Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сбербанк под санкциями и жизнь без семечек. Три опции Путина. Забыт ли лайнер? День ЕСПЧ и вечер Бородая

Лайвблог о дискуссиях в сети


19:37 31.7.2014
Ольга Серебряная

Грядет закон о блогерах. Вонючий активист и депутат Стебенкова. Сбербанк под санкциями, а мы будем меньше есть. Как жить без украинских семечек?

Завтра в России вступает в действие закон о блогерах – закон, в котором никто ничего не понимает и выполнять который никто не собирается. Дарья Луганская на rbc.daily пыталась разобраться в том, что же все-таки будет: Законом о блогерах назвали поправки в закон «Об информации» и другие законодательные акты «в целях упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей». Этот закон в апреле был принят Госдумой и одобрен Советом Федерации, а в мае его подписал президент Владимир Путин. В документе впервые было дано определение блогера: это «владелец сайта и (или) страницы сайта, на которых размещается общедоступная информация и доступ к которым в течение суток составляет более 3 тыс. пользователей сети Интернет». Таким образом, под действие закона теоретически подпадает любая площадка с ежедневной аудиторией свыше 3 тыс. человек.

Показательный пример: на сайте «Яблоггер.рф», созданном Российской ассоциацией электронных коммуникаций (РАЭК) и Rambler & Co., один из посетителей задал вопрос, подпадет ли под определение «блогер» интернет-магазин. Закон не касается информации, которая содержится на сайте, главное, чтобы она была общедоступной, ответили эксперты РАЭК. Следовательно, при 3 тыс. ежедневных посетителях интернет-магазин также считается блогером. <…>

Причем блогер необязательно должен находиться в России. Норма распространяется, по словам Ампелонского, на всех, «кто пишет на русском языке и для российской аудитории». Каким образом Роскомнадзор обеспечит исполнение российского закона за рубежом, в ведомстве пока не уточняют. «На все вопросы ответит правоприменительная практика», — говорит Ампелонский.

Дальше популярному блогеру надо будет регистрироваться, участвовать в установлении собственной личности, а потом выполнять все требования закона о СМИ. Делать этого, разумеется, никто не собирается: «Я ничего не понимаю в этом законе и не понимаю, зачем он нужен. Он нарушает положения Конституции о свободе высказываний, и более того, в нем нет никакой необходимости: для привлечения к суду за клевету или искажение фактов у нас уже предостаточно законов. Мне кажется, это вежливая попытка намекнуть людям, что молчание — золото», — считает Дмитрий Чернышов, известный как mi3ch в LiveJournal (четвертое место в общем рейтинге пользователей).

Директор по стратегическим проектам Института исследований Интернета Ирина Левова полагает, что применение закона будет выборочным — применимо к конкретным блогерам. «Закон придуман для точечных атак на авторов типа Навального, и вряд ли государству есть дело до всех блогеров», — соглашается журналист Олег Кашин (kashin в LiveJournal).

Вообще, есть много способов намекнуть на то, что молчание золото. Вот, например:

Или вот:

Но дата есть дата, ее ждут как последнего рубежа. Бывший сотрудник «Ленты.ру» Игорь Белкин рассказывает историю, которую завтра без купюр уже рассказать будет как будто бы нельзя: Шел 2008 год, "Лента.Ру" только пришла в себя после печально известной истории с Виктором Пиписькиным.

Я тогда работал редактором, писал новости, много. Схема работы была такая: ты пишешь заметку, выкладываешь ее, в это время в папку новости бильдредактор кладет картинку и высылает тебе подпись к ней, в формате .Alt (Подпись, автор фото).

По ряду причин в аське бильдредактор Stanislav Malofeev назывался у меня "Полу*** (semipenis) в недопальто".

Так вот. Я пишу срочную новость про генсека НАТО Яапа де Хооф Схеффера. Новость срочная, поэтому действую рефлекторно — быстро выложил, быстро открыл сообщение от Стаса, CMD+C, CMD+V, "Обновить".

Открываю заметку и понимаю, что меня парализовало. Вместе с "альтом" я скопировал и никнейм Стаса. Поэтому новость, стоящая на втором по козырности месте на главной, начинается со слов: "Полу*** (semipenis) в недопальто Яап де Хооф Схеффер..."

Я понимаю: это конец всему. Любимая работа, которой я жил и дышал последние два года, для меня закончилась в эту минуту из-за одной нелепой ***ни (фигни). Очень нелепой.

Не надеясь особо ни на что, я захожу в редактуру, убираю ненужное словосочетание, жму "Обновить". Закуриваю сигарету. Потом вторую, от первой. Потом третью. Жду.

Мне в тот день чертовски повезло. Никто из читателей не заметил, а даже если и заметил, — не заскринил. И публикация текста произошла ровно в промежутке между тем, как роботы "Яндекса", "Рамблера" и "Гугла" шерстили сайт "Ленты".

После этого я переименовал в аське всех коллег с кличек, в основном матерных, на нормальные имена.

Только Galina Timchenko осталась с никнеймом Fuhrer и иконкой Гитлера.

В общем, такая вот история. Сегодня последний день, когда я мог ее вам рассказать.

Еще один способ обойти закон о блогерах изобрела член партии "Единая Россия" и депутат Мосгордумы Стебенкова Л.В.: она наделяет оскорбительной силой мата самый обычные слова. Например, слово «активист»:

Можно соответствующим образом поступить и со словом «Стебенкова». Что, впрочем уже и делается.

Максим Иванов: В Твиттере ее сторонники называют меня "вонючим активистом Навального"

Сторонники и видео считают удачным, дискредитирующим "вонючего активиста":

В неравную борьбу со Стебенковой вступил Марк Фейгин:

Кроме закона о блогерах, блогеров продолжают волновать введенные против России экономические санкции и ассиметричные ответы России на эти санкции:

Следующим с похожей просьбой может выступить, например, «Автоваз». А вот эта новость подталкивает к тяжким воспоминаниям о сигаретах «Космос»:

Ольга Валиева: Вот когда запретят в России работать автомобильным гигантам, крупным ретейлерам вроде Ашан, Метро, Икеа, Леруа, а также заключать контракты Сименсу, Дженерал электрик, Джонсон&Джонсон. Запретят Кока-колу и Пепси, закроют все общепитовские франшизы. Летать авиакомпаниям, включенным в международные союзы и страховаться в международных альянсах. Тогда да, можно сливать воду

Собственно, именно об этом говорит экономист Константин Сонин, объясняя, как отразятся западные санкции на рядовых россиянах – интервью с ним публикует «Кольта»: Уровень жизни будет ниже. Сразу по многим причинам. Представьте, что вы какие-нибудь продукты вынуждены не покупать, а выращивать сами. Картошку может выращивать каждый, у кого есть кусочек земли. Но ваш уровень жизни от этого падает: те силы, которые вы будете тратить на выращивание картошки, раньше уходили на работу, в результате вы и картошку покупали, и еще деньги оставались. То, что раньше можно было покупать у тех стран, которые справляются с производством лучше, теперь приходится делать самим. Мало того что производишь нужную вещь плохого качества, еще и ресурсы на это тратишь, вместо того чтобы специализироваться на чем-то, в чем ты хорош.

Российские чиновники с Сонькиным совершенно не согласны:

Совершенно прав:

Ответ вопрос «при чем здесь мы?», сразу же возникающий у простых россиян при виде слов «Сбербанк» и «ВТБ», дает Сергей Гуриев в интервью Севе Новгородцеву на сайте Русской службы Би-Би-Си: Сева, вы помните Советский Союз и помните анекдот о том, что, когда подняли цену на водку, отец пришел домой, и сын спросил его: "Папа, значит ли это, что ты теперь будешь меньше пить?" "Нет, сынок, - ответил папа. - Это означает, что ты теперь будешь меньше есть". Здесь ровно та же самая ситуация. Кто-то должен заплатить за экономические неурядицы, и этот кто-то – это простой российский налогоплательщик и малый бизнес. Именно у малых предпринимателей, у которых нет политических каналов влияния на принятие решений, и у простых представителей российского среднего класса, безусловно, и будут в первую очередь проблемы, связанные с тем, что российская экономика находится в тяжелом состоянии.

У Константина Сонина формулировка другая, но суть в целом та же: Во всем мире есть принцип: население хоть в какой-то степени ответственно за свое руководство. Как можно надавить на руководство страны из-за рубежа? Только как-нибудь варварски, скажем, разбомбить. Другой, цивилизованный, способ — воздействовать на население, чтобы оно сообщило тем, кого избрало руководителями: нужно менять курс.

Пока что со стороны нашего политического руководства видно полное непонимание происходящего в политике Европы и США, а также того, что происходит в нашей экономике. Если нынешний курс будет продолжаться, то будут новые санкции. Представим гипотетический, почти невероятный сценарий: все связи разорваны, в газопроводах на границе закручивают вентили. Да, для Европы газ подорожает. На европейском уровне жизни это, конечно, скажется: неприятно, как штраф заплатить. Но в России немедленно наступит полный коллапс: не смогут расплатиться с учителями и следователями. Ну, может, со следователями еще успеют... Европа выживет без нашего газа, а мы без нее не сможем.

Тем временем в Донецке:

Ну или можно понимать это так:

Зато в Москве все спокойно. Несмотря на 31-е число, никого не винтят:

17:57 31.7.2014
Ольга Серебряная

Лесин и Калифорния. Кремлевские монастыри. Ходорковский об эмоциях. Простота оборачивается насилием. Еще одно потерянное поколение

У Навального завтра начинается процесс по делу Ив Роше, и он продолжает энергично долбить. Сегодня Лесина:

Навальный: Михаил Лесин, сейчас руководитель ОАО "Газпром-Медиа" и один из главных, отвечающих за проведение цензуры в России, а раньше министр печати, советник президента и тд.

Везде, где работал за ним тянулись конфликты интересов и всякие сомнительные вещи. Один "эпизод с Гусинским" чего стоит.

Большой патриот и любитель репортажей про подъем с колен, злодейство Америки, величие Путина, "вернём былое величие" и это вот всё.

Ну, и как у любого "патриота на госбюджете" у Михаила Лесина есть полный комплект доказательств патриотизма.

Вот письмо сенатора США Викера Генеральному прокурору США Холдеру, в котором он требует начать расследование против Лесина по фактам коррупции и отмывания денег в связи с тем, что Лесин (в бытность свою госслужащим) собирал денежки в офшор на Британских Виргинских островах и часть этих денежек вложил в покупку недвижимости на территории США (Лос-Анджелес, Калифорния). Всего на сумму $ 28 миллионов. Какая прелесть.

Письмо датировано вторником. В нем, помимо сказанного выше, говорится: М.Ю. Лесин также связан с компаниями и лицами, попавшими под американские санкции. «Газпром-Медиа Холдинг»принадлежит «Газпромбанку», который тесно связан с банком «Россия» (владелец –Юрий Ковальчук). Озвучивалось предложение о внесении Лесина в "список Магнитского".

Я требую, чтобы Департамент Юстиции начал расследование касательно того, нарушал ли М.Ю. Лесин закон о зарубежной коррупции и о борьбе с отмыванием денег.

Ольга Романова: Ну всё, теперь Михаил Юрьевич сотрёт в порошок Алексея Анатольевича путём производства зубодробительной передачи на НТВ. Страшно, аж жуть.

Руководитель «Божьей воли» Дмитрий Энтео вообще намекает Навальному, что против всяких таких расследований и прочих дачингов – сам автор Библии.

Надо признать, у Энтео сегодня день поудачнее, чем у Навального. Хотя бы в связи с кремлевской новостью, которую излагает, например, Кашин: Вау, Путин предлагает восстановить Чудов и Вознесенский монастыри и открыть Спасские ворота для туристов, круто, при Кожине такого не было. А Дворец съездов, получается, снесут?

Энтео благодарит Всевышнего и полагает, что это его, Энтео, рук дело:

Решение Путина не все находят разумным. Елена Стафьева объясняет Кашину, что история – это такая штука, которую вообще-то не «воссоздают»: Oleg Kashin радуется, что Путин решил восстановить Чудов монастырь в Кремле - круто как, говорит. И объясняет мне, что вот ХСС стоит же - это ж лучше, чем бассейн. И большая часть его комментаторов радуется - здорово, говорят, вот же Коломенское, Иверские, Казанская и пр. Есть, что туристам показать. Восстанавливаем, так сказать, нашу историю после кровавых коммунистов, хорошо как, благолепие. Тока что не пишут "какой молодец Путин!" Это, конечно, паразительно. Насколько же русский блин человек не понимает, что такое история. Что ее невозможно "восстановить", ее можно только сохранить. И вот такое вот к ней отношение - "снесем храм, построим бассейн, а потом снесем бассейн и построим опять храм как был, уворовав по ходу миллиардик" - это самый краеугольный камень новой русской власти, новой России, которую Кашин, экзистенциально тоскующий в Эстонии по потерянной России (и часть его комментаторов), так ненавидит. Мне кажется, на этом глубоком противоречии в сознании русских людей она во много и держится, что-то есть в этом такое глубинное и очень важное. И пока оно есть, все тут, Олег, так и будет - так, как тебе не нравится.

Путин, надо отдать ему должное, не только воссоздает историю, но и сохраняет. На что указывает, например, Антон Красовский: Долгих и Рыжков (не Володя) награждены орденами за заслуги 1 степени. Главной государственной наградой. Долгих. И Рыжков. Спасибо, что живые.

Вопрос «зачем?» президенту России лучше не задавать, потому что, как показывает новейшая история, он не понимает его смысла. Но вопрошающих не остановить. Вот гипотеза о цели восстановления монастырей:

На чуждые логике, чисто эмоциональные мотивы действий российской власти указывает и Михаил Ходорковский в интервью «Дождю», комментируя сегодняшнее решение Европейского суда по правам человека: Российская власть, как мы с вами знаем, ведет себя не прагматично, как положено себя вести власти, а предельно эмоционально. Какие эмоции у них возобладают после этого решения — это, конечно, нужно обращаться к специалистам по эмоциональной сфере человека. Что касается прагматики, то достаточно нелогично и некрасиво смотрелось бы — или будет смотреться — выражение недоверия к этому решению, потому что именно на решение ЕСПЧ буквально день назад опирались российские власти, когда говорили, что, мол, гаагское решение не годится — потому что «Европейские суд на самом деле признал, что налоговые претензии законны». Хотя на самом деле и эта их позиция лукава — ЕСПЧ попросту не рассматривал вопрос налоговых претензий.

О возможности выхода России из Совета Европы, чтобы не исполнять решение ЕСПЧ: Если эмоциональное решение выйти из Совета Европы и, соответственно, из компетенции ЕСПЧ, будет принято, то, скорее всего, это будет сделано через восстановление смертной казни. И боюсь, что наш российский народ, как всегда, радостно поддержит… Господину Путину и его чиновникам надо будет отвлекать внимание наших граждан от происходящего в Украине, а самый лучший вариант для того, чтобы отвлечь внимание — это переключить на что-нибудь другое. Ну а что наши граждане в большинстве любят больше всего? Зрелище, смертную казнь. Мы же не понимаем, что это может коснуться каждого из нас, что по делу того же Чикатило невиновных людей казнили. К сожалению, наша история нас ничему не учит.

И о политических последствиях санкций для России: Вся наша политика — это эмоции одного человека, нашего президента. Вот насколько на его эмоциональную сферу повлияют эти санкции, мне сказать трудно. И поэтому комментировать, как они повлияют на политику, я не могу.

Но эмоции имеются не только у Путина – эмоциональным состоянием российского общества в последние дни интересуются очень многие. Очень широко разошелся по фейсбуку опубликованный на «Снобе» текст Марии Махановой об утонувшем среди бела дня мальчике – утонул он по пьяни среди бела дня, на берегу пруда отдыхала вся округа:

Слово «утонул» не говорили. Говорили «куда-то делся». Но вот же — вся его одежда. И телефон. И подростки из компании уже практически плачут.

Спасатели еще несколько раз обошли пляж. Стали опрашивать, кто, когда и где именно — в какой части озера видел плывущего мальчика. И стали готовить трос: дно будут осматривать водолазы. Все помрачнели.

Вызвали маму «куда-то девшегося», и она приехала. Молодая, загорелая. В сарафане выше колен, с подругой и бутылкой пива в руке. Мама где-то неподалеку отдыхала со своей компанией: все-таки выходной, лето, жара, настроение у нее хорошее.

И вот, собственно, тут начинается история, о которой я хотела рассказать.

Мама не понравилась никому. Вот эти ее колени, этот сарафан. Ну и пиво, конечно. <…>

Все отдыхающие — а ведь выходные у неутонувших продолжались — шашлыки ели, музыка играла, дети лепили куличики, женщины смеялись. Собаки, велосипедисты. Только отошли за огороженную спасателями линию. Так вот, все, кто продолжал отдыхать, отчаянно злословили. Шипели. Бросали косые взгляды. И осуждали. За все. За внешность. За то, что «даже не плачет». За пиво, конечно, за то, что «приперлась спустя два часа», за подругу, за то, что не бегает вокруг пруда, за то, что другая бы знала, где ее сын время проводит.

И вот это был совершенно отдельный, самостоятельный ад.

Серьезно.

Шум-гам, летний день, жара, водолазы разматывают трос, чуть в стороне сидит женщина, сына которой сейчас начнут искать на дне, — и почему-то именно на нее направлен весь гнев.

И ни капли жалости. Ни капли. Ни слова поддержки.

Сила и мощь гнева случайных, совершенно не знакомых с этой женщиной людей впечатлила меня невероятно. <…>

На красивом пруду у меня за домом не отдыхают бесчувственные злодеи. Там просто люди. Самые обычные тетки в панамках, никаких старушек-садисток, просто бабушки. И ситуация эта — «не война». Мир случайных прохожих «не разрушен». Ничто не заставляет их быть жестокими. Просто они такие.

В чем же дело?

Уверена, есть грамотное психологическое объяснение. Что-нибудь из серии «этот случай так напугал всех расслабляющихся, что агрессия стала естественной реакцией...»

В «Новой газете» - как раз интервью психолога Сергея Ениколопова Марине Токаревой: Объяснение очень простое: Я уверен: нельзя быть простым! Года три назад на уровне общества было заявлено: нам нужен сложный человек. Шли дискуссии. Теперь все забыто. Нет поддержки образования, сжимается среда. Когда-то для большого количества моих соотечественников несвобода, давление, цензура были поводом для личного роста, школа не давала широты взглядов — и ты брал ее сам. Недаром Леонид Андреев сказал Горькому: «Знаешь, почему ты так любишь литературу: потому что в гимназии никогда не учился!»

Теперь — штамповка простых взглядов, простых оппозиций, простых истин чревата обрушениями смысла уже в национальных масштабах.

— Сложность или простота ближе природе зла?

— Простота, конечно! Чем человек когнитивно сложнее, тем он менее агрессивен. Штамповка простых людей провоцирует использование насилия. Во всем мире с одной стороны — власть, а с другой — интеллектуалы. Это вечно полярно. Интеллектуалы работают над воспроизводством сложности и сложного человека, они воспитывают себе подобных, а власть упрощает, это в ее природе. К власти у меня меньше всего претензий. А больше к тем, кто должен составлять противоположный полюс. И показывать, что можно жить и быть свободным. Так существовали Мишель Фуко и Пятигорский, так существует Ноам Хомски… Сейчас у нас проигрывает не власть, а тот полюс, который должен нести интеллектуальную ответственность.

Люди сложные в нынешней ситуации окончательно определились с самоидентификацией и считают себя потерянным поколением. Об этом – текст Катерины Гордеевой на «Кольте»: В общем, все более-менее кончилось. Кто-то сдулся и сдался. И немного неловко, что в прошлой жизни мы были друзьями. Кого-то загнали в угол, он уехал. Кого-то не загнали, но он тоже уехал. Кто-то стал героем, осужден, сидит. Кто-то — не стал. Живет, работает, помогает людям (в том числе и героям), рожает и растит детей. То, кем мы были или могли бы быть, то, что мы сделали или могли бы сделать, что мы изменили или могли бы изменить, более-менее уходит в историю. Странное чувство: ты становишься прошлым.

Люди вокруг меня в последние пару-тройку лет часто и отчаянно ностальгировали по утерянной надежде на перемены в стране, потерянным местам работы, исчезнувшей уверенности в том, что дело, которое делаешь, нужное и важное. Иногда ностальгировали коллективно, собирая целые ностальгические застолья и фейсбучные треды: редакция, которую мы потеряли, коллектив, в котором нам больше никогда не работать, команда, без которой нам не жить. Из этого так или иначе сложился образ нашего поколения. Это поколение в нулевые хотело и, наверное, могло бы приблизить свою страну к идеалу, в который верило: гуманизм, просвещение, демократия, рыночная экономика, свобода слова. Хотело, но не приблизило.

Один пылкий юноша, вступающий на днях в яркий период своей телевизионной карьеры, написал тут мне в письме: «Все, о чем вы жалеете и над чем сокрушаетесь, — ужасно смешно и старомодно. Вы хотите оставить мир таким, каким он был при вас. Но вас в нем уже почти нет. Пришли новые времена, и вы им соответствовать не сможете». В известном смысле мы стали анекдотом. Я читала это письмо под музыку из проекта одного из лучших мелодистов страны Олега Нестерова. Проект называется «Из жизни планет». Это музыка к неснятым фильмам шестидесятых.

После чего следует развернутое сравнение поколения нулевых с шестидесятниками и заявление о бессмысленности поколенческого счета и свободе индивидуальной воли. С чего, в общем, можно было и сразу начать, пропустив коллективные сожаления. Но текст оказался созвучным настроениям.

Галина Тимченко: Вот ведь, так вышло, что в моем куске из книжки, которой пока нет, тоже есть "мы проиграли. мы ничего не смогли изменить". Катин текст очень хорош.

Но есть и претензии. Павел Лобков: Вот именно одна из ошибок поколения нулевых-победа нарратива и превращение жизни в набор колонок и инстаграмов

Станислав Львовский: No offence, это всё ужасно правильно звучит, но вообще-то на этом месте должны быть размышления о том, почему и как шестидесятники оказались (довольно редкая штука) поколением, проигравшим всё и дважды. И, опять же, no offence, - не связано ли как-нибудь чувство, что «всё более или менее кончилось» с тем (совершенно мне понятным) почтением, которое автор статьи, - среди многих - испытывает к «этим нескольким тысячам удивительных людей, мечтавших изменить жизнь большинства»?

Дважды, то есть и в шестидесятые, и в девяностые.

15:50 31.7.2014
Ольга Серебряная

Чем закончатся санкции. Три опции Путина. Основной союзник США вне НАТО. Трудящиеся Донбасса

В смысле прогнозов на будущее в сети сегодня день «Слона». Во-первых, Андрей Мовчан рассказывает, какое воздействие окажут на Россию санкции Запада. Начинает он текст с того, что до сих пор все его прогнозы сбывались, так что этому тоже следует верить: Центральных вопросов три. Рынок газа и система принятия глобальных политических решений – центральные вопросы для властей в США. Стабильность собственной власти – центральный вопрос для руководства России. Украина – просто поле для игры, ЕС – арбитр, выдающий приз США в случае успеха, российский народ – арбитр, выдающий приз российской власти, тоже в случае успеха.

Задача властей США – удержать Россию в роли «плохого парня», за счет этого можно получить европейский газовый рынок, отобрав его у России (ну и по ходу еще ряд небольших рынков – сырья, вооружений и пр.), и избавиться от удовольствия слушать Россию в процессе многосторонних международных переговоров. ЕС готов присоединиться к США, но только если это действие получит массовую поддержку европейских избирателей, а значит, и для этого нужно, чтобы Россия была «плохим парнем».

Российская власть попалась на удочку США полгода назад, но, видимо осознав «нежданные» выгоды от сложившейся ситуации, легко разменяла экономические потери на существенный рост популярности внутри страны. Фактически власти США и России сегодня – партнеры по игре, только призы у них разные. Ситуация устраивает вообще всех играющих (не надо думать, что украинская власть – потерпевший: на Украине происходит невозможная до того консолидация населения вокруг Киева; война с Россией даст Киеву возможность списать все неудобства и лишения от назревших экономических реформ, не вызвав «народного гнева», вернее, канализировав его в российскую сторону; наконец, Киев, конечно же, получит существенную финансовую поддержку от ЕС).

Никаких особо жестких санкций для достижения этих трех целей не требуется. Поэтому санкции, по мнению Мовчана, будут «мягкими и пушистыми». Война продлится еще несколько месяцев, российские избиратели будут довольны, что «нас не сломили», Европа продвинется по пути энергетической безопасности, США получат европейские рынки сбыта и жизнь пойдет своим чередом. С одним только «но»: Потом еще года три-четыре Крым будет наш (и деньги в него будут идти, и флот будет стоять в Севастополе в окружении трех членов НАТО и двух его союзников и без каналов снабжения), нефть будет дорогая, экономика – стагнирующая или в рецессии, налоги – растущие, уровень жизни – медленно снижающийся, газопровод в Китай будет строиться, в общем – все будет хорошо. А Европа будет строить разжижающие газ терминалы, снижать долю газа в производстве энергии и готовиться отказаться от российских поставок. А США будут наращивать добычу газа и снижать его себестоимость. А НАТО будет сотрудничать с Украиной и на всякий случай присматриваться к площадкам под Сумами на предмет ракет. А Иран будет постепенно выходить из-под санкций и готовиться наращивать поставки нефти. А Тесла будет строить электрозаправки и совершенствовать машины, и другие автопроизводители (уже получающие от нее ноу-хау бесплатно) начнут программы по переходу на выпуск электромобилей как основной продукции.

Что будет потом, писать не буду. Кому-то это очевидно, а кто-то ни за что мне не поверит. Зачем я все это писал? Ах да, чтобы сказать: никаких катастрофических санкций не будет. Не надо запасать сухари, прятать доллары под подушку, продавать квартиру и бежать. Не в этом году. Лучше подумайте, что делать года через три-четыре.

Александр Филиппов: Складно излагает. Мне такое больше нравится, чем "Путин в панике".

Но в этих актуальных рассуждениях куда-то подевался вопрос о самолете. То есть я понимаю его место в этой системе аргументов, но оттого тем более грустно.

И да, кстати, он, самолет-то, и вообще уже вышел из фокуса. Дешева кровь на червонных полях, и давно ушла в землю.

Не совсем. Вот Глеб Морев пишет из Амстердама: Фасад амстердамского аэропорта завален цветами и детскими игрушками. В память о сбитом авиалайнере. Люди стоят и пишут в книги памяти.

Вообще, тут непросто. Всякий раз, отвечая, что ты из России, сталкиваешься с потухшим взглядом и вежливой кисловатой улыбкой, то ли жалости, то ли сочувствия.

Это очень тяжело.

Во-вторых (возвращаясь к прогнозам «Слона»), Татьяна Становая пытается проанализировать, что по этому поводу думает Путин, есть ли у него план, и насчитывает аж три опции:

Вариант первый, наилучший: «посредник». Эта схема повторяет схему урегулирования грузинского кризиса: нужен новый «Саркози», который предложит Киеву и Москве (причем в данном случае никаких сепаратистов не будет, а будет только Россия, представляющая в определенной степени интересы русскоязычного населения востока Украины) подписать некую бумагу, которую в рамках челночной дипломатии этому посреднику удастся согласовать. <…> Сейчас найти такого отважного будет намного сложнее: Путин для западного мира не только сторона конфликта, но и угроза общеевропейской безопасности.

Вариант второй: мягкий слив. Допустим, Путин хорошо подумал, взвесил все за и против и пришел к выводу, что проиграл. <…> Итог десяти лет борьбы за Украину: мы ее потеряли, цепляясь последними силами за Донецк и Луганск, которые вот-вот будут взяты Нацгвардией. Занесенные на восток носители идей Новороссии: авантюристы, романтики, реконструктуры, ставшие, очевидно неумышленно, террористами в глазах Европы, – не имеют совершенно никакого будущего, и эксперты, журналисты между собой в кабинетах задаются одним и тем же вопросом: что Кремль будет с ними делать потом, если вдруг они вернутся в Россию? <…> Дальше встает лишь один вопрос: как выйти из ситуации, сохранив лицо? Взамен ухода с востока Москва вполне может рассчитывать на то, чтобы договориться о прямых выборах в украинских регионах, гарантиях русского языка, замораживании крымской темы. А еще можно было бы гипотетически допустить право на существование версии о причастности сепаратистов к крушению лайнера. И конечно, после всего этого СМИ будут полоскать Путина за проявленную слабость, за ошибки, за недальновидность и невезение. Но это лучше, чем быть PARIAH, вселенским воплощением зла, правда?

Но есть и третий вариант: «авось рассосется». Путин, вероятно, и допускает определенные компромиссы у себя в голове, допускает возможность сдачи Донбасса, рассуждает, какие сигналы послать, чтобы ослабить санкции (и посылает). И может быть, он уже давно понял, что Украина проиграна, а Запад проявил волю и силу, с которыми нам не тягаться. Но от реальных уступок его удерживает одно простое опасение: проявление слабости повлечет за собой такой соблазн невиданной силы добить Россию, что воздерживаться от него Запад не станет. <…>

Так что же, получается, что выхода нет? Хорошего точно нет. Можно предположить, что Путин постарается уцепиться за любую схему, которая позволила бы ему уйти с востока без отказа от тех принципов, которые им защищались последние месяцы. Ему нужен компромисс, который оставит место хоть минимальной легитимности сепаратистов, гарантирует локализацию ответственности за крушение самолета, позволит хотя бы частично снять санкции.

Александр Морозов: (размышляя над статьей Татьяна Становая).

Если Владимир Владимирович чего-то отчетливого не сделает в ближайшие пару дней, то "опций" у него останется, видимо, две: а) либо Алексей Леонидович летит в Вашингтон, б) либо Вашингтон снимает персональные санкции с Сергея Борисовича.

Глеб Павловский: Александр Морозов, отставка в этой системе исключена. Даже по собств. желанию

Еще два прогноза, прямо не связанные с текстом Татьяны Становой.

Марат Гельман: Надо перестать жить прошлым. Новая действительность наступила и уже практически неважна причинно-следственная связь.

Вот у меня вопрос: как скоро ограничат выезд из страны? По логике они должны это сделать. Мир нам экономическую изоляцию, мы - своим гражданам - гуманитарную.

В МГУ, говорят, уже с третьего курса все студенты знают куда уедут из страны. Я думаю гуманитариям это будет непросто. Но так или иначе те у кого впереди целая жизнь наверняка думают.

То есть это нашему поколению есть смысл пытаться изменить общество в которое мы проросли по самые гланды, а молодежь предпочтет искать подходящие условия жизни и творчества вне.

Все уже случилось, взывать к разуму, аргументировать, критиковать, поздно. Надо заново определяться в жизни и думать о детях.

Екатерина Винокурова: Просто зафиксирую. В последние недели не у меня одной из медиа-сообщества проблемы с темами - не происходит почти ничего, писать есть мало о чем(кроме Украины).

Обычно такое происходит накануне адских катаклизмов.

На самом деле не все так мрачно:

А уж для Украины в смысле ее военного сотрудничества с Западом – так вообще все солнечно, особенно если дипломатические отношения между Россией и Западом продолжат «развиваться» в нынешнем русле. Третий прогноз на «Слоне». Максим Саморуков объясняет, что даст Украине официальный статус союзника США вне НАТО: Еще в мае, когда боевые действия в Донбассе только начинались, в американском конгрессе появился законопроект под названием «Акт о предотвращении российской агрессии». Группа республиканских сенаторов написала план того, как США должны спасти мир от очередной русской угрозы. План получился действительно глобальный: там есть и усиление сотрудничества внутри НАТО, и новые санкции против России, и дополнительная военная помощь странам Восточной Европы, и поддержка российской оппозиции. А один из главных пунктов акта предусматривает предоставление официального статуса основного союзника США вне НАТО Украине, а также Грузии и Молдавии, если те сохранят приверженность демократическим принципам и защите прав человека. <>

Статус основного союзника США вне НАТО и был придуман Вашингтоном в 1989 году, в самом конце холодной войны для того, чтобы упростить себе военное сотрудничество с основными союзниками за пределами Северной Атлантики, но при этом не брать на себя никаких формальных обязательств перед ними. Суть этого статуса сводится к тому, что американское правительство получает возможность снабжать такие страны оружием, военными технологиями и специалистами, предоставлять технику в лизинг и заниматься прочим военным сотрудничеством в упрощенном порядке, не обращая внимания на многие ограничения, содержащиеся в законах, регулирующих американский военный экспорт. Кроме того, компании из страны-союзницы получают право участвовать в тендерах на обслуживание армии США за границей, что недвусмысленно подразумевает появление на территории этих стран американских военных баз. Также там могут появиться военные мобилизационные запасы США: оружие, продовольствие, топливо.

Взамен страна не получает от Вашингтона никаких гарантий помощи и защиты, но зато ей достается красивый титул «основной союзник США вне НАТО». Это не просто вежливая и льстивая фраза на переговорах, а серьезная официальная вещь, подробно зафиксированная в американском законодательстве. Престижа титулу добавляет и то, что дают его американцы далеко не каждому. За 25 лет существования этой нормы статуса основного союзника удостоились всего 15 стран.

Екатерина Шульман: Ну что, в Минске сегодня переговоры в составе Зурабов - Кучма - ОБСЕ, Украина объявила прекращение огня на сутки для доступа к месту крушения самолета, а публика обсуждает статью в Independent с описанием "сделки Путин - Меркель. Почему-то иностранные товарищи называют это "giving in to Russia". На мои-то глаза это скорее givin in to Europe, особенно учитывая, что "признание Крыма" может обозначать что угодно в формате "вежливо промолчим", а вот деньги за газ - это деньги за газ.

В статье Маргареты Пагано излагается «план Меркель», в соответствии с которым Путин прекращает финансовую и прочую поддержку сепаратистов на юго-востоке Украины, а Порошенко взамен дает этим регионам дополнительные права и отказывается от вступления в НАТО. Плюс, Россия подписывает долгий договор с Украиной на поставки газа с фиксированными ценами и выделяет миллиард долларов финансовой помощи. Но у плана есть противники. Переговоры застопорились, и виной тому – как раз самолет: But insiders who are party to the discussions said yesterday that the “German peace plan is still on the table and the only deal around. Negotiations have stalled because of the MH17 disaster but they are expected to restart once the investigation has taken place.”

А вот – чисто для смены точки зрения – занимательное видео из Шахтерска, очень популярное среди украинских пользователей фейсбука:

Дмитрий Богуш: Картина маслом. Безумная лысая обезьяна, получив деньги от точно такого же дурака, насмотревшегося комиксов по Первому каналу, на радостях с воплями и гиканьем начинает хаотичный обстрел из миномета города Шахтерска. Да еще и снимает это на видеокамеру.

На претензии такого рода в России теперь принято отвечать примерно как в этом статусе Дмитрия Зыкова (он реагирует на статью Андрея Перцева о телевозвеличивании Моторолы в России, но с тем же пафосом мог бы ответить и на слова Богуша): Чтобы почувствовать социальный расизм, присущий постсоветским либералам, почитайте колонку Андрея Перцева на "Слоне" про легендарного ополченца Моторолу. Автору очень больно из-за того, что бедные люди без трёх высших образований начинают решать судьбу своей страны. Главный минус Моторолы в том, что он нищеброд. Работал на автомойке, не отличит Мизеса от Хайека. Не является инвестором венчурного фонда, не имеет Шенгена, не знает, что такое смузи и коворкинг.

В устах Андрея Перцева "Добро пожаловать в наш микрорайон" звучит как "Добро пожаловать в Ад!" Бедные люди, работающие на автомойке, должны работать на этой автомойке до конца своих дней. И в этом либеральная публицистика смыкается с публицистикой ненавидимого ими "Спутника и Погрома". В которой слово "трудящийся" используется как ругательное.

В общем, слава труду.

14:19 31.7.2014
Ольга Серебряная

День ЕСПЧ, вечер Бородая. Почти в плену у Безлера. БТРы без номеров

Станислав Яковлев: К недавней полемике об интересном, хотя и недвусмысленно печальном положении Сергея Удальцова.

=

ЕСПЧ единогласно признал целый ряд нарушений прав и свобод Бориса Немцова в связи с его задержанием за предполагаемое неповиновение требованиям сотрудников милиции на Триумфальной площади 31 декабря 2010 года, привлечением к административной ответственности и назначением наказания в виде административного ареста на 15 суток.

Условия содержания Бориса Немцова в отделе милиции, где он провел 40 часов в камере размером 1,5 х 3 метра с бетонным полом, без окон и со скудным освещением, без вентиляции, без туалета, без нар, матраца и какой-либо мебели, не считая скамьи, по мнению ЕСПЧ, свидетельствуют о бесчеловечном и унижающем достоинство обращении в нарушение статьи 3 Конвенции.

Борису Ефимовичу было присуждено 26000 евро в качестве справедливой компенсации морального вреда и 2500 евро в возмещение издержек.

=

"Ох, круто", - сообщает нам твиттер Алексея Навального.

И что нам всем остается, кроме как смиренно и/или восторженно с этой прекрасной характеристикой согласиться.

Анастасия Удальцова: Я правильно понимаю, что мне пора вспомнить математику и умножить 26000 евро на 700? Ну так, примерно... узнать сумму компенсацию Сереге за незаконный срок.

Сергей Белозерский: База данных на http://hudoc.echr.coe.int/sites/rus/Pages/search.aspx... содержит способы разрешения важных вопросов. Использование прецедентов, типа немцовского (и не только, подчёркиваю), способно изменить обстановку. И моральный облик Бориса Ефимовича, равно как и прочие его свойства, можно просто-напросто не принимать во внимание как не имеющие отношения к делу...

Ну и чтобы Россия не расслаблялась, ЕСПЧ продолжил:

С посидеть как раз никаких проблем нет – главное неравнодушие:

Если сегодня – день ЕСПЧ, то вчера в сети начался вечер Бородая, тихо перетекший в сегодняшнее утро его же имени. Началось все с этого твита:

(Сумеречная зона. Через день после того, как я уехал из Донецка, встречаю лидера повстанцев Бородая на веранде Вог кафе в Москве)

Екатерина Шульман: Бородай в Vogue cafe. А чотакова? Лето, солнце, керамзит. И вам, дорогие жители Донецка и пригородов, приятного аппетита и счастливого отдыха.

Михаил Зыгарь: Вы будете смеяться, но я час назад видел Бородая в ресторане Уголек на Большой Никитской. Широко жил партизан Боснюк

Ольга Романова: Вспомнилось: "Из ресторанов в космос не летают". Хум хау, как говорят МГИМО финишд.

Александр Уржанов: Только что видел Бородая в кожно-венерологическом на Амурской

Николай Картозия: Только что видел Рому Супера с Бородаем в "Пропаганде"

Екатерина Шульман: Ведь что так потрясает в этом дефиле Бородая по ресторанам? Не то, что "в окопе надо сидеть, а не по кабакам прохлаждаться". Ссспади, да если бы можно гуманитарной спецмиссией всех этих оглоедов переместить в Вог-кафе и там пожизненно кормить за счет Российской Федерации, и то дешевле бы вышло, и опять же экономия невинных гражданских жизней. Беда в другом. Вот есть человек, находящийся в центре международного вооруженного конфликта. Приехал в столицу одной из воюющих держав, очевидно по какому-то делу, связанному с войной. Руки по локоть в крови, с какой стороны не погляди. Явно много всего интересного знает. По идее он должен сидеть в подвалах Лубянки, или, еще лучше, в Лесу или на крайний случай в одном из корпусов АП, и там его пусть поят, кормят и девок подвозят. Вместо этого он бродит по центру Москвы и мозолит глаза публике. А если его встретит какой-нибудь экзальтированный украинец и зарежет? А если американский шпион плюнет в него отравленной иглой и унесет в мешке на территорию посольства? А если он напьется и начнет болтать, а враги запишут его на камеру? Вот этот дилетантизм и незамутненность - они больше всего пугают. Возникает подозрение, что нет ни у кого никаких планов, и пусты подвалы Лубянки, высох наш Лес и никто не дает никому никаких указаний, но некоторым мерещится, что указания даны, причем каждому мерещится свое. А главный думает о том, о чем он всегда думает - ручки-то вот они, чур-чура, я в домике, кто бы куда не спрятался, я не виноват.

Пока Бородай обедал во всех ресторанах Москвы и ближнего зарубежья, Екатерина Сергацкова сидел на балконе в Донецке: Сижу я на балкончике в городке Донецке, курю и даже пью вино. Изредка с окраин доносится стрельба и раскаты Града. Где-то сварятся собаки. В домах почти нет освещенных окон, а в моем подъезде уже не живет никто, кроме меня. Иногда слышно, как с визгом проносятся машины. Слышно даже, что они мчатся без номеров и с аварийками - так делают только ДНРовцы и ребята, которые им с радостью подражают.

Сегодня впервые за долгое время увидела голубей. Курлыкали на соседнем вымершем балконе. А казалось, что отсюда уже все улетели.

Сижу и думаю, как было бы здорово сейчас здесь увидеть друзей и родных, болтать с ними беззаботно о чем угодно. Давно не думала о чем-то, не касающемся войны. Как было бы здорово собраться именно здесь, в Донецке, когда все закончится.

Для меня восток Украины сейчас сродни чистилищу. Личное такое чистилище, в котором почему-то важно отбыть. Говорить с людьми, слушать их нескладные и абсурдные идеи, которые диким образом воплощаются в жизнь прямо на глазах. Ходить по тем же улицам, по которым ходят несчастные, что оказались в заложниках у этой истории. Есть ту же пищу, что и они. Вздрагивать от тех же звуков. Кажется важным через это пройти, чтобы понять, как работают механизмы самого хитрого, жестокого и абсурдного противостояния в новейшей мировой истории. Как ломается психика и меняется сознание. Важно прощупать это своей головой. И рассказать потом, чтобы кто-то другой прочувствовал, как это бывает, когда большая политика заходит в маленький дом.

В «Русском репортере» - большой текст Марины Ахмедовой, которой удалось повстречать в Донецкой и Луганской областях некоторых ключевых полевых командиров, включая Стрелкова, чуть было не попасть в плен к Безлеру, дважды попасть под обстрел Градов, увидеть пленных украинских офицеров. Вот эпизод почти попадания в плен к Безлеру:

Штаб ополчения Горловки. Темные диваны стоят лицом к столу. Сзади – лестничный пролет. На ступеньках сидят двое в камуфляже. Еще несколько – у противоположного окна. На одной стене – написанный краской портрет Ленина. На другой – Высоцкого с подписью: «Вор должен сидеть в тюрьме». На столе – телевизор и фигурка рыбы, выложенная монетами. В кресле сидит молодой ополченец с рыжей бородой. Он представляется Шаманом. Рыбка – его рук дело.

- Вы не могли бы навести порчу на Порошенко, - обращается он ко мне, едва я успеваю появиться в холле. – Я по вашим глазам вижу, что вы можете.

Он убегает наверх и быстро возвращается с фотографией, переснятой с какой-то уличной картинки – тени людей, протягивая вверх слабые руки, пытаются выбраться из темной бездны, которая – ад. На обратной стороне он подписывает ее – «От Шамана – Марине». Ставит число. Передает мне.

Появляется Игорь Безлер. Проходит по коридору. Останавливается. У него приспущенные уголки глаз. Рыжие усы закрывают верхнюю губу. В холле становится холодно. Бойцы затихают. Он оглядывает нашу компанию, приподняв подбородок, словно учуивая, чем от нас пахнет. От самого Безлера пахнет холодной яростью.

- Отведите ее пока к пленным, - бросает он.

Спускаемся по холодной лестнице, проходим по узкому коридору, заставленному стеной мешков с песком. У стены стоит фотография погибшего. Дальше коридор открывается узкими комнатами. Мы входим в одну из них. Тут две кровати и два матраса, лежащих на полу. Высокая тумба, на которой стоит телевизор. На одной кровати сидят мужчина и женщина лет тридцати. На другой – двое мужчин средних лет. Еще один – молодой с землистого цвета кожей и тусклыми глазами – скрючился на полу, прислонившись спиной к стене. При нашем появлении они едва заметно вскидываются.

Шаман садится на стул посередине и кладет автомат на колени. Мы с женщиной обмениваемся тревожными взглядами. Я сажусь между ней и мужчиной. Он – военнопленный, Роман Засуха. Она – его жена, которой Игорь Безлер разрешил находится в плену вместе с мужем. Один из тех, кто сидит на противоположной кровати – местный журналист грузинского происхождения, второй – седой одутловатый человек – швед, взятый ополчением в плен где-то неподалеку. Он сидит разглядывая свои отечные голые ступни.

- Зачем вы сюда приехали? – спрашиваю шведа на английском, и Шаман недовольно ведет ухом в мою сторону.

- Это секрет, - отвечает швед. – Я пока не могу сказать.

Далее следует рассказ, как Безлер, заметив у Ахметовой диктофон, грозится ее убить, но потом все как-то обходится. Подтверждение этого эпизода – в тексте Шона Уолкера на «Гардиан». Он тоже там присутствовал.

В связи с чем ощущается общая потребность предъявить моральную позицию. Что и делает Александр Тимофеевский: "Чума на оба ваши дома" - самая вялая и бескрылая позиция. Но что поделать, если тут кровавые робингуды, прискакавшие на Донбасс из октября 1993 года, а там киевская АТО, которая никак не может с ними справиться, зато утюжит почем зря стариков и детей. Каждый раз, когда я такое пишу, в меня летят говна куски с обеих сторон, никак не могущих поверить, что они могут быть одинаково отвратительны. Но утешусь тем, что я никого не звал воевать, ни прямо, ни косвенно, а значит, ни один дурак, вдохновленный моей писаниной, не бросил близких, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать, и гроб с ним, пришедший на родину, не на моей совести. У вялости и бескрылости есть свои преимущества, согласитесь.

Но, кажется, ростовчане предъявили моральную позицию посильнее:

Загрузить еще

XS
SM
MD
LG