Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О чем вспоминают волгоградские крестьяне, когда отвечают на вопросы сельскохозяйственной переписи? Житель Липецка Олег Елисеев, несмотря на тяжелый недуг, строит планы на будущее. У пятигорских автомехаников весь год День жестянщика. Почему одни жители Чебоксар против новой автозаправки, а другие – за? Кому нужен саранский банк вещей? Подмосковье: Сельские жители против бельгийской экономической зоны. Обнинск: Сироты подают в суд. Вятка: Почему русские скинхеды не любят историков? Ижевск: Снесите наши дома! Самара: Картинг вместо «Мерседеса». Пушкинские горы: В заповеднике вновь трудятся доброхоты


В эфире Волгоград, Оксана Загребнева:



С тех пор, как развалился колхоз, большинству жителей станицы Арчадинской Волгоградской области приходится рассчитывать только на себя. Оптимизма у людей мало. В двух словах тенденцию развития современной деревни описала безработная жительница поселения Надежда Егорова.



Надежда Егорова : Да какая тут тенденция! Какая тенденция, когда везде такая дороговизна – бензин, солярка. Никакой надежды. Сама вырастила, за бесценок все отдала. Свинью так отдам, а сколько я в нее вложу?! Здоровье вложила и все. Точно также и корова. Сдам я ее. Литр – 4 рубля. Если есть, то хорошо. Я уже не спрашиваю, чтобы не расстраиваться – сколько молоко стоит. Ведро надою и сдам. А что толку?



Оксана Загребнева : Пенсионерка Нина Бесхмельная настроена не так пессимистично, но предполагает, что результаты переписи ощутит на себе разве что молодое поколение.



Нина Бесхмельная : Может быть, молодым и помогут. Ничего мы не знаем. Нет бы, пенсии прибавили, а что помидоры-то ходить считать. Силы есть – садим, а не будет – и ряда не посадишь.



Оксана Загребнева : Разговорить некоторых бывает особенно трудно, рассказывает переписчица Людмила Мельникова. Иногда даже приходится идти на маленькие хитрости.



Людмила Мельникова : Я чувствую, что если человек уже насторожен, я начинаю – Иван Иванович, как здоровье у вас? Трудился с утра, давай присядем. Люди пожилого возраста, конечно, чем-то запуганы внутри. Я стараюсь объяснять, разъяснять, говорю, что ничего страшного, наоборот, лучше. Президент хочет, чтобы мы жили лучше, чтобы наше благосостояние улучшилось.



Оксана Загребнева : Молодые идут на контакт легче, а вот сторожилы хорошо помнят послевоенные годы, когда налогом облагалась каждая голова скота и птицы и плодовое дерево. Тогда на одном из деревенских столбов кто-то повесил мертвую курицу с табличкой «Простите, не смогла снести 100 яиц». Рассказывает сельский учитель Татьяна Бесхемельная.



Татьяна Бесхемельная : Не все говорят правду. Народ еще боится того, что узнают, что много сада, много хозяйства, много транспорта и подумают, что люди в деревне хорошо живут, значит, надо или увеличить налоги, или уменьшить зарплату, или уменьшить пенсии. Народ все равно еще не совсем доверяет государству.



Оксана Загребнева : Чем это может откликнуть в дальнейшем, пояснил уполномоченный по вопросам Всероссийской сельхозпереписи по городу Михайловка Волгоградской области Алексей Корнилов.



Алексей Корнилов : Один чуть-чуть неправду сказал, другой чуть-чуть неправду сказал. Дальше, когда вся эти информация соберется, обработается и поступит уже на вышестоящий уровень, там уже вот эти маленькие несоответствия вырастут в очень большой ком, который повлияет на всю политику. Раз сейчас так плохо, значит, не зря же сельскохозяйственная перепись проводится. Значит, у правительства есть какие-то планы улучшить ситуацию. Ведь это же такие глобальные затраты будут, если посмотреть по России, сколько в эту перепись вложено бюджетных средств.



Оксана Загребнева : У местных фермеров на этот счет своя позиция. Говорит начинающий хозяйственник Сергей Кузнецов.



Сергей Кузнецов : Зачем укрывать? Если укрывать, то кредит не получишь. Потом они увидят, как фермеры живут, что техники новой нет у них, только покупаем уже рабочее. Там одним тракторам больше 10 лет. А новые если купить, то он один стоит миллион. Тогда для чего работать? Это нереально.



В эфире Липецк, Андрей Юдин:



Олег Елисеев : Сковывает движения, невозможно, ни повернуться, ни встанешь, и ноги все отключается сразу. Литература по рассеянному склерозу, как его лечить? Насколько я слышал, он неизлечим.



Андрей Юдин : Олег Елисеев неожиданно для себя оказался в ситуации, от которой ни кто не застрахован. Нелепый случай сделал молодого человека инвалидом. Ему 21год, и он практически прикован к постели.



Олег Елисеев : Со мной это случилось в 2005 году, это летом произошло. В деревне Новодубовое. Я приехал с юга, отдыхал, потому что жил на севере. В Вологодской области работал на деревообрабатывающих комбинатах, а в Мурманске работал у частника. Не было у меня возможности нормального заработка в Липецке. Приехал в деревню, нес ведра с водой, все нормально, никогда не болел. Через два дня как приехал, упал с ведрами, нес воду, упал просто. Парализовало, левую сторону, произошло все это за полторы секунды. Почувствовал онемение во всей левой стороне, упал мгновенно. Язык перестал чувствовать, все это, слюна пошла начал сознание терять. Когда глаза открыл, я уже в больнице был в «Хлевенской». И меня перевели в больницу на «Сокол», так как я не деревенский, а городской.



Андрей Юдин : Врачи поставили не утешительный диагноз - «рассеянный склероз». Постоянное наблюдение, лечение, капельницы, костыли и первая группа инвалидности. Через органы социальной защиты Олегу Елисееву удалось получить инвалидную коляску.



Олег Елисеев : Постоял я на очереди полгода, простоял, дождался, выдали мне коляску. Получил и пользуюсь. Ну, так же на коляске я не могу куда-то выехать. Коляску, когда мне выдали, вот тебе коляска с ручным управлением, пользуйся, если что, в течение 4 лет мы тебе будем там запчасти поставлять бесплатно, с завода заказывать. Отремонтируем.



Андрей Юдин : В старом здании, где живет Олег, не предусмотрен пандус, и движение на коляске невозможно. Ему приходится перемещаться на костылях, которые при его болезни доставляют боль и неудобства. Соседи не против, но коммунальные службы отказались устанавливать специальную дорожку, так называемый, пандус, и предложили семье Елисеевых решить эту проблему самостоятельно. Говорит заместитель начальника органов социальной защиты администрации Липецкой области Алла Жемчужникова.



Алла Жемчужникова : У нас программа допустим «безбарьерная среда». И мы стараемся вот этой программой хоть что-то сделать для тех людей, чтобы объекты, которые находятся в государственно-областной собственности с пандусами, с подъемниками, с лифтами, с дверями такими специальными, с туалетами. Этой программой мы занимаемся. Что касается конкретно человека сделать пандус - это очень сложно.



Андрей Юдин : Один из важных способов реабилитации для инвалида первой группы - это движение. Для этого нужны более совершенные устройства, чем коляска и костыли. Олег обратился за помощью в органы социальной защиты.



Олег Елисеев: Главный вопрос меня сейчас волнует - это транспорт. Я нуждаюсь. Законы не обойдешь. Мне просто сказали, что закон такой отменили и сделали вам вместо «Оки», сделали инвалидам первой группы социальное такси.



Андрей Юдин : Ситуацию поясняет заместитель начальника органов социальной защиты Алла Жемчужникова.



Алла Жемчужникова : Если он сейчас захочет «встать на автомобиль», его сейчас уже ни кто не поставит. Этой льготы уже нет в законе, все. Очередь закрыта на первое января 2005 года. Закон не предусматривает выделение автомобиля и жилья. Все те, которые у нас есть на первое января, они «законсервированы» и направлены в Министерство. По этим спискам в прошлом году 40 автомобилей поступило, а их у нас полторы тысячи человек. В этом году ни одного автомобиля не поступило.



Андрей Юдин : Что бы решить свои проблемы Олег может воспользоваться социальным такси, за услуги которого нужно платить всего 90 копеек за километр. Однако воспользоваться этой услугой и такси совсем не просто.



Олег Елисеев : Социальное такси, его можно вызвать только два раза в неделю, только можно пользоваться по полтора часа. Мне не хватает этого времени, загруженность большая социальным такси. «Я стою на договоре», вызываю - в лучшем случае неделю, в худшем две. Пять машин социального такси, а пользуется - тысяча человек. Если мне вдруг понадобилось, звоню в социальное такси, они говорят - ждите. То есть мне, получается, ехать на такси платить огромные деньги. Объясняют, что машины все загружены, мы не можем вам ничем помочь. А чтобы выйти на улицу, это абсолютно не реально без костылей, я просто не смогу даже три ступеньки пройти. Поэтому мне очень нужен транспорт, я не знаю, как этот вопрос решать.



Андрей Юдин : Реальную картину социальных проблем инвалидов в Липецкой области комментирует начальник отдела социальной защиты по работе с ветеранами и инвалидами Владимир Овчаров.



Владимир Овчаров : Пандус, на самом деле, колясочнику это необходимо. Орган, в который он обратился, вот в данном случае жилищно-коммунальный орган, обязан удовлетворить его просьбу. Не только из человеческих соображений, хотя и это не маловажный фактор. Жилищно-коммунальный орган обязан это сделать. Количество договоров значительно превышает возможности и количество транспортных средств определенных как социальное такси, имеющихся в нашем распоряжении. Мы знаем об этом - это проблема. Средства не безграничны. И вот этот случай, конкретно показывает, что, к сожалению, мы пока еще не полностью можем обеспечить.



Андрей Юдин : Олег Елисеев занимается своей реабилитацией. Он самостоятельно обучается работе на компьютере.



Олег Елисеев : Ну, дальше я вот именно что хочу - развиваться хочу, хочу завести семью.



В эфире Пятигорск, Лада Леденева:



Местный житель Владимир Петрович - водитель такси с 40-летним стажем. На днях он вышел на маршрут после продолжительного ремонта своей автомашины. Виной всему состояние пятигорских дорог, о котором сам водитель говорит так.



Владимир Петрович : Мы едем, как колобок – от волка ушел, от того, а на лису все равно попался. Вот так и у нас – невозможно проехать, чтобы не попасть на яму.



Лада Леденева : Каждая третья авария на Ставрополье совершается из-за плохих дорожных условий, говорят в ГИБДД края. Только за минувший год на улично-дорожной сети края зарегистрировано 895 ДТП, при которых погибли 152 и ранены 1198 человек. Такие данные значатся в сводках ГИБДД.



Юрий Петровский : Все опасно, что связано с этими ямами. Вот именно по Московской. Там есть одна яма, был свидетелем. Еду, навстречу машина идет, эту яму объезжает, выезжает на полосу встречного движения. Вероятность столкновения увеличивается намного.



Лада Леденева : Считает инспектор дорожного надзора ГАИ на Кавказских Минеральных Водах Юрий Петровский.



Автолюбитель : Как с моста сворачивать, на Московскую выезжать, там тоже была авария. Я сам лично видел. Из-за чего? Из-за того, чтобы была яма. Она до сих пор там есть.



Автолюбитель : Одна машина объезжала, а другая оттуда ехала. Они встретились лоб в лоб. Все. Вот наши дороги такие.



Автолюбитель : Есть такие ямы, что можно машину оставить в такой яме. По встречной едут, людей сбивают из-за этого.



Автолюбитель : Одни эмоции! Это ужас! Запчасти дерьмовые, дорогие дерьмовые. Та запчасть, которой хватало по нормальной дороге на 200 тысяч, я сейчас выхожу – 7-10 тысяч.



Лада Леденева : Рассказывают автолюбители.


В прошлом году, еще при мэре города Владимире Шестопалове, городские дороги чинили. Так называемого «ямочного» ремонта хватает на неделю, утверждает начальник управления ЖКХ при администрации Пятигорска Иван Сергиенко.



Иван Сергиенко : В прошлом году ремонтировали. Есть такая машина «Белта». Технология такая - ямочный ремонт. На Западе такие машины используют только для того, чтобы оперативно работать, то есть ямка появилась, сегодня подъехала «Белта», забили, а завтра приезжает другая машина, срезает полностью заплатку, квадрат 2, 3, 10 квадратных метров, и новое полотно кладет. У нас просто привыкли так, что «Белта» приехала, забила и все. Это ремонт на неделю, будем говорить, но не более того.



Лада Леденева : Причина проблемы - в нехватке средств, говорят чиновники. По их словам, все дорожные налоги уходят в федеральный бюджет, а ремонт городских финансируется по остаточному принципу.



Иван Сергиенко : Налог с владельца транспортных средств, содержание дорог куда идет? В федеральный бюджет, на содержание федеральных трасс. Все, что есть на муниципалитетах, все на местные бюджеты садится. В том или ином виде, но все равно мы содержим и городские дороги, и федеральные. 36 миллионов средств в этом году у нас выделено. По прошлогоднему акту обследования порядка 213 миллионов нужно.



Лада Леденева : Рассказал Иван Сергиенко.



Автолюбитель : 36 миллионов! Да это зеркальные дороги должны были быть. Город маленький. На 36 миллионов можно два города застелить.



Автолюбитель : Раньше брали налог при техосмотре 50-70 рублей. Сейчас берут 500. Это вот с моей машины берут 550 рублей, а ведь иномарки платят еще дороже. Деньги немереные, а дороги не делаются.



Лада Леденева : Считают автолюбители.


Как утверждают в ГАИ, ямы на дорогах узаконены российским государством: на них даже есть соответствующие нормы ГОСТА. Те же, что в Пятигорске, не соответствуют госстандартам.



Юрий Петровский : Глубина и ширина – у нас есть ГОСТ. Все практически эти ямы не соответствуют требованиям этого ГОСТа. Треть дорог, если отремонтировать, то это хорошо. Остальное – неудовлетворительно.



Лада Леденева : С начала года в Пятигорске отремонтированы 30 процентов дорог, рапортуют в ЖКХ. Насколько качественно отремонтированы, рассказал инспектор дорожного надзора ГАИ на Кавказских Минеральных Водах Юрий Петровский.



Юрий Петровский : Предприятия, которые делает этот ремонт, им нарисовали прямо на листике, что на участке таком-то – такое сделать. Они сделали. А рядом в 50 сантиметрах – ямы, которые они не заделывают. Почему? Потому что им за это не заплатят. Все. В план не вошло. Вот такая ситуация. Вот сейчас Калинина полоса полностью в ямах, ничего не делается.



Лада Леденева : С ним согласны автолюбители.



Автолюбитель : Кого отремонртировали? Если они 1 процент отремонитровали, то хорошо. Посмотрите по городу, что творится! Вот здесь делают, а рядом ямка. Возьмите, киньте асфальт, закатайте. Нет! То, что им положено – это заделали, а остальное… Пошли дальше. После хорошего ливневого дождя все вымывается. Это так, для того чтобы замазать нам глаза.



Лада Леденева : Чтобы проблема сдвинулась с мертвой точки, придется подождать, успокаивают в ЖКХ.



Иван Сергиенко : Я даже главу не могу увидеть, чтобы сказать ему, что не могу я 129 улиц за два дня сделать. Из года в год планомерно хотя бы по 36-40 миллионов выделяйте, 3-4 года и все наладится.



Лада Леденева : Автолюбители обещаниям не верят. Они ждут уже, как минимум, 5 лет, и насколько еще затянется ремонт - пока неизвестно.



В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев:



В самом центре Чебоксар вокруг перекрестка улиц Гагарина и Цивильской вот уже несколько месяцев кипят нешуточные страсти. Ведь именно здесь, в конце густой зеленой аллеи, рядом с жилыми домами вырублены деревья и установлен забор, огородивший площадку под строительство автозаправочной станции, возводимой обществом с ограниченной ответственностью «Волганефтьхолдинг».



Елена Сандрюхина : Мы против. Мы с первых дней были против. У меня очень сильная аллергия. Я бензин вообще не переношу. На машине не могу ездить. Говорят, что какое-то супер-пупер оборудование, но не может быть, чтобы запаха не было. Я вот из этого дома, квартира 61. Елена Александровна Сандрюхина я.



Дмитрий Лишнев : Соседка Елены Сандрюхиной, не пожелавшая называть своего имени, относится к строительству АЗС также негативно.



Соседка : Это зона парка. Место отдыха, зеленая зона. А это будет нарушена экология, санитарные нормы нарушены. Мало ли, что там говорят – 25 метров! Все это ерунда, я считаю.



Дмитрий Лишнев : Стихийным недовольством жителей близлежащих домов тотчас же воспользовалась республиканская организация КПРФ. От имени депутата Госдумы Алевтины Апариной прокурору Чувашской Республики был направлен депутатский запрос. Коммунисты сомневались в законности строительства. Правда, ответа пришлось ждать больше сорока дней, и первым своё мнение по этому поводу высказал президент Чувашии Николай Федоров на заседании чувашского правительства.



Николай Федоров : Надо было, чтобы прокуратура выяснила, что территория находится в соответствии с решением депутатов в зоне городских парков и скверов. Одновременно данный земельный участок зарезервирован для строительства магистральной автодороги. Вот структура, которая над всеми этими порядками действует у нас в республике.



Дмитрий Лишнев : Ну, а прокуратура в адрес главы администрации Чебоксар внесла представления, в результате чего главный архитектор города был привлечен к дисциплинарной ответственности.


Однако, как пояснил генеральный директор «Волганефтьхолдинга» Олег Дельман, на самом деле не все так просто. И заявку на получение земельного участка под строительство миниавтозаправки исключительно для легковых автомобилей «Волгонефтьхолдинг» подал в установленном порядке, и распоряжения мэра о согласовании места строительства, и о предоставлении земельного участка для строительства были изданы вполне законно. Да и с большинством жителей соседнего дома бизнесменам удалось договориться на взаимовыгодных условиях. Говорит Алексей Аментов.



Алексей Аментов : Меня на общем собрании выбрали комендантом дома, поскольку мы самый ближайший дом. У нас тут копают, то да се. У нас договор с этим предприятием «Волгонефтьхолдинг» - произвести выборочно и в подвале заменить гнилые трубы, сделать детский городок, которого 27 лет никогда не было, заасфальтировать и благоустроить двор, поставить железные, металлические двери. Все это уже почти на стадии завершения. Провели собрание – оказалось большинство, чтобы все это сделать. Стройка нам не мешает.



Дмитрий Лишнев : Так кому же было выгодно разыгрывать карту народного недовольства? Директор «Волганефтьхолдинга» Олег Дельман уклонился от ответа на этот вопрос. Однако, рассказывая о всех перипетиях строительства, поведал об одной весьма существенной детали. Говорит Олег Дельман.



Олег Дельман : Мы всю документацию оформили строго по закону. Распоряжение было оформлено, но глава администрации его не подписывал долгое время – в течение четырех месяцев. Мы подали по данному вопросу иск в Арбитражный суд. Арбитражный суд признал действия главы администрации несоответствующими, и своим решением призвал главу администрации подписать данное распоряжение.



Дмитрий Лишнев : После распоряжения о согласовании места строительства «Волганефтьхолдинг» опять был вынужден обратиться в Арбитражный суд, чтобы получить разрешение на строительство. И Арбитражный суд апелляционной инстанции вновь обязал мэра Чебоксар издать соответствующее распоряжение. И вот тогда, когда власть муниципальная разошлась во мнении с властью судебной, для развязывания туго переплетенного клубка политических и финансовых интересов как всегда призвали рядовых граждан.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Необычный банк работает в Пролетарском районе столицы Мордовии. Открыто заведение при районном Центре социальной защиты населения. И тем, кто обратился сюда, выдают не деньги, а одежду, книги и предметы быта. Так и называется этот банк – банком вещей. Его посетители – нуждающиеся жители Саранска, те, у кого нет средств на их покупку в магазинах или на рынках.



Тамара Ефимова : У меня родных нет. Я многодетная мать-одиночка, дети – инвалиды. Они мне очень помогают. Я им очень благодарна. Доброе им здоровье, спасибо.



Игорь Телин : Тамара Ефимова сейчас нигде не работает – ухаживает за больными детьми. Муж трагически погиб два года назад. На пенсию, которую получает Тамара, и на детские пособия ни одежду, ни обувь купить невозможно – едва хватает на еду и лекарства. Так что в социальном учреждении, руководит которым Марина Переплетчикова, она - постоянный посетитель.



Марина Переплетчикова : Банк вещей начал создаваться с момента возникновения Центра. Потом что по мере того, как мы развивались, по мере того, как проходило становление службы, например, социальной помощи семье и детям, срочной социальной службы, мы поняли, что такой вид помощи очень востребован.



Игорь Телин : Постоянных клиентов, таких как Тамара Ефимова, – здесь несколько человек, а всего услугами банка вещей, по словам директора Центра социальной защиты населения Марины Переплетчиковой, воспользовалось уже более ста жителей района.



Марина Переплетчикова : Например, одинокому пенсионеру или маме с тремя детьми, которая еще и одинокая мама, очень трудно купить те вещи, которые сейчас предлагаются в наших магазинах и на рынках.



Игорь Телин : Инициатива социальных работников по созданию банка вещей получила широкую известность среди нуждающихся горожан. Иногда здесь выстраиваются даже небольшие очереди.



Марина Переплетчикова : Вещи нам приносят в хорошем состоянии. Поэтому они приходят, с удовольствием выбирают то, что им нужно на сегодняшний день.



Игорь Телин : Формируется банк вещей исключительно на основе благотворительности. Жители Саранска, если есть такая возможность, приносят сюда вещи, одежду, книги, школьные канцелярские принадлежности.



Марина Переплетчикова : Был звонок от женщины, которая была готова нам отдать мебель. Нам, кстати, несут не только вещи. Нам несут книги, у нас есть небольшой такой обменный фонд. Мы книгами тоже можем помочь семьям и одиноким пожилым людям, которым, может быть, нечем заполнить свой досуг. Нам несу чеканки, нам несут вышивки. Вчера была даже предложена мебель.



Игорь Телин : Участвуют в формировании банка вещей и сами социальные работники. Рассказывает сотрудница Центра Любовь Денисова.



Любовь Денисова : Иногда даже бывает так. Человек приходит адресно. Допустим, он говорит, что ребенку нужна шапочка. Зима наступает, а ее нет. Если у нас дома лежит, мы тут же приносим и отдаем.



Игорь Телин : Тамара Ефимова ушла сегодня из социального Центра, унося с собой детскую одежду для летнего лагеря – получила для сына путевку в санаторий под Саранском. Заодно, дали ей здесь еще и несколько книг из школьной программы, из числа тех, что задали для чтения ее дочери, ученице восьмого класса.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



23 июля в Клинском районе в поселке Спас-Заулок прошел очередной митинг не только против стекольного завода «Главербель», но и вообще против идеи создания на севере Подмосковья Свободной экономической зоны. Бывшие колхозники утверждают, что все эти земли принадлежат им.



Антонина Ермакова : Нам всего лишь на всего нужно, чтобы мы оформили землю. Значит, иностранцам нужна земля, а нам не нужна.



Вера Володина : Это Антонина Ермакова. Редактор газеты «Согласие и правда» Сергей Заведеев объясняет, что произошло с земляками.



Сергей Заведеев : Завод построен незаконно на землях обманутых сельчан. Их обманули с паями. На этих землях построили завод без разрешения СЭС возле национального парка «Завидово». Глава района в муниципальной прессе уже кается, что, на самом деле, этот завод прибыли, оказывается, не приносит для района. Оказывается, все идет у нас в Москву.



Вера Володина : Экономические выгоды от такого соседства люди не получают, и не хотят, чтобы здесь строилась промышленная зона. Планы такого развития уже хорошо известны местным жителям. Елена Бабонина



Елена Бабонина : Планируют шинный завод, керамический. Народ начал шевелиться. Молчащих меньше стало. Все хотят, чтобы у нас восстановилась экология.



Вера Володина : Районные власти объясняют гражданам, что с экологией все хорошо, даже лучше стало. Им не верит Галина Горобец, не только потому, что может ежедневно и натурально чувствовать плоды деятельности стекольного завода, но и потому, что имеет биологическое образование. Ветеринар по профессии удивляется справкам Санэпиднадзора.



Галина Горобец : При появлении «Главербель» у нас экологические показатели по некоторым макро- и микроэлементам не то, что ухудшились, а даже улучшились. Как вы думаете, это нормально? Я не верю. Я сомневаюсь, что Санэпидемстанция Клинского района пойдет против нашего мэр.



Вера Володина : И местное телевидение зависит не только от власти, но и от завода «Главербель».



Галина Горобец : Главный спонсор Клинского ТВ «Поиска» - предприятие «Главербель». О чем нам говорить! Нас Клин не услышит! Они услышат только то, что им будет нужно.



Вера Володина : Поэтому то, что нужно участникам митинга, они теперь сформулировали в обращении к представителю президента России по Центральному федеральному округу.


Замрайонного главы, а еще главный редактор местного телевидения были на этом митинге, но людям ничего не сказали. Гграждане объясняют, что так власть и милиция контролируют ситуацию. Но организаторы митинга надеются, что потенциальные инвесторы развития в Клинском районе Свободной экономической зоны и сами не захотят вкладывать деньги в новое строительство заводов - следят за ситуацией вокруг «Главербеля». Митингующие утверждают, что добьются закрытия этого предприятия. Галина Горобец



Галина Горобец : Советское воспитание сегодня. Они все кричат – дайте, нашу землю, дайте наши деньги за эту землю, проведите в деревне газ и воду. Проведут вам этот газ и проведут вам эту воду. Вы что, молчать будете? Уже сейчас многие задумались и говорят, что нет, не будем. Уже начали об этом задумываться. Они требуют. Но если они это получат, то от них потребуют послушания.



Вера Володина : Послушания от простых граждан требуют и сегодня. Местного активиста, взявшегося за организацию этого митинга, милиция накануне преследовала повестками. И уже на самом митинге работники прокуратуры вручили, наконец, предостережение о недопустимости нарушения законов. Это рвение вызывает особые чувства у давнего оппозиционера районному главе Юрия Самсонова. Он утверждает, что послушный властям городской прокурор отказался возбудить дело в адрес районного чиновничества, потому что администрация района на запрос милиции отказалась предоставить необходимый документ.



Юрий Самсонов : Проявлялась такая рьяность во вручении каких-то никому не нужных повесток. Столько нагнано милиции, что если бы они тут все поработали, то давно бы уже решили вопросы и обманутых всех местных жителей, и всего Клинского района.



В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:



В обнинском городском суде идет слушание необычного дела. Ирина Дементьева, бывший опекун двух сирот-близняшек Инны и Майи Разинкиных, решила лишить их регистрации в своем доме. И подала им соответствующий иск.


Предыстория этого дела такова. Инна и Майя жили в городке Спас-Деменске Калужской области. Когда им было 7 лет, их родители умерли, и волей судьбы сестры оказались в обнинском интернате. Оттуда их забрала к себе Ирина Дементьева, установив над ними опекунство. Поначалу все было хорошо, но, когда сестрам Розинкиным исполнилось 15, начались конфликты. Девочкам хотелось свободы, а Дементьева пыталась уберечь их от уличного влияния, и в своих стремлениях стороны не поняли друг друга. И если Майя еще как-то мирилась с запретами, то Инна, будучи еще школьницей, ушла из опекунского дома. О том, что было дальше, рассказывает Инна Розинкина.



Инна Розинкина : После того, как меня выгнали из дома, я обратилась в органы опеки с просьбой как-то помочь мне, либо снять с меня опеку, и отдать меня снова в интернат под опеку государства, или вообще помочь. Придя в интернат, я обратилась к директору. Он отказал мне в помощи, сказал, что я уже не живу там, и мной должны заниматься либо органы опеки, либо мой опекун, который мне был назначен государством. Дальше из органов опеки опять уговаривали идти в интернат, уговаривали вернуться в семью, из которой уходила. Пару раз возвращали меня, и Дементьевых уговаривали. Меня уговаривали. Недели через две опять конфликт, опять выгоняли, опять уходила, опять некуда было пойти. В органах опеки разводили руками - это ваша семья, миритесь. Находите какие-то компромиссы. А в интернате просто отказывали и все.



Алексей Собачкин : Несовершеннолетней девушке жить пришлось самостоятельно - работать, снимать квартиру, оканчивать школу, поступать в институт. От органов опеки она практически никакой помощи не получала. И выбивать квартиру на своей родине, в Спас-Деменске, сестрам тоже пришлось самостоятельно.



Инна Розинкина : В Спас-Деменске после смерти родителей у нас оставалась двухкомнатная квартира, которую передали в муниципалитет. Нам эту квартиру должны были вернуть по достижению нами 18-летия. Администрация Спас-Деменска дала нам гарантийное письмо, в котором сама себя обязывала квартиру нам дать. Когда нам исполнилось 18 лет, оказалось, что никакой квартиры нам сейчас предоставить не могут. Нам пришлось написать исковое заявление в суд с просьбой, чтобы квартиру через суд дали. Решение суда мы получили, квартиру пока ищут.



Алексей Собачкин : Спас-деменские власти заявляют, что рано или поздно жилье для сирот-близняшек обязательно найдут - суд обязал найти. Тогда Инна и Майя Разинкины смогут зарегистрироваться в своей квартире, а сейчас они прописаны у бывшего опекуна, но могут стать юридически лицами без определенного места жительства. А это им грозит многими неприятностями. Говорит Майя Разинкина.



Майя Разинкина : Выписывают меня просто в никуда. Живу я на птичьих правах. Мне постоянная регистрация нужна для учебы и для работы. Меня на работе даже предупредили, что если у меня не будет регистрации постоянной, то меня увольняют. Я лишаюсь соцпакета, который мне просто необходим. Если я заболею или со мной что случится, я без полиса ничего сделать не смогу.



Алексей Собачкин : Бывший опекун Ирина Дементьева отказалась разговаривать с нами, но на суде свою позицию изложила. Розинкиным уже 19 лет. Ее опекунство закончилось. И она боится, что сестры нарожают детей и пропишут их в ее доме. При этом Дементьева признала, что плохо исполняла опекунские обязанности и ничего не сделала, чтобы сестры к 18-летию получили жилье, полагающееся им по закону. Ситуацию комментирует правозащитница Татьяна Котляр, представляющая интересы сирот в суде.



Татьяна Котляр : У нас в Калужской области широко разрекламирована программа устройства детей-сирот в приемные семьи, под опеку и прочее. И получается, что из интернатов детей выталкивают под опеку, и на этом вся забота о них государства заканчивается. Опекун только хорошего девочкам хотела, когда взяла их под опеку. Но опекун вообще не думала о том, что она обязана позаботиться о том, чтобы государство выполнило свои обязательства, чтобы к 18 годам у девочек было жилье. А потом, когда отношения с девочками ухудшились, потому что они выросли, стали невестами и у них стали появляться молодые люди, тогда их просто вышвырнули, как котят, извините, из дома.



Алексей Собачкин : Фактически Инна и Майя Розинкины оказались предоставлены сами себе. Сейчас они живут на съемных квартирах, работают продавцами в обнинских магазинах и учатся в платных вузах: Инна – на юриста, а Майя – на менеджера. Им в свое время никто даже не объяснил, что они могут до 23 лет пытаться поступить на льготных основаниях в государственные вузы. И даже не нашлось чиновника, который представлял бы их интересы в суде.


Следующие заседание по иску бывшего опекуна состоится 27 июля. И сироты-близняшки надеются, что они смогут сохранить регистрацию в доме Дементьевой до тех пор, пока не получат свое жилье в Спас-Деменске.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



В Кировской области появился Гитлер. Рассказывает историк Евгений Останин.



Евгений Останин : Я читал у студентов-историков спецкурс по истории русского национализма. В этой группе студентов был один молодой человек, бритоголовый, очень злобно на меня глядевший, уже буквально с первой лекции начавший реплики подавать. Я потом начал интересоваться, что за парень, кто такой, как-то странно себя ведет. Мне объяснили, что у него кличка Гитлер, что он ярый поклонник фашизма и гитлеризма одновременно сталинизма, Александра Невского и многого еще чего, в общем, наших крутых героев. Кстати, учился он очень хорошо. У него была прекрасная память. Он очень много читал.


Вокруг него компашечка таких же ребят собралась. Причем, некоторые из них и в Чечне побывали, или в Афгане. Выяснялось, что не я один был объектом его нападок. Я еще и не самый пострадавший, потому что он и другим преподавателям, которых он заподазривал в демократических и либеральных мыслях, он им прямо угрожал, что он их всех поубивает. И Останина тоже. Он уже список начал составлять.



Екатерина Лушникова : Ну, а д ля начала вятский Адольф решил совершить нападение на деканат исторического факультета.



Евгений Останин : С отверткой и топором дважды. Первый раз его скрутили, напинали и выгнали оттуда. А второй раз он взял в заложники тамошних деканатских девчонок и требовал выкуп за них с тем, чтобы на эти деньги построить себе бункер в центре Кирова. Киров почему-то ему виделся третьим рейхом, скорее Берлина времен Третьего рейха, а он себя видел Гитлером. Короче, его забрали в милицию, наконец. Меня вызывали на допрос. Потом выяснилось, что он, по-моему, немножко не дружит с головой. Послали его на лечение. Но тюремному заключению такие больные не подлежат, а те, которые вместе с ним были, они-то ведь не больные, единомышленники-то его, напивающиеся и орущие там. Он сейчас вышел и гуляет по улицам нашего города.



Екатерина Лушникова : Как журналисту мне показалось интересным познакомиться со столь примечательной личностью, но Евгений Останин мне это решительно не посоветовал.



Евгений Останин : Я не рекомендую к ним соваться. Одна из черт такого рода людей состоит в неспособности воспринимать никакую критику. Каждый, кто с ними не соглашается хоть в одной букве, автоматически превращается во врага, подлежащего уничтожению. Поэтому не светитесь там со своими демократическими взглядами.



Екатерина Лушникова : Тем не менее, я решила все-таки «засветиться» с демократическими взглядами в обществе скинхедов и бритоголовых. На встречу со мной пришли два симпатичных молодых человека Ярослав и Иван.


Скажите, а вы знаете такого скинхеда по кличке Гитлер?



Молодой человек : Скинхеда по кличке Гитлер не знаю. Скорее Адольф, наверное. Слышал о таком. Знаю я его. Не советую с ним разговаривать. Не думаю, что он много нового скажет, по сравнению со мной.



Екатерина Лушникова : Познакомить корреспондента с вятским Гитлером Иван и Ярослав отказались, а вот в любви к Гитлеру третьего рейха признались охотно.



Молодой человек : Очень положительно отношусь к Гитлеру. Да, он погубил очень много людей, которые должны были умереть. К сожалению, пострадало определенное количество безвинных людей. Что делать?! Лес рубят, щепки летят. Насильственные действия имеют место среди скинхедов по отношению к инородцам.



Екатерина Лушникова : Вы их бьете?



Молодой человек : Я лично теперь не бью, но были случаи и с моей стороны, со стороны знакомых. Осуждены были многие.



Екатерина Лушникова : А инородцы – это какие люди? Вот у меня дед татарин, я инородка или нет?



Молодой человек : Да, инородцы. Действительно, это люди не арийской расы. Вырождается русский народ. Это гораздо больше нас заботит. Поэтому мы все занимаемся спортом, не пьем и не курим. Выбираем себе девушек расово полноценных.



Екатерина Лушникова : Почему же в стране победившей фашизм, возникают новые фашисты? На этот вопрос попытался ответить историк Евгений Останин.



Евгений Останин : Конечно, эффект погибшей империи. Это часть объяснения. Потому что такого рода ребятки были и в Советском Союзе, когда он еще не погиб. Я их лично знал у нас в институте. Специально в день 9 Мая подходили к ветеранам с медалями, седовласым, и заставляли их становиться на колени. И становились! Те, которые не боялись немецких фашистов, своих боялись. И били их, и требовали от них кричать «Хайль, Гитлер!». Когда они не могли такого выговорить, их лупили. И это было в советское время, Катя! Я думаю, что при любом раскладе будут такие ребята. Они есть и в западных странах в благополучных и демократических.


С другой стороны, нас, что еще спасает? В Германии в свое время была одна такая партия, а у нас их полтора десятка. И каждый из них мнит себя фюрером. Более того, они друг друга еще обвиняют в жидомасонстве. Движение это у нас не монолитно. Они могут устраивать погань всякую в Воронеже, в Питере, в Москве, в Кирове и так далее. А собраться в единый кулак они пока не могут. И вот до тех пор, пока эти двух условий нет, то есть пока они не выступают как политическая сила, мы пока можем не опасаться их прихода к власти.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Одну из центральных магистралей Ижевска – улицу Карла Маркса – на днях опять пикетировали жильцами ветхих деревянных домишек, восемь штук которых практически в центре столичного Ижевска изрядно портят внешний вид улицы, а она связывает центр города с железнодорожным вокзалом. Но дело не только в эстетике. Эти трущобы протяженностью в километр стали непреодолимым препятствием, чтобы завершить реконструкцию улицы, превратив ее на всем протяжении в широкую современную трассу. У города, по заверению руководства, нет 67 миллионов, чтобы расселить сотню человек, населяющих эти хибарки. Год назад пикетчики на несколько дней перекрывали движение по своей улице, нынче им этого не разрешили.



Анна Мезрина : Как нам начальник какой-то был в форме милиции сказал – мы боимся, что всякие вредители есть, которые могут вас и побить.



Надежда Гладыш : Анна Мезрина живет в доме окнами на развалины бывшего районного вытрезвителя. Сейчас чиновники чинят ей и ее соседям препятствия в приватизации земли под их жилищем.



Анна Мезрина : Нам сказали, за сотку 20 тысяч платите. У нас у каждого три сотки.



Надежда Гладыш : Лидия Китова, неформальный лидер среди населения этих нескольких домов, рассказала о нынешней стадии конфликта.



Лидия Китова : Они послали нам комиссию в муниципальные дома. В конце концов мы все-таки добились того, что эти дома признали непригодными для проживания. В настоящее время они потихоньку начинают переселяться на Локомотивную. Три последних муниципальных дома расселяют сейчас. Гарантийное письмо было выдано нам в 2001 году, когда мы первый раз пикетировали. Мы остановили прокладку коллектора и сидели до тех пор, пока нам… Балакин тогда еще баллотировался. Заткнул так сказать, чтобы мы разбежались.



Надежда Гладыш : О том, что власти сами же не советовали жильцам тратиться на ремонт, Нина Леонидовна.



Нина Леонидовна : Мы в 1999 году стали дом ремонтировать – низ. Бревна гнилые выбросили, поставили стойки. Воробьева еще тогда была архитектором. Она говорит – ничего не делайте, залатайте. Мы эту стену ставили, теперь она у нас свалилась, делать нельзя. А жить-то как?


Надежда Гладыш : Пока мы разговаривали с пикетчиками, мимо нас то и дело сновали машины, которые мчались по тротуару шириной два метра, чтобы обогнать основной поток транспорта. Вдоль тротуара в пяти метрах от домов грохочет трамвай. Люди живут здесь как на юру, ходят с ведрами на колонку, рискуя попасть под колеса лихача.


Лихорадка благоустройства, которая охватила Ижевск в связи с проведением в августе Всероссийских сельских спортивных игр, не коснется этого «острова невезения». По распоряжению президента Волкова их включат в очередной список первоочередников. Сами граждане считают, что власти просто ждут, когда их дома вконец развалятся, и тогда дорога станет свободной сама собой.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Картинг за последний год стал одним из самых модных увлечений среди самарцев. Сегодня в городе действуют три картодрома. Однако, учитывая, что цены за прокат картов на них довольно высоки – от 150 рублей за пятиминутную поездку - любители картинга решили объединиться и открыть общественный бесплатный картодром. За городом, на специальной площадке, теперь все желающие могут попробовать свои силы в управлении самым маленьким гоночным автомобилем под названием «карт». Здесь можно заметить и современные карты, поражающие своим внешним видом из-за обилия блестящих деталей и пластиковых обтекателей, и карты с надписью «Юниор», выпущенные еще двадцать лет назад. Один из постоянных посетителей картодрома, Алексей Шаповалов, ремонтирует двигатель своего миниавтомобиля и рассказывает о своем увлечении картингом.



Алексей Шаповалов : Катались на картинге, нам понравилось. Как автолюбителю, любителю автомобилей мне это понравилось. Можно почувствовать себя если уж не пилотом «Формулы-1», то, скажем так, почувствовать машину и так далее, целиком.



Сергей Хазов : Чем так привлекателен картинг? Алексей Шаповалов продолжает.



Алексей Шаповалов : Возможностью хорошо провести время. Я думаю, адреналин просто. Перевернуться не перевернешься, а улететь то можно запросто. Просто почувствовать скорость. Потому что там скорость значительно меньше, чем по дорогам, но ощущения больше. В шлеме спокойно. Романтика – мне, по крайней мере, показалось это романтичным. Там же выхлопные газы и запах бензина, и грязные костюмы – машины потому что они же смазываются. Я катался около часа, наверное. Первые минут пятнадцать я не понимал, как ехать, чтобы ехать хорошо. Причем к разной машине надо привыкать. Можно сказать - рядом две машины стоят, и они отличаются.



Сергей Хазов : Резкие повороты, заносы – самое интересное для картингиста», рассказала Ольга Сундукова.



Ольга Сундукова : Картинг для меня - это скорость, какой то риск небольшой, и просто интересное времяпрепровождение. Вообще я люблю машину водить, правда, своей пока нет. Вообще я человек такой осторожный, и никогда таких рисковых решений не принимаю, и десять раз посмотрю налево, направо, прежде чем куда-нибудь повернуть.



Сергей Хазов : «Поездки на картодроме, где нет встречного движения, как на автомобильной дороге, доставляют огромное удовольствие», - поделилась Ольга Сундукова.



Ольга Сундукова : Во-первых, картинг – там все по правилам. Ездишь, видишь всех. То есть, нет таких ситуаций критических, когда пьяный придурок, например, на тебя откуда-то выезжает. Просто едешь по какой-то определенной трассе, определенные какие-то условия, рамки попроще.



Сергей Хазов : Восьмикласснику Алексею Романову, который впервые пришел на картодром, картинг нравится по другой причине.



Алексей Романов : Мне пацаны рассказывали, что это вещь довольно быстрая, классная, маневренная. Маленькая, там, в принципе, могут поместиться люди до двадцати лет. Там педаль газа-тормоза, и все. Больше ничего – сцепления нет, скоростей нет. Пару раз можно. Это довольно интересно, заманчиво. Я увлекаюсь велосипедом, но на карте я тоже не прочь покататься.



Сергей Хазов : Платный картодром, где за пять минут катания на карте приходится платить 150 рублей, школьнику не по карману. Алексей Романов продолжает.



Алексей Романов : Это довольно дорого. Ну, хотя бы рублей пятьдесят за пять минут, это вот вполне нормально, я так думаю, будет. А сто пятьдесят рублей - это грабеж, можно так сказать.



Сергей Хазов : То, что двигатель карта сильно шумит во время движения, начинающего картингиста не смущает.



Алексей Романов : Можно как-нибудь сбавить этот гром. Можно потратиться на несколько покрышек. Картинг – это для меня удовольствие.



Сергей Хазов : Один из самых юных самарских картингистов, десятилетний Илья Шмелев. Картом управляет с шести лет. Н начинал тренироваться на машине, которую собрал его отец из старого мопеда.



Илья Шмелев : Скорость, интересно, новое что-то. Немного страшно было, потом привык, даже понравилось, адреналин там. Ощущается чувство скорости. Что там – две педали, газ-тормоз. Круто.



Сергей Хазов : В августе самарские картингисты планируют провести городские соревнования. На них приз получат не только лучшие гонщики, но и конструкторы, представившие жюри наиболее интересную конструкцию карта.



В эфире Псков, Анна Липина:



Наташа Андреева : И на огороде работали, и на сенокосе, и мусор вдоль дорог убираем, и веники сейчас вяжет часть ребят. Мне все нравятся работы.



Анна Липина : Наташа Андреева рассказывает о том, чем занимается она и несколько ее сверстников в Пушкинском музее-заповеднике "Михайловское". Группа школьников из Эстонии приехала в Пушкинские Горы трудиться, причем, трудиться не за деньги, а по доброй воле. Таких людей в Пушкиногорье уже более полувека называют «доброхотами». Доброхот - человек, желающий добра, делающий добро. Во всем мире благотворителей называют волонтерами, а в Пушкинском музее-заповеднике, по-русски, доброхотами.


Движение доброхотов основал еще в 50-х годах прошлого века первый хранитель Пушкиногорья Семен Гейченко. С тех пор каждый год в Михайловское приезжают отряды доброхотов не только из Пскова и области, но и из других городов России, а в последнее время и зарубежья. Ребята убирают сено, отходы с мест строительства, занимаются прополкой сорной травы, расчищают в заповеднике пруды, постригают газоны и кустарники, подметают дорожки. Кроме этого, доброхоты посещают усадьбы музея-заповедника, а также знакомятся с достопримечательностями Пушкинских Гор и их окрестностей. Маша Ильина в Пушкинский заповедник приехала в этом году уже в пятый раз.



Маша Ильина : Ну, природа красивая, интересно отдыхать, друзей много заводишь. Ну, например, в этом году познакомились с Зеленоградом, с татарами. Очень интересные ребята.



Анна Липина : Кто-то приехал впервые, а некоторые работают на базе заповедника ежегодно. Как говорят в музее-заповеднике, летом штат сотрудников удваивается - на помощь приходят доброхоты. Сейчас в заповеднике живут и трудятся ребята из Сан-Франциско, а вместе с ними группы из Зеленогорска, Набережных Челнов, Санкт-Петербурга, Москвы. Как всегда много ребят из Эстонии.



Доброхот : Мы приезжаем сюда за тем, как сказал Гейченко, за прививкой Пушкина.



Анна Липина : Заведующая отделом управления музейными территориями Пушкинского музея-заповедника Анна Пиврик координирует работу доброхотов. В летнее время забот у нее прибавляется, потому что штат сотрудников в музее-заповеднике серьезно увеличивается.



Анна Пиврик : Даже не вдвое, а, наверное, втрое, а то и в 4 раза, потому что за сезон к нам приезжает около полутора тысяч добровольных помощников.



Анна Липина : Работа находится для всех. Наверное, поэтому Пушкинские места в псковской области всегда особенно уютны и хороши.



Анна Пиврик : Вот я вожу экскурсии, и когда сравниваешь детей простых экскурсантов, и детей-доброхотов - они очень отличаются. Например, тот ребенок, который поработал в заповеднике, уже никогда не наступит на бровку или на газон. И, приезжая на следующий год, они бегут посмотреть, как поживает тут куст, который они пропалывали в прошлом году.



Анна Липина : Сейчас в Пушкинских Горах сезон доброхотов в самом разгаре. С его начала в заповеднике уже побывало 20 отрядов доброхотов из Пскова, Москвы, Тарту, Кирова и Сан-Франциско, еще столько же ожидается и в августе.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG