Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рост цен на рынке жилья Петербурга


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Александр Дядин. Гость студии - Людмила Ермолаева, консультант по операциям с недвижимостью корпорации "Адвекс-Недвижимость".



Дмитрий Казнин: В последние месяцы цены на недвижимость в Петербурге не просто растут, а стремительно взлетают. Стоимость квадратного метра в однокомнатной квартире приблизилась к 2 тысячам долларов, сами однокомнатные квартиры продают по цене 70-100 тысяч долларов. Каковы причины такого ажиотажа и что ждет петербургский рынок жилья дальше?



Александр Дядин: Эксперты сходятся в одном: пока спрос на жилье есть, цена на него будет расти. А вот о причинах спорят. Одни считают, что цены взлетели из-за прихода на питерский рынок московских и "нефтегазовых" инвесторов, которые за ценой не стоят, готовы платить любые деньги и диктуют условия для всех остальных участников рынка. Другие считают, что цены взлетели из-за повышения покупательской возможности людей, и расширения спектра предлагаемых схем, по которых человек может стать владельцем квартиры.


Заместитель директора Городского жилищного агентства Елена Любич первой среди таких причин назвала новое законодательство по долевому строительству.



Елена Любич: Если раньше долевое строительство было относительно дешево в сравнении с вторичным рынком, потому что можно было внести деньги, относительно небольшие, на том этапе, когда еще не было дома, не было фактически разрешительных документов, то сейчас строители не имеют права брать деньги у дольщиков, пока не выполнять определенные условия. К тому моменту, когда они их выполнят, дом, как правило, уже почти построен, продавать квартиры дешево нет смысла, квартиры дорожают. Вторая причина - государство практически сделало многое для того, чтобы люди могли брать ипотечные кредиты. Условия все более и более льготные, и люди ринулись их получать. То есть желание всех, у кого есть хоть какие-то деньги, вложить их именно в недвижимость, для многих не приведет ни к чему хорошему. Если раньше, например, жители коммунальных квартир в центре могли рассчитывать на расселение, то сейчас инвесторы практически не вкладывают деньги в расселение коммунальных квартир, потому что стоимость тех мелких объектов, которые они должны купить, очень и очень высока. Поэтому наметившаяся достаточно хорошая тенденция в Петербурге расселения коммуналок, сейчас практически прекратилась. И у жителей центральных коммуналок я сейчас никаких перспектив, например, не вижу. Я уже не говорю о тех людях, которые не любили брать в долг и копили, например, дома. То есть когда они поняли, что им осталось докопить тысяч пять, и они купят квартиру - случилось то, что случилось. И, честно говоря, представить их состояние мне даже не хочется, мне их откровенно и искренне жалко.



Александр Дядин: Многие специалисты ожидают, что уже к осени начнется обратная тенденция, когда с рынка уйдет большое количество покупателей, а цены стабилизируются. Впрочем, о таких ожиданиях говорили уже не раз, но реально рост цен на жилье лишь замедлялся, но не останавливался.



Дмитрий Казнин: Сегодня у нас в гостях Людмила Ермолаева, консультант по операциям с недвижимостью корпорации "Адвекс-Недвижимость", и мы поговорим о рынке жилья в Петербурге.


Людмила Николаевна, действительно ли можно охарактеризовать ситуацию на рынке сегодня выражением "рынок сошел с ума"?




Людмила Ермолаева

Людмила Ермолаева: Да, я согласна, рынок действительно "сошел с ума". Причин я здесь вижу очень много. Основная часть их заключается в деньгах, это разного рода кредиты, это приток денег из регионов, где они достаточно в большом количестве зарабатываются, государственные программы. Скажем, очередникам предоставляется сейчас очень большое количество субсидий при условии получения также ипотечного кредита и так далее. То есть это в основном деньги. Опять же у нас есть такая "национальная русская игра", называется она - паника. На панике все продают, потом на панике все покупают, поэтому рынок у нас достаточно нестабильный. На сегодняшний день у нас паника по покупкам.



Дмитрий Казнин: То есть это тоже может быть причиной изменений на целом рынке большом.



Людмила Ермолаева: Это одна из причин, скажем так. Причин-то комплекс на самом деле.



Дмитрий Казнин: Деньги, паника... А вот приход в Петербург крупного капитала, в том числе московского? Очень многие сейчас связывают рост цен именно с такими явлениями.



Людмила Ермолаева: Ну, приток капитала всегда влияет на ситуацию на рынке. То есть приходят солидные люди, город сам по себе становится более престижным, соответственно, в нем все дорожает. Я не вижу, чтобы это был именно московский бизнес. Потому что у нас очень хорошо покупает "Норильский Никель", "Сургутнефтегаз" и всякие другие регионы, где достаточно большое количество денег скопилось. Мало того, у нас наши питерские предприятие, очень многие, дают своим работникам беспроцентные ссуды для приобретения жилья. И опять же кредиты, которые даются в городе.



Дмитрий Казнин: Почему в последнее время это все началось, почему не два-три года назад, не 10 лет назад? Почему именно в последние несколько месяцев такой резкий рост цен?



Людмила Ермолаева: Я думаю, что просто привыкали к такому слову, как ипотека. Сейчас к нему уже привыкли, и посему получается, что человек, который раньше имел денег на комнату, боялся слова "кредит" вообще как такового, и он покупал себе комнату. Сейчас, имея деньги на комнату и имея достаточно достойный уровень зарплаты, человек может взять ипотечный кредит и купить себе квартиру. Другой вопрос, что таких людей появилось очень много, и купить сейчас практически, получается, нечего, потому что прямые продажи, то есть продажи, когда человек просто получает деньги, выжидают лучших времен, чтобы получить за свою квартиру максимум денег, а без прямой продажи не замкнуть ни одну цепочку. Поэтому получается, что выставлена на продажу масса квартир, которые невозможно приобрести именно по этой причине. И покупатели бегают от квартиры к квартире, не зная, какую из них ждать и какую из них повезет ухватить через ту самую прямую продажу.



Дмитрий Казнин: А ситуация на рынке жилья в целом какова сегодня? Действительно ли нет спроса и нет предложения? Что сейчас происходит?



Людмила Ермолаева: Сейчас явное превышение спроса над предложением. Люди хотят купить, купить достаточно сложно, и те счастливчики, которым удается получить в собственность квартиру, их я считаю как раз счастливчиками.



Дмитрий Казнин: А какие квартиры пользуются наибольшим спросом сегодня? И можно ли делить рынок недвижимость в такой ситуации на первичное и вторичное жилье? И как, по вашему опыту, реагируют клиенты на все это?



Людмила Ермолаева: Клиентам зачастую очень трудно объяснить весь ужас ситуации. И пока они сами не проникнутся этим ужасом, они теряют время и, соответственно, деньги. Что касается первичного или вторичного рынка, если ко мне приходит клиент, говоря: "Я хочу купить квартиру", я понимаю, что он не хочет купить квартира, а хочет решить какой-то свой вопрос. И я показываю ему пути, по которым он этот вопрос может решить, а он уже сам определяется, на первичку или на вторичку ему идти. С заказом "хочу в строящемся доме" приходит мало кто. "Хочу уже построенную квартиру"- тоже мало кто. Как правило, приходит человек с нерешенным жилищным вопросом.


Люди хотят вложить деньги хоть куда-нибудь, поэтому, естественно, в первую очередь более дешевое жилье, и исторически так сложилось, что на нашем рынке дешевое жилье уходит быстрее. Поэтому чем мельче квартира, тем дороже в ней квадратный метр, потому что на нее больше спрос.



Дмитрий Казнин: То есть пользуются популярностью однокомнатные, двухкомнатные...



Людмила Ермолаева: Однокомнатные, двухкомнатные, мелкие трешки. Когда рынок находится в таком состоянии, скажем так, паническом, то метут абсолютно все. То есть метут "хрущевки" четырехкомнатные по 42 квадратных метра общей площадью, метут однокомнатные по 80 метров общей площадью.



Дмитрий Казнин: В репортаже было сказано, что сейчас уже почти 2 тысячи долларов стоит квадратный метр площади. Какие сейчас цены?



Людмила Ермолаева: Если брать "среднюю температуру по больнице", то так и получается. Хотя наш город состоит из массы всяких районов, и по районам цены растут совершенно по-разному. Есть районы, где уже за 2,5 тысячи долларов перевалила цена среднестатистической двушки, есть районы, где она подорожала, скажем так, приближается к 2. Но мне кажется, что без 2 тысяч долларов за квадратный метр на рынке сейчас делать нечего.



Дмитрий Казнин: И это только начало?



Людмила Ермолаева: Не могу судить, начало это или не начало. Я просто понимаю, что такая ситуация долго продолжаться не может. Ну, сколько может цена расти? До той поры, когда закончится покупательская возможность у населения города. Сейчас уже кредиты берут по 2-3 миллиона рублей люди, для того чтобы купить совершенно примитивную квартирку. Но скоро у них не будет хватать зарплаты, для того чтобы банк выделил такие средства.



Дмитрий Казнин: То есть, если мы говорим об обычно однокомнатной квартире, это имеется в виду 35-40 квадратных метров, сколько она сейчас стоит?



Людмила Ермолаева: От 75 до 120 тысяч долларов. Ниже, может быть, можно купить далеко от метро "хрущевку" на первом этаже.



Дмитрий Казнин: Каков портрет среднестатистического петербургского покупателя квартиры сегодня? Это богатый человек, представитель среднего класса или образ размыт этот?



Людмила Ермолаева: При все размытости образа все-таки можно выделить что-то. Богатые покупатели у нас как ходили, так и ходят, на них ничего не влияет, потому что у них свой бизнес, который дает им доход, позволяющий терпеть вот это вот безобразие на рынке. Но большинство покупателей - все-таки представители среднего класса, имеющие достойную зарплату, небольшое количество своих денег и, скажем так, возможность взять ипотечный кредит. Вот если по моей практике смотреть, это молодежь от 25 до 35 лет. Скажем так, людей после 40 поменьше, но они тоже ходят, и тоже ходят с кредитами. Просто здесь вопрос условий предоставления кредита.



Дмитрий Казнин: Это вообще ситуация новая, что покупатель от 25 до 35 лет в основном? Или это было и 3, и 5 лет назад? Или это именно примета сегодняшнего дня?



Людмила Ермолаева: Мне кажется, что примета сегодняшнего дня. Потому что какое-то время назад, 3-5 лет назад у нас в основном заработок, на который могли дать ипотечный кредит, имели люди, которые получили воспитание в застойные времена, то есть, скажем так, дети Советского Союза. И для них понятие "кредит" как таковое практически неприличное слово, и те, кто смог перестроиться на более цивилизованное понимание этого слова "кредит", те пришли с кредитами и что-то себе уже купили. А молодежь воспитывалась уже в другое время, для них это нормально, поэтому как только у них получается достойный доход, они готовы его реализовать.



Дмитрий Казнин: Людмила Николаевна, по статистике, еженедельный рост цен составляет около 5 процентов, еженедельный, причем каждый месяц эта цифра увеличивается. Как сообщают специалисты, в июле рост цен достиг пика и составляет где-то 24-25 процентов в месяц. Как люди, которые приходят и собираются покупать квартиру, как они на это реагируют, как эмоции и как решать такие вещи? Я понимаю, что единственный рецепт быстрее покупать квартиру, но, может быть, есть что-то еще.



Людмила Ермолаева: Если человек понимает, что он делает, то, конечно, он старается делать все это быстрее. Другой вопрос, что здесь очень много зависит от везения. Бывает, зачастую человеку просто показать нечего, я уже объясняла эту ситуацию.


Что я рекомендую? Если человек продает какое-то свое жилье для того, чтобы приобрести какое-то другое, у него есть, соответственно, доплата, нужно взять эту доплату в виде своих средств, взять заемные средства в ипотечном банке. Для этого, естественно, придется воспользоваться все-таки услугами консультанта, потому что это уже сделки повышенной сложности, которые зачастую просто не по зубам даже суперумному человеку, но не специалисту, потому что базовых знаний у него для этого не хватит, и покупать то жилье, которое ему нужно. Его квартира в это время продолжает дорожать. После того, как он купил это жилье, отремонтировал, переехал туда и прописался, прямой продажей можно продать свою квартиру. И тогда может получиться даже такая смешная ситуация, когда человек купил квартиру дешевле, чем та, которую он продал. То есть, еще и сэкономить деньги. К сожалению, очень редко, кого можно на это дело уговорить, потому что боятся слова кредит. Здесь же будет досрочное погашение кредита, то есть с минимальными потерями по процентам и даже выигрыш при условии такого растущего рынка.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро. Ваша гостья заявила, что в Советском Союзе слово "кредит" было практически незнакомо, якобы советским людям пришлось преодолевать психологический барьер перед этим словом. Она в какой стране родилась? Кредиты в Советском Союзе были очень широко распространены. За три рубля можно было купить прекрасный цветной телевизор, набор мебели и так далее. Зачем лгать?!



Дмитрий Казнин: Видите, возмутило нашу слушательницу.



Людмила Ермолаева: Мне очень жаль, что вы неправильно поняли то, что я сказала, вероятно, я сказала не так. Я родилась в Советском Союзе, получила застойное воспитание и я брала в кредит и холодильник, и телевизор еще в застойные времена. Дело в том, что сейчас кредит, который существует на рынке недвижимости, немножко другой. Мне самой внутри себя пришлось очень много переломить для того, чтобы давать такого рода, скажем так, рекомендации своим клиентам. Потому что порекомендовать что-то можно только тогда, когда сам в это веришь. Я сама в это очень долго не верила и очень долго рассматривала кредитную линию, в общем-то, весьма негативно. Сейчас у меня поменялась точка зрения на это. Я считаю, что точка зрения была негативной именно из-за моего воспитания, из-за отношения к кредиту в советские времена.



Дмитрий Казнин: Может быть, тут еще дело в том, что в 90-е годы вообще была сложная ситуация с финансами, и люди как-то не доверяют, может быть, до сих пор государству в этом плане, думаю, что любые такие операции - это некий обман. Это тоже такая стереотипная точка зрения.



Людмила Ермолаева: Возможно.



Дмитрий Казнин: Тут складывается из нескольких, наверное, исторических пластов за короткое время, которое прошла наша страна. Если возвращаться к теме прихода бизнеса крупного в Петербург, последняя история - это строительство или еще не строительство небоскреба Газпром-Сити в районе Большой Охты. Там 300-метровый небоскреб якобы собирается строить "Газпром", об этом пишут в принципе все газеты. Конкретно эта новость может что-то, например, изменить на рынке недвижимости? Как-то увеличить цены, например, в этом районе или создать какой-то ажиотаж или нет, или это никак не повлияет?



Людмила Ермолаева: Я думаю, что в компании с другими составляющими на рынке конечно повлияет. Я уже говорила, что любой приток капитала, любое увеличение, улучшение престижа, оно влечет за собой повышение цены. То есть, если в этом районе будет стоять престижный особняк, в котором будут жить богатые дядьки и тетки, то, естественно, этот район станет дороже и престижнее, потому что поменяется немножко социум, поменяется, скажем так, инфраструктура района. Потому что бизнес, который приходит, он хочет привести с собой, соответственно, инфраструктуру.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Может быть, в Советском Союзе единственное, что было хорошо, это предоставление кредита без процентов, насколько я помню. Я тоже пользовалась кредитом, но, конечно, таких высоких процентов не было и вообще не было.



Дмитрий Казнин: Спасибо. Вот о процентах зашла речь и опять же такой взгляд, очень распространенный, что проценты большие и это невыгодно.



Людмила Ермолаева: Я считаю, что это все равно выгодно даже при больших процентах, потому что квартира дорожает на большее количество процентов в год, чем процент по кредиту. В любом случае вы, приобретая эту квартиру, приобретаете ее по одной цене, потом выплачивая тот же самый кредит и те же самые проценты, вы живете в этой квартире. Считайте, что вы ее сняли, потому что арендная плата за такую квартиру, как правило, и составляет то количество денег, которое вы должны выплачивать в месяц банку. Поэтому я не считаю, что эти проценты высокие. Скажем так, купили вы квартиру за какую-то определенную сумму, с кредитом вы расплатились через 25 лет. 25 лет вы пользовались этой квартирой, вы жили в ней, вы ее ремонтировали, то есть это была уже ваша квартира. А через 25 лет сколько она будет стоить? Она будет стоить дороже, чем та сумма, которую вы выплатили банку.



Дмитрий Казнин: Многие специалисты говорят о том, что эти проценты, действительно выгодное вложение денег получается, потому что, если берешь кредит в иностранной валюте, то проценты меньше, 10-12 процентов, что, во-первых, идет инфляция и какие-то процессы, которые кредит делают выгодным.



Людмила Ермолаева: Я считаю, что кредит нужно брать в той валюте, в которой получаешь зарплату. Потому что в любом случае зарплата, скажем так, изменяется, опять же, в той валюте, в которой ее получаешь. Не известно, что у нас будет дальше с долларом, не известно, что у нас будет дальше с рублем. На конвертации могут быть потери намного больше.



Дмитрий Казнин: Мы начали говорить об ипотеке, кредитовании. В условиях такого резкого роста цен желательный этот процесс или нежелательный, ипотека и кредиты, например, для банков, для продавцов квартир?



Людмила Ермолаева: Что касается продавцов квартир, то в условиях растущего рынка плохо с чем угодно, хоть с кредитом, хоть с деньгами, хоть с бриллиантами, вообще, с чем угодно. Потому что пока у нас проходит регистрация права собственности и появляется возможность получить деньги, квартира уже вырастает в цене. Заранее увеличивать цену, это ведет опять же к эскалации цен и рынок у нас просто до такого состояния раздут, уже возможностей не имеет. Что касается для банков, для покупателей, мне трудно судить, насколько выгодны кредиты для банков, но, судя по количеству предоставляемых кредитов, это все-таки выгодно. Для покупателей в растущем рынке, конечно, выгоднее покупать и с кредитами, и без кредитов, просто выгодно покупать.



Дмитрий Казнин: Я много читал на тему того, что сейчас продавцы стараются вообще не связываться с теми, кто пытается купить квартиру через ипотеку или кредит, что проще работать в такой ситуации с прямыми деньгами.



Людмила Ермолаева: Я считаю, что это определенное количество, скажем так, недоверия, опять же, тоже корнями растет из детства. Если посмотреть внимательно, то сделка с ипотекой или сделка с прямыми деньгами практически ничем не отличаются. Единственное, что для одобрения квартиры банком нужна неделя. Но зачастую бывает, что клиент с прямыми деньгами, пока их из бизнеса вынимают и так далее, проходит больше недели.


Далее. Здесь получается, что у нас договор по рынку проходит, деньги через банк. Вообще для покупателя и для продавца, мне кажется, схема ипотеки, в общем-то, более надежна.



Дмитрий Казнин: Людмила Николаевна, хочется поговорить такую важную и интересную тему для всех, кто живет в Петербурге, это коммунальные квартиры, их расселение. Они находятся в основном в центре города и в центре же города находится огромное количество так называемых неликвидных квартир. Какова сейчас ситуация с коммунальными квартирами в городе в связи с таким резким ростом цен? По-прежнему ли они расселяются или здесь какая-то стагнация? Что сейчас происходит в этой области?



Людмила Ермолаева: Расселения сейчас конечно идут крайне медленно и очень мало, кому удается расселиться-таки до конца. По расселениям на сегодняшний момент я считаю, что удобнее всего ситуация, когда инвестор, то есть человек, который хочет приобрести коммунальную квартиру, выкупает на себя объекты, которые нужны для расселения, а потом одним нотариатом покупает их квартиру, а им продает вот эти. Потому что тогда удается хоть немножко снизить цену за квартиру. Потому что, приобретая им жилье, оно в цене не растет, оно лежит у него в кармане.


Что касается неликвидов в центре. Если жильцы коммунальной квартиры приняли решение расселяться, то прежде всего им нужно представить себе, как выглядит тот человек с чемоданом денег по их запросам, который будет в их дворе парковать свою машину, по их лестнице водить своего ребенка в школу, выглядывать из окна из так далее. Если портрет такого человека рисуется, значит, смело выбирайте себе риэлтерскую фирму и давайте заявление на расселение. Если этот человек очень похож на ненормального, тогда ремонтируйте свою квартиру, ставьте железную дверь и готовьтесь к тому, что вы жить в ней будете очень долго.



Дмитрий Казнин: То есть пока расселение идет сложно коммунальных квартир?



Людмила Ермолаева: На растущем рынке всегда сложно идет расселение коммунальных квартир.



Дмитрий Казнин: Их очень большое количество. Я лично бывал в центре города на таких чудесных улицах, как Моховая или Рубинштейна, или Марата, или Достоевского, где совершенно в невозможном состоянии находятся огромные квартиры, причем квартиры XIX века с лепниной, с какими-то историческими ценностями внутри, но в совершенно разрушенном состоянии, например, площадь 300 метров. У них есть какая-то перспектива, у таких помещений? Понятно, что это некий такой петербургский шарм создает, но все-таки...



Людмила Ермолаева: Для людей, которым нужна 300 метров квартира, какое-то время назад было все равно, в каком она антураже, потому что они знали, что они въедут, отремонтируют подъезд, посадят там мужика в бронежилете или бабусю со спицами и у них все будет замечательно. Сейчас же очень много богатых покупателей, расслоение, скажем так, идет на людей, у которых денег много и очень много, и они готовы платить цену дороже, но чтобы этот мужик или эта бабуся со спицами уже сидели в этом подъезде, и чтобы уже и квартира была такая, чтобы там не надо было менять все, вплоть до перекрытий и так далее. Но шансы всегда есть на расселение практически у любой квартиры, если она может себе нарисовать облик того человека, который въедет туда жить.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Скажите, если рубль уравняют с долларом, вы будете рады?



Людмила Ермолаева: Вы знаете, немножко врасплох меня застал этот вопрос. На самом деле мы живем в рублевой зоне. Я не вижу смысла привязываться к доллару. Мне кажется, что доллар, который у нас, вот здесь его курс, это наши какие-то внутренние заморочки, просто это фантик, который имеет определенную цену. И какая его цена будет... я даже не знаю, нужно посмотреть, как это повлияет на нашу жизнь.



Дмитрий Казнин: Продолжая тему коммунальных квартир и таких сложных квартир в центре города. Что делать людям, у которых нет, например, никаких шансов на то, что их полуразрушенное помещение кто-то купить? Продолжать жить там или пытаться что-то сделать, продать целиком, например, дом или подъезд? Какие тут могут быть варианты?



Людмила Ермолаева: Целиком продать дом или подъезд - это вариант самый интересный для расселенцев. Потому что человек, покупающий целиком все, имеет такое количество денег, что практически всех может удовлетворить по их запросам. Если же, скажем так, этот подъезд со двора, там вертикальная черная лестница и не под какие коммерческие цели, под бизнес-центр или под мини-гостиницу, под еще что-то дом использовать нельзя, то я рекомендую отремонтировать свою квартиру, помириться со всеми соседями и просто обеспечить себе достойное существование. Либо же продавать свою комнату, добивать какие-то деньги и уже что-то другое себе покупать. Потому что по комнатам продать легче квартиру, чем целиком.



Дмитрий Казнин: Ситуация получается все-таки сложная для людей, которые живут в коммунальных квартирах.



Людмила Ермолаева: Конечно.



Дмитрий Казнин: Перспектив больших, каких-то серьезных нет сейчас.



Людмила Ермолаева: Я считаю, что вообще коммунальная квартира - это такое безобразие, которое надо устранять. Но дело в том, что мы не волшебники, не все в наших силах.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро. Ирина, Петербург. Как вы думаете, сколько времени будет продолжаться это безумие с ростом цен? Это вопрос не праздный, так как мои родственники продали "хрущевку" 42-метровую и хотят брать кредит, чтобы прибавить эту сумму и купить большую квартиру. Может быть, есть смысл подождать какое-то время, когда все-таки этот рынок рухнет? Сколько это может продолжаться?



Людмила Ермолаева: Если у ваших родственников есть возможность в какой-то бизнес вложить эти деньги, чтобы они росли хотя бы с той скоростью, с которой растет рынок, то, может быть, переждать это смутное время. Если такой возможности нет, то нужно срочно бежать и что-то хватать. Сколько продлится это, я бы не стала ставить такие прогнозы. Единственное, что я могу точно сказать, что вечно это не продлится. Это продлится до тех пор, пока люди, имеющие, скажем так, на сегодняшний день достойный заработок, могут брать кредиты. Дело в том, что банки кредиты тоже выдают, исходя из зарплаты. Когда эти кредиты своими средствами перестанут покрывать стоимость квартиры, тогда это дело затормозится.



Дмитрий Казнин: То есть, есть шанс, что такой бешеный рост остановится, например, через полгода и останется на том же уровне или чуть пойдет вниз.



Людмила Ермолаева: Я думаю, что цены падать не будут, может быть, они останутся на том же уровне. Дело в том, что у нас было такое время, когда рынок находился в состоянии стагнации и тогда люди, которые хотели побыстрее продать, чуть-чуть снижали свою цену. Но общей тенденции к понижению цен на рынке не было, я, по крайней мере, такого не помню. Даже когда цена падала в долларах, доллар тогда очень сильно рос, в рублях все равно получалось, что квартиры растут, то есть наш рынок все время растет. Не говоря уже о том, что, скажем так, приход сюда неких государственных структур, приход бизнеса, скажем так, с севера, с нефтяных регионов каких-то, он все-таки удорожает наш город, он увеличивает его престиж. Я думаю, что цены все равно будут расти, может быть они будут расти очень медленно, может какое-то время постоят, но снижаться не будут.



Дмитрий Казнин: Многие говорят сейчас о доступном жильем, причем и политики, и экономисты, это вообще сейчас такое популярное выражение, оно явно строится из нескольких составляющих. Одна из них, мне кажется, важнейшая, - это законотворчество. Законы в этой области, есть что-то, чего не хватает сейчас работающим на рынке недвижимости или все в этом плане хорошо?



Людмила Ермолаева: Что касается законов и доступного жилья. По доступному жилью конечно не спорю, жилье стало намного доступнее, то есть человек, имея минимум денег, берет кредит, что-то себе покупает. Другой вопрос, что это доступное жилье еще не очень легко купить на сегодняшнем рынке, скажем так, очень сложно. А что касается законодательной базы, у нас нет закона о риэлтерской деятельности. Мы живем вне закона, и наши клиенты находятся вне закона. К сожалению, это позволяет некоторым отдельно взятым творить полный произвол на рынке. На девятом конгрессе Российской гильдии риэлтеров в этом году наш президент Романенко Александр Юрьевич избран президентом Российской гильдии риэлтеров. Мы очень уповаем на это, мы рассчитываем, что все-таки удастся как-то подтолкнуть создание закона о риэлтерской деятельности. Потому что цена вопрос такова, что без закона работать уже практически становится невозможно, потому что на рынке каждый кто во что гораздо. Даже имея своего, скажем так, клиента, все равно вынужден работать с другими агентствами какими-то. Хорошо, если это агентство придерживается каких-то этических норм, которое пытается внедрить в массы ассоциации риэлтеров и домостроителей Санкт-Петербурга, а также Российская гильдия риэлтеров. Но бывает, что просто оказываешься в совершенно тупиковой ситуации, где законодательно совершенно никаким образом ее нельзя решить.



Дмитрий Казнин: Какой-то процесс идет или тут может затянуться на годы все?



Людмила Ермолаева: Я не знаю, все зависит от наших законодателей.



Дмитрий Казнин: От депутатов Государственной Думы?



Людмила Ермолаева: Я думаю, что да. Если будет закон о риэлтерской деятельности, если он не сыграет ту роль, которая повлияла на первичный рынок, то есть на строящиеся объекты, то, я думаю, что у нас должно как-то все это дело, как говорит один мой клиент, рассосаться.



Дмитрий Казнин: У нас осталось меньше полминуты. Буквально несколько слов напоследок, что людям сейчас в этой ситуации делать при таких высоких ценах, при таких быстрых темпах роста?



Людмила Ермолаева: Расставлять для себя приоритеты. Если есть возможность вырастить где-то деньги еще, так, чтобы они росли быстрее, чем рынок, значит, нужно их выращивать. Если этой возможности нет, значит нужно включаться во всеобщую игру под названием "паника", носиться по городу и хватать все, что не приколочено.



Дмитрий Казнин: Спасибо.


XS
SM
MD
LG