Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анна Качкаева: «Другая Америка»


Анна Качкаева

Анна Качкаева

Жил на свете президент. Когда он был настоящим подполковником и только-только пришел к власти, 90 процентов газет и телеканалов его не любили. Они – эти СМИ – в отсутствии нормальных политических партий, при переругавшихся или уехавших олигархах – взяли на себя роль партии оппозиции. Они не выбирали выражений в адрес збранника и называли правительство «помойной ямой». Но могущество не контролируемых властью СМИ было недолгим.

Брутальный президент, который любит автоматы и самолеты, победил и заявил, что «диктатура частных СМИ долго угнетала людей». СМИ были названы «фашистскими, поддерживающими путчистов», обвинены в распространении секса и насилия, в поддержке «дестабилизирующего терроризма» и «шантаже правительства». Тех, кто выступал с критикой ограничений свободы слова, президент назвал опорой олигархов, которые плетут заговоры. Потом был принят закон, который журналисты, считавшие себя независимыми, назвали «кляпом» и «намордником». Наступил «комендантский час» на показ терактов в прямом эфире, сцен насилия и некоторой «иностранной» музыки.

Тем телевизионным частникам, которые до сих пор ведут «психологическую» войну в эфире, раскалывают общество, критикуют милитаризацию страны, не поддерживают официальный миф об оздоровлении экономики, и не любят акции пропрезидентского молодежного движения, скоро и вовсе не поздоровится. Президент дал указания «пересмотреть лицензии на вещание, которые были выданы частным каналам, и срок действия которых истекает в 2007 г.». Известный своими популистскими и националистическими высказываниями, он обвинил частные каналы в том, что «они играют роль Троянского коня американского империализма». Поэтому он готов воспользоваться конституционным правом и прекратить их вещание. «Я плевать хотел на то, что скажут на это мировые олигархи. Для меня важнее судьба моей Родины», – добавил он накануне недавних президентских выборов, на которых вновь победил. Кстати, именно по инициативе президента в эфир год назад был запущен круглосуточный спутниковый телевизионный канал, который должен стать «идейным информационным оружием» против доминирования «американского взгляда» в странах региона.

Действующие лица этого сюжета – не россияне, хотя минувшая пятилетняя история противостояния СМИ и власти в России, при всей несхожести лидеров, стран и экономик и с учетом того, что всякие сравнения хромают, могла бы быть описана приблизительно в тех же выражениях.

Эта событийная и лексическая похожесть показалась мне любопытной, когда на мировом форуме организаций, помогающих развитию СМИ, который проходил в Иордании минувшей осенью, латиноамериканские коллеги рассказывали о ситуации в медиа-индустриях своих стран. Они говорили об экономической непрозрачности этой сферы и об отсутствии социальной ответственности владельцев. О развивающихся рыночных отношений и об отсутствии общественного вещания. О прагматичном и даже циничном отношении власти и СМИ к аудитории – когда в людях видят не граждан, а исключительно потребителей.

Недавно в «Вестях недели» вышел талантливо исполненный репортаж Сергея Брилева. Назывался он – «Безопасность по-венесуэльски». Финальная фраза подводки, в которой говорилось о несговорчивости Венесуэлы и о том, что День независимости страны прошел под гул российских Су, звучала так: «При всей экзотике россиянам в Венесуэле многое ясно сразу». Были в репортаже и вот такие слова Чавеса: «Сегодня здесь символ суверенитета – генерал Калашников. Суверенитет – это когда в свободном небе Каракаса пролетят самолеты Су. Вот к чему мы стремимся – свобода, суверенитет и независимость. И мы благодарим братскую Россию». Вам это ничего не напоминает?

Если напоминает, то я думаю, что мы должны перестать сравниваем себя с вечно раздражающими многих Штатами. Надо переключиться на другую Америку. Она нам стилистически ближе.
XS
SM
MD
LG