Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьба с применением допинга в России


Валерий Винокуров: Мы будем говорить о важных событиях минувшей недели и опираться, прежде всего, будем на два очень интересных телевизионных интервью.



Олег Винокуров: Слушаем Евгения из Липецкой области.



Слушатель: В Италии был скандал, и клубы перевели в низший дивизион. И там сейчас «Лацио» и «Фиорентину» опять перевели в «А».



Валерий Винокуров: Да.



Слушатель: Московский ЦСКА в Лиге чемпионов будет напрямую сразу участвовать?



Валерий Винокуров: Нет, он будет играть в третьем квалификационном раунде. Его соперником будет победитель матча «Юргорден» (Швеция) – «Руженберог» (Чехия).



Олег Винокуров: Да, вчера состоялась жеребьевка, мы просто не назвали ее результатов, думали, что все знают. Наверное, попозже надо будет действительно все клубы назвать. А что касается итальянцев, там апелляции, естественно, на решение спортивного трибунала были сразу поданы. И по итогам рассмотрений этих апелляций «Ювентус» оставили в серии «В», а «Лацио» и «Фиорентину» вернули в серию «А» и увеличили немного очковый дефицит, с которым они начнут новый сезон.



Дмитрий Морозов: И уменьшили «Милану» очковый дефицит.



Олег Винокуров: Да, но он так и был, его не переводили в серию «В», он как был в «А», так и остался.



Валерий Винокуров: Итак, довольно печальное событие произошло на минувшей неделе. Три российских спортсмена – легкоатлетка Садова и два штангиста Берестов и Писарев – были дисквалифицированы за применение допинга. И в связи с этим Николай Дурманов, профессор, возглавляющий Антидопинговую комиссию России и входящий, естественно, в международные все инстанции, дал большое интервью. И в этом интервью (все пересказывать невозможно) самое главное, что он сказал, это то, что сейчас борьба с допингом в России глобально не может завершиться победой, потому что предупреждены все федерации, все тренеры, все команды подвергаются проверке, но когда наступает период индивидуальных проверок, то за каждым не уследишь. Вот Дурманов это откровенно и сказал. В частности, представляете, чемпионка мира и Олимпийских игр перед чемпионатом Европы Наталья Садова попадается на допинге, и с 7 июля пошла уже ее двухгодичная дисквалификация.


Что касается штангистов, тоже вся команда проверяется, все тренеры и врачи под неусыпным, что называется, контролем. А вот чемпион мира Берестов и юниор Писарев попадаются на допинге, и тут возникает еще более сложная проблема, о которой как раз Николай Дурманов и рассказал. По правилам Федерации тяжелой атлетики мировой, если кто-то третий россиянин попадется, то практически это будет означать отсутствие российских штангистов и штангисток на Олимпийских играх в Пекине. В общем, ситуация вышла из-под контроля Антидопинговой комиссии, возглавляемой Николаем Дурмановым, потому что спортсмены теперь совершают индивидуальные нарушения.


Сейчас это индивидуальное применение допинга спортсменами является, конечно, следствием, с одной стороны, того периода, когда допинг на государственном уровне применялся в российском, еще раньше в советском, спорте, а с другой стороны, отсутствием такого нравственного контроля общественности, потому что как только попадался спортсмен (Егор Титов, Ольга Пылева, Коржаненко), им все сочувствуют, все поддерживают. Поэтому и идут спортсмены на это, понимая, что общество в случае чего их защитит, как было с лыжницами Лазутиной и Даниловой. Наталья Садова, например, написала признательное письмо, призналась в том, что действительно я применяла и так далее. В общем, вы понимаете, что я хотел сказать, опираясь на интервью Николая Дурманова.


А чтобы эту тему уже совсем завершить, сейчас ведь и победитель «Тур де Франс» Лэндис оказался под таким вопросом, потому что у него обнаружен повышенный мужской гормон тестостерон, после 17-го этапа, на котором он выиграл, была взята проба, проба «В» должна быть еще. Лэндис сам заявил, что это просто особенность его организма. Дальше будет разбирательство.



Дмитрий Морозов: Кстати, еще маленькое дополнение. На минувшей же неделе поступило сообщение, что Мариано Пуэрто, аргентинский теннисист, дисквалифицированный на 8 лет, сокращен срок дисквалификации до 2 лет.



Валерий Винокуров: Но там же, по-моему, не за допинг, а за применение наркотиков.



Дмитрий Морозов: Нет, тоже допинг. То есть вполне вероятно, что скоро мы увидим его вновь на кортах.



Валерий Винокуров: Эту тему пока закроем и перейдем к футболу, поскольку последние две передачи в каком-то смысле шла полемика о судействе. И вот здесь расскажу об интервью, которое дал президент Российского футбольного союза Виталий Мутко. И это сразу, мне кажется, многим откроет глаза на ситуацию с судейством в российском футболе, а параллельно, наверное, и в других видах спорта. Буквально Виталий Мутко говорит, отвечая на вопрос: что делать с судейством, вот эти разбирательства, жалобы команд, - вот что отвечает он: «Мы – единственная страна в мире (это он говорит с гордостью), в которой собираются 16 президентов ведущих клубов и утверждают список арбитров на первый круг, а потом на второй круг. И дают еще друг другу слово (что, конечно, смешно) с судьями не работать (имеется в виду их не подкупать, не уговаривать)». И вот Мутко говорит: «И как же так? И после этого они жалуются!» Тут ведь в его ответе все поставлено с ног на голову, потому что, сами посудите, в какой еще стране позволят президентам клубов утверждать список арбитров? Для этого существует федерация, для этого существует судейский комитет в стране. Президенты клубов вообще, что называется, вякнуть не могут по этому поводу, того судью или этого назначили. А в России президенты клубов (и это считают достижением) определяют, кто будет судить и еще к тому же могут повлиять на назначение.


И вот что получается: раз сидят президенты, дали друг другу слово не подкупать (ну, я дал слово, я его взял назад, как говорится), а потом они определяют, кто будет судить. Дальше судья судит не так, как какому-то президенту показалось, как в истории матча «Томь» - «Спартак». И начинается: мы его утверждали, а он – негодяй… Представляете, это как раз именно потому все это и происходит, что, как сказал Виталий Леонтьевич Мутко, только в России президенты клубов определяют список арбитров. Вот на этом, мне кажется, можно судейскую тему, которую мы две субботы подряд обсуждали здесь, относительно России просто закрыть. До тех пор, пока будет все так, пока президенты будут определять, кто будет судить, до тех пор потом и будут тренеры и игроки возмущаться и критиковать судей.


Сейчас мы можем даже опереться на какую-то прессу насчет разбирательства дела судьи Кулалаева.



Олег Винокуров: Тут у нас в «Новых известиях» есть заметка. Собственно, ничего такого эпохального, просто любопытные приводятся факты, что это разбирательство по поводу матча «Томь» - «Спартак» (Москва), Павел Кулалаев обслуживал этот матч, допустил ряд ошибок, экспертно-судейская комиссия заседала в пятницу и признала ряд ошибок судейских. В частности, что он необоснованно назначил пенальти в ворота «Томи» в одном случае, а в другом случае не назначил пенальти в ворота «Томи» же. И что интересно, что с оценкой экспертно-судейской комиссии не согласились руководители «Спартака», которые оспаривали аж 32 решения Кулалаева.



Дмитрий Морозов: То есть арбитр за матч выносит 60 решений или 90.



Олег Винокуров: Ну, меньше. Если 40 фолов, плюс несколько офф-сайдов.



Дмитрий Морозов: Почти все.



Валерий Винокуров: Может, он ошибался, когда угловой, от кого мяч ушел. Такое тоже бывает. Как произошло с Овчинниковым. Из-за такого пустяка человек устроил такую бучу, разве что не хулиганил на поле. Можно сказать, что в каком-то смысле и хулиганил из-за того, ушел мяч на угловой или нет. Поэтому такая ситуация. Потому и игроки себя так ведут: мы, мол, этого судью еще утвердили, мы его назначили…



Олег Винокуров: По этому поводу тут же в заметке пишется, что Сергей Шавло, генеральный директор «Спартака», считает ошибки рефери неслучайными и собирается сделать все, чтобы такие арбитры не обслуживали футбольные матчи.



Валерий Винокуров: А он то вообще здесь при чем? Вот возникает вопрос. Какое он имеет отношение к тому, что обслуживают арбитры?



Олег Винокуров: Ну, сказать своему президенту.



Дмитрий Морозов: Вероятно, будет сообщено.



Валерий Винокуров: А там еще интересно насчет высказывания начальника команды «Спартак» Жиляева.



Олег Винокуров: Да, тут то же самое, что «мы уверены в предвзятости арбитра Кулалаева, что касается доказательств и фактов, работа в данном направлении ведется, у нас сильная организация, и мы готовы добиться истины». Это еще Жиляев агентству РИА «Новости» сообщил.



Валерий Винокуров: Он еще же сообщил тогда, что рука ЦСКА тут. Теперь он этого не говорит, а мы неделю назад правильно предположили, что и ЦСКА промолчит и не станет ввязываться. А представляете, вот так обвинили кого-то, что он подкупил судью против кого-то. Как же можно промолчать? Меня удивляет, что ЦСКА молчит.



Олег Винокуров: Иван из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: У вас звучало интервью судьи Валентина Иванова, но в рамках другой передачи.



Валерий Винокуров: Да, «Лицом к лицу».



Слушатель: Нельзя ли его повторить, может быть, в рамках вашей передачи?



Валерий Винокуров: Мы же как раз неделю назад предупреждали, даже говорили, когда оно будет звучать. Но, видимо, вам не удалось послушать. Повторить целиком… Это передача часовая.



Дмитрий Морозов: По частям, может быть, каким-то образом.



Валерий Винокуров: 50 минут она была в эфире. Может быть, мы какие-то более интересные моменты в программе «Прессинг» при случае из этой программы повторим. Но целиком, конечно, вряд ли.



Олег Винокуров: Продумаем, как отреагировать на просьбу слушателя. А сейчас слушаем Игоря Цветкова из Одинцово.



Слушатель: Я насчет допинга. У нас кто попадается, тот идет на повышение сразу. Вот Коржаненко устроили тренером юношеской или молодежной сборной по легкой атлетике.



Валерий Винокуров: По-моему, уже нет.



Слушатель: Но все равно в тот момент, когда она попалась, как же – жалко ее, как же она будет жить теперь? Пуская инструктором по физкультуре в школу идет и живет.



Валерий Винокуров: Правильно, Игорь.



Слушатель: А Лазутина у нас – депутат Московской областной Думы. Вот, пожалуйста, люди на повышение пошли.



Валерий Винокуров: Игорь, мы об этом и сказали.



Слушатель: И еще у меня один момент. Если вы сказали, что судьи в футболе вторичны, то зачем нам каждую передачу критиковать дикторов? Мое мнение личное, сугубо субъективное, Уткин, Чеданцев и Розанов – для меня лучшие комментаторы по футболу.



Валерий Винокуров: Могу вам лишь посочувствовать или принять вашу точку зрения.. Такой у вас вкус.



Олег Винокуров: В принципе, все правильно. Мне кажется, что уж если судейство вторично в футболе, то комментарии, видимо, десятиричны. Мы, кстати говоря, слушателей и призываем уже, поскольку все равно с этой проблемой сделать ничего нельзя, поменьше обращать на это внимание.



Валерий Винокуров: Как раз Игорь и объяснил, почему. Кому-то не нравится, кому-то нравится. Бессмысленно обсуждать. Мы, кстати, говорили на эту тему, больше не будем говорить, что у этих критикуемых кем-то комментаторов есть своя аудитория. Предположим, Игорь Цветков входит в аудиторию, которую эти комментаторы устраивают. Ну, и слава Богу. Каждый товар кто-то покупает.



Дмитрий Морозов: Конечно, выбор тем более есть у слушателей и у зрителей.



Валерий Винокуров: Что касается допинга, как раз это совпадает с нашей точкой зрения, что нравственная оценка общественностью не делается. Поэтому спортсмены идут на риск. Они при этом сами рискуют, но подводят то и команду, и, высокопарно выражаясь, страну. Так что это все завязано одно с другим.



Олег Винокуров: Аркадия Георгиевича слушаем из Москвы.



Слушатель: Я думаю, что вы знаете, что в свое время был такой судья международной категории по футболу Хусаинов.



Валерий Винокуров: Ну, конечно.



Слушатель: С ним случился неприглядный случай в Израиле.



Валерий Винокуров: Да, все знаем.



Слушатель: После этого он вернулся, конечно, перестал уже судить, но я знаю о том, что он на пару с кем-то хотел создать школу по подготовке молодых арбитров.



Валерий Винокуров: Арбитр Сергей Хусаинов действительно возглавил такой колледж:



Олег Винокуров: «Футбольное дело» называется.



Валерий Винокуров: :который был направлен на то, чтобы готовить молодых футболистов. Поскольку это все там завязано со всякими агентскими делами, он подвергся нападению каких-то конкурирующих фирм, был избит (это безобразие, естественно), к счастью, выздоровел, вылечился и, видимо, продолжает эту свою работу.



Олег Винокуров: Владимир Анатольевич из Москвы.



Слушатель: Я смотрел чемпионат мира, и произвело на меня удручающее впечатление, что решается сейчас судьба футбола не на поле, не игроками, а судьей: назначит ли судья пенальти или не назначит, проигнорирует ли, ошибется ли? Особенно это наглядно было в случае с Аргентиной. Вообще, к Аргентине отнесся судья, по-моему, по-скотски, когда она играла с Германией. Засудили ее. А теперь Иванов. Иванов произвел впечатление хорошее, честный он человек. Но немножко он где-то перегнул палку, несколько скомкал игру. Формально он прав, а по сути игру он все-таки нарушил, не дал развернуться во всей красе. Они цеплялись за него, чтобы прерывать, потому что, видимо, уставали и поэтому вот так фолили.



Валерий Винокуров: Все ясно, поняли вашу точку зрения. Я лично не согласен, у меня другая точка зрения.



Олег Винокуров: Понимаете, в чем дело? Просто футбол так всех беспокоит, поэтому все с этим судейством действительно… Какое-то наваждение просто! Дело вот в чем, судейство в любом виде спорта играет решающую роль. Вы представьте себе, в легкой атлетике судьбу золотой медали в прыжках в длину определяет один какой-то сантиметр. Как он определяется? Выходит человек, тычет, где ямка осталась в песке, штырьком, от которого идет измерение. Но так он ткнул или не так? Представляете, любой же человек может ошибиться, может и предвзято, специально что-то сделать. Правильно?



Валерий Винокуров: На сантиметр меньше или больше.



Олег Винокуров: В результате в легкой атлетике значит тоже все судейство решает.



Дмитрий Морозов: А в бобслее – подогревать трассу или, наоборот, охлаждать.



Олег Винокуров: Во всех видах спортах. В плавании, казалось бы, проплыл, так тебя возьмут дисквалифицируют.



Валерий Винокуров: Неправильно поворот сделал.



Олег Винокуров: Все зависит от судей – коснулся, не коснулся, иди там определи. Ну, что теперь делать? Такие условия спорта. Спортсмены сами не в состоянии определять теперь. Раньше как было хорошо в футболе: капитаны команд играли, не было же никакого судьи на первых этапах футбольного развития. Капитаны между собой определяли, кто тут ваш, наш и так далее.



Валерий Винокуров: И в теннисе тоже не было никакого судьи.



Дмитрий Морозов: А возьмите водное поло, где арбитр через каждые 7-10 секунд свистит. Если там, предположим, ввести видеоповторы, допустим, что это будет? Сколько будет длиться матч?



Олег Винокуров: Просто футбол, видимо, всех заботит гораздо больше. Но судейство – неотъемлемая его часть. Да, судья определяет. Ну, так в этом и смысл, футболисты должны действовать так, чтобы еще и судья определял соответствующе.



Валерий Винокуров: Владимир Анатольевич, мне единственное, очень жаль, что если чемпионат мира для вас, вот это событие гигантское, которое раз в четыре года бывает, на котором выступают команды с разных континентов, с разной манерой игры, масса звезд, выдающихся мастеров игры, но если для вас весь он свелся к какому-то судейству, мне просто жаль, и все. Жалко, что такое событие… Почему все говорят про матч Германия – Аргентина? У меня совершенно, когда я смотрел этот матч, не создалось такого впечатления, что судья не объективен по отношению к аргентинцам. Ну, у других создалось. Но у меня же остались в голове масса воспоминаний о прекрасных матчах, о прекрасных голах, хотя чемпионат был, может быть, не лучший, о демонстрации какого-то выдающегося мастерства, силы воли, духа и так далее. Судейство… Ну, где-то на периферии моих воспоминаний. А у Владимира Анатольевича, значит, в центре его воспоминаний, увы.



Олег Винокуров: Владимир из Москвы позвонил нам.



Слушатель: Я придерживаюсь золотой середины: ни за, ни против наших судей. Но хочу в защиту рассказать такую маленькую историю. В свое время, это было, редактор журнала «Футбол» Мартын Иванович Мержанов рассказал историю, которая с ним произошла. Ему приходилось судить в молодые годы футбольные матчи. И в одной из игр он удалил игрока, но не знал фамилию этого игрока. Когда ему подсказали, что фамилия этого игрока Берия, во втором тайме он выпустил его на поле. И после этого очень долго вспоминал эту историю и даже боялся, как бы что не произошло с ним. Это в защиту судейства. Под каким прессингом они все-таки находятся.



Валерий Винокуров: Вы правы. Это действительно очень смешная история, потому что потом, когда Мартын Иванович ее много раз описывал, то уже пошла такая легенда, что вроде бы Берия играл чуть ли не за команду мастеров. А на самом деле, Мартын Иванович, в Тбилиси все было, матч каких-то любительских команд, и в частности, Берия играл, как сейчас играет Пал Палыч Бородин, Юрий Михайлович Лужков, тогда он работал в ЦК партии Грузии или в Грузии возглавлял НКВД. А Мартына Ивановича пригласили как известного журналиста и в прошлом футболиста посудить этот матч. А потом уже стали говорить, что Берия чуть ли не играл за тбилисское «Динамо». Это все уже были дальше сказки.



Олег Винокуров: Александр из Москвы.



Слушатель: Мне кажется, что даже смешно говорить о том, что плохое было судейство на чемпионате мира, так как практически ошибки не повлияли на исходы матчей, как в предыдущих чемпионатах, где очень влияли. Это мое личное мнение. А Иванов, на мой взгляд, я сужу не как патриот, а как спортсмен, отсудил плохо, так как он был на сцене, а не футболисты. И то, что это все произошло, вина вся на Иванове. И тем более, ошибся даже тогда, когда атаковала команда, а он дал свисток в пользу провинившихся. А вопрос такой: как дела у «Динамо» в хоккее, нашли ли спонсора? О женском турнире по шахматам, который идет в России, поподробнее расскажите.



Валерий Винокуров: Начнем с первого вопроса, заданного Александром, про хоккейный клуб «Динамо».



Дмитрий Морозов: Информирует о том, что происходит в хоккейном клубе «Динамо», газета «Известия». Парламент этого клуба Анатолий Харчук подал в отставку, и новым президентом стал представитель «Газпрома» Михаил Головко. Владимир Крикунов, бывший тренер сборной России и действующий тренер «Динамо» так сказал о нем: «О новом кандидате на пост президента ничего вам не скажу. Хотя структуру, из которой Михаил Головко приходит к нам, можно назвать очень серьезной». Ну, куда более серьезной, конечно. Серьезней не найти, наверное, структуру в России, чем «Газпром». То есть вероятность того, что все финансовые вопросы будут в «Динамо» решены. Другое дело, что почти все ведущие хоккеисты, включая Максима Сушинского, уже покинули московское «Динамо». Сушинский будет выступать в питерском СКА в следующем сезоне.



Валерий Винокуров: Если будут деньги, то все вернутся.



Дмитрий Морозов: Но это только через год, поскольку контракты уже у хоккеистов. Сейчас необходимо собрать, наверное, состав из тех, кто пока еще не заключил контракты.



Валерий Винокуров: Сообщает газета «Время новостей» про женский шахматный турнир «Кубок Северного Урала». И там лидирует украинка Екатерина Лахно, она вышла на первое место после успеха в поединке с россиянкой Надеждой Косинцевой. У Екатерины Лахно 3,5 очка из 4 возможных.



Олег Винокуров: Это предыдущий тур. Дело в том, что уже был сыгран пятый тур. И Екатерина Лахно сделала еще один шаг к победе в турнире, поскольку выиграла у Майи Чебурданидзе, пятикратной чемпионки мира.



Валерий Винокуров: Грузинской шахматистки.



Олег Винокуров: Таким образом, четыре победы подряд, значит, у нее, соответственно, 4,5 очка из пяти. И китаянка Жу Чен тоже уверенно идет, на пол-очка отстает от Лахно.



Валерий Винокуров: А вот газета «Время новостей» сообщает, что китаянка Жу Чен выступает под флагом Катара. И подчеркивает еще газета, что российские шахматистки играют слабо, они находятся где-то внизу турнирной таблицы. Так что Александру мы ответили. А его мнение про судейство Иванова примем к сведению.



Олег Винокуров: И продолжаем общаться со слушателями. Петербуржцы на связи. Сперва слово Артуру.



Слушатель: Первый раз пообщаюсь с Олегом и Валерием после их приезда. Первое, конечно, прошу прощения за назойливость, по поводу интернета. А в свое время говорил о форуме каком-то. Есть такая вещь «Живой журнал», вы, наверное, знаете об этом. И в этом «Живом журнале» можно создавать свои какие-то области, коммьюнити, где фактически это может считаться форумом, на который могут приходить те же слушатели вашего радио, и мы могли бы с вами общаться. И было бы здорово, если бы такое что-то все-таки появилось. Второе, маленькое возвращение опять к матчу Германия – Аргентина. Я думаю, что, может быть, я ошибаюсь, но вы смотрели, наверное, этот матч с трибуны…



Валерий Винокуров: Нет, как раз по телевизору.



Слушатель: Тогда, наверное, вопрос снимается. Потому что когда я смотрел повторы крупные, то мне совершенно ясно казалось, что очень много симулировали немцы, очень много играли на судью, чтобы он свистел. То есть падали картинно достаточно, и судья все время эти нарушения фиксировал. Ну, это уже дело прошлое. Ничего уже не поправишь.



Валерий Винокуров: Артур, а я воспользуюсь тем, что вы позвонили, я тут читал программу «Час прессы», когда ее вели наши коллеги в наше отсутствие, и там была ваша такая реплика насчет того, что в 1986 году в матче Бельгия с СССР засудил судья швед Фредрикссон, офф-сайды и так далее были. Я просто вам хочу, Артур, сказать, что это такая долгоживучая легенда, потому что подробнейшим образом с применением всех современных средств техники после матча рассматривались эти два так называемых офф-сайда. Когда мяч очень далеко, из глубины был послан, и Кулеманс его уже получил, выходя один на один с голкипером советским, тут замерялось время, этот матч был впервые подвергнут такой технической экспертизе. И пришли к выводу, что никаких вот этих офф-сайдов не было. Но это к чему пришла судейская комиссия ФИФА, разбиравшая именно с помощью технических средств, оценивавшая все это дело, для того, чтобы определить, была ли вина судьи Фредрикссона или судей на линии. И вот пришли к выводу, что не было никаких в этом смысле офф-сайдов. Но тогда, это еще было советское время, эта вся информация была скрыта от общественности, никто об этом ничего не знал и не узнал, и вот так осталось в памяти у всех. Артур, просто я знаю, что вы – очень серьезный человек и так внимательно за всем следите, поэтому, прочитав ту вашу реплику, подумал, что надо вам обязательно об этом рассказать.



Олег Винокуров: И еще один слушатель из Санкт-Петербурга Кирилл.



Слушатель: Я обращаюсь и к слушателям, и к вам, чтобы вы, наконец, употребили власть: давайте закроем тему о судействе в футболе, хотя бы на несколько передач.



Валерий Винокуров: Согласны! Кирилл, полностью согласны, присоединяемся к вашей просьбе, адресованной ко всем слушателям!



Слушатель: И будем говорить об игре, о мастерстве. Я хочу затронуть такую тему, как же бразильцы сохраняют свежесть? Я долго пытался понять, наблюдал. И мне кажется, заметил такую одну черту, только им свойственную. Когда у них получает мяч игрок, он превращается в плеймейкера, он не рвется вперед, как наши, даже со своей половины поля со всей силы, а он глядит по сторонам, идет шагом, а рвутся те, кто без мяча. У нас же часто наоборот: получил мяч и, сломя голову, рвется вперед, а те, кто без мяча, те отдыхают, смотрят, что делает тот, кто с мячом.



Валерий Винокуров: Кирилл, в чем-то вы, естественно, правы, но я еще тогда вам две детали сообщу, почему действительно бразильцы расходуют энергии (это уже известно на протяжении многих лет) во время матча меньше, нежели, предположим, какие-то футболисты других стран. Первое, что они практически на затрачивают усилий на укрощение, что называется, мяча. Благодаря высочайшей технике, они с мячом так легко работают, так легко его останавливают, так легко с ним обращаются, что на это у них сил не уходит. А второе, может быть, еще даже более важное обстоятельство, это умение расслабляться. Когда человек расслабляется во время любых соревнований, то есть как бы сбрасывает напряжение, то у него и силы восстанавливаются. И это не только относится к бразильцам. К слову говоря, этим качеством великолепно, как и техникой, обладал Франц Беккенбауэр и многие другие звезды, Йохан Круиф, конечно, тоже в том числе. Поэтому такие футболисты и меньше уставали во время игры. Не говоря еще о третьем качестве, это позиционное мышление. Там, где кому-то надо лишние пробежать 10 метров, он медленно спокойно заранее переместился, предусмотрев развитие атаки или игрового эпизода. Иными словами, меньше сил тратят те, у кого выше мастерство. И Кирилл подметил это в отношении бразильцев, но мы несколько расширили круг, более широко взглянули на эту тему.



Олег Винокуров: Снова Москва берет инициативу. Илья.



Слушатель: Я тоже впервые после чемпионата мира с вами общаюсь. Очень рад, что вы вернулись.



Олег Винокуров: А куда мы могли деться?



Валерий Винокуров: Что же вы думали, мы там останемся?



Слушатель: Нет, без вас было плохо. Ну, конечно, вы не могли пропустить чемпионат мира. Я просто хотел постепенно уже начать уходить от футбольно-судейской темы.



Валерий Винокуров: Прекрасно, правильно.



Слушатель: Я об интервью Дурманова хотел сказать, что радует вообще то, что он хотя бы не защищал вот этих спортсменов, тем более, что Садова уже второй раз попалась на допинге.



Олег Винокуров: Ну, а он никогда не защищает, если вы слышали, он у нас выступал в «Лицом к лицу» после афинской Олимпиады.



Валерий Винокуров: Он несколько раз был у нас в эфире. И просто человек в этом смысле правильный.



Слушатель: Просто он действительно часто выступает. В принципе, какое-то скептическое отношение немножко к тому, что он говорит, в том плане, что каждый раз перед крупными соревнованиями он говорит, что все проверены, что случаи допингов исключены. А потом жалуется на то, что спортсмены сами по собственной программе занимаются, сами что-то принимают, как Пылева, скажем, и что я могу сделать в связи с этим. Тогда не понятно, для чего существует его лаборатория, если он все равно не имеет власти их контролировать? Если такая ситуация, видимо, главное, что нужно сделать, - это просто запретить спортсменам индивидуально готовиться. Если других способов нет.



Валерий Винокуров: Нет, вы знаете, все же мы живем в практическом мире. Власть у него большая, они проверяют все команды, проверяют всех спортсменов по всем видам спорта. Даже проверяли спортсменов-инвалидов перед Параолимпиадой. То есть проверяют всех тщательнейшим образом. Но дальше он же не может прикрепить к каждому спортсмену еще охранника. Ну, Пылева, когда она все это приняла?



Олег Винокуров: За два часа до старта.



Валерий Винокуров: За два часа до старта вдруг она все это употребила. Ну, нельзя же за руку держать. Так что мне кажется, что в данном случае ведомство, не лично сам Николай Дурманов, а его ведомство не заслуживает критики. Потому что работа по предотвращению этого явления ведется очень большая.



Слушатель: Я в принципе, полностью согласен с тем, что все-таки главная причина – это в отношении к спортсменам, принимающим допинг, то, что их фактически даже поощряют. Такое отношение только в России, может быть, еще в Турции. Это еще одна такая страна, где тоже очень много допинговых скандалов сейчас, и где тоже чиновники яростно оправдывают своих спортсменов, пытаются доказать, что ничего не было, что этого не могло быть. И что даже если это так, то не нужно спортсмена наказывать и так далее. Вот две страны, Россия, видимо, по этому же пути идет. В тяжелой атлетике Турцию уже дисквалифицировали на год полностью всю команду. Видимо, и Россию тоже дисквалифицируют, и правильно сделают.



Валерий Винокуров: Нет, если третьего не поймают, то тогда этого не будет.



Слушатель: Да, но идет уже тем же путем. В принципе, третий уже был, была Альбина Хомич, просто она не в течение года, поэтому и не дисквалифицировали еще. Я хотел еще отметить, что в прошлом месяце, по-моему, 23 июня было интервью в «Спорт-Экспрессе», Елена Войцеховская брала интервью у известного тренера в лыжных гонках Александра Грушина. Они как-то очень странно поговорили в этом интервью. Елена Войцеховская намекала, а он фактически подтверждал, что Лазутиной и Даниловой допинг предлагали руководители федераций или какие-то официальные чиновники.



Валерий Винокуров: Да наверняка.



Слушатель: И что они фактически чуть ли не заставили их принять допинг. И причем все знают, что это так вроде бы внутри российской федерации, но никто не говорит. Мне интересно, о ком идет речь.



Валерий Винокуров: Илья, но после этого же и было создано ведомство Дурманова.



Олег Винокуров: Скандал, во-первых, с Грушиным, которого после этого отстранили от работы.



Валерий Винокуров: Он же как раз и протестовал против этого вмешательства руководителей. Это интервью я не видел, но думаю, что Грушин все, что мог, сказал. Он человек в этом смысле прямой, что мог – сказал. Наверное, чего-то другого уже не мог сказать, потому что тоже же подвергаться каким-то судебным преследованиям не хотелось.



Олег Винокуров: Иван из Москвы.



Слушатель: Я буквально четверть слова в отношении судейства. Я просто хотел защитить болельщиков, которые возмущаются, это мешает смотреть красивый футбол. А главный у меня вопрос в том, что существует целая индустрия производства допингов. И поэтому мы боремся с верхушками. А вот эта индустрия сохраняется. И еще у меня вопрос. Недавно было сообщение о женской штанге. Я в свое время сам занимался штангой, знаю, что это такое. Это же вредно для женского организма. Как это может быть?



Валерий Винокуров: Что касается вреда для женского организма, тут в этой студии нет человека, который с этим бы был не согласен. И многие действительно врачи всегда считали, что это вредно для женского организма, но идет борьба, эмансипация – никому нельзя запрещать ничего. Потому что не только штанга, много видов спорта вредны для женского организма. А женский бокс, предположим? А водное поло женское? Когда это вообще считалось чрезвычайно вредным видом спорта. Что теперь делать? Я думаю, что многие виды спорта для женского организма вредны, но запретить ничего нельзя.



Олег Винокуров: Да и для мужского организма спорт часто бывает вреден, такой большой и изнурительный спорт.


Читаем вопросы на пейджер. Андрей просит объяснить, что происходит с Хиддинком, какие к нему претензии. Претензии к нему в основном налоговых служб, вроде бы он чего-то где-то недоплатил. Он все это отрицает. У самого Хиддинка претензий к российскому футболу масса после его первого знакомства. Ну, об этом мы будем говорить отдельно, о том, как он поля оценил и футбол.


Валентин насчет допинга пишет про низость западных русофобов. Видимо, туда надо включить не только русофобов, но и туркофобов.



Валерий Винокуров: И американофобов.



Олег Винокуров: Да, и грекофобов. Алексей говорит, что мы не рассказали о европейских теннисных турнирах. Да, это так, там два турнира проходят, но они проходят на земле. Там такие теннисисты, которые явно на открытом чемпионате Америки ничего не покажут. Может, это и наша ошибка информационная.



Дмитрий Морозов: Завтра в новостях.



Олег Винокуров: Да, завтра в новостях, конечно, скажем. Александр Добрый спрашивает: «Нужно ли проводить «Ливерпулю» ответный матч против «Макаби» в Израиле в то время, когда там идет война? Должно ли сказать свое слово УЕФА?» Может быть, этот вопрос будет поднят. Вчера только была жеребьевка, пока еще реакции никакой нет.



Дмитрий Морозов: Наверняка, матч должен на нейтральном поле быть.



Олег Винокуров: Посмотрим, что мы то будем решать? Они решат сами.



Валерий Винокуров: Ну, и на том, что мы предоставляем им право решать, завершим нашу программу.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG