Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге открылся 23-ий Международный фестиваль фантастики «Аэлита»


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимает участие Борис Долинго, писатель-фантаст, председатель оргкомитета Международного фестиваля фантастики «Аэлита».



Евгения Назарец: В Екатеринбурге открылся 23-ий Международный фестиваль фантастики «Аэлита». В программе нынешнего конвента, как его называют сами организаторы, кроме литературной составляющей, также историко-патриотическое шоу с участием клубов ролевых игр и Театра исторического оружия, турнир по компьютерным играм. Фестиваль собрал несколько сотен поклонников и авторов этого жанра. Почетный гость – автор сценария картины « Star Trak » американский фантаст Алан Дин Фостер.


Приглашение мэтров из-за рубежа стало традицией на протяжении последних четырех лет «Аэлиты». Екатеринбург принимал и Роберта Шекли и других великих и просто издаваемых заграничных фантастов. Теперь через все языковые барьеры поклонники жанра пытаются забраться в голову Алана Дина Фостера, которая по большей части известна в России литературным переосмыслением киношедевров «Звездные войны» и «Чужой». Спрашивают Фостера как бывалого путешественника: чем его удивляют многочисленные знакомые и друзья в разных странах, в том числе и в России? Отвечает то ли философ, то ли дипломат.



Алан Дин Фостер: Люди везде одинаковы. Всех в жизни интересуют одни и те же вещи. И не важно, живешь ли ты в центре Африки или ты водитель такси в Юго-Восточной Азии. У людей могут быть разные правительства стран, в которых они живут, разные религии, но всем нужны одни и те же вещи. Поэтому когда я смотрю «Новости» с утра по телевизору, то хочется броситься обнимать тех людей, которых я вижу на экране.



Евгения Назарец: Если американец Алан Дин Фостер прочно связан с кино как новеллизацией картин Джорджа Лукаса и Ригли Скотта, так и своими «Хрониками Риддика», то дитя Уральского фестиваля фантастики «Аэлита», ныне известный российский писатель Александр Громов написал киносценарий по своей же фантастической повести просто так, в качестве нового опыта. Опытом пока заинтересовались только коллеги по цеху и верные поклонники. Интерес к творчеству взаимный и профессиональный. Ведь Александр Громов на нынешней «Аэлите» в жюри, он судит номинацию «Короткий рассказ».


Кстати, за несколько дней до фестиваля появилась информация о том, что в этом году будут вручены не все традиционные призы и премии. Председатель оргкомитета Борис Долинго успокоил, что наград хватит на всех, кто их будет достоин, а более низкая цена не уменьшает ценности.



Борис Долинго: Конечно, прежде всего, причина материальная. Но мы нашли некую замену. Премии будут немножко более скромные, но они будут вручены. К сожалению, у нас отпали очень многие спонсоры, которые были в последние годы. И единственный спонсор, который серьезно спас наш фестиваль, - это издательство «У-Фактория». И большое спасибо его директору Александр Викторовичу Бисерову. Мы думаем о развитии. И думаю, согласятся особенно молодые авторы, что мы должны выпускать больше книг сами.



Евгения Назарец: Проблема поиска контакта с издателями, а не один лишь творческий поиск будут обсуждать на семинарах молодые авторы в рамках 23-го Фестиваля фантастики «Аэлита». За пределами Москвы и Санкт-Петербурга очень остро стоит проблема издания книг вообще. Постоянным партнером фестиваля «Аэлита» в Екатеринбурге остается издательство «У-Фактория». На данный момент успешно развиваются переговоры с издательством «Банк Культурной Информации» по поводу запуска многотомной антологии авторов-участников «Аэлиты». Пока же публике представлен третий сборник произведений молодых участников фестиваля, или конвента, как его называют сами фантасты.


И сегодня в Екатеринбургской студии Радио Свобода - председатель оргкомитета Екатеринбургского фестиваля фантастики «Аэлита», писатель-фантаст Борис Долинго.


Доброе утро, Борис Анатольевич.



Борис Долинго: Доброе утро.



Евгения Назарец: Часть проблем я постаралась обозначить в своем отчете о вчерашней пресс-конференции, но на чем-то хотелось бы остановиться поподробнее. В первую очередь, конечно же, на том, благодаря чему и несмотря на что состоится нынешняя «Аэлита». Замечу, что трудности в ее судьбе стали уже традиционным признаком этого фестиваля, или конвента, они случались и раньше.



Борис Долинго: Ну да, вы правы. К сожалению, конвент все время происходит как бы через какие-то обстоятельства, которые этому мешают. Но, тем не менее, он происходит. В истории «Аэлиты» было три года, когда «Аэлита» не состоялась. Если бы с 1981 года «Аэлита» проходила каждый год, то сейчас она была бы 26-ой, а пока только 23-тья. Но «Аэлиты» не было в 1995 и в 1996 году, то есть, по крайней мере, 10 лет «Аэлита» как-то проходила.


И прежде всего, конечно, благодаря, наверное, тем людям, которые ее делали. Потому что и 1997 год был очень труден. Не стало фактически мощной материальной поддержки, которая была от журнала «Уральский следопыт». Но те представители оргкомитета, которые работали в те годы, смогли все-таки «Аэлиту» через уже почти два года забвения снова возродить. И она 10 лет все-таки происходит.


И я хотел бы поправить одну маленькую неточность в вашей информации. Многотомное издание – это не произведения лауреатов «Аэлиты». Потому что на самом деле это было бы сложно сделать. И, может быть, не совсем правильно было бы повторять все это. А мы хотим сделать как бы ретро-сборник, включить, может быть, и некоторые новые, потому что некоторые авторы дали свежие произведения туда. Мы сейчас собираем двухтомник произведений лауреатов «Аэлиты», и это как бы такой памятный...



Евгения Назарец: Скорее, подарочный вариант «Аэлиты», презентационный.



Борис Долинго: Да. Но нам бы очень хотелось, чтобы этот двухтомник стал началом серии фантастики. То есть то, что пытаюсь сделать на «Аэлите» я, то, прежде всего, мне хочется создать возможность для молодых, начинающих авторов публиковаться. Потому что так называемые «звезды», раскрученные авторы, они имеют уже достаточно возможностей издаваться в наших центральных издательствах.



Евгения Назарец: А откуда вообще берутся тогда эти «звезды»?



Борис Долинго: «Звезды» создаются.



Евгения Назарец: Создаются издателями, их талантами?



Борис Долинго: Вы знаете, сейчас, наверное, можно выделить две... Вот на мой взгляд, может быть, кто-то не согласится, но я наблюдал и сделал для себя такие выводы. Есть, конечно, «звезды», которые загораются сами по себе, может быть, вопреки многим обстоятельствам, благодаря своему таланту, благодаря своему упорству и, конечно, опять-таки удачному стечению обстоятельств. Безусловно, яркий пример: два наших, наверное, самых продаваемых сейчас фантастов – Василий Головачев и, естественно, Сергей Лукьяненко, который известен, может быть, многим даже и не фантастам именно по кинематографической составляющей его творчества – это люди, конечно, являющиеся безусловными «звездами». Александр Громов – это тоже, безусловно, очень интересный писатель. Есть еще сейчас, может быть, с десяток, наверное, таких авторов, которые и публикуются достаточно регулярно, и, на мой взгляд, являются, безусловно, заслуженными «звездами», назовем это так. Ну, кто-то поярче, кто-то поменьше. Писатели такие же разные, как и разные люди. Могут быть два хороших человека, но абсолютно разные. Точно так же и два хороших писателя, они разные.


Но, к сожалению, сейчас коммерческая составляющая издательского дела, она приводит к тому, что издателю постоянно нужны и новые имена, и постоянно нужны новые книги уже как бы состоявшегося автора. Я все время привожу пример, что мне в свое время в Москве было сказано: «Хочешь, чтобы на тебя сделали ставку, должен выпускать три, а лучше четыре романа в год в первое время».



Евгения Назарец: То есть издателям нужна некая «Фабрика звезд» книжная, да?



Борис Долинго: Да-да, именно так.



Евгения Назарец: И я хочу пригласить наших слушателей к разговору. Читаете ли вы фантастическую литературу? Вопрос простой, но не праздный для нас сегодня.


Итак, все-таки заметно было и по вчерашней пресс-конференции, и вообще по настроениям в фантастическом писательском мире, что отношения с издателями волнуют все-таки больше несколько, чем творческий поиск. Как это удается совместить в рамках одного конвента? Ведь все-таки в большей степени его всегда, насколько я заметила по отзывам других писателей, ценили как творческую лабораторию, как место обмена мнениями.



Борис Долинго: Вы знаете, творческой лабораторией «Аэлита» была, естественно, изначально, и во многом потому, что у истоков «Аэлиты» стояли люди, которые работали в журнале «Уральский следопыт». В те времена, 1981 год, когда «Аэлита» родилась, журнал «Уральский следопыт» был одним из тех немногих мест в Советском Союзе, где регулярно издавалась фантастика. Именно благодаря фантастике «Уральский следопыт» был известен по всей стране, по всему огромному Союзу того времени. Конечно же, не за уральское краеведение. Безусловно, это очень нужная составляющая была в «Уральском следопыте», но я не думаю, что человеку, например, в Иркутске было уж очень интересно читать об уральском краеведении. Это отдельным любителям. А вот фантастику, фантастический раздел «Уральского следопыта» читали все. Я сам, будучи ребенком и живя в Ашхабаде, регулярно бегал к газетному киоску и спрашивал продавца, не привезли ли «Уральский следопыт».



Евгения Назарец: А сегодня нет подобной периодики вообще в России?



Борис Долинго: Подобная периодика сегодня есть в России, но ее, в общем-то, не очень достаточно, скажем так. Видите ли, в чем дело, у нас все-таки сравнительно много издается книг, скажем так, хотя издательств-то мало, и они все в центре – Москва и Петербург, но романы все-таки выходят, хотя тоже, может быть, и не самые лучшие, и благодаря многим факторам. А вот малые формы... Вот где начинающему автору с малой формой публиковаться? Это, конечно, журналы. Журналы всегда были такой стартовой площадкой для авторов. В силу многих причин экономических многие журналы в середине 90-х годов или прекратили свое существование, или сжались до буквально 2 тысяч экземпляров, как тот же «Уральский следопыт». Заняли место гламурные журналы, которые живут, естественно, на рекламе...



Евгения Назарец: Это совершенно другой род фантастики.



Борис Долинго: Да, наверное. Дело в том, что современный журнал не может существовать без рекламных площадей, это очевидно. А как совместить это с литературным журналом... это очень сложно.


Кстати, что касается журналов, то сейчас, на мой взгляд, очень благоприятный момент, потому что есть потребность в сборниках фантастики, если говорить о фантастике. Выходит не очень много, поэтому читатель уже немножко пресытился крупной формой. А особенно крупной формой, которая воспроизводится так, как на «Фабрике звезд», когда ее начинают как на конвейере «выпекать». А рассказов пишется очень много, но читатель их видит в меньшей степени. Сейчас есть потребность в таких журналах, как мне кажется.



Евгения Назарец: На «Аэлите» ведь уже второй раз короткий рассказ оценивают, если я не ошибаюсь?



Борис Долинго: Да.



Евгения Назарец: И, в принципе, специалисты высоко оценивают представленные рассказы. Кто-то из авторов на этой волне вышел наверх, кого-то можно упомянуть?



Борис Долинго: Знаете, сейчас еще рано говорить – второй год всего существует конкурс короткого рассказа. И потом, он все-таки короткого рассказа. А почему короткого? Потому что мы даем авторам неделю перед «Аэлитой», объявляем через Интернет тему конкурса. Ну, тут, скорее, просто, может быть, это сделано не для того, чтобы найти шедевры... Хотя в прошлом году, я считаю, победил у нас великолепный рассказ Алексея Федотова из Саратова «Финальные строчки», и рассказ действительно замечательный. А в этом году, к сожалению, немножко хуже с качеством представленных рассказов. Но дело-то не в этом. Это была задача, чтобы наградить молодого автора совместно с мэтрами на сцене на торжественном вечере.



Евгения Назарец: Борис Анатольевич, вот я уже упомянула, что Алан Дин Фостер приехал в качестве специально приглашенного гостя на этот фестиваль. Какая роль отводится зарубежным гостям? Таким образом, им, скорее, дают понять, что в России есть такой фестиваль, такой конвент, или они едут заранее осведомленными, расширяют свой кругозор и берут для себя что-то и дают что-то местным участникам?



Борис Долинго: Наверное, и так, и так. Во-первых, когда мы начали после некоторого спада, который был на «Аэлите», пытаться возродить ее как-то, привлечь снова внимание... потому что, к сожалению, к 2001 году «Аэлита» начала... да она и не выдыхалась никогда, но экономические проблемы в свое время, о которых я говорил, которые не позволили ее провести в 1995 и в 1996 годах, они начали давать себя знать и здесь тоже. И как-то импульс тех людей, которые в 1997 году возрождали «Аэлиту», он начал сходить на нет. Не было ничего нового на «Аэлите». А возможностей как-то поддерживать даже то, что было, вообще практически снова не осталось. И тогда мы начали очень серьезно пытаться искать спонсоров. И во-вторых, мы начали пытаться искать какое-то наполнение новое.


Одна из тех возможностей, как мне лично представлялось, для оживления «Аэлиты», для поднятия интереса городской публики к фестивалю, как к явлению, прежде всего, не только камерному, но и достаточно широкому, публичному, - это было приглашение известной личности. В 2002 году это было совершенно спонтанно, тогда не оставалось времени уже на какого-то знаменитого иностранного гостя, тогда пригласили Кира Булычева. И мой коллега Евгений Пермяков, он был с ним хорошо знаком, он позвонил Игорю Всеволодовичу Можейко (это настоящее имя Кира Булычева), который любезно согласился приехать. И мы увидели, что мы на правильном пути. В этом направлении это абсолютно точно. Потому что тот интерес, который был к «Аэлите» в 2002 году, несмотря на то, что практически больше ничего не изменилось – ни наполнение, кроме гостя, по сравнению с 2001 годом, был на порядок выше. То есть личность Кира Булычева... И его сразу потащили в программу «Стенд» на «4 канал», и тут корреспонденты начали постоянно обращаться, и приехали сразу к нам на мероприятия.


И на следующий год мы решили пригласить Роберта Шекли. Это, конечно, во многом для общего интереса к «Аэлите». А во-вторых, безусловно, это пропаганда того, что в России есть фантастические мероприятия, через западных писателей.



Евгения Назарец: Западные писатели, приезжающие на «Аэлиту», для публики, понятно, это очень здорово, и действительно это интересно для тех, кто читает их произведения. Да даже интересно и автограф получить. А для профессионалов, для тех, кто пытается писать фантастику или уже давно в этом жанре работает, насколько ценен визит мэтра сюда? Есть ли вообще такое понятие, как «мастер-класс» на конвенте?



Борис Долинго: Вы знаете, да, есть. На центральных конвентах, которые появились намного позже «Аэлиты», но которые сейчас, может быть, и более массовые... Может быть, один из самых ярких примеров среди российских – это так называемый московский «Роскон». Да, там регулярно проходят мастер-классы. Конечно, там организовать его проще, потому что огромное количество именно известных писателей живут в Москве. Это уже упомянутый мною Сергей Лукьяненко, Василий Головачев, тот же Александр Громов. И потом, там все-таки меньше расстояния, там из другого города ближе приехать каким-то авторам. Например, Святославу Логинову из Петербурга. А у нас, к сожалению, мастер-классов как таковых нет.


И я хочу сказать, что исторически база для взращивания писателей на «Аэлите» всегда была. Это была редакция, Отдел фантастики в журнале «Уральский следопыт». Там работали такие люди, как Виталий Иванович Бугров, Игорь Георгиевич Халымбаджа. И вот здесь была среда, где молодые авторы взращивались. А сейчас, может быть, с этим на «Аэлите» гораздо хуже. Потому что и нет таких людей, именно что ли учителей, и просто, может быть, у нас немножко была потеряна вот эта структура, технология такой работы. Мы это возрождаем, мы снова проводим семинары, стараемся как можем. У нас, конечно, не хватает рук. У нас мало кого можно пригласить на настоящий мастер-класс. Разве что Владислава Петровича Крапивина. Но там тоже есть свои сложности. Потому что не очень просто с Владиславом Петровичем бывает.


Мы сейчас хотим сделать вот что. Мы хотим попробовать сделать регулярный мастер-класс. У нас есть известный автор, с которым оргкомитет в очень хороших отношениях, Геннадий Прашкевич. Он живет в Новосибирске. Ну, далековато, но все-таки уже все равно наше направление, Сибирь, Урал. И мы, наверное, попробуем на будущее сделать с ним регулярный мастер-класс, будем его приглашать, и у нас будет именно класс Прашкевича здесь. Центральных мы, наверное, регулярно не сможем приглашать. Да просто они и более занятые люди. А Геннадий Мартович готов это делать.


Кроме того, это будет, безусловно, очень серьезный момент для формирования здесь такой школы авторов, если у нас все-таки вот эта упомянутая мною серия состоится. И уже будет о чем говорить. И самое главное, авторы будут получать материальное воплощение своих созданий, и не только в электронных или в бумажных рукописях, а в виде настоящих книг.



Евгения Назарец: Все-таки читательство и писательство – это сегодня хоть и очень популярная, по сравнению с еще пятилетней давностью, сфера, но, тем не менее, вчера Алан Дин Фостер отметил, что люди всегда будут больше смотреть кино, нежели читать книги. Что фантастам с этим делать? Спецэффекты и так далее, мне кажется, они начинают потихоньку заменять то, что можно напечатать на страницах.



Борис Долинго: Ну, в какой-то степени, да. И плюс еще к тому, чтение – это все-таки в большей степени труд, чем зрительство в кинотеатре или у экрана телевизора. Наверное, поэтому. Ну и ритм современной жизни, может быть, немножко меняется. Но я надеюсь на то, что чтение книг все-таки не уйдет в никуда, потому что определенным людям, определенному типу личности чтение никогда не может быть заменено кинематографом. Потому что, как я сказал, чтение – это все-таки более глубокий процесс. Может быть, со мной не согласятся, но это так оно и есть. Но кино – это реалия современной жизни, это действительно очень массовое и интересное зрелище. И поэтому, конечно, это тоже будет развиваться.


Другое дело, что, может быть, удастся совместить эти два процесса – у нас такие мысли на «Аэлите» есть. Потому что у нас есть задумка попробовать организовать такую составляющую при «Аэлите», а может быть, получится наоборот, если это удастся, что уже литературная часть станет составляющей при кино, есть такой план – Европейско-азиатский кинофестиваль фантастики. Европейско-азиатская тема вообще в Екатеринбурге сейчас модна. И администрация города много занимается этими вопросами. Потому что Екатеринбург находится в таком месте – стык двух частей света. И почему бы и нет?! Почему бы не Европейско-азиатский кинофестиваль фантастики?! Наверное, полноценный фестиваль сделать очень и очень непросто. То есть, я имею в виду, с конкурсным показом премьерных лент каких-то. Тут и юридические аспекты, и вступление в определенные международные организации. А вот кинофестиваль типа «Недели фантастического кино», по аналогии, скажем, с «Неделей французского кино» или с «Неделей американского кино», я думаю, что это можно сделать. И председатель нашего отделения Союза кинематографистов Владимир Ильич Макеранец сказал, что в принципе, это очень интересно, и они готовы в этом направлении как-то с нами взаимодействовать. А под это дело привозить известных личностей. Потому что масса известных актеров, они снимались в фантастических фильмах. Ну, это и Сильвестр Сталлоне, и Жан-Клод Ван Дамм, не говоря уже о губернаторе калифорнийского края Арнольде Шварценеггере. А тут, если будет приглашение от нашего губернатора, так почему бы и нет.



Евгения Назарец: Ну да, понятно, итальянские «поп-звезды», состарившись, начинают ездить по Уралу. И эти тоже, когда от государственных дел, от шоу-бизнеса большого и голливудского отойдут, наверное, заедут и на Урал, чтобы представить какой-нибудь из своих былых популярных фильмов.



Борис Долинго: Да-да.



Евгения Назарец: А вообще-то первый шажок был сделан в этом году. Ведь Алан Дин Фостер привез « Star Trak » сюда, к которому писал сценарий. Борис Анатольевич, вы можете сказать пару слов о том, как это все проходило?



Борис Долинго: Показ этой ленты, точнее, диска проходил в кинотеатре «Салют». И мы уже переговорили с директором кинотеатра, немножко, может быть, на бегу, но мы продолжим этот разговор. И, возможно, кинотеатр «Салют» будет партнером или соорганизатором киносоставляющей «Аэлиты». Проходило это вчера вечером в «Салюте». Я доволен тем количеством людей, которые пришли, потому что был не полный, конечно, средний зал в «Салюте», но, тем не менее, было, наверное, человек где-то около 100, может быть.



Евгения Назарец: Несмотря на то, что без перевода, на английском языке...



Борис Долинго: Да. По моим подсчетам, примерно человек, наверное, 15 в течение первых 15 минут ушли. Ну, остались самые стойкие. И после просмотра был организован небольшой розыгрыш книг. Зрители отвечали на вопросы нашего гостя Алана Дина Фостера. И мне кажется, что те, кто остались, во всяком случае, были очень довольны. Потому что даже передержали время, которое было отведено. Уже люди, которые пришли на следующий сеанс, ждали под дверями. Все прошло неплохо.



Евгения Назарец: Борис Анатольевич, есть вопрос от нашего слушателя. «Есть ли у вас интернет-сайт? И можно ли где-то скачать из сети Интернет книги, в том числе и конкурсные? Ведь в печатном виде и в продаже их, как вы говорите, часто нет».



Борис Долинго: Дело в том, что сайт у нас есть, но он, скорее, информационный, и посвящен он... ну, это такая доска объявлений о предстоящей «Аэлите», где мы вывешиваем программу, состав оргкомитета, как добраться до нас в Екатеринбурге. Сайт есть, он находится на сервере «Русская фантастика» - это самый крупный интернет-ресурс в области фантастики в нашей стране. Адрес у него очень простой: « RUSF . ru ». И там дальше есть ссылка на «Аэлиту». Там есть ссылка на все крупные конвенты, фестивали, которые проходят на русскоязычном пространстве, и, в частности, на «Аэлиту».


Произведений на сайте у нас нет. Но вообще, если кто-то интересуется текстами именно начинающих авторов, то у нас в стране есть великолепный интернет-ресурс – это «Библиотека Машкова», а там раздел «Самиздат». Там масса произведений начинающих авторов. У нас там есть раздел, так называемое «Агентство литературной фантастики», я имею в виду в «Самиздате», в «Библиотеке Машкова». Там у нас объявления обо всех наших литературных начинаниях, о конкурсах и так далее. И там есть у нас форум, где можно общаться. Так что, милости просим туда заходить. И найти это тоже очень просто, потому что «Библиотека Машкова» - это известный ресурс, и его можно найти через любой поисковик.



Евгения Назарец: Все-таки меня интересует еще один аспект взаимоотношений фантастов с издателями. Все-таки кажется, на мой взгляд, как неспециалиста ни в том, ни в другом деле, странной та ситуация, что сейчас очень и очень популярна фантастика, как жанр, но вы говорите о том, что есть сложности с издателями. Чем они обусловлены? Неужели, скажем так, предложение не соотносится никак со спросом?



Борис Долинго: Дело в том, что сложности вот в чем. Сложности, прежде всего, в том, что издательства, издательское дело – это стало определенным конвейером, как мы говорили в начале передачи. И сейчас при издательствах работает своего рода определенная «Фабрика звезд». То есть вот есть технология...



Евгения Назарец: Но как в нее пробиться, хотя бы в эту «Фабрику»?



Борис Долинго: Пробиться можно единственным путем – посылать свои произведения в издательства.



Евгения Назарец: Посылать и посылать, и посылать...



Борис Долинго: И очень часто молодые авторы жалуются на то, что во многих крупных издательствах московских даже не отвечают, не всегда отвечают, не быстро отвечают.



Евгения Назарец: А они завалены или такие циничные?



Борис Долинго: Скорее всего, наверное, в большей степени завалены, но и второй элемент тоже присутствует. А потом, понимаете, получается так, что пришла неплохая рукопись, автора все равно начинают немножко переделывать под то, как издатель или кто-то, кто занимается редактурой и направлением, будем говорить, фантастики, видит то, что нужно людям. Они все считают, что они знают, что нужно людям. Поэтому и начинают немножко переделывать.



Евгения Назарец: Ну, в любой творческой среде, видимо, так строятся отношения автора и продюсера, а в данном случае продюсерами выступают сотрудники издательств, специально для этого предназначенные.


А все-таки объем, тот вал предложения, который поступает к издательствам, на ваш взгляд специалиста, он в большей степени все-таки состоит из трэша, из графоманства или там действительно очень много чего-то толкового? Современная фантастика может производить действительно в большом количестве что-то стоящее, что-то оригинальное?



Борис Долинго: Ну, в большом количестве стоящего вообще никто и никогда не производит.



Евгения Назарец: Ну, в достаточно большом для того, чтобы издательства смогли получить с этого прибыль.



Борис Долинго: Если говорить о достаточно большом, то, на мой взгляд, да. Единственно, что я опять же упоминал, что издателю нужно, чтобы автор, который заявляется как восходящая «звезда», на начальном этапе своей траектории восходящей производил много. А хорошего много производить нельзя. Написать три-четыре романа в год по 400-500 страниц – это нонсенс. И когда я слышу, что действительно такое написано, то это либо у авторов в портфеле эти романы лежали... а я знаю таких авторов, которые очень успешно стартовали, например, Роман Злотников, но у него было шесть романов в портфеле перед тем, как он начал. Да, они выплеснулись за два года, но он их не писал в течение этих двух лет, он их писал гораздо большее время. А если бы он написал это в течение такого времени, то это было бы совсем не то, что он написал.



Евгения Назарец: Не тот уровень.



Борис Долинго: Конечно.



Евгения Назарец: И снова отправная точка для вопроса – популярность фантастики. И на сей раз уже не в течение последних, обозримых лет, а в течение всего времени существования этого жанра. А это, простите, уже, наверное, сотни лет. Фантастика, без вариантов, претендует на то, чтобы считаться классическим жанром. В этом жанре есть классические произведения, ну, от банальных, что мне приходит в голову, Герберта Уэллса... сегодня кажущихся банальными, и Жюля Верна до современных уже авторов, у которых философские концепции возникают. И тем не менее, литературной классикой, которая сейчас изучается в российских вузах, в школах, считается совершенно не это. Хотя целые поколения уже живут в этих мирах, и уже не только играют, но и мыслят так. Почему это происходит, на ваш взгляд?



Борис Долинго: Вы знаете, возможно, не сложилось у нас так немножко. А в западных странах, особенно в американских университетах, там есть определенные даже отделения «фантастиковедение» на филологических факультетах. У нас этого, к сожалению, нет. Видимо, не сложилось. Знаете, есть ведь страны, которые строят крупнотоннажные самолеты или суда, а есть страны, которые их не строят, ну, не сложилось. Хотя ничем они не менее отсталые. Ведь так?



Евгения Назарец: Ну да.



Борис Долинго: То же самое, может быть, и здесь. У нас вот почему-то не сложилось. Видимо, был у нас какой-то период, когда фантастику рассматривали как несерьезную литературу.


А на самом-то деле, если не говорить об абсолютно развлекательных вещах, то фантастика – это ведь очень серьезная литература.



Евгения Назарец: Вот и я о том же говорю.



Борис Долинго: Великолепно сказал Айзек Азимов: «Научно-фантастическая литература – единственный вид литературы, который рассматривает проблемы, стоящие перед человечеством, проблемы, которые могут возникнуть, и пути их решения». Это очень интересная литература. Ну, может быть, и у нас это появится. Вот в нашем городе Алексей Мельников пытался еще в прошлом году на филфаке что-то такое организовать. Но пока не сложилось.



Евгения Назарец: Ну, воспримем это как некий вектор движения, в том числе и дальше, в будущее, и фестиваля «Аэлита». Поздравляю вас с тем, что она состоялась в этом году снова. Надеюсь, что так продолжится и дальше.



Борис Долинго: Спасибо большое. Еще бы и спонсоры услышали это.



Евгения Назарец: Я надеюсь, что и спонсоры услышат. Спасибо вам, что приняли участие в нашей программе.


XS
SM
MD
LG