Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Центр содействия международной защите оказался под угрозой закрытия


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Андрей Шароградский: Под угрозой ликвидации оказался Центр содействия международной защите. Это единственная общественная организация в России, специализирующаяся на оказании юридической помощи гражданам, которые обращаются за защитой прав в международные органы, в том числе в Европейский суд по правам человека. Сегодня истекает срок подачи возражений на решение налоговых органов о взыскании с центра задолженности в размере свыше 4,5 миллионов рублей.



Марьяна Торочешникова: Известие о предъявлении налоговых претензий к Центру содействия международной защите журналисты истолковали как очередную атаку на адвокатов Михаила Ходорковского, ведь именно Карина Москаленко, представляющая интересы опального олигарха в Европейском суде, долгое время возглавляла центр. Правозащитники же увидели в этом нападки на независимые общественные организации, помогающие россиянам отстаивать свои права в международных органах, в том числе в Комитете по правам человека ООН и Европейском суде по правам человека. Да и сама Карина Москаленко, участвовавшая сегодня в эфире передачи "Правосудие" на Радио Свобода, теряется в догадках о том, кому же так помешал Центр содействия международной защите.



Карина Москаленко: Я представляю стольких непопулярных для власти заявителей, что трудно сказать, было ли это связано с делом Ходорковского, либо с другими нашими очень чувствительными для правительствами делаю. Не знаю. Может быть, вообще деятельность центра кому-то крайне неприятна, ведь проигрывать дела никто не любит, а тем более, когда речь идет о нарушениях права на справедливое судебное разбирательство, о делах, связанных с пытками или жестоким обращением с российскими гражданами. Я думаю, что все это могло стать предпосылкой, а может быть, мы просто этого не знаем, но я еще в последние дни не исключаю вариант ошибки. Может быть, это такое благодушие с моей стороны, но мне как-то не верится, что мы, которые представляли интересы стольких людей, мы сейчас в роли жертвы, в это даже как-то не верится.



Марьяна Торочешникова: Вкратце суть претензии налоговых органов сводится к тому, что Центр содействия международной защите не отчислял в бюджет налог на прибыль. По словам сотрудников центра, это звучит как минимум странно, так как никакой прибыли организация, существующая исключительно на средства грантодателей, не получала. Само понятие "грант" подразумевает финансирование общественно полезной деятельности, не дающей дохода и, соответственно, не может облагаться налогом на прибыль. Откуда же взялась налоговая задолженность на сумму в 4 миллиона 584 тысячи 826 рублей 27 копеек? Говорит сотрудник Центра содействия международной защите адвокат Ольга Михайлова.



Ольга Михайлова: Конечно тот акт, который нам представлен, я полагаю, что он абсолютно необоснованный, более того, предъявлены просто смешные претензии.



Марьяна Торочешникова: Четыре с половиной миллиона рублей - это не смешно.



Ольга Михайлова: Смешно в плане того, что они вообще были указаны в этом акте. В самом акте, где говорится по поводу нашей деятельности, отмечено о том, что мы соблюли все требования закона, который предполагал нам рассчитывать на эту льготу по налогу на прибыль. То есть у нас велся раздельный учет, финансирование было целевое и так далее. И это отмечено в самом акте.



Марьяна Торочешникова: Пока же сотрудники Центра содействия международной защите надеются решить все недоразумения с налоговыми органами мирно, не доводя дело до суда. Однако, если их аргументы не будут услышаны, решением спора общественной организации и налоговиков займется Арбитражный суд.



Карина Москаленко: Мы используем все возможности, предоставленные законом. Мы всегда так ориентировали своих заявителей, мы, наверное, будем сами поступать таким же образом. Сегодня истекает срок представления наших возражений, они уже готовы. Сегодня мы этот документ передаем в налоговые органы. После этого возможна процедура согласования позиций. И если нет цели нашего преследования, то, я думаю, что в процедуре согласования возможно понять нашу позицию и прекратить эти необоснованные претензии. С десяток лет меня спрашивали: "Неужели российское правительство никогда вам не мешало работать?" Я говорю: "Не знаю. Никогда". Что случилось последние, может быть, год-полтора? Бесконечные какие-то звонки в центр, то из регистрационных служб, а кто такие эти адвокаты, а кто вот эти, а почему они члены коллегии адвокатов, а что они делают, а какой у них доход... У нас все прозрачно. Что хотите, то и узнавайте.



Марьяна Торочешникова: То есть такая активность, она косвенно подтверждает то, что имел место какой-то заказ?



Карина Москаленко: Не знаю. Иногда у нас исполнители считают, что такой заказ подразумевался, и начинают это делать по своей инициативе. Этого я тоже не могу исключить. Довольно глупая инициатива. Вообще смысл, конечно, если это превентировать граждан от массового обращения в Европейский суд, может быть это не так уж бессмысленно. Но мне кажется, что уж во всяком случае это недостойная цель.



Марьяна Торочешникова: Центр содействия международной защите был создан в 1994 году. Его сотрудники оказывают бесплатную юридическую помощь жертвам нарушений прав человека. Ежегодно сюда обращаются более 7 тысяч граждан, ищущих поддержки для обращения в Европейский суд по правам человека и Комитет по правам человека ООН.


XS
SM
MD
LG