Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мрачное, лютое время. "Над Краснодоном сбили грача". Сепаратизм, художественный и политический. Тимченко говорит

Лайвблог о дискуссиях в сети


Украинская армия на подступах к Донецку

Украинская армия на подступах к Донецку

19:31 4.8.2014
Ольга Серебряная

Кто пойдет на Дачинг#3. «Мрачное, лютое время». Бурбон, «Добролет» и Слава КНДР. Сокрытие двойного гражданства. «Монастыри в Кремле - это костер в ночи»

Ненормально. Но эта ненормальность является, к сожалению, российской реальностью. Наиболее исчерпывающим описанием вчерашнего дачинга и его разгрома является пост Дениса Лебедева: Скажу сразу, что это был какой-то адский беспредел. У меня сломана нога, украден iPhone, украдена и разбита зеркальная камера. Полиция фактически руководила охранниками, избивавшими активистов и отбиравшими их личные вещи! <>

Около двух часов дня мы миновали все посты ДПС, через которые не смогла прорваться большая часть наших соратников и подъехали к КПП со шлагбаумом возле деревни Акулинино. За шлагбаумом четко виднелся автозак и мы решили чуть-чуть отъехать, припарковашись на обочине дороги. В нашу сторону двинулись три человека спортивного телосложения в толстовках с капюшонами. У меня на шее висела зеркальная фотокамера, которую они срузу же начали срывать. Я попытался оказать сопротивление, но тут же получил мощный удар в висок и упал в придорожный овраг. Через несколько секунд камеру несколькими ударами расколотили об асфальт. Соратникам тоже досталось. Всех избили, у многих отобрали личные вещи, в основном сотовые телефоны. Многие из них позже попросили не упоминать их имен, так что далее я не стану этого делать.

Следом за тремя отморозками подошел их "шеф" и начал нам рассказывать, что мы - никто, а в следующий раз отсюда живыми не уедем.

После непродолжительной лекции нам дали сесть в машину и уехать.

Отъехав на пару километров мы увидели других активистов и остановились.

Дальше идет подробное описание показанного на этом видео:

Выводы можно делать теоретические, как у Александра Рыклина: Понятно, какой нас ждет "формат общения" с представителями власти...

Или прагматические, как у Навального: Лично я считаю, что надо организовать ещё один поход в Акулинино. #дачинг - 3

Только собрать народу пару сотен человек, взять с собой несколько адвокатов, больше видеокамер, больше журналистов, больше видеорегистраторов, депутатов ГД (Дмитрий Гудков уже согласился), правозащитников.

Такой компанией спокойно, организовано, без нарушения порядка пройтись по родному Подмосковью, где каждый гражданин РФ имеет право ходить по дорогам и тропинкам.

В этот раз мы этим не озаботились, так как после скандалов с «Соснами» всем казалось, что так глупо власть вести себя не будет.

Жизнь показала, что это было наивное предположение.

Но продолжать активную гражданскую борьбу все труднее и труднее:

По судам ходить тоже приходится все чаще и чаще:

Надя Толокно, которая прошла и через абсурдные суды, и через зону, пишет сегодня вот что: Во мне что-то умерло за эти три года с конца 2011-го, когда мы создавали pussyriot и были уверены, что несколько маленьких и глупых, но очень убежденных и вдохновленных людей смогут повлиять на что-то большое, смогут как-то помочь остановить наступление авторитаризма в России. Мы ведь в то время действительно были очень чистыми, мы горели и просто на физическом уровне чувствовали, что мы не можем позволить себе не вмешаться в "выборный" цикл 2011-2012 (хотя мы и отлично осознавали, что мало смыслим в политике и элементарно неопытны).

С тех пор изменилось многое: мы узнали российские суды и тюрьмы изнутри, а страна окунулась в мрачное, лютое время, сжирающее нас всех изнутри. С каждым днем, проведенным с нашим государством, в силу одного лишь чистого сердца и горящего взгляда верится все меньше.

Поэтому я мало комментирую происходящее сегодня. Я не верю в то, что моя искренность сможет сделать из людоедов вегетарианцев. Поэтому я занимаюсь тем малым, чем я занимаюсь сегодня - передачей книг на зоны, подбором адвокатов для наших подопечных заключенных, сутками вникаю в тонкости применения Трудового кодекса РФ в колониях.

Нужен аппарат, социальные институты, мощнейшие аналитические умы и механизмы, чтобы вытащить нас всех из той задницы, в которую все стремительно скатывается.

И не спрашивайте меня, могу ли я доказать, что упомянутая мной выше задница - это именно задница, а не, скажем, Канарские острова. Я так чувствую. И точка.

Переживание «мрачного, лютого времени» особенно обострилось после самолета. Роман Лейбов размышляет о восприятии этой трагедии в российском обществе: Думаю, поддержка решения проблемы южнокорейского «Боинга» в свое время была не ниже, чем теперь была бы поддержка уничтожения малазийского (если бы по телевизору вдруг решили представить это дело таким образом).

На самом деле, конечно, интереснее всего в этой истории пластичность граждан. До каких пределов можно тасовать Остазию с Океанией?

Но это вопрос, конечно, скорее теоретический, а практически важнее всего перестать делать вид, что телезрители ни за что не отвечают и не должны пострадать от санкций и прочих недружественных действий.

Отвечают и должны. (В одной радиопередаче ведущая и ее гости наперебой выкрикивали: «Да и кто хочет санкций? Никто не хочет санкций!» Это неправда, я знаю многих граждан России, которые именно что хотят.)

Да, попутно (и в первую очередь) пострадают нетелезрители. Это очень грустно, и нету в том никакого геройства, как нет геройства в покупке билета на модный лайнер в подарок любимым родителям на новый 1912 год, например.

Обсуждение санкций тоже связано с самолетами. Имеется в виду, конечно, летавший в Крым лоукостер «Добролет»:

И слухи, слухи – прямо как в каком-нибудь семьдесят-затертом году. Слава Рабинович: Получил такой месседж через Скайп от одного профильного эксперта. Боюсь, что это может быть правдой...

Цитата: "Слава, касательно авиакомпаний. Сейчас серьезно обсуждается отказ от использования российских транзитных коридоров, сборы от пролеты через которые собирает именно Аэрофлот. Арабы уже подключились и готовы обеспечить безопасный пролет через хаб Дубай и далее над Южной Азией. Будет дольше, но дешевле, а значит экономически сбалансированно. Отказ от транзита таким образом может стать санкцией против Аэрофлота. Сейчас вообще недооценивают участие стран ОПЕК в окружении России флажками. А зря."

Все это сопровождается новым явлением предперестроечных фантомов: очередей, недоступности импортного алкоголя, детской дипломатии.

Илья Красильщик: Государство десятилетиями пытается как-то объединить народные массы: гимн, Крым, ленточки там всякие. А ведь все гораздо проще — надо у всего населения эвакуировать машины. Такого народного единения, как в очереди за собственной машиной, я еще не встречал

Демьян Кудрявцев: Роспотребнадзор готовится запретить Бурбон. Я знаю, кого обидит он. Из моих знакомых - Андрея Витальевича Васильева, бывшего главреда Ъ, только он пьет этот ужас в количествах, влияющих на импорт.

То есть Катя Лычева дней нынешних, как верно заметил Иван Давыдов, «едет в КНДР, а не в американскую гниль». Текст Людмилы Алексеевой в «Аргументах и фактах» тоже феерический. Вот она пересказывает слова «самой сильной девочки планеты» Марьяны Наумовой: Сам Пхеньян — современный, высотный, монументальный. В центре города Марьяна с папой внезапно увидели настоящие лачуги, которые на фоне высоток смотрелись совсем чужими. Местные жители сказали, что там живут в основном старики, которые привыкли жить ближе к земле и не хотели переезжать в многоэтажки. Они обратились к своему вождю — и он разрешил им остаться в своих домах. Так в Пхеньяне образовался этот памятник прежнему укладу.

Семен Файбисович: Понятия не имею, что такое "пауэрлифтинг", но что такое бред, безумие - в данном случае нимфеточного рода в характерной подаче вконец охреневших русских СМИ - в очередной раз явлено со страшной силой.

Вот уже и Леннон стал некомильфо:

Наконец, еще одна примета подзабытой доперестроечной реальности – сложности с выездом. Или мнимые сложности. Вступивший сегодня в силу «закон о сокрытии двойного гражданства», предусматривающий административную и уголовную ответственность, комментирует Антон Носик: Теоретически, закон прямым текстом возлагает на Правительство Российской Федерации и "уполномоченный орган", т.е. ФМС, обязанность выработать и внедрить некую процедуру уведомления, которая позволила бы гражданам «не скрывать» свой второй паспорт в установленном порядке.

На практике и правительство, и ФМС свои обязанности тупо саботируют. На сегодняшний день у ФМС не существует ни реестра, куда такие данные могли бы вноситься, ни формы, которую гражданин мог бы заполнить, чтобы избежать суровой кары, ни окошечка, куда бы заявитель мог бы эту самую форму засунуть в урочные часы. То есть никакого установленного порядка попросту нет. ФМС кивает на правительство, правительство безмолвствует. Часики, меж тем, тикают. Уведомление по несуществующей форме гражданин, желающий избежать наказания, обязан подать в течение 60 дней с момента приобретения иного гражданства. То есть, в моём случае, не позднее мая 1990 года (поскольку гражданином Государства Израиль я стал в марте того же года).

Так что я, очевидно, с сегодняшнего дня являюсь застарелым нарушителем-рецидивистом, который дальновидно успел нарушить закон, получивший обратную силу спустя 24 года и 5 месяцев после моего злодеяния.

Меня это, честно говоря, не очень смущает, потому что в 1990 году (и до 1996 года включительно) в России ещё действовал Уголовный кодекс РСФСР в редакции 1960 года, где имелась статья 64 «Измена Родине», гласившая: «Бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы в СССР, наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или смертной казнью с конфискацией имущества».

Поскольку у меня не было никакого намерения отказываться от гражданства при переезде в Израиль, а требование сдачи паспорта для уезжающих евреев советская власть отменила лишь в июле 1991 года, я, разумеется, уезжал по туристической визе, и гражданство оформлял уже на месте (что по сей день остаётся лучшим вариантом, если ты действительно собрался жить в стране, куда уезжаешь). В результате я шесть лет (с 1990 по 1996 год) благополучно проходил под расстрельной статьёй, и это ни разу не помешало мне приезжать в Россию, навещать тут маму и друзей, путешествовать по стране, печататься в здешних изданиях...

NB. Для тех, кто, в отличие от меня, собирается по поводу этого закона сильно париться и заморачиваться, сообщу пару пикантных юридических деталей, о которых государственные агентства рассказать забыли. Во-первых, для подпадания под этот закон совершенно не нужно иметь какое бы то ни было иностранное гражданство. Любые россияне, легально пребывающие за рубежом на основании визы, отличной от туристической, могут угодить под действие нового говнозакона в связи с размытостью его формулировок. Заявлять в 60-дневный срок нужно о любом полученном вами разрешении находиться длительное время на территории иностранного государства. Какие именно формы разрешения подпадают под говнозакон, в нём не сказано ни чётко, ни даже расплывчато. <…>

Также не стоит думать, что эта повинность уведомлять власть в неустановленном "установленном порядке" касается только граждан РФ старше 14 лет, потому что вроде бы как ГК не считает детей младше этого возраста субъектами права. Про детей в новом говнозаконе отдельно сказано, что о наличии у них иностранного гражданства обязаны уведомлять родители — и снова под угрозой уголовного преследования. Хорошая новость состоит в том, что придурки, сочинявшие закон, довольно чётко придерживались своей сакраментальной формулы «иного гражданства» у граждан РФ. То есть если ребёнок у вас родился за пределами РФ, и получил документы той страны, где родился, то достаточно просто не оформлять ему российское гражданство, и не подпадёте под уголовную статью. Исламскую норму, по которой родившийся в любой стране ребёнок гражданина РФ автоматически признаётся «нашим», без вороха бумажек и вердикта УФМС, в закон пока не внесли. Впрочем, не могу обещать, что этот недочёт не исправят в будущем, при внесении новых поправок.

Меж тем Кремль демонстрирует растущую открытость:

Скоро и монастыри построят. Александр Архангельский: История про монастыри в Кремле - это история не про восстановление исторической памяти, она же историческая справедливость, не про новодел, он же сохранение культурного объекта. Это история про жертвоприношение и фортуну, которая стала изменять. Шифровальным ключом к ней, как мне кажется, служат слова И. И. Сечина по поводу санкций, примененных к Роснефти: "Бог все видит, Он поправит". Монастыри в Кремле - это костер в ночи; мы здесь, Господи.

18:05 4.8.2014
Ольга Серебряная

Путин ждет, когда Украина рухнет сама. Чевенгуровцы. Дурные предчувствия. Ответственный Пекин и безответственный Путин. «Над Краснодоном сбили грача»

По каковому поводу в российской сети много хихикания, а в украинской – гнева. Вот, например, пост Леонида Цодикова: Именно так и происходит, когда начинают оценивать низкие морально-этические качества врага и негодовать по этому поводу, вместо того, чтобы оценивать реальные риски и его потенциальные действия. Стратегия типа выполним приказ главнокомандующего даже недостаточными для этого силами, а если русские начнут стрелять, будем кричать на весь мир, согласитесь странная стратегия. В результате имеем еще один открытый участок границы и потерю большого количества личного состава и техники.

Впрочем, с отсутствием оценки реальных рисков в России тоже есть некоторые проблемы. Причем не только на уровне высшего руководства страны. Сегодня с утра страшной популярностью пользовался рассказ о том, как «Спутник и погром» профинансировал отправку еще одного ополченца в Ростовскую область, откуда тот надеется перебраться на Донбасс. У героя материала, Павла из Екатеринбурга, денег на билет до Ростова не было, поэтому он решил продать компьютер, о чем и поместил объявление в сети. Из интервью с будущим героем Новороссии выясняется, почему у него не было денег на билет: У меня была неплохая работа — инженер по капитальным ремонтам. Она заключалась в том, что я приходил и сутками мониторил новости. Мне что-то говорили по работе (например, ехать на приёмку объекта), а я говорил: «Какая приёмка, война идёт, отстаньте от меня». И получалось, что я сутками листал новости, и просто не смог безучастно сидеть. Было больно смотреть и наблюдать со стороны. И я принял решение, что необходимо ехать.

Таким вот героям Новороссии посвящен очерк Виктора Ерофеева на «Снобе» - он полагает, что их сознание было описано почти сто лет назад Андреем Платоновым: У наших новых чевенгуровцев — деревенское общинное сознание великой архаики, где наше — лучше, где мир делится на своих и чужих, на мифический верх и низ. У нас побеждает мужской, грубый культ силы, который морально (и не только) уничтожает людей, живущих иначе, чем мы, но наш пацан со светлым чувством спасет раненого воробышка (был такой рассказ о революционном солдате и воробышке у Замятина). В этот русский мир хорошо было бы запустить Леви-Стросса, аналитика примитивного сознания, но он предпочел заниматься грустными тропиками. Жаль! По части тоски и грусти мы обогнали все тропики! И по части гульбы мы тоже всех обогнали.

А наши добрые начальники (как называл начальников Добычин) во главе с основным добрым начальником первые годы XXI века мучительно договаривались с людьми совсем других ценностей и чувствовали себя подражателями, и вкус во рту был противный. Но вот Европа и проевропейская Москва разом предают начальника и начальство, и опора наконец пошла на своих, на истинных. Какое облегчение! Какая масса активных и пассивных чевенгуровцев! Пацаны, вся страна! Без каких-нибудь двенадцати-пятнадцати дурацких процентов.

Минута истины. Ужас какой! Какая радость просветления! Платонов прав. Мы живем в стране «Чевенгура». Это даже до детали похоже. У Платонова герои балдеют от паровозов, а наши тут же рядом ремонтируют вагоны.

Ерофеев заканчивает текст вопросом «Что будет дальше?» и предсказывает скорую гибель чевенгуровцев (ну потому что они технически отсталые и продали уже свои компьютеры, чтобы купить билет до Ростова). Федор Крашенинников в «Ведомостях» вовсе не уверен в скором исчезновении чевенгуровцев – хотя бы потому, что гарантом их существования является Россия в ее нынешнем виде, а она может сохраняться в неизменном виде еще очень долго: Путин не готов смириться с поражением там и отпустить ситуацию. Сохранение Украины в зоне влияния России — вопрос, который остается в актуальной повестке. Собственно, и здесь тактика подвешивания ситуации может казаться Путину вполне действенной. Предположим даже, что активная фаза конфликта на востоке Украины закончится до конца лета военной победой Киева. Но это не помешает Кремлю и дальше поддерживать деструктивную активность на всей территории соседней страны. Очевидно, что сейчас создаются схроны с оружием и законспирированные сети боевиков, которые годами смогут отравлять жизнь Украине. Отдельная тема — состояние инфраструктуры и экономики Донбасса после завершения острой стадии конфликта. Официозная пропаганда уже сегодня не стесняясь рассуждает о тяжелой зиме и партизанской войне на Украине на фоне тяжелой экономической ситуации. Вполне возможно, что Путин полагает реальным сценарий, при котором коллапс экономики Украины происходит довольно быстро, что позволит начать новый раунд борьбы за Украину зимой — весной 2015 г.

Повторюсь, все изложенное выше — не описание реального положения дел, а попытка реконструировать стратегию Путина и в его лице руководства России. Характерное для многих наблюдателей упование на эффективность экономических рычагов давления на Путина может оказаться пагубным заблуждением, а экономический коллапс со всеми неприятными последствиями для миллионов россиян — не быстрым, а затяжным и мучительным.

Вполне может быть, что лично Путина совершенно не пугает, а может, даже и вовсе не волнует крах российской экономики. Возможно, изоляция России от внешнего мира и воссоздание аналога советской экономики кажутся ему благом, которое перевешивает печальные перспективы дефицита ряда товаров, массовое обнищание и непреодолимую технологическую отсталость. Лидеры, мыслящие в категориях геополитики, обычно крайне равнодушны к нуждам и проблемам обывателей и легко жертвуют достатком своих подданных даже ради призрачной возможности сделать эффектный ход на пресловутой мировой шахматной доске.

И, конечно же, поколебать его в этой уверенности тексты вроде вот этого поста Александра Рыклина в принципе не способны: Так называемый "Русский мир", по крайней мере, в той форме, в какой он сегодня преподносится нам его создателями и идеологами, это такая консервация говна, которое накапливалось на этой территории десятилетиями... Но после падения коммунизма, не смотря на все известные обстоятельства, оно, это говно, стало все же немного размываться, терять рабочую концентрацию, надлежащий цвет и запах ... Никаким бурным потоком, в силу известных обстоятельств, его, разумеется, не смыло, но слабая тенденция все же прослеживалась, а надежда на избавление теплилась. Орден хранителей говна постепенно терял свое влияние, маргинализировался и все чаще вызывал кривые усмешки у большой части населения. Достаточно большой. А потом у Ордена хранителей говна появился Вождь...

Кстати говоря, в нашем активном и даже агрессивном неприятии этого самого "Русского мира" нет совершенно ничего ксенофобского. Потому что проект, который сегодня нам навязывают, абсолютно интернационален. Только это - интернационал гопоты...

Ровно так же у украинской аудитории вызывают активное раздражение вполне здравые вопросы Людмилы Белкиной – она, мол, пишет из Берлина и ничего не понимает в местной обстановке: 1. Каков круг причин, позволяющих расстреливать города Донбасса? В начале военных действий выдвигалась версия ошибочных обстрелов. Сейчас очевидно, что даже если речь идет о промахах, то их не стремятся избежать. Это значит, что военные формирования – обеих сторон – поставлены вне поля правовой ответственности - за убийство, за преднамеренное разрушение мест проживания населения.

2. Очевидно, что большие потери среди мирного населения являются в т.ч. следствием военной рутины. Гранаты, забрасываемые в подвалы "зачищенных" городов - это действие на всякий случай. Подобные "доверительные" рассказы я слышала в 90е от "афганцев", студентов Днепропетровского истфака. Что это: недостаток военных сил и потому, вместо точной стратегии, массовое убийство? Опьянение кровью (и об этом было в упомянутых мной рассказах афганцев)? Наличие в рядах военных криминально-садистских элементов?

3. Ведется ли психологическая работа с военными? Стреляющие из дальнобойных орудий не видят своих жертв в момент стрельбы. Но они видят их в youtube, и, конечно же, они не могут не видеть последствий разрушений городов, даже если в "освобожденных" городах уже не лежат трупы на улицах.

4. Идет ли речь о деморализации армии? "Котлы", коррупция, использование военных в качестве пушечного мяса?

5. И последнее, о блокаде Луганска. Город оставлен на вымирание. За что же идет сражение? За факт полнейшего разгрома противника ценой полного уничтожения населения блокированных территорий? За сами территории - без населения и инфраструктуры? Иными словами, право украинского государства на существование поставлено выше права граждан этого государства на жизнь. Но разве цель государства - не сохранение жизней своих граждан? Обсуждается ли где-то конфликт индивидуального и государственного права на существование?

Россияне, со своей стороны, не готовы принять доктрину коллективной вины, которую проповедует на украинском портале gordonua.com Константин Боровой (тем более, что еще не доказано, что принять ее необходимо):

– Сегодня на почве политических споров распадаются украинско-российские семьи. Еще недавно мы дружили странами, ездили друг к другу в гости, поддерживали родственные связи. Помирит ли наши два народа время?

– Никакого примирения. На колени! Немцы, чтобы искупить свою вину (об этом недавно был документальный фильм), руками раскапывали могилы расстрелянных евреев, партизан – руками! Чтобы перезахоронить. Так их воспитывали американцы. Никакого примирения нет и не может быть. На колени, твари, и просить прощения у нескольких поколений украинцев. Умолять о прощении! Пока граждане России не начнут настоящее покаяние, произнося проклятья в адрес Путина, исполнившего роль Гитлера, никто никого не должен прощать. За преступление нужно нести ответственность. Тот, кто его совершил, должен быть наказан.

В общем, предчувствия с обеих сторон самые неприятные. Марат Гельман попробовал разъяснить свои: Про предчувствие попытаюсь объяснить: раньше была какая-то каша из глупостей пошлостей подлостей дежавю. И вдруг пошел сюжет. Крепко сделанный боевик с элементами ужастика. С главным злодеем с пафосом, с неожиданными сюжетными поворотами, катастрофами, с борьбой добра и зла. То есть надежда что все уляжется и как-то само собой свернется исчезла. По законам драматургии все будет нарастать. За хватят АТО Донецк - пойдут партизаны в Сибири и Одессе, у Стрелкова появятся двойники и тд

То есть эта литературность пугает. Усугубляет все многочисленность режиссеров.

Конечно, есть и конкретные предчувствия, о которых говорить не буду. Но источник их в вышеизложенном.

Столетие с начала Первой мировой войны нехорошие предчувствия только укрепляет. Для любителей истории – на сайте «Хвиля» Родин Пришва подробное сравнение нынешней ситуации на фронтах АТО с поражением российских войск в битве при Танненберге в августе 1914 года. Выводы у него такие:

1. Вторжение на территорию Украины начнется только тогда, когда войска АТО зачистят Донецкий котел от террористов и передислоцируются на линию Ровеньки-Антрацит-Красный Луч – Петровское-Молодогвардейск.

2. Одновременный захват Киева будет необходим не только со стратегической точки зрения, но и с идеологической: вхождение российских войск в Киев будет иметь характер «воссоединение» Руси, уничтожение «хунтовского режима» и торжества «русского мира» над Европейским.

3. Возможно (с чем читатель может поспорить) Путин наметил установить границу с Европой на реке Збруч (т.е. в границах 1914 г.). В таком случае, Украина как государство, продолжит свое существование в рамках Западной области Украинской Республики (аналог Западной области Украинской Народной Республики в 1919 году).

Их там еще несколько, но уже и этих достаточно для ощущения полного апокалипсиса. На фоне которого особенно интересно читать наблюдения профессионального синолога Михаила Коростикова: Компартия Китая уже довольно долго использует для укрепления своего международного авторитета и легитимности "прорывы народного гнева в медийное поле".

Периодически какой-нибудь отставной военный разражается книжкой типа "Китай возрождается, скоро все белые свиньи получат по голове за век унижений". Книга выходит тиражом миллион экземпляров, несколько недель не сходит с первых полос западных газет, потом власти её запрещают. Таким образом Компартия как бы посылает западу сигнал: вы, возможно, нас и ненавидите, но мы - единственное, что защищает вас от полутора миллиардов довольно нищих и агрессивных людей. Если до европейцев месседж доходит плохо - организовываются антияпонские кампании, в ходе которых разъярённые орды на специально огороженной территории жгут японские машины. Конечно, эти демонстрации через некоторое время разгоняются, чтобы дать понять, что всё под контролем. И будет под контролем до тех пор, пока всех не удастся окультурить. Конечно, если основные торговые партнёры осознают глубину проблемы и будут вести себя хорошо

Результат на лицо: вопрос о легитимности компартии всерьёз не обсуждается, китайцы считаются на государственном уровне в ЕС и США ответственными и достойными партнёрами. С ними ведутся торговые споры и конкурентные войны, но международная легитимность КПК неоспорима.

Путин решил сделать иначе: имея те же 60-80% бедных, агрессивных и малообразованных людей, он вместо их постепенного окультуривания и огораживания решил оседлать их энергию для осуществления своих целей. Более того, он сумел найти эту присущую маргиналам разрушительную энергию даже в людях, которым по статусу и образованию положено выступать за мир, прогресс и дружбу.

Результат - надвигающаяся экономическая блокада, ухудшение возможностей для получения критически необходимых технологий, возрождение "православной науки", ну и, в целом, полное игнорирование национальных интересов страны. Бесспорно, важнейшей цели удержания Украины в орбите влияния можно было достичь миллионом средств, но выбраны были ведущие к ровно противоположному результату.

Руководство Китая ответственно подходит к будущему своего народа и поступает так, чтобы обеспечить максимум возможностей для его процветания. Про руководство России этого сказать, на мой взгляд, нельзя.

А Стрелков тем временем продолжает строчить «сводки»: Ночью сохранялась напряженность. По Донецку хунтой, около часу ночи (мест.), по Широкому был нанесен артудар с РСЗО (бм-21) тремя полными пакетами и 2 раза частью (полпакета). Наши ночью работали по беспилотникам. Около 8:00 (мск) также был артобстрел.

С утра над Донецком самолеты, с Краматорска выдвинулась крупная колонна бронетехники.

В Луганске, Краснодоне напряженность сохраняется, в небе самолеты.

В Харькове за последние сутки немного подрихтовали здание заводоуправления Харьковского танкового и урихтовали вусмерть здание военкомата.

13:35 (МСК) В стороне Марьинки слышна стрельба.

13:55 (МСК) В сторону Донецка звено сушек со стороны Краматорска.

14:05 (МСК) По неуточненной информации, над Краснодоном сбили "грача".

Только это фейк. Вот он, этот понтонный мост из мирной весны 2013 года.

16:33 4.8.2014
Ольга Серебряная

Пародийные заморозки в сфере культуры. На интервью – с понятыми. Художественный сепаратизм легко превращается в политический

Это ответ Мединского на сделанное в фейсбуке заявление замглавы МВД Украины Антона Геращенко: Мы сейчас со своей стороны готовим список по запрету въезда в Украину около 500 российских деятелей одобривших аннексию Крыма и раздел Украину.

И я считаю правильным не давать им зарабатывать денег на концертах и выступлениях в Украине - пусть едут выступают в Крым перед чайками на пустых пляжах.

Вот Олег Пшеничный понимает резоны Антона Геращенко:

Екатерина Барабаш как бы заранее отвечает на мантру про несовместимость культуры и политики, которую обычно используют деятели культуры, твердо поддерживающие политику президента во всех ее составляющих: Тем, кто сейчас истошно воет по поводу возможного запрета на въезд в Украину некоторым культурным (и "культурным") деятелям, - дескать, культура и политика не должны идти рука об руку! - просто нет дела ни до того, ни до другого. Как удобно надуть губки, выгнуть обиженно бровки домиком и, закатив глаза, провыть очередную мантру о несовместимости культуры и политики. И остается только вопрос: а кто вам, любезные деятели культуры, мешал так же выгнуть бровки и пропеть ту же мантру в марте, когда вам подсовывали то позорное письмо?

Проще всего в этой ситуации историкам культуры. Потому что они понимают, что все уже было, причем гораздо хуже. Об этом – целый пассаж в интервью Глеба Морева порталу runyweb, американскому русскоязычному:

Не кажется ли вам, что закручивание гаек в современной России и в социально-политической сфере, и в культурной, может привести к ситуации, которую вы комментируете в замечательной книге 1998 года под вашей редакцией - Дневнике 1934 года М. Кузмина. Как пишет Кузмин, определяя ситуацию 1920-1930-х годов: «Настоящее – смерть. В метафизическом смысле, разумеется».

Разумеется, как и любое закручивание гаек, то есть любое препятствование органическому течению культурного, равно как и политического процессов, нынешнее ни к чему хорошему не приведет. Не в смысле упадка культуры - культура, как мы знаем, вещь довольно вандалоустойчивая, и, принимая целиком квалификацию эпохи, данную Кузминым, мы помним, что синхронно если не печаталось, то писалось на рубеже 20-30-х в России. Да даже и печаталось: "Форель", "Второе рождение", "Козлиная песнь", "Путешествие в Армению", “Зависть”, “Смерть Вазир-Мухтара”, "Город Эн". Так что за культуру переживать не приходится. А вот за ее делателей - да. Психологический дискомфорт нарастает. Но если в тридцатые метафизическая смерть обернулась для многих и многих буквальной гибелью, то нынешние заморозки в сфере культуры (но не в политической сфере) выглядят покуда скорее пародийными. Тут, в отличие от Украины, вместо крови льется, как в "Балаганчике", клюквенный сок. Эйхенбаум в то же примерно, что и Кузмин, время, говорил: "Я не обижаюсь на современность - эта роскошь для меня недоступна, потому что я много занимался историей литературы". И действительно, сегодня не только ученый-гуманитарий без труда ловит банальные, как “кровь-любовь” или “розы-морозы”, исторические рифмы: Россия со своим извечно гипертрофированным государством, вечной неразделенностью власти и частной собственности, слабостью гражданских институтов и глубокой неадекватностью фантомной империи продолжает сочинять удручающе предсказуемый исторический нарратив. Без малого двести лет назад император Николай Павлович считал, что для предотвращения революции нужно противопоставить Россию Европе, сейчас так считает Владимир Путин - небольшая новость, ей-богу. Честно говоря, в 1998 году, публикуя Дневник Кузмина, я не рассчитывал, что нам придется в этом нарративе вновь оказаться - казалось, что дурная бесконечность нарушена революцией 1991 года или, как ее нынче справедливо именуют, “революцией Гайдара”. Нынче же приходится тратить эмоции на выращенную Путиным обезьяну николаевской России и СССР одновременно, и в ряд актуальных политологов вновь встает Чаадаев: “Здесь все живы и здоровы; народность преуспевает; … лапотный элемент в полном развитии; ежедневно делаем новые открытия, открываем славян повсюду; на днях вытолкаем из миру все неединокровное”.

Все это очень и очень докучно и досадно. Но! Вспомните того же Кузмина - “ты, читатель, своей жизни не писец, неизвестен тебе повести конец”. Если угодно, назовите это, чтоб далеко не уходить из тридцатых годов, “поисками оптимизма”, - однако эта непредсказуемость по меньшей мере бодрит.

Российскую власть культура пока интересует не в первую очередь – у нее медийные приоритеты.

Илья Азар: Хотел тут интервью одно взять, а мне ответили: мол можно, отчего ж не дать, но только давайте с вами вместе юрист сядет и сразу будет говорить, что можно, а что нельзя.

Ну ****** (офигеть)

Александр Черных: О, как на допросе!

Андрей Махонин: Понятых бери на интервью

В этом же ряду – закрытие программы «Неделя с Марианной Максимовской» на канале «Рен-ТВ». Сама Максимовская ничего не комментирует, поэтому «Слон», например, о причинах закрытия программы спрашивает у корреспондента закрытой программы Романа Супера: Видимо, в новом сезоне программа, которая выходила даже в том виде, в котором она выходит последние годы, несовместима с тем, что должно происходить в российском телевизоре. В последнем сезоне мы аккуратно обходили все, на что можно обидеться, только намекая на то, что в стране происходят не самые приятные вещи. Но все равно, видимо, это показалось очень остро для Кремля, для тех, кто определяет повестку дня. Мне кажется, на фоне остальных коллег мы выглядели странными маленькими зелеными инопланетянами с выпученными глазами. Инопланетян попросили улететь на свою планету и пока на эту не соваться.

Справедливости ради я включил на днях телевизор и посмотрел, как русские новости рассказывают про самолет, про конфликт на Украине. Как возможна наша программа на этом фоне? Никак не возможна. Поэтому и закрыли. Мы же не могли сказать в эфире, что самолет сбили украинские военные, и точка. Это же невозможно было сделать? А видимо, нужно – по логике тех, кто ее придумывает. Мне почему-то кажется, что история с самолетом стала решающей для людей, которые принимают решение, существовать программе или не существовать. Мне так интуитивно кажется, что вместе с самолетом разбилась последняя программа, которая могла себе позволить сеять какие-то сомнения среди людей, которые смотрят телевизор.

У Ксении Собчак, которая еще в пятницу по горячим следам написала о конце «Недели», тоже почему-то возникает сравнение с самолетом: Принцип системы сужения, уничтожения свободы слова работает таким образом, что в итоге падет и нерушимый Венедиктов, какие бы ордена ему сегодня ни вручали. Это тот неизбежный расстрел по одному после того, как пассажиры самолета не навалились всей толпой. А кто-то даже повел пассажиров к запасному выходу из самолета, забыв, что он летит и деваться с него некуда.

«Расстрел по одному» начали с темы федерализации. Не Украины (про нее можно), а России. Материалы, посвященные затеянному художником Артемом Лоскутовым маршу за федерализацию Сибири, были удалены по просьбе прокуратуры.

Как и следовало ожидать, вследствие этого тема Сибирской и других будущих народных республик на выходных пользовалась в сети особой популярностью. Широко распространялся изначальный плакат:

Появился новый:

Алексей Цветков: Сибирская Народная Республика... Какой у неё будет герб? Предложения? Боевым девизом нового государства могли бы стать слова: ЗАТО КРЫМ ВАШ!

На самом деле у Сибирской республики давно есть и флаг, и гимн и даже прокламации (пародийные, правда): «Хватит кормить Москву!» - заявил сибирский народ.

Озверевшая от безнаказанности московская хунта не хочет услышать Сибирь.

Доведенные до отчаяния сибиряки решили создать Сибирскую Народную республику.

Для защиты от московской хунты будет создано народное ополчение Сибири.

Будет проведен референдум о статусе Сибирской Народной Республики.

Украина, США, ЕС и другие цивилизованные страны признают независимость СНР ещё до референдума, на котором 96% проголосует за независимость.

Воинские части, находящиеся на территории Сибирской народной республики (в том числе и Ракетные войска стратегического назначения) переходят на сторону народа Сибири...

(продолжение следует).

Но не одной Сибирью богата тема федерализации:

А как же? Ингерманландия давно готова:

И эти туда же:

Конечно, сибирский сепаратизм (как и петербургский, и калининградский) – это художественный проект, объясняет Марат Гельман: Про марш 17 августа за федерализацию Сибири я узнал, как обычно, когда его начали запрещать. Контрпродуктивность запретов - отдельная тема. Не запрещали бы - все так и осталось на уровне перфоманса, о котором никому ничего неизвестно.

Но теперь, когда запретили митинг, запретили статьи о запрещенном митинге и, наконец, запретили информацию о запрете статей о запрещенном митинге - об идее Сибирской Республики знают все.

Тема Сибирского сепаратизма всегда казалась мне шуточной. Не настоящей. И вообще, когда политологи заводили разговор об угрозе развала страны, я представлял себе Кавказ, Калининград, с натяжкой Башкирию или Якутию, а в качестве анекдота, самоиронии Сибиряков-Сибирскую Республику. Ну да, художники иронизируют по поводу своей удаленности от культурных центров, пытаются создать собственный культурный контекст. Облекают в разговоры о сибирской республике антимосковские, иногда антипутинские настроения. Не более того. Полтора года назад я даже организовал выставку Соединенные Штаты Сибири, а в коллекции у меня есть три работы Дамира Муратова - флаги этого художественного государства.

Но художественное легко превращается в политическое. Об этом – статья Евгения Бузева на «Кашине». Бузев напоминает, о том, что о недавно погибшем в Крыму сенаторе от Магаданской области Викторе Кулакове в Магадане никто не плакал – потому что за 14 лет, в течение которых тот представлял в СФ Магаданскую область, он съездил туда 1 раз. Это о связи центра и регионов. Но есть и различия – например, статьи 191 и 192 УК РФ, запрещающие самостоятельную добычу полезных ископаемых: в центральной России по ним никого не судят, а на Дальнем Востоке – да. Перечислив еще несколько чисто региональных проблем, Бузев приходит к выводу:

Можно еще приводить всевозможные цифры про несправедливую налоговую политику, про то, что ресурсодобывающие регионы от этих ресурсов видят только вывески добывающих компаний, но это сделают без меня. В средине 2000-х правительству России пришла в голову идея запретить праворульные автомобили, поддержать таким образом отечественный автопром. На Дальнем востоке, где даже губернаторы и ФСБ передвигаются на праворульных японских машинах, идею не поняли. Многим, наверное, памятно, как в Хабаровск прилетал московский ОМОН, разгонять автомобилистов, местному не доверяли. В те дни я впервые в жизни увидел своими глазами сепаратистский лозунг. На боковом стекле джипа в моем магаданском дворе висела наклейка: «Левый руль = Дальневосточная республика». Кстати символами того, незамеченного в Центре протеста были оранжевые ленточки, все подряд их вешали, хотя оранжевой чумой уже по телевизору регулярно пугали. Как только Центр создает настоящую головную боль, патриотизм сильно теряет в цене, а сепаратизм превращается в повод для толстых намеков.

Социальная база для будущих «батальонов Дальний восток» уже есть. Это люди, похожие на жителей Донбасса: грубые, злые, привычные к криминалу. Сепаратистские лозунги тоже принимаются легко. Пока это было скорее шуткой, но в Туле или Белгороде так вряд ли будут шутить. Сейчас, конечно, никто не пойдет умирать ни за какую свободную Сибирь. До тех пор, пока у федерального центра нет серьезных проблем, и эти проблемы не сказываются напрямую на жителях Сибири и Дальнего востока. Сделать тут уже давно ничего нельзя.

Особенно если делать вот это:

14:16 4.8.2014
Ольга Серебряная

Тимченко говорит, скучает по любимой собаке, платит за знакомство с руководством страны и готов все отдать

Олег Кашин: Погоди, милый, а как ты хотел, чтобы к тебе относились? А почему?

Антон Готовцев: Такой стандартный европейский бизнесмен. Почему он и вправду должен быть второго сорта?

Несколько цитат, чтобы было понятно, насколько эпохальное интервью дал Геннадий Тимченко (вообще там семь страниц):

- За что страдаете, Геннадий Николаевич?

- Не скажу, будто так уж сильно мучаюсь, хотя определенный дискомфорт, конечно, есть. Своим домом всегда считал Россию, но последние 25 лет много жил за границей, переезжая из страны в страну. Сейчас же фактически стал невыездным. Семья вот отправилась на лето на юг Франции, где мы традиционно отдыхаем каждый год, а я оказался отрезан от всего этого. От родных, от любимой собаки…

- Какой породы?

- Лабрадор.

- Подтвердите мою догадку.

- Это правда, Роми - дочь Кони от первого помета, хотя мы старались не афишировать факт. Должен признаться, раньше я не был собачником, но Владимир Владимирович, видимо, хотел отдать щенка в приличные руки, и я, понятное дело, согласился. Сам выбрал Роми, она сразу мне понравилась: черненькая, с белым пятнышком на груди… До семи месяцев, пока не сделали прививки и не выправили необходимые документы, Роми жила в президентской резиденции на Рублевке, а потом я увез ее в Швейцарию. За десять лет собака стала полноценным членом семьи…

Серьезные опасения:

- К слову, что мешает вам сейчас поехать в Европу? В черные списки вас ведь лишь американцы внесли…

- Формально ничего не препятствует. Могу хоть сегодня сесть в самолет и полететь в Париж, Женеву или Лондон. У меня много друзей и партнеров в разных странах, они не должны дать в обиду, случись что. Но тут другая тема… Увы, есть основания всерьез опасаться провокаций со стороны спецслужб США. Поверьте, это не домыслы, а вполне конкретная информация, в детали которой посвятить вас по понятным причинам пока не могу. Но мы занимаемся вопросом…

Сразу два комментария по поводу этого высказывания Геннадия Тимченко. Тихон Краев на polit.ru: Тут, конечно, имеет место косвенная реклама всесилия США, которые контролируют все, а также – еще и реклама действенности самих акций: в самом же деле, пришлось продавать и не ездить. Но, коль скоро это так глобально, то интересен сам механизм провокаций - в каком месте они могут возникнуть и на какой основе? В списке Евросоюза Тимченко нет. На границе его завернуть вообще никак не могут - ну, паспорта ЕС в странах ЕС вообще не сверяют ни с какими базами, просто смотрят на фотографию и все. Показал – идешь. Это ж тогда надо специально фото Тимченко вывесить перед глазами погранцов в каждой будочке европейского паспортного контроля. Но тогда — не единственный же Тимченко такой на свете - и места в будочках не напасешься, да и ничего в них такого не развешено. Значит, имеется в виду какой-то другой провокационный механизм. Ну, ему-то виднее – учитывая все те же опережающие действия с Гунвором, он всегда в курсе.

Александр Горбачев: Я вот подумал, что у него в голове интересная диверсификация западного мира. он явно не предстает как нечто единое и враждебное. есть США — типа империя зла, провокаторы, враги России. а есть Европа — хорошее место, в принципе, которое "мы" любим и с радостью туда ездим и жить, и детей учить, и просто в гости. но вот незадача, злые США взяли хорошую Европу под контроль и внушили им, что Россия их враг, и это печально. то есть тут совсем нет концепта "Гейропы" как рассадника враждебных ценностей, а есть - как жертвы неправильного идеологического влияния. я как-то не припомню таких конструкций в официальной пропаганде (хотя, может, не слежу).

Еще из Тимченко. О душевном спокойствии:

- Тем не менее электронная почта у вас есть, в социальные сети выходите?

- Могу честно сказать, что не пользуюсь компьютером. Вот Лена, жена, пошла на курсы, освоила интернет и теперь общается с сотрудниками по e-mail. В день приходит по полторы сотни писем, и на каждое надо ответить. У воспитанных людей так принято. А представьте, сколько мне станут присылать! Не располагаю временем переписываться со всем миром. Поэтому решил: компьютер не мое. Если понадобится срочно что-то прочесть или получить какой-то документ, могу воспользоваться ноутбуком кого-нибудь из домашних или помощников. С этим, как вы понимаете, проблем нет, все вокруг технически оснащены. А вот новости в интернете не читаю и по ночам сплю спокойно.

- Следуя советам профессора Преображенского.

- Да, и мне хорошо. В сети столько пишут всего, что диву даешься. Порой узнаю о себе поразительные вещи, не имеющие общего с действительностью!

О банковских карточках:

- И что же вы сделали со своими картами Visa и Master Card? Выбросили?

- Перестал пользоваться. Придется, как прежде, возить с собой кошелек с наличными.

- Или чемоданчик.

- Пока карманы пиджака вроде не оттопыриваются… Из карточек, вот смотрите, остались швейцарская медстраховка, международные водительские права и финский пластик ID, аналог паспорта. Правда, теперь добавилась китайская Union. Как санкции ввели, сразу ее оформил.

- В дело пускали?

- Конечно. Отлично работает! И принимают карту во многих местах. В некотором смысле надежнее, чем Visa. По крайней мере американцы не дотянутся.

Порой ситуация доходит до смешного. Слышали, наверное, историю, как на сцене принадлежащей нам с Ротенбергами арены Hartwall в Хельсинки должен был выступить Тимберлейк, а ему начали угрожать, суля проблемы в Штатах, если примет приглашение людей из санкционного списка. В итоге условием концерта стало, что Джастин не встретится персонально со мной. А я и не собирался на это шоу, Тимберлейк - герой не моего романа…

О том, как делается бизнес в России:

- А к воде как пришли?

- Простая житейская история. Мой знакомый параллельно занимался несколькими проектами и в итоге попал на крупную сумму, потерял большие деньги. А я помогал ему финансами. В какой-то момент товарищ сказал: «Извини, не могу расплатиться. Хочешь - забирай бизнес». Так неожиданно для себя я стал производителем воды. Но тема мне близка, это же вопрос продовольственной безопасности страны. По цене "Акваника" очень демократична, а по качеству - из премиум-класса.

- Наверняка ведь и в Кремль поставляете?

- Необходимые сертификаты у ФСО получены, согласования в управделами президента пройдены, но, признаться, не проверял, какую именно воду подают на официальных приемах. Посмотрите, когда будете там, что за бутылки стоят на столах.

Ну и главное:

- В прошлом году Владимир Потанин первым из российских миллиардеров присоединился к кампании Билла Гейтса и Уоррена Баффета The Giving Pledge, согласившись в будущем передать не менее половины личного состояния на благотворительные цели. Как относитесь к "Клятве дарения", Геннадий Николаевич?

- Придуманная американскими филантропами идея наделала много шуму. Пока не вполне ясно, как именно она осуществится на практике. Время покажет. В чем соглашусь с Потаниным, так в том, что не стоит оставлять своим детям слишком много. Необходимо правильно их воспитать, дать качественное образование, а дальше - сами. У нас в семье так поставлено. Разговоры же, как кто-то что-то куда-то когда-то пожертвует… Вижу здесь элемент игры и лукавства.

О себя могу сказать четко и определенно: если понадобится, завтра же передам все государству. Или на благотворительность. Лишь бы пошло на пользу.

- Вот прямо завтра?

- Разумеется. Мы с женой много раз обсуждали тему. Лично нам миллиарды не нужны…

Рецензии на интервью поначалу были немногословными. Чувствовалась некоторая ошарашенность. Слава Рабинович: Я даже не знаю, что сказать... По-моему, такого не было почти что 100 лет.

Александр Горбачев: абсолютный мастрид, полный ****** (конец)

А также ностальгия и разочарование:

Даже Навальный не нашелся, что сказать по существу: Главный торговец нашей нефтью Геннадий Тимченко (кремлёвская кличка которого - как мы знаем - "Гангрена") дал большое интервью. Почитайте, это очень любопытно для тех, кто хочет понять, что такое "путинские кошельки", "путинские бизнесмены" и "путинский патриотизм".

Очень характерный момент: дядя реально хвастается тем, что не пользуется компьютером. Может, кто-то скажет, что мелочь, а мне вот кажется это важная деталь образа человека, который, якобы, заработал миллиарды на "честном трейдинге". Ну конечно, где компьютеры с информационными системами, а где трейдинг. Понятно, что владельцу Gunvor не нужно самому сидеть в Platts или Argus. Но ведь путинская легенда гласит: Гангрена создал с нуля эту потрясающую и законную схему торговли российской нефтью, которая сделала его миллиардером. Наверное, такое можно и без компьютера сделать. Не отвлекаясь на письма.

Весь остальной образ сводится, я бы сказал, к "гражданство у меня Финляндии, у детей моих гражданство Финляндии, семья моя сейчас в Европе, налоги я плачу в Швейцарии, но вообще я большой патриот России. Во всем виноваты американцы". Отдельно, конечно, заслуживает внимание широко цитируемая сейчас часть интервью, где Тимченко говорит, что готов отдать все свои капиталы. Так и хочется сказать: уже понадобилось, Гангренушка. Россиянам, которых ты так любишь, налог с продаж вводят, чтобы расходы на Крым покрыть. А тобой украденного заработанного хватит лет на пять развития полуострова. Раздели эти тяготы с нами.

Глеб Морев: Самое удивительное в интервью Гангрены-Тимченко - то, что они его напечатали. И это же самое печальное, разумеется.

Фаина Балаховская: Сказали - дал, сказали - напечатали. пусть знают злопыхатели - никакого раздрая в элитах, все счастливы, готовы летать аэрофлотом и пить отечественное

Андрей Коняев: Вся сегодняшняя горделивость, весь пафос "противостояния с Западом", вообще, все-все-все сводится к одной единственной фразе - "Покончив с собой, уничтожить весь мир".

Иван Колпаков: Утро напрочь испоганено ИТАР-ТАССом и Геннадием Тимченко — как будто говна поел, буквально. Вообще, мы живем в эпоху невероятного, поразительного по масштабам бесстыдства; где хочу пописаю, где хочу покакаю; какая-то бесконечная оргия в заповедном лесу — не то животных, не то умалишенных. Самое неприятное в этой ситуации — ощущать себя Теоном Грейджоем, который попал в плен к жестокому психопату Рамси Сноу. Что этот изобретательный Рамси придумает сегодня или завтра — одному богу известно. В любом случае все мы уже Вонючки.

Олег Кашин написал на «Слоне» исчерпывающую рецензию на интервью. Кому лень читать семь страниц, хотя они того и стоят, почитайте Кашина – все основные моменты у него отмечены. А сюжетная канва такая: Проблемы, с которыми теперь столкнулся Тимченко, были предопределены еще десять лет назад, когда ему, наряду с членами кооператива «Озеро», не повезло оказаться героем хоть и опереточных, но все же разоблачений Ивана Рыбкина и Бориса Березовского, а потом Станислава Белковского, а потом Алексея Навального и дальше по прямой вплоть до включения в санкционные списки США и Евросоюза.

Десять лет имя Тимченко с пометкой «друг Путина» постоянно звучало в довольно нехорошем контексте даже при самом беглом описании устройства современной России, в которой, чтобы стать миллиардером, достаточно дружеских связей с первым лицом или даже, как мы теперь узнали из интервью ИТАР-ТАСС, родства с собачкой первого лица. Наряду с Ротенбергами и Ковальчуками Тимченко давно превратился в символ путинской экономики, и это в какой-то мере несправедливо, потому что российская олигархия в любом случае не исчерпывается тремя или четырьмя именами, а символами стали только трое или четверо, – это если с Якуниным. В России есть миллиардеры, репутация которых по какой-то счастливой случайности не зависит от близости к Путину (тот же Абрамович), и еще наверняка есть незнаменитые, не индексируемые журналом «Форбс» окологосударственные бизнесмены, которым повезло остаться в тени и которые теперь, наверное, когда встречают где-нибудь Тимченко, хлопают его по плечу – не переживай, мол, старик, будет и на твоей улице праздник. <…>

Можно предположить, что Геннадий Тимченко захотел выступить с программным заявлением, демонстрирующим, что никакие американские или европейские санкции не пошатнули его силу духа и уверенность в собственной правоте. Но диктофон не обманешь – с силой духа-то тут как раз большие проблемы. Вместо бизнесмена, изучающего свои новые возможности в новых обстоятельствах, мы увидели растерянного и деморализованного чиновника, то ли запершегося, то ли запертого на четырех гектарах дачи с полотнами художников Ткачевых. Что делать – неясно, как жить – тоже. Какие-то надежды еще связаны с мостом в Крым и стадионами к чемпионату по футболу; в конце концов, федеральный бюджет санкций против Тимченко не вводил, но все равно что-то не в порядке. «Недостает душевного тепла в людях», – трудно понять, что это может значить, но явно ведь ничего хорошего. И дай нам бог выжить в этом душевном тепле.

И самый первый вывод, который делается сегодня обо всем – от Новороссии до Тимченко. Александр Черных: А мне одному кажется, что этим интервью его сливают? оно ведь вызывает чувство ненависти вообще у всех -- от белоленточнх до охранителей.

Наталья Морозова демонстрирует прагматический подход, тоже очень распространенный: НУ ЗАЧЕМ??? Зачем, вы все это смотрите? Слушаете? Ведь это же невозможно, да и веры им давно нету, да и прям скажем сразу начинает тошнить! НАФИГА это нужно? Вот я! Когда встаю утром - беру программу в руки. Есть много каналов, куда я уже давно и принципиально не заглядываю даже в программе передач. Смотрю значит- мож какой фильмец из нераздражающих, Мою планету там...., виасат хистори, Ну в общем фон нужен не выбешивающий. Ну если вдруг - ну не открывай! Никто же не заставляет это читать!!!

Галина Тимченко: Не, ну зажмуриться - тоже метод. Правда, ходить трудновато, но это, наверное, поперву.

Пожалуй, как раз байкой Галины Тимченко, бывшего главного редактора Ленты.ру, и стоит закончить: Вспомнила историю из старой ленточной жизни. Кидают мне ссылку на ленточный форум. Прихотливый читательский интерес внезапно сместился в сторону джинсы. Один пишет: "Да чего-то на Ленте-то и нет заказухи, я смотрю". Ему отвечает некто из знатоков: "Дебил, посмотри на фамилию главреда. Нужны ей твои сраные три штуки баксов, как же." Редакция долго издевалась надо мной, бедной крошкой.

Картинка – бонусом:

Загрузить еще

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG