Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исторический репортаж Владимира Абаринова

Александр Генис: Сбитый пассажирский самолет на территории, контролируемой прорусскими сепаратистами, которых теперь почти все на Западе считают террористами, привел украинский кризис к тому порогу, за которым американскому президенту приходится принимать важные и долгоиграющие решения. Такой “момент истины” решает судьбу каждого президента в истории. О том, как вели себя американские президенты во время кризисов, рассказывает исторический репортаж Владимира Абаринова.

Владимир Абаринов: На долю каждого президента выпадают моменты, когда он должен мобилизовать всю свою волю и принять кардинальное решение. Никто, кроме него, этого не сделает. Коллективного руководства в США нет. Члены кабинета имеют совещательные полномочия, но решает только он.

Для Линдона Джонсона одним из таких моментов стало убийство Джона Кеннеди, после которого он из вице-президента превратился в президента. Он принес присягу в день покушения, 22 ноября 1963 года, на борту самолета, который вез в Вашингтон из Далласа тело Джона Кеннеди. Обычно к присяге президента приводит председатель Верховного Суда США, но на этот раз ввиду чрезвычайных обстоятельств решено было поручить эту функцию техасскому федеральному окружному судье Саре Хьюз. По прибытии на авиабазу Эндрюс Линдон Джонсон сделал свое первое заявление в качестве президента.

Линдон Джонсон: Это печальное время для всего народа. Мы понесли неоценимую утрату. Для меня это тяжелая личная трагедия. Я знаю, что весь мир разделяет скорбь, которую испытывают сейчас госпожа Кеннеди и члены ее семьи. Я сделаю все, что могу, все, что в моих силах. Я взываю к вашей и Божьей помощи.

Владимир Абаринов: Спустя пять дней президент Джонсон выступил на совместном заседании обеих палат Конгресса. Лейтмотивом его речи были слова «Давайте продолжим»

Линдон Джонсон: 20 января 1961 года Джон Кеннеди сказал своим сотрудникам, что наша работа на благо нации не закончится в первую тысячу дней, она не закончится вместе с его президентским сроком, а возможно, не закончится и пока мы живем на этой земле. И добавил: «Но давайте начинать». Сегодня, когда наступил новый решающий момент, я говорю всем моим дорогим американцам: «Давайте продолжать».

Владимир Абаринов: Линдон Джонсон действительно продолжил дело Джона Кеннеди. Он выдвинул программу «Великое общество», добился принятия Закона о гражданских правах, который ликвидировал расовую сегрегацию, стал одним из величайших социальных реформаторов в истории Америки, однако весь этот послужной список перечеркнула война во Вьетнаме, решение начать которую принял тоже он.

Для Джеральда Форда одной из острых кризисных ситуаций стал весной 1975 года захват красными кхмерами у берегов Камбоджи американского торгового судна «Маягуэс». Форд послал на освобождение судна спецназ Корпуса морской пехоты. Судно было освобождено, вся команда осталась в живых, но 18 солдат спецназа были убиты в ходе операции. Президент Форд рассказал американцам об операции в Камбодже 15 мая, когда она уже закончилась.

Джеральд Форд: По моему указанию вооруженные подразделения Соединенных Штатов высадились этой ночью на борт американского торгового судна «Маягуэс» и на остров Кох-Танг, имея задачу спасти команду и судно, незаконно захваченное камбоджийскими силами. Они также атаковали близлежащие военные объекты. Только что я получил информацию о том, что судно возвращено в полной исправности, а вся команда спасена. Наши войска успешно выполнили задание. Они по-прежнему находятся под обстрелом противника, но готовятся к отходу.

Владимир Абаринов: В ноябре 1979 года активисты исламской революции в Иране захватили здание американского посольства и взяли в заложники его дипломатов и другой персонал. Для президента Джимми Картера кризис с заложниками стал кошмаром наяву. Наконец, исчерпав все дипломатические средства, он решился на силовую операцию. В апреле 1980 года отряд спецназа на восьми вертолетах вылетел с авианосца «Нимиц» и высадился в Большой Соляной пустыне на востоке Ирана. Он должен был освободить заложников и вместе с ними эвакуироваться в Египет. Однако операция с самого начала столкнулась с трудностями. Группа попала в песчаную бурю и потеряла два вертолета. Третья машина столкнулась при дозаправке в воздухе с самолетом-заправщиком и загорелась. В результате погибло восемь и было ранено четверо военнослужащих. Командир отряда полковник Бэквит попросил Картера дать отбой. Президент согласился. 29 апреля он сообщил стране о провале операции.

Джимми Картер: Наша команда по спасению знала, знал и я, что операция наверняка будет сложной и наверняка опасной. Мы все были убеждены, что у нее отличные шансы на успех. Все члены команды участвовали в ней добровольно. Они все были прекрасно подготовлены. Перед операцией я встретился с их командирами. Они знали, что я и все американцы возлагаем на них большие надежды. Семьям тех, кто погиб или был ранен, я выражаю свое восхищение их смелостью и горечь по поводу утраты, которую я чувствую как личную.

Владимир Абаринов: Иран так и не отдал заложников Картеру. Во многом из-за своей неспособности решить проблему Картер проиграл выборы Рональду Рейгану. Заложники были демонстративно освобождены 20 января 1981 года в тот самый момент, когда Рейган закончил свою инаугурационную речь.

Но и у Рейгана президентство было непростым. Он едва выжил после покушения, а 1 сентября 1983 года над Японским морем советским истребителем был сбит южнокорейский лайнер. Погибли все 269 пассажиров и членов экипажа. Рейган ждал от Москвы адекватного поведения, но так и не дождался. Спустя четыре дня он выступил с обращением, в котором назвал действия СССР преступлением против человечности.

Рональд Рейган: Позвольте мне заявить со всей ясностью, на какую я способен: тому, что сделали Советы, нет ни юридических, ни моральных оправданий. Такова ли практика других стран мира? Ответ отрицательный. Пассажирские самолеты Советского Союза и Кубы не раз пролетали над критически важными американскими военными объектами. Их никто не сбивал. Мы и другие страны традиционно предлагаем помощь морякам и летчикам, сбившимся с курса или попавшим в беду на море или в воздухе. Мы соблюдаем процедуры, принятые для того, чтобы предотвратить трагедию, а не спровоцировать ее. Но несмотря на дикость своего преступления, всеобщее возмущение им и совокупность свидетельств, Советы по-прежнему отказываются говорить правду. Они упорно отказываются признать, что корейский самолет сбит советским пилотом. Своему народу они даже не сообщают, что самолет вообще был сбит.

Владимир Абаринов: Президент пообещал, что будет добиваться от Москвы компенсации для родственников погибших, объявил, что ужесточает контроль за экспортом в Советский Союз продукции военного и двойного назначения и сворачивает двусторонние переговоры по ряду вопросов. Вместе с тем он сказал, что считает неправильным прекращать переговоры по разоружению.

Рональд Рейган: Делая все это, мы не должны прекращать наших усилий по вовлечению их в мировое сообщество наций. Мир утверждается силой, если это необходимо, но мир можно приблизить и посредством двустороннего, поддающегося контролю сокращения вооружений.

Владимир Абаринов: И еще одно трагическое событие президентства Рональда Рейгана.

28 января 1986 года вместе со всей Америкой он смотрел по телевизору старт космического шаттла «Челленджер». Корабль взорвался на 73-й секунде полета. Все семь членов экипажа погибли, включая учительницу Кристу МакОлифф, которая выиграла общенациональный конкурс на право лететь в космос. Вероятно, это был первый случай, когда мир увидел трагедию в прямом эфире.

Вечером того же дня президент Рейган обратился к нации из Овального кабинета.

Рональд Рейган: Мы выросли с идеей освоения космоса и, возможно, мы забыли, что находимся в самом начале этого пути. Мы все еще пионеры. Пионерами были и члены экипажа «Челленджера». Я хочу кое-что сказать школьникам Америки, которые смотрели по телевизору запуск шаттла. Я знаю, это трудно осознать, но иногда случаются события, причиняющие боль. Это тоже часть процесса освоения и открытия. Человек отодвигает горизонт, и это сопряжено с опасностями. Будущее принадлежит не малодушным. Оно принадлежит смелым. Экипаж «Челленджера» вел нас в будущее, и мы продолжим идти этим путем.

Владимир Абаринов: Нельзя не не сказать и об еще одном инциденте президентства Рейгана. 3 июля 1988 года американский ракетный крейсер в Персидском заливе по ошибке сбил иранский пассажирский самолет. Погибло 290 человек, в том числе 65 детей. На этот раз президент на стал обращаться к нации и миру по телевидению. Он опубликовал письменное заявление, в котором выразил соболезнования родным и близким погибших. После долгих переговоров Вашингтон согласился выплатить около 62 миллионов долларов компенсации.

Бараку Обаме, несомненно, известны все эти примеры. Но каждый кризис уникален. В случае с малайзийским Боингом ему еще предстоит принять решения, с которыми он, возможно, войдет в историю.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG