Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Антропонимика: моя фамилия меня бережет


«От "А" до "Я"» — передача о русском языке

«От "А" до "Я"» — передача о русском языке

Антропонимика изучает имена, отчества, фамилии людей, а также их прозвища и псевдонимы. На этой ниве немало спекуляций. Доходит до того, что некоторые псевдоученые заявляют: имя того или иного человека может влиять на его судьбу. Но, к счастью, есть и серьезные исследования. В частности, их проводят в московском Информационно-исследовательском центре под названием «История фамилии». Сотрудник этого центра — Ольга Соловьева отвечает на мои вопросы.

— А для чего вообще нужно выяснять, что означает твоя фамилия, и как она возникла? Не из праздного ли интереса это происходит?
— Изучая историю фамилии, мы рассказываем человеку о том, чем занимался его предок, как его звали, какой у него был характер. Любил ли он, допустим, носить красивые одежды, был он высокий или маленький, шумный или тихий. Потомки узнают о своем предке, который дал им фамилию. Корни фамилии нередко кроются в имени или в прозвище человека, жившего в тот период, когда стали образовываться фамилии. Это не так давно произошло по историческим меркам. В XVI , XVII , XVIII и даже вплоть до XIX века фамилии образовывались. У многих из крестьянского сословия до отмены крепостного права не было фамилий.


— Дворянские фамилии, как известно, самые древние.
— Да, они самые древние. Они стали образовываться уже где-то к XIV - XV векам, когда человек должен был закрепить свое право на владение каким-либо поместьем, городом. Часто эти фамилии отражают географическое название того места, откуда человек был родом, либо напоминают о том, чем он владел. Например, Трубецкой. Князья Трубецкие владели городом Трубеж. Если иметь в виду современное административное деление, то Трубеж располагался там, где сейчас брянские земли. Также и многие другие — и Волконские, и Оболенские. Это все географические, топонимические фамилии. Позднее такая традиция стала распространяться и на другие сословия.


— Это один путь образования фамилии. А существовали ли еще какие-нибудь другие?
— Конечно. Очень много фамилий было образовано от так называемых мирских имен. Мирские имена — это те, которые давались человеку либо при рождении, либо как прозвище в более поздний период жизни человека. Уже его дети могли именоваться по отцу.


— С топонимами и с отчествами как-то все очень прозрачно. Но ведь существует достаточно большое количество фамилий, связанных с животными. Они-то откуда возникли, все эти Зайцевы, Сорокины, и так далее?
— Опять же, это все имена, которые относятся к мирским. В старину это были обычные имена. Для нас это сейчас звучит немножко странно, но, тем не менее, это имя было вторым именем после имени крестильного.


— То есть, это было что-то вроде прозвища?
— Нет, это было просто второе имя, которое уберегало человека от нечистой силы. Чтобы нечистая сила не знала его настоящего крестильного имени, человека в миру называли совершенно любым словом. Поэтому были очень распространены такие имена, как Баран, Заяц, Конь, Береза, Горшок, и даже Мочало и Рогожа. Сейчас это трудно себе представить, но тогда это не было в диковинку.


— Как следует с точки зрения лингвистической науки относиться к неблагозвучным или просто смешным фамилиям? Как относиться к этому с житейской точки зрения, совершенно понятно. Такие фамилии, как правило, портят жизнь человека, особенно в детстве. Но как полагают лингвисты, следует ли человеку, предположим, с фамилией Поросёнкин, ее менять?
— Ни в коем случае. Процесс узнавания своего предка, тех слов, которые употреблялись в старину, это очень важно и для нас, и для будущих поколений. Несмотря на то, что эта фамилия кажется неблагозвучной, тем не менее, любой фамилией можно гордиться. Помните, в истории были Свиньины.


— Или Дурново.
Или Дурново, да. Свинья — это было обычное имя. А Дурново — это имя-оберег. То есть, назвав человека Дураком, родители считали, что он вырастет умным, замечательным, богатым человеком, то есть, он не будет дураком.


— Отголоски этого суеверия сохранились до сих пор. Очень часто про младенцев, когда видят их впервые, положено говорить «ой, какой противный, некрасивый» именно для того, чтобы не сглазить.
— Совершенно верно, а в старину эта традиция была очень сильна. Поэтому и называли ребенка Чертом, Сатаной или давали ему имя Злоба, чтобы он вырос добрым. Фамилия Некрасов от имени Некрас, некрасивый, чтобы ребенок был пригожим, и красивым вырос.


— Какого рода смежные дисциплины привлекают для того, чтобы проследить историю фамилии, выяснить ее происхождение?
— В первую очередь это история и различные разделы ономастики — топонимика, зоонимика, этнонимика. Это все очень важно, особенно, если идет речь о фамилиях, произошедших не только от русских слов, от славянских.


— Да, надо сказать, что среди фамилий, которые носят этнические русские, очень много по происхождению нерусских слов.
— Например, фамилия Балашов. Абсолютно русская фамилия, но в основе ее тюркское слово «бала» — ребенок. А уменьшительный суффикс «-аш» дает дополнительный смысловой оттенок — дитятко. Это тюркское слово было заимствовано русскими, и прижилось как обычное имя собственное. Балаш — это просто было имя у русских.


— Среди тех научных дисциплин, которые вы упомянули, следует еще вспомнить и о диалектологии, науке, изучающей говоры. Не могли бы привести такого рода примеры?
— Например, Кузнец. Это профессиональное прозвище было распространено в северных и центральных землях. На юге этого же человека называли «Ковалем». Сразу мы можем определить, предок человека с юга либо с севера. В южных землях это Коваль, Коваленко, Ковальчук, Ковалев.А в более северных, центральных землях — это Кузнецовы.


— А существует ли какой-то предел, какая-то грань, где лингвисты разводят руками и говорят — ну, не можем мы докопаться до первоистока, не знаем мы, что означает эта фамилия?
— Такое у нас в работе встречается достаточно часто. Бывает, например, так, что слово мы не находим в современных словарях говоров. Просто могло слово не сохраниться. Но, тем не менее, работа учеными ведется. Я думаю, что никогда человеку не стоит терять надежды.


— Существует довольно значительный массив фамилий, по происхождению связанных с церковными приходами — Воскресенский и так далее. Так вот, это значит, что у тех людей были предки церковнослужители, или это были люди, жившие в селе, где стояла церковь с соответствующим названием?
— Опять же, это можно сказать только на основании генеалогических исследований. Фамилию Воскресенский мог получить человек, живший в селе Воскресенское, которое названо по имени храма Воскресения Христова. Но такую же фамилию обычно получал и священник, служивший в этой церкви. Поэтому человек, носящий фамилию Воскресенский, может быть потомком либо выходца из села Воскресенского, либо священнослужителя. Вы сейчас затронули фамилии русского духовенства. Они более многообразны. Такие фамилии стали появляться с XVIII века. До XVIII века обычно служитель церкви именовался по названию своей церкви, либо именовался по имени отца. Фамилий духовенство не имело. А с XVIII века наша Церковь получила право присваивать фамилии своим учащимся — и семинарий, и училищ, и бурс. И фамилии были самые разнообразные. Либо географические, то есть получал человек фамилию по тому месту, откуда он прибыл. Либо искусственного происхождения. Семинаристы даже сложили такую пословицу: «Фамилии давались по цветам, по камням, по зверям, как захочет его преосвященство». Такие фамилии, как Аметистов, Смарагдов, Изумрудов, Юпитеров — это все фамилии русского духовенства. Кстати, в одной из книг Акунина герой носил фамилию Тюльпанов. Он как раз и говорил, что руководитель училища, где учился его батюшка, в этот год давал своим выпускникам все фамилии по названию цветов. И вот он получил фамилию Тюльпанов, которой немножко стыдился.


В большинстве случаев, и тут Ольга Соловьева совершенно права, провести точный историко-лингвистический анализ фамилии можно только, если ты хорошо знаешь свою генеалогию. А с этим, в силу исторических обстоятельств, в России дело обстоит не очень хорошо.


XS
SM
MD
LG