Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы в Мосгордуму: фильтры сработали?


Владимир Кара-Мурза: Завершился процесс регистрации кандидатов в Московскую городскую Думу. Однако аутсайдеры кампании, которых не зарегистрировали, не складывают оружие. Сегодня прошел суд по делу Константина Янкаускаса, который не смог зарегистрироваться, находясь под домашним арестом, а завтра будет рассмотрена апелляция Марии Гайдар, часть подписей которой забраковала избирательная комиссия.

Выборы в Мосгордуму: фильтры сработали? Наши гости - кандидат в депутаты Мосгордумы Алена Попова, она удачно прошла регистрацию, и Андрей Юрьевич Бузин, ведущий эксперт ассоциации "Голос".

Алена, как вам удалось собрать подписи?

Алена Попова: У нас очень сложные были истории с тем, что мы изначально решили не работать на повышение узнаваемости, не тратились на кубы, палатки и так далее. Хорошо бы, конечно, повысить узнаваемость сейчас, на втором этапе. Мы сконцентрировались на том, что составили математически просто количество квартир, которые можем обойти, с учетом того, что в квартирах находилось только 30 процентов населения, и часть из тех, кто в квартирах находился, не являются владельцами, не прописаны в них, а снимают. Мы сформировали волонтерскую группу, с которой я сама обошла в первые два дня квартиры, и после этого мы просто находились в депрессии, потому что очень мало подписей собиралось. Тогда мы выработали другую тактику. Посчитали количество минут, которые мы затрачивали на одну квартиру. Мы приходили в подъезд, договаривались с людьми, которые там жили, чтобы они помогли нам обойти свой подъезд. И так у нас подписи собирались.

Я выкладывала полный отчет по тому, как мы собирали, мы тоже сами считали, что это невозможно и крайне сложно. И из большого количества собранных подписей мы вымарывали большое количество листов. И у нас забраковали листы, потому что у нас один из сборщиков, сидя в подъезде, на коленке заполнял неправильно год выдачи паспорта, и там у нас 111 подписей пропало. Но это как раз говорит о том, что можно было выстроить волонтерское поле, и с учетом короткого времени надо было сразу идти просто к людям, которые в квартирах находятся. Я видела кубы своих коллега, видела медийную историю, которую ребята делали, и мне страшно хотелось сделать это самой, но я понимала, что по затратам времени мы не сможем иначе собрать. Хочу сказать, что собирать подписи нам никто не мешал. С консьержами был ряд неприятных историй, но чтобы драки какие-то были, не было.

Владимир Кара-Мурза: Реально было собрать нужное количество подписей в эту компанию?

Андрей Бузин: По крайней мере, это было чрезвычайно сложно! Собрать 5 тысяч подписей в период летних отпусков фактически за 22-23 дня крайне сложно, и я думаю, что без привлечения платных сборщиков это было невозможно. Такого количества волонтеров, кроме, пожалуй, Навального, у нас никто не имеет. У нас есть около 60 самовыдвиженцев, которые якобы собрали подписи, они зарегистрированы, но я не сомневаюсь, что подавляющее большинство из них - люди, на подписи которых смотрели сквозь пальцы. Сама по себе норма 3 процента беспрецедентна и для России, и для других стран, и она является запретительной нормой, с моей точки зрения.

Владимир Кара-Мурза: Дадим слово Ольге Горелик, супруге Константина Янкаускаса.

Чем закончился очередной раунд суда? Удалось ли Константину выйти из-под домашнего ареста?

Ольга Горелик: К сожалению, не удалось, он до сих пор находится под домашним арестом. В принципе, это было ожидаемо, потому что апелляция в Мосгорсуде очень редко отменяет решение нижестоящего суда. Мы знали, что это формальность, что суд не отменит домашний арест. И единственное, что было, если можно так сказать, полезного, это то, что следователь, обосновывая необходимость продления, заявил, что Владимир Ашурков находится в розыске, а значит, и мой муж может тоже сбежать, как и Ашурков, если его выпустить. То есть сегодня мы узнали официальный статус Владимира Ашуркова - он в розыске.

Очень хорошо выступал адвокат Сергей Панченко, и мой муж блестяще выступал. Следователь откровенно халтурил, юлил, но судья, тем не менее, согласилась с доводами следствия и домашний арест не отменила. Поэтому мой муж поехал опять домой.

Владимир Кара-Мурза: Почему оппозицию так боится власть?

Алена Попова: Костя – сильный кандидат, и он единственный, кто мог в округе получить большинство голосов, я считаю. И фильтры власти сработали как раз на очень сильных кандидатов, которые могли победить. Я смотрю по Ольге Романовой, по Косте, по Ляскину, по Маше… Эта коалиция реально могла пройти, и основная стратегия была выбрана властью, чтобы туда не попали люди слишком резко настроенные к власти. Причем это было понятно с самого начала, что власть будет так действовать. Участие в выборах – это рациональный и конкретный путь, с помощью которого можно изменить политику власти, но оппозиция пошла на выборы, а теперь сидит по домашним арестом.

Владимир Кара-Мурза: Максим Кац, кандидат в депутаты Мосгордумы, согласен, что фильтры сработали.

Максим Кац: Фильмы, конечно, запретительные, и сломать их невозможно. Оппозиционные кандидаты не захотели договариваться с властью, и у них все тщательно проверяли. Чтобы решить такую задачу, нужно было много денег и ресурсов, и нам это удалось. А кандидаты, которые с мэрией договорились, их подписи и совершенно абсурдные документы приняли. Там были кандидаты, один из которых на кампанию потратил 6 тысяч рублей, у него было 5 сборщиков всего, и документы у него приняли. Все должны регистрироваться в соответствии с законодательством!

Владимир Кара-Мурза: Фактически всю Коалицию "За Москву" забраковали, да?

Андрей Бузин: Да. В этот раз коалиция была даже меньше, чем в 2012 году. Власть боится профессиональных политиков, они опасны для нашей власти. Милов, Ляскин, Соболь – все они честно заявили, что не могут собрать такое количество подписей. Конкурентности выборов в Москве нет! Эти выборы нельзя, в соответствии с международными стандартами и с нашей конституцией, назвать свободными.

Владимир Кара-Мурза: Почему Алексей Навальный перестал поддерживать Коалицию "За Москву"?

Ольга Горелик: Мне сложно сказать за Навального. Просто не осталось людей, имеющих высокие шансы на выигрыш. И среди зарегистрированных кандидатов мало тех, кто верит в свою победу и может зарядить этой верой других людей, волонтеров, штабистов и так далее.

Алена Попова: Почему Леша Навальный может не поддерживать Коалицию, потому что остались только кандидаты, которые были выдвинуты от "Яблока", а у Алексея Навального и Сергея Митрохина разные взгляды на разные вопросы. Может быть, я зарегистрирована потому, что и рейтинга у меня нет, и зарядить я никого не могу… Но в каждом округе выборы одномандатные, округ выбирает своего представителя, и мне нужна поддержка! Мы собирали подписи и говорили людям, что у нас есть шанс, надо бороться. А если будет такая апатия, наш труд, вложенный в сбор подписей, совершенно бесполезен, и выборов не существует. Стратегия поддержки сработала в Новосибирске, когда все объединились вокруг Локтя, хотя это была не для всех однозначная фигура.

Владимир Кара-Мурза: Как вы оцениваете список партии "Яблоко"?

Андрей Бузин: Мне трудно говорить о партии "Яблоко". Она, к сожалению, во много играет роль "пятой колонны" либерального движения в России. В списке "Яблока" есть сильные кандидаты, могу назвать Андрея Бабушкина, это был бы очень полезный для развития страны, Москвы кандидат. Но у партии сложили игривые отношения с власть, особенно с московской. Надо идти на выборы, надо выбирать тех людей, которые в большей степени вас удовлетворяют. Выборы несвободные, но бойкотировать их не надо!

Владимир Кара-Мурза: Максим Кац считаете, что мажоритарные выборы в Москве – это нечестно.

Максим Кац: В системе нормальных независимых выборов это был бы неплохой вариант, но в нашей системе это сделано потому, что "Единая Россия" не может выиграть по партийной системе. Когда избирательное законодательство перед каждыми выборами меняется под правящую партию, это неправильно, нечестно.

Владимир Кара-Мурза: А домашний арест – это уже какая-то новая форма предвыборной борьбы?

Ольга Горелик: В случае с моим мужем я практически уверена в этом. Документы не приняли. И у Уладьцова, и у Навального, и у моего мужа наверняка будет судимость, и этот будет мешать им и в дальнейшее избираться в органы власти. Да, это борьба с яркими лидерами общественного движения, которые хотя пойти во власть с помощью выборов.

Владимир Кара-Мурза: Алена, а в вашем округе есть кандидаты, с которыми вы могли бы объединиться?

Алена Попова: Есть "яблочный" кандидат Юля Галямина. Должна была быть Наталья Пелевина, но она решила не идти. Самая главная сейчас тактика работы на округе – мобилизационная, то есть агитация людей прийти на голосование. На последних неделях выборов мы будем договариваться с другими кандидатами. У власти тоже работают технологии: большое количество кандидатов, путаные названия, одинаковые фамилии, внешность… И в данной истории нам нужно больше волонтеров, чтобы дойти до людей, нам нужны ресурсы.

Владимир Кара-Мурза: На кого будет работать повышение явки – на оппозицию или на партию власти?

Андрей Бузин: Если явка будет добровольной, она, конечно, будет работать на оппозицию. При небольшой явке негативную для оппозиции роль может сыграть досрочное голосование. И на надомной явке тоже все играет на административного кандидата.

Владимир Кара-Мурза: Предусмотрено ли ваше участие в дебатах?

Алена Попова: Я буду участвовать везде, где можно! Моя главная задача – это объявление, что мы теоретически и практически существуем на данной территории и будем за нее стоять. У нас нет многих инструментов, которые есть у кандидатов от власти, мало ресурсов, но мы можем победить. Помогите нам это сделать!

Владимир Кара-Мурза: Ольга, вашего мужа обвиняют в растрате избирательного фонда. Что бы вы посоветовали другим кандидатам, чтобы у них не было таких проблем?

Ольга Горелик: Схему, которую использовал в прошлом году Навальный, проверила прокуратура и УБЭП, и они не нашли нарушений. В этом году же возбудили уголовное дело. Давать советы сложно, потому что следственные органы действуют по принципу: человек есть – статья найдется. Если человека нужно будет посадить под арест, это будет сделано, несмотря на все отчеты за каждую копейку. Власть уже пошла в отрыв в этом смысле, она возбуждает дела и сажает людей из каких-то фантазий даже! Действуйте, как считаете нужным, в рамках закона. И не бойтесь!

Владимир Кара-Мурза: На чем завтра будет строиться ваша аргументация в пользу регистрации Марии Гайдар?

Андрей Бузин: Два основных пункта изложены в заявлении. Первый пункт: окружная избирательная комиссия при проверке подписей нарушила процедуру. Это то, что обычно говорится, когда речь идет об избирательных правилах. Нарушение процедуры заключалось в том, что ведомости проверки подписных листов была выдана несвоевременно – после принятия решения об отказе в регистрации. Там еще несколько процедурных нарушений есть, в частности, связанных с тем, что решение об отказе в регистрации Марии Гайдар приняли два человека. Второе, данные, присланные из УФМС, на основе которых забракованы 860 подписей, не являются достоверными.

Владимир Кара-Мурза: Максим Кац считает, что надо идти на выборы, несмотря ни на что?

Максим Кац: Как орган, она мало на что влияет, но каждый конкретный депутат в меру своих возможностей может влиять много на что. Если бы была независимая, если в ней удалось хотя бы треть взять, она бы влияла, а иначе это просто такой отдел согласования при мэрии.

Владимир Кара-Мурза: В канун выборов еще и сузили полномочия депутатов. Это понизило статус Думы и интерес к выборам?

Андрей Бузин: Нет, статус Думы остался на том же низком уровне. Мосгордума с 1997 является органом не независимым.

Владимир Кара-Мурза: Когда начинается предвыборная агитация?

Алена Попова: 14 августа. 13 сентября она заканчивается. Забег короткий, работы очень много, и самый активный период будет в начале сентября.

Андрей Бузин: 14 августа начинается агитация в СМИ, а до этого агитация может и другими способами вестись – листовки и так далее. Хотелось бы еще отметить, что муниципальные газеты становятся во время избирательных кампаний пиар-агентствами для административных кандидатов, и это одна и основных избирательных технологий власти в Москве,

Алена Попова: Да, это правда, и это началось уже сейчас. Я, кстати, считаю большой потерей избирательной гонки – потерю Максима Мотина. Он очень эффективный муниципальный кандидат Печатников, и у Макса потрясающая статистика сбора подписей, но он подписи не добрал.

Андрей Бузин: Шансы есть, и всегда надо на это надеяться! И нынешняя система власти может допустить некоторое количество оппозиционеров в этот коллегиальный орган.

XS
SM
MD
LG