Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Даже в СССР можно было местами и временами существовать, - первое письмо. - А вот можно ли нормальному человеку выжить в станице Кущёвской? Убери продажную полицию, вороватую администрацию и разбойную охранку - пойдут людоедские эксцессы и даже скандал поднять будет некому. И семью убьют, и посёлок вырежут. В глубине души вы не можете не понимать, что такому разнузданному населению нельзя давать свободу. Вымерли избиратели 3юганова, вымрут - Путина и Собянина, но останутся избиратели цапков», - уверен автор письма. Избиратели цапков сами говорят, что им нельзя давать свободу, и этот их разговор длится лет двести, и ведут его не только тёмные и лихие люди, но и самые основательные, положительные, иногда даже хочется согласиться с ними, как будто от твоего согласия что-то зависит. Никто никому свободы никогда не давал, не даёт и не даст – люди её берут, а кто думает, что даёт, да, только под давлением жизни.

Письмо из Одессы: «У меня много знакомых и родственников, кто винит в происходящем исключительно Майдан. На мои аргументы не обращают внимания. Путина обожествляют. Для них кругом фашисты и бандеровцы, а власть продалась Западу и Америке. Я, убедившись, что их не переубедить, стал относиться к ним, как врач к тяжело больному пациенту. Мне даже их стало жалко. Хвора людына обычно вызывает жалость. Это уже просто диагноз, такие последствия зомбоящика. Юрий. Одесса».

Жалко, Юрий, что вы поставили точку на самом интересном месте. Почему на вас не действует зомбоящик? На них действует, а на вас – нет. Вот главный вопрос. Почему на одних действует, а на других не действует? Люди разные – это слишком общий ответ. «Российская пропаганда, - следующее письмо, - доходит до абсурда, приписывая украинцам всевозможные зверства. Но русские пропагандисты, Анатолий Иванович, ведь копируют своих западных коллег! В английском языке даже есть термин: Atrocity propaganda - «враждебная пропаганда». В семнадцатом веке в Лондоне публиковались рисунки, на которых ирландские католики вспарывали животы беременным протестанткам. Во время Первой мировой войны в Англии писали о том, как немецкие солдаты насилуют монахинь, накалывают младенцев на штыки. В семнадцатом году газета «Таймс» опубликовала статью о немецком заводе по производству глицерина из человеческих трупов. Подчеркиваю, - продолжает автор, - речь идет не о Второй мировой войне, а о Первой, во время которой немецкие войска вели себя вполне корректно (хотя, разумеется, эксцессы случались, как на любой войне). Подавляющее большинство сообщений о «зверствах» были чистым вымыслом. Западная пресса обвиняла СССР в использовании в Афганистане мин, замаскированных под детские игрушки. Это были противопехотные мины с корпусом, напоминавшим бабочку. Дети действительно иногда принимали их за игрушки, однако, дизайн был скопирован с американской мины, использовавшейся во Вьетнаме, и обусловлен аэродинамическими соображениями. В девяностом году публиковались рассказы кувейтской девушки, «лично наблюдавшей зверства иракских солдат». Впоследствии выяснилось, что девушка была жившей в США дочерью кувейтского посла. Последний пример: в одиннадцатом году западные СМИ на полном серьезе писали о головорезах Каддафи, которым выдавали «Виагру», чтобы они могли изнасиловать как можно больше женщин. Естественно, страшилки оказались придуманными», - говорится в письме. Показательно, что это всё вспомнилось автору в связи с российской пропагандой, которой заменяют освещение событий в Украине. Это действительно не освещение событий, а пропаганда, какой она бывает, когда страна находится в состоянии войны. Если вернуться к истории, то надо сказать, что пресса на нашей планете почти сразу, уже при своём возникновении, разделилась на серьёзную и легкомысленную, ответственную, уважающую читателя, и низкопробную, потакающую дурным вкусам и низким понятиям, живущую сенсацией, и почти сразу же проявилось особое направление в журналистике – патриотическое, в котором, опять же, обозначились два подхода: казённый, государственно-бюрократический, и простонародный, площадной, базарный, и всё это пошло переплетаться, смешиваться, и так - до сих пор.

«Все утверждения Кремля об Украине и украинцах, - пишет Владимир Яськов, - это злобные измышления. В интернете постоянно разоблачается российская лжа, и невозможно найти примеров разоблачения пропагандистской лжи Украины. Почему бы это? Потому что её нет. Мы лгать, а тем более повторять ложь не собираемся. Надо чаще задавать русским врагам Украины (а других у неё нет, вот почему?) одни и те же вопросы. Все знают и эти вопросы, и ответы. Ограничусь одним: как можно называть украинцев фашистами, если агрессию России поддержали только десять стран и каких! Белоруссия, Боливия, Куба, Северная Корея, Никарагуа, Судан, Сирия, Венесуэла, Зимбабве и примкнувшая к ним Армения. Из них в восьми совершают страшные преступления против собственных народов тоталитарные режимы. Путина поддержали только крайне правые партии Европы вроде французского Народного фронта. Их правильно будет назвать партиями человеческого мусора», – говорится в письме. Это обстоятельство если и может смутить кого-то из числа сторонников Путина в России, то горстку самых подкованных. Они не ожидали, что Россия заслужит таких похвал - мусорных похвал. Они понимают разницу между Америкой и Северной Кореей. Они видят, чем это всё уже обернулось. Они знают, в чём выход, но боятся о нём думать. Остальные вам невозмутимо скажут, что западные народы просто пока не разобрались, за кем правда, они, мол, сбиты с толку антирусской пропагандой, но это пройдёт. Среди путинцев есть и мнение, что России просто не повезло. Сил у нас, говорят, не хватило. Не ума, а сил, недорассчитали.

«Уважаемый Анатолий Иванович! – следующее письмо. - Очень кратко сообщаю о крымских настроениях. Молодой предприниматель говорит: дождусь осени, сколочу компанию друзей и начнем ходить по городу, вылавливать и лупить этих недоумков-пенсионеров, благодаря которым мы тут оказались в такой попе! Как вы понимаете, он употребляет более серьёзное слово, чем «лупить» и «попа». Второе ещё интереснее. Крымчан бесят появившиеся недавно объявления о вакансиях в Калужской, Орловской, Воронежской областях. «Хотят, сволочи, нас выманить «с Крыму», а заместо нас свои задницы в Крыму поместить! В этом случае тоже вместо «задниц» употребляется более популярное слово. На этом заканчиваю своё сообщение, потому что жизнь продолжается, если её можно так назвать, и надо в ней участвовать. По роду занятий я мелкий буржуа, то есть, торговец. Олег». Спасибо, Олег! Один ваш единомышленник и тоже мелкий буржуа предвидит, что в ближайшее время в Крыму появятся, если ещё не появились, объявления о свободных рабочих местах не только в центре России, но и в Игарке, Котласе, на Новой Земле, не говоря уже о Магадане. Для него, по его словам, само собою разумеется – и в Калмыкии, чьи степи, мол, желающим смогут напоминать север Крыма. Я понимаю этого шутника, но пойму и человека, который с рождения живёт в той же, к примеру, Игарке и которого калачом не заманишь в Крым. Каждому кулику – своё болото. И вот что ещё очень кратко. Если бы в Севастополе и в целом в Крыму было сегодня так хорошо, как лучше некуда, всё равно люди уже начинали бы скучать по былому. Придёт время - услышим такие сказки о славном украинском прошлом Крыма, что дух захватит, причём, от тех самых жителей, которые вчера приветствовали зелёных человечков.

Следующее письмо: «Слушаю ваши передачи и сопоставляю свой пульс. Плесень разрушает древесину, а грибок наживы – основы государства. После войны страна в едином порыве восстановила экономику, возвратила культуру. Сегодня утрачено единство нации, и его не возродить. Родовитость у всех народов выращивалась многими поколениями. Она придавала не только красоту тела и лица. Больше всего ценилась высокая нравственность и культура. Вероисповедание значения не имело. РФ уже не резвый конь, а старый, измученный жизнью осёл. Выделяются внуки и правнуки вертухаев и цэковских родителей. Им отданы самые тёплые и сытые места. Особо приласканы служаки КГБ. Граждане устали от заклинаний о величии России. ТВ не заставит нас наслаждаться праздником казнокрадства». Как этот слушатель, говорят многие – про грибок наживы, только имеют в виду не государство, тем более, не его основы, а людей, общество, нередко – всё человечество, как принято с незапамятных времён. Ни за что так не порицали, да и не порицают, человечество известные и безвестные его учителя и наставники, как за стяжательство. Что касается современной России, то, если посмотреть на большинство населения, скорее можно говорить о грибке не наживы, а иждивенчества. Наживой озабочена всё ещё очень малая часть населения. Основная масса – это всё ещё бюджетники, как их называют. Это получатели государственных зарплат, пенсий и пособий. Правительство боится их, как огня, и всячески ублажает. Вообще, пульс этого слушателя весьма любопытен. После войны, говорит, страна в едином порыве восстановила экономику. Не было единого порыва, не было и в помине. Жестокое всеохватное принуждение – это было. Грабёж населения государством во вред той самой экономике – это было. А что могут означать слова: «страна возвратила культуру», да ещё «в едином порыве»? Что, за время войны она где-то потеряла культуру, так что пришлось её возвращать? Как до войны в культуре преобладала советская халтура, так и после войны, как до войны вытаптывалось всё живое в ней, так и после войны, как до войны мастеров культуры держали в постоянном страхе и унижении, так и после войны. Такое вот сочетание несочетаемых вещей в одной голове. Человек славит советское прошлое, но клеймит тех, на ком оно держалось: партийно-советских служащих, чекистов - за то клеймит, что они и сейчас не бедствуют, что хорошо устроены их дети и внуки.

О них, кстати, следующее письмо: «Недавно вы подняли тему мажоров, назвав их уголовным словом додики, что значит юные фраера. Мажорами в позднем социализме называли деток советской знати: дипломатов, партократов, академиков, министров, генералов, богемы. Это детки эпохи сытости, образованности, отсутствия больших войн. Золотая молодёжь - так говорили раньше. На телевидении, например, их множество, сверху донизу. Не сидевшие, они любят блатную романтику, не служившие, мнят себя милитаристами, воспитанные на советской и русской культуре, далеко не всегда низкопробной, обожают самый ядовитый масскульт. Они могут быть как демшизой, так и радикальныими националистами. Легко меняют окраску. Их объединяет ненависть к подлинной культуре. Этим они похожи на тупых зверьков, как называют в милиции малолетних хулиганов. Умствующие, знающие иностранные языки, имеющие много информации, получившие дипломы и степени. Беснуются, выпендриваются. А почему? Потому что они - зверьки, а на свет появились в образе людей. Этот казус их тяготит, и тем больше, чем данная особь образованнее. Если верить в реинкарнацию, они родились в образе людей то ли по ошибке, то ли авансом. Но аванс этот не оправдывают. И мучаются. В следующей жизни родятся с хвостами, и будет им опять легко», - такую сатиру предлагает нам господин Безобразов. В позднее советское время в ходу было странное для того общества слово: бездуховность. Молодёжь, мол, растёт бездуховная, для неё нет ничего святого. Им, этим додикам и мажорам, кремлёвским и околокремлёвским, им самим от себя плохо. Не случайно недавно был слух, что один из главных мажоров пустил себе пулю в лоб, да не совсем удачно.

«Пытаюсь снова и снова совместить цели и средства, - пишет господин Кокарев, - примирить непримиримое. Понимаю, что и Крым и Юго-Восток - русские, что надо их вернуть особенно в случае устремление независимой Украины в НАТО. Но, Господи, не так же, не так же!!! – три восклицательных знака. - Ведь за разжигание межнациональной розни и ненависти в самой темной глубине этнического сознания виновных самих на виселицу!!», - два восклицательных знака. Вот как мучается человек… Ему кажется, что можно было бы управиться не так грубо. А если нельзя не грубо? Вот нельзя – и всё. Такого вопроса он себе не задаёт. Робеет, думаю. Потому что или-или. Или становись сволочью, которую сам только что приговорил к виселице, или признай, что раз чего-то нельзя добиться без сволочизма, значит это заведомо что-то нехорошее. Под конец совка умами многих приличных людей владел социализм с человеческим лицом. Сегодня умами многих тоже приличных людей владеет русский национализм с человеческим лицом. Часто это одни и те же люди. В своё время им пришлось пережить в себе кризис социализма с человеческим лицом. Теперь, как видим, они переживают в себе кризис национализма с человеческим лицом. Куда они выйдут из этого кризиса? Пока не видно, куда.

Тысячи и тысячи, если не миллионы, людей сейчас сражаются друг с другом одни – за Украину, другие – против Украины. Брат идёт на брата, сын - на отца, жена - на мужа. Разрушаются семьи, многолентние дружбы, электронная почта гудит и воет от перегрузок. Кто против Украины, говорит словами русского зомбоящика, не замечая этого, ибо говорит со всей силой личного убеждения. Подтверждается то, что обнаружилось с самого начала, а теоретически было ясно и до всякого начала, наука с этим неплохо разобралась давно: зомбоящик не испортил мозги миллионов – он угадал их направленность. Он говорит то, что им хочется и всегда хотелось слышать.

Правда, Дмитрий Воробьёвский из Воронежа решительно не согласен с мнением и сообщениями социологов, что подавляющее большинство жителей России поддерживают украинское направление внешней политики российского руководства. «Мои наблюдения, - пишет он, - вовсе не подтверждают таких настроений большинства. Российские опросы не заслуживают никакого доверия. Судя по всему, они фальсифицируются примерно в таких же масштабах, как и любые выборы. Но даже если предположить, что какой-то из этих опросов каким-то чудом прошёл без прямых фальсификаций, то совсем нетрудно догадаться, что в нынешних условиях огромная часть россиян (особенно - пожилые) просто опасаются искренне отвечать на политические вопросы незнакомых людей, да ещё часто по телефону. У меня складывается впечатление, что вы, уважаемый Анатолий Иванович, слишком часто смотрите российское телевидение. На самом деле с российским народом, слава Богу, не совсем так, как нам показывают. Иначе зачем бы правителям требовалось фальсифицировать всё и вся из года в год?», - пишет господин Воробьёвский.

Так-то оно так, Дмитрий, но всё-таки более чем достаточно таких, о которых не скажешь, что с ними всё в порядке. Вот читаю: «А.Стреляный, вы человек или нет???????, - семь вопросительных знаков. - У вас есть совесть или ее нет???????, - тоже семь вопросительных знаков. - Вы двадцять три года, как я помню, вели свои беседы, приветствовали те идеи и тех людей, которые победили сегодня в Киеве и там правят. Таким образом, вы несете хотя бы моральную ответственность за происходящую войну. У вас есть совесть??????, - шесть вопросительных знаков. - Вы со своими писаниями и разговорами на тему правого уклона и правого экстремизма привели к гражданской войне на Украине». Читаю это и только головой трясу: никогда ничего я не говорил ни о правом уклоне, ни о правом экстремизме, но ведь что-то человек имеет в виду, когда это пишет, что-то ему на сей счет ясно, как Божий день. Читаю дальше: «Вы понимаете, что вы натворили?????, - пять вопросительных знаков. - На ваших руках кровь, вы звали страну к войне, и вот война пришла. А тепер вы продолжаете свои право-фундаменталистские писания. Ругаете Карла Маркса или вот СССР. У вас есть совесть????, - четыре вопросительных знака. - Как вам спится????, - четыре вопросительных знака. - Не мучает совесть???, - три вопросительных знака. - Как кушается????, - четыре вопросительных знака. – Аппетит не портит вид голодающих и умирающих от жажды людей на Украине?????, - пять вопросительных знаков. – До чего вы дошли????, - четыре вопросительных знака. – До чего вы дошли со своим правым фундаменталізмом и украинским национализмом??????, - шесть вопросительных знаков. - На Украине цветёт бандеровщина. Тоже будет отрицать???, - три вопросительных знака. - На Украине бандеровцы убивают людей. Тоже будете отрицать???, - три вопросительных знака. - Вы потеряли совесть. Смею вас огорчить, никаких особых споров, а тем более драк по поводу Украины в России нету. Все жалеют беженцев и ругают фашизм.

Юрий Бадин». О себе он пишет, что трудится в отраслевой науке, в какой – не сообщает. Женат. «Жена вообще меня поругивала вплоть до самой кровавой заварухи на Украине. Чего, мол, ты смотришь и смотришь новости там, где про Украину? Мол, сами разберутся. Но сейчас только и услышишь от нее, фашизм, фашизм, фашизм... Кто бы мог подумать!". Так высказывается супруга господина Бадина, который надеется, что я найду в себе силы отшатнуться от зла к добру.

Вот любопытное письмишко из той среды, к которой принадлежит этот слушатель: «Мой друг, доцент одного из российских университетов, прислал мне полученное им письмо от руководства. Оказывается, это система. Так вот, в письме без спасибо, без сожалений и всяких слов, принятых в цивилизованном мире (как-никак, он проработал больше тридцати лет) переходят прямо к делу. В связи с изменением структуры, ваша должность сокращена. Но что дальше? Предлагаем следующие должности: повар пятого разряда, повар четвёртого разряда и далее аналогично. Все очень искренне», - говорится в письме. В таких университетских порядках в России есть некоторая сермяга, будем откровенны. Немалая часть этих университетов не тянут и на хорошую среднюю школу. Там не все доценты знают, что они преподают, а студенты – на каких факультетах учатся. Очень часто тридцатилетний профессорский стаж означает, что человека надо не поощрять – например, пенсией или должностью курьера, если потянет, а штрафовать: пусть ежемесячно до конца дней что-то вносит в казну во искупление впустую прожитой профессиональной жизни. Это вы услышите в откровенном разговоре с любым сотрудником любого российского вуза. Вот и не церемонятся друг с другом ни при зачислении на службу, ни при увольнении. Не видят оснований ни для уважении, ни для самоуважения. То же самое в НИИ. Очень многие из них остаются советскими заповедниками бездельников и халтурщиков. Не забуду, как один мой знакомый рассказывал про свою жизнь в таком заведении. «Я же ничего не делал. Я же ничего не делал сорок лет! Мой рабочий день состоял из питья кофе, трёпа в курилке и отлучек с девками на квартирку, которую мы с друзьями специально для этого снимали поблизости. И так – все, на всех семи этажах нашего, с позволения сказать, научно-исследовательского института. Сорок лет, Толя, сорок лет!». Вот так, только на краю могилы, он осознал, какой пустой и, в сущности, подлой была его жизнь. Доктор наук, заслуженный деятель и прочее, а в действительности – халтурщик, жулик, пустое место.

Одна женщина, между тем, пишет: «Вас Анатолий Иванович, сейчас так много людей проклинают, что это может вредно отразиться на состоянии вашего здоровья, потому я для нейтрализации этого воздействия молюсь за вас». Спасибо, дорогая, только я вот думаю, каковы последствия могут быть от столкновении проклятий и молитв над нашими бедными головами, я имею в виду моих коллег. У этого всего религиозные корни. Это всё из тех времён, когда вопрос: «Како веруешь?», обращённый к незнакомому человеку, означал не просто интерес к его вере, а предварял решение, что с ним делать: резать сразу или чуток погодить – может быть, ещё передумает верить не так, как ты, и тогда вместе пойдём резать кого-нибудь третього, который скажет, что верит не тако, как мы, а как-то иначе.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG