбу своих родителей – расстрелянных, уничтоженных. Рассказали про то, как они сами жили в детских домах. И Виктору Фёдоровичу пришлось это выслушать".

Тогда губернатор признал, что в ходе реорганизации музея были "допущены серьезные ошибки", однако заверил, что все поправимо. Руководитель администрации губернатора Алексей Фролов в свою очередь заявил, что конфликт не так значителен, как кажется, и вся история слишком раздута некоторыми СМИ. В конце встречи глава региона заявил, что "Мемориальный музей истории политических репрессий будет сохранен и продолжит свою деятельность в полном объеме". Также он пообещал, что соглашение между государственным учреждением и некоммерческой администрацией подписано все-таки будет. Сроки, впрочем, озвучены не были.

После этой встречи общественники полагали, что общий язык найден. Однако впечатление оказалось ошибочным.

Экспонаты – на металлолом

15 июля директор АНО "Пермь-36" Виктор Шмыров обнаружил, что на территории мемориального комплекса распиливаются неотреставрированные ворота шлюза, в котором когда-то производился досмотр автозаков. Рабочие пояснили – на металлолом. Виктор Шмыров тут же направил письмо губернатору и министру культуры Игорю Гладневу с требованием "пресечь безграмотные действия нового руководства "Мемориального комплекса политических репрессий". "Невежество новой команды музея поражает нас", – говорилось в письме.

Произошедшее стало возможным как раз потому, что между созданными на базе "Перми-36" государственным учреждением и некоммерческой организацией нет взаимодействия, считает уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина:

"Эти ворота не были еще установлены. Они лежали и были, видимо, приняты руководством музея за металлолом. Всё! И это, на мой взгляд, не досадная ошибка, – объясняет пермский омбудсмен. – Должна быть совместная деятельность двух субъектов – созданного вновь государственного учреждения и некоммерческой организации, основателей и хранителей всех экспонатов этого музея. Поскольку этого взаимодействия в реальности сегодня нет, мы получаем вот такие, извините, перлы".

Произошедший неделю спустя инцидент с иностранными туристами в музее стал лишь дополнительным штрихом к общей картине. 17 человек, в основном – граждане Польши и Германии, прибывшие в музей "Пермь-36" в рамках проекта "Обучение правам человека и историческое образование в местах памяти, связанных с массовыми преступлениями", были задержаны для проверки документов. Ее проводили сотрудники полиции и УФМС Чусового, прибывшие по сигналу нового руководителя мемориального комплекса Натальи Семаковой. Нарушений полиция не обнаружила.

Инцидент с воротами, меж тем, не ускорил подписание соглашения. Напротив, 23 июля пресс-служба губернатора опубликовала заявление от имени администрации региона и Министерства культуры, где сообщалось, что на них "льется поток клеветы и необоснованной критики с обвинениями об уничтожении имущества Мемориального комплекса".

В заявлении говорилось, что уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина, "вместо того, чтобы организовать эффективную медиацию между сторонами, открыто лоббирует ... интересы некоммерческой организации, членом правления которой являлась многие годы". А директор некоммерческой организации Виктор Шмыров и исполнительный директор Татьяна Курсина "откровенно занимаются политической деятельностью, направленной на эскалацию конфликта вокруг вопроса работы АНО "Пермь-36".

Власти утверждали, что в 2013 году были выявлены "серьезные недостатки в расходовании бюджетных средств" АНО "Пермь-36", и заявили, что во время бессрочного управления музеем некоммерческой организацией, мемориальный комплекс пришел в "серьезный упадок". "Вымогательство и угрозы терпеть не намерены и оставляем за собой право на ответные меры", – подытожили чиновники.

Дальше не по пути

В ответ на это заявление пресс-служба некоммерческой организации "Пермь-36" заявила о прекращении сотрудничества с администрацией края и о сворачивании всех просветительских проектов.

"То, что до недавнего времени подразумевалось, обговаривалось в кулуарах, то, на что намекалось, теперь стало очевидным: выставочные, образовательные, просветительские и гуманитарные проекты, которые развивало на базе музея АНО "Пермь-36", более администрации Пермского края не нужны, как и сам музей – в том виде, в котором он был создан общественностью", – говорилось в официальном заявлении организации.

"Мы до последнего надеялись договориться, – говорит Татьяна Курсина. – Пока у нас была хоть толика надежды на то, что в рамках компромиссного переговорного процесса мы можем цивилизованно выйти из достаточно сложной, кризисной ситуации с музеем, мы делали все для того, чтобы эти договоренности случились. Но переговорный процесс резко закончен, оборван – заявление администрации я по-другому не могу рассматривать. Как мы поняли, просветительские проекты "Пермь-36" на территории Пермского края никому не нужны".

Сегодня на пресс-конференции Сергей Маленко заявил, что достичь договоренностей с автономной некоммерческой организацией не удалось, поскольку ее представители "хотели исключительных условий". "Мы так не работаем", – подчеркнул чиновник.

Между тем, в начале августа рядом с территорией музея намерены собраться пермяки, неравнодушные к судьбе музея "Пермь-36" и форума "Пилорама". Инициатором поездки выступил пермский журналист Юрий Бобров. О намерении присоединиться к нему уже заявили многие пермские журналисты и гражданские активисты. 9 августа они разобьют палатки неподалеку от бывшей колонии политзаключенных, где в 1996 году силами историка Виктора Шмырова, руководителей пермского "Мемориала" и других активистов был создан первый и пока единственный в России музей истории политических репрессий.

В 2004 году Фонд мировых памятников включил "Пермь-36" в список 100 особо охраняемых памятников мировой культуры. До недавнего времени проводилась процедура включения музея в список всемирного наследия ЮНЕСКО. В 2013 году музей попал в федеральную целевую программу увековечивания памяти жертв политических репрессий в России, которая, впрочем, была свёрнута уже в 2014 году.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG