Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На Урале состоятся несколько экспедиций к известным местам природных аномалий и археологических загадок


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимает участие действительный член Русского географического общества, лидер «Команды искателей приключений», путешественник Алексей Слепухин



Светлана Кулешова: На Урале этим летом состоятся несколько экспедиций к известным даже за пределами региона местам природных аномалий и археологических загадок. Одна из экспедиций свердловской исследовательской группы «Сталкер» собирается изучить уральские дольмены – древние каменные сооружения в окрестностях Екатеринбург а, назначение которых – все еще тайна. Энтузиасты из группы « Екатеринбург – Космопоиск» уехали в соседнюю Пермскую область – исследовать так называемый «М-ский треугольник» - аномальную зону у деревни Молебка. С руководителем этой группы перед поездкой встретился екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Денис Каменщиков.



Денис Каменщиков: Екатеринбуржец Алексей Абатуров работает программистом. Ему двадцать шесть лет, восемнадцать из которых он уверен в существовании инопланетного разума. А также в том, что представители иных цивилизаций постоянно присутствуют на земле.



Алексей Абатуров: Мне лет восемь было тогда, не больше. Поздно ночью разбудил меня шум, выбежали на улицу и летел объект ярче звезды, чуть крупнее. Сначала летел, медленно двигаясь, потом резко остановился, повисел какое-то время, выпустил пять лучей в сторону и улетел.



Денис Каменщиков: В положенное время Алексей прочитал «Пикник на обочине» братьев Стругацких. Увлекся фантастикой всерьез. Сначала ездил в так называемые аномальные зоны один. Потом узнал о существовании клуба «Сталкер» и вступил в него. Три года назад клуб был переименован в группу «Екатеринбург-Космопоиск» и стал региональным представительством международного научно-исследовательского объединения «Космопоиск». Теперь Алексей Абатуров тратит на свое увлечение почти всю зарплату и мечтает, чтобы у группы появились спонсоры. Ведь подтверждения своим гипотезам он находит в каждой экспедиции.



Алексей Абатуров: В Пермской аномальной зоне ночью я проснулся, пошел прогуляться, я увидел объект, который пролетел надо мной. Сразу было видно, что это не самолет, не какой-то спутник. И меня тогда охватил дикий страх, я стоял, долго терпел, но не смог удержаться, убежал.



Денис Каменщиков: На своем сайте в интернете группа «Екатеринбург-Космопоиск» перечисляет цели и задачи организации. Среди прочего это «изучение законов Мироздания, в том числе тех, которые игнорирует «официальная наука», «выявление механизмов и закономерностей реализации Аномальных Явлений» и «установление контакта с Внеземными Цивилизациями» Слова «мироздание», «земля», «аномальные явления» и «внеземные цивилизации» написаны с большой буквы. Словосочетания «официальная наука» и «серьезные ученые» - в кавычках.



Алексей Абатуров: У нас в Москве есть очень много людей, которые с нами сотрудничают. А у нас здесь еще не разработано это дело. Но если какие-то вопросы появляются, мы обращаемся уже в научные институты. Пока что нам помогают.



Денис Каменщиков: Из экспедиций энтузиасты привозят фотографии. На одной из них над поляной четко видна висящая в воздухе полупрозрачная сфера. Автор снимка утверждает, что в момент съемки никакого шара над поляной не было, и проявился он только на фотографии. Скептическое предположение о том, что это может быть блик солнца на запыленном объективе, яростно отвергается. Члены группы снова собирают рюкзаки и отправляются в очередную экспедицию.



Светлана Кулешова: В Екатеринбургской студии Радио Свобода действительный член Русского географического общества, лидер «Команды искателей приключений», путешественник Алексей Слепухин. Доброе утро, Алексей Викторович.



Алексей Слепухин: Доброе утро.



Светлана Кулешова: Давайте сначала о «Команде искателей приключений». Она не имеет никакого отношения к группе «Космопоиск» и к группе «Сталкер», которая тоже упоминалась. Что такое КИП?



Алексей Слепухин: КИП – это группа путешественников, которые так или иначе интересуются Уралом и даже какой-то его только определенной частью – Средним и Северным Уралом, на территории которого достаточно много интересного. На мой взгляд, Урал – огромная горная страна, которую исследуют достаточно мало на сегодняшний момент. Основной костяк, безусловно, - это те люди, которых я знаю очень много лет. Дружба возникла еще в студенческие годы. И вот на сегодняшний момент они составили основной костяк туристической группы, которая создала туристическую компанию, и своей задачей поставила не только коммерческое вождение каких-то новичков и любителей, и профессионалов, если так получится, но и прежде всего исследование самими каких-то частей Урала.



Светлана Кулешова: То есть «Команда искателей приключений» – это туристическая фирма, у которой есть дополнительные исследовательские цели и задачи. Вот «Космопоиск» среди целей и задач озвучил изучение законов мироздания, выявление механизмов реализации аномальных явлений. У вас какие задачи исследовательские?



Алексей Слепухин: Вообще, это очень красивые позиции, я не знаю, как законы мироздания, не беру такие огромные объемы, мне, наверное, тяжеловато будет сразу же освоить. Но для себя я поставил несколько очень интересных задач. Прежде всего, то что здесь на Урале достаточно плохо изучено коренное население, и наша группа достаточно интенсивно занимается исследованием манси. Исследовать Урал, не исследуя коренное население, которое достаточно много вложило энергетики даже в те же самые географические названия, тоже недостаточно умная, на мой взгляд, позиция. Нужно исследовать это, а уже потом переходить к энергетическому балансу – то, что исследует группа «Космопоиск». И отсюда, на мой взгляд, будет какая-то отправная точка, потому что люди эти жили в природе, они не просто выживали, как это делаем мы, они жили, умели ею воспользоваться. И это довольно серьезное умозаключение. Кроме того, несколько раз пообщавшись с ними на какие-то произвольные темы, я понял, что они очень практичные. И если они чего-то добивались, то это действительно было важно для них. И даже те спорные темы, которые сейчас обсуждаются, для них они были не просто каким-то обыкновенным местом. Они для них играли очень большую роль.



Светлана Кулешова: Помимо этнографических экспедиций, вы проводите еще археологические и палеонтологические. Об этом несколько слов, пожалуйста.



Алексей Слепухин: Мы не имеем права проводить непосредственно и археологические, и палеонтологические экспедиции. Мы их просто организуем и приглашаем ученых с тем, чтобы они помогли нам в организации научного вопроса. Да, это действительно так. 12-го числа отправляется палеонтологическая экспедиция, ее задача – поиск и разведка интересных объектов, интересных мест, где можно найти останки палеоживотных. В прошлом году мы сделали первую вылазку. Это была взрослая экспедиция. Нашли много, на мой взгляд, подтверждений вот этих теорий. И в этом году туда же, в этот район реки Ница отправляется группа, которая в основном будет состоять из детей, взрослые тоже будут присутствовать. Надеюсь, что у нас будет достаточно большой улов палеонтологических костей, останков, керамики и других интересных объектов.


А археологические экспедиции, мы тоже их с удовольствием поддерживаем, нам очень интересно. При этом мы работаем с научно-практическим центром по использованию памятников культуры Свердловской области. И в этом году археологическая экспедиция основная развернулась, как и в прошлом году, в североуральском районе, на озере Нижнем, где продолжаются раскопки одного из на сегодняшний момент очень интересных мест.



Светлана Кулешова: Вам, уважаемые слушатели, мы задаем такой вопрос: как вы считаете, есть ли место любителям в деле разгадывания археологических загадок и изучения аномальных зон?


Алексей Викторович, а как вы относитесь к загадкам, которые популярны среди исследовательских групп – Перевал Дятлова, треугольник в Молебке?



Алексей Слепухин: Опять давайте будем разбираться. По той простой причине, что если изначально рассматривать исторические объекты, о которых мы сейчас говорим, они играли очень большую роль. И тот же самый Перевал Дятлова известен на всю страну исключительно гибелью девяти студентов в 1959 году. Однако, скажем, любители и те, кто слышал, знают только одну часть вот этой истории, забывая о том, что у манси самих большая историческая справка легенд о гибели представителей своего народа. Да и в 20-м веке на этом перевале погибло достаточное количество людей. Я к этому отношусь вот каким образом. Это энергетическое место. Поэтому для того, чтобы для себя что-то выявить, сначала, наверное, имеет смысл понять, насколько ты в состоянии получить информацию в таком энергетическом месте. Далеко не все мы подготовлены к этому вопросу. И если у вас есть какая-то такая возможность, да, это действительно имеет смысл посетить. Некоторые мои коллеги по цеху отрицают какую-то мистификацию, хотя это очень сложно назвать мистификацией, но какую-то необычную точку зрения. Они используют в основном этот перевал в качестве выхода на хребет и начисто отрицают какую-то необычную сторону вот этого места. Однако, мы неоднократно побывали в такой ситуации, когда в этих местах чувствуешь себя не очень-то уютно.



Светлана Кулешова: Вы когда обозначали себе задачи «Команды искателей приключений», вы думали, что когда-нибудь мы займемся и этой загадкой?



Алексей Слепухин: В любом случае, тот человек, который занимается, который приходит на Северный Урал и сталкивается с этой территорией, а Перевал Дятлова не единственное место, он так или иначе все равно столкнется. Да, мы задавались этим вопросом, причем понимали, что в ряде случаев не готовы к восприятию этой информации. Поэтому к ней возвращаешься на новом витке, и думаешь, что каждый раз, когда туда будешь приходить, может появиться какая-то новая информация, какое-то новое ощущение. Поэтому, скорее всего, вот этот поиск не закончится. Он придет и, возможно, даже не скоро придет, но придет к какому-то завершению.



Светлана Кулешова: Еще одна из ваших исследовательских задач – это уральские дольмены. Когда вы пришли к этой теме?



Алексей Слепухин: Тема эта довольно интересна. И хотя ряд исследователей не считают их мегалитическими памятниками, напомню слушателям о том, что мегалит – это огромный камень, и он издавна интересовал народы, причем для большей части населения планеты основной мегалитический памятник и наиболее известный является Стоунхендж в Великобритании, то здесь, наверное, очень сложно определить. Но так или иначе, когда занялись два года назад, мы почувствовали, что за этой историей будет стоять очень большая, необычная страница, и ее надо все-таки каким-то образом самим посмотреть.



Светлана Кулешова: Алексей Викторович, мы с вами остановились на уральских дольменах. В чем «Команда искателей приключений» видит свою роль исследовательскую по отношению к дольменам?



Алексей Слепухин: Вообще-то, позиция неоднозначная. Во-первых, про нее знают ограниченное количество людей. Во-вторых, про эти дольмены вообще никакой информации нет. Пока не найдено ни исторических источников, ни свидетельств каких-либо про создателей и механизм создания этих дольменов. Существует несколько краеведов, моих коллег ныне, которые поддерживают поиск этих дольменов и крайне заинтересованы в их существовании и действительно в исследовательской этой жилке необычной стороны уральской горной страны.


На мой взгляд, на сегодняшний момент наша команда занимает довольно необычную позицию. Мы не пытаемся предложить какую-то версию создания этих дольменов. На сегодняшний момент этой информации пока маловато. Мы собираем и достаточно много времени тратим на то, чтобы собрать как можно больше хотя бы видовой информации. Мы наносим на карту географические координаты каждого из этого дольменов и поступаем по принципу накопления критической массы. И уже после этого будем готовы к чему-то, к какому-то конкретному шагу для обсуждения. Во-первых, никто толком не видел вот этого большого количества этих дольменов. А на сегодняшний день мы знаем 43 штуки. Координат этих дольменов точных не знает никто. Их знает приблизительно какая-то определенная часть населения, несколько человек. И самое интересное, то, чем мы занялись, - это описательный характер каждого из этих дольменов, выведение, наверное, особенности каждого из них и по возможности создание единой таблицы, в которую можно было бы ввести особенности и характеристики каждого дольмена и по возможности как-то охарактеризовать какие-то определенные группы. Вполне возможно, что за этим и будет стоять какое-то решение.



Светлана Кулешова: Откуда шла инициатива? Ученые, исследователи сказали: «Помогите нам составить карту дольменов, сделайте описание», или вы решили, что мы это сделаем, а потом уже ученым отдадим, пусть думают?



Алексей Слепухин: Во-первых, я попытался съездить с археологами и посмотреть, как они работают. Я попал в мае позапрошлого года на раскопки одного из дольменов. Причем действительно мне удалось посмотреть вот это состояние дольмена, как его создавали. Это непростая штука. Его можно, наверное, собрать часа за четыре-пять. Но для того, чтобы его сделать, надо знать, как это делать, во-первых. Во-вторых, место, которое выбиралось для этого дольмена, на мой взгляд, тоже неслучайно. И несмотря на то, что территория, на которой стоят вот эти памятники, я не берусь сказать, какие именно памятники, но считаю именно, что это памятники исторические, она некоторое время подвергалась очень сильным изменениям. Поэтому, даже несмотря на то, что человек на этой территории принес большие изменения, они сохранились, и это очень хорошо. Для себя я понял, что вот эти исследования просто необходимы. Нас никто не регламентирует, мы это делаем сами. Создавая карту, мы не хотели бы ее просто сделать только для себя, и пока обнародовать ее мы тоже не очень бы хотели по той простой причине, что вот эти памятники никак официальными структурами не признаны.



Светлана Кулешова: А как вообще складываются отношения с представителями науки? Вы им звоните, говорите: «Мы – «Команда искателей приключений», вот у нас есть такие-то данные». Они смеются, или они с интересом и вниманием относятся?



Алексей Слепухин: Вообще, первоначально, конечно, они не обращали особого внимания на вот эту позицию. Они для себя определили, что самый максимальный срок создания этих дольменов – 200-300 лет тому назад. Но в течение прошлой осени мы нашли несколько необычных артефактов, которые ставят эту позицию археологов под очень большое сомнение. Поэтому наша встреча, которая уже была организована зимой по окончании летнего и осеннего сезона, привела к тому, что они поняли, что эта позиция довольно слабая. И мне бы не хотелось ставить их в неудобное положение, действительно они не знают, как отреагировать на это, потому что информации очень немного. Вот почему мы взяли на вооружение именно как раз описательный характер, накопительный характер исследований. И уже после того, как будет собрано большое количество сведений, тогда уже будет принято решение.



Светлана Кулешова: Но все-таки если говорить не только об археологах, если вспомнить и палеонтологов, и представителей других наук, с которыми вы сталкиваетесь, обнародуя, обобщая результаты своих исследований, как вы с ними общаетесь, как они к вам относятся?



Алексей Слепухин: Довольно хорошо относятся по той простой причине, что добровольных помощников не так много. Ну, и финансирование подобных проектов пока тоже не очень значительное. Поэтому любая помощь воспринимается достаточно хорошо.



Светлана Кулешова: Алексей Викторович, «Команда искателей приключений» - это все-таки туристическая фирма. Это бизнес-предприятие, направленное по большому счету на извлечение прибыли. Как сочетаются вот эти ваши благотворительные фактически, социальные проекты с тем, что вы – предприятие коммерческое?



Алексей Слепухин: Во-первых, я как-то так не ставлю большой задачи заработать огромное количество денег. Наверное, это просто очень удачное сочетание хобби и работы, когда ты можешь себе позволить заниматься любимым делом. При этом у тебя есть возможность получить какой-то небольшой кусок хлеба и содержать семью и кроме того позволить себе развиваться. Но, на мой взгляд, это очень удачное сочетание. Если у каждого получится подобное достижение подобной золотой середины, я буду только рад.



Светлана Кулешова: Но вы пытаетесь клиентов туристической фирмы «Команды искателей приключений» привлекать к исследовательским проектам команды?



Алексей Слепухин: Безусловно. Мы очень заинтересованы.



Светлана Кулешова: Продаете путевки?



Алексей Слепухин: Во-первых, да. Мы неоднократно уже к тем же самым уральским дольменам организовывали небольшие вылазки, экскурсионные вылазки, пригласили несколько специалистов, даже любителей, с тем, чтобы они посмотрели в единичном, множественном характере. Самое главное, чтобы у людей был интерес познать вот эту необычную историческую страницу Урала.



Светлана Кулешова: Ну, и как? Есть интерес? Востребованы уральские дольмены?



Алексей Слепухин: Я думаю, что да. Потому что мне бы не хотелось очернить коллег по бизнесу, но так получилось, что у нас как-то очень стандартно выглядит вот эта картина по экскурсионной программе Свердловской области. Это огромная территория, и здесь можно показывать и показывать. Но вот как-то получилось, что мы ездим в стандартные точки, которые знают все. А другие какие-то стороны не показаны. Наверное, пока это еще однобокость. Но компании развиваются. Я рад за коллег. Я думаю, что это как раз та позиция, которую и нужно показывать.



Светлана Кулешова: Проще убедить людей заплатить деньги и поехать посмотреть Стоунхендж или проще убедить съездить здесь, в окрестностях Екатеринбурга?



Алексей Слепухин: Я думаю, что те, кто поедут смотреть Стоунхендж, они в любом случае поедут.



Светлана Кулешова: То есть это разные аудитории.



Алексей Слепухин: Абсолютно разные. И люди, которые могут себе позволить поехать смотреть Стоунхендж, действительно могут себе это позволить. Но здесь, наверное, даже не столько в финансовом плане, сколько в том, что люди пока не готовы исследовать свою собственную страну. Они с удовольствием пока, скажем, осваивают заграницу, ту же самую Турцию. Вполне возможно, что это пока только, скажем, осваивание гостиничного сервиса. Но даже это, на мой взгляд, очень хорошо. Рано или поздно все равно придет к тому, что мы будем исследовать свою страну.



Светлана Кулешова: Алексей Викторович, что такое для вас идеальное путешествие? Каковы его признаки? Каким оно должно быть, чтобы стать настоящим путешествием?



Алексей Слепухин: Настоящее путешествие, прежде всего, - интерес. Мне безразлична или не так важна, скажем, уютная сторона путешествия, хотя, конечно, не хотелось бы совсем уже быть постоянно в экстриме. Но, наверное, она не так важна, скорее всего, прежде всего, - интерес. И это самое важное, потому что за этим интересом будет стоять увлечение, какое-то приключение, ради чего, собственно говоря, я этим всем и занимаюсь.



Светлана Кулешова: Хорошее путешествие – знак равенства приключения или знак равенства исследования?



Алексей Слепухин: А это одно и то же практически. Потому что приключение – это то же самое исследование. Даже свои собственные возможности – это тоже исследуешь. Я очень часто слышу заключение о том, что это тяжело, невозможно, идет дождь, какая-то неприятная погода, но фактически каждый человек делает свой собственный шаг и перешагивает через какие-то свои собственные барьеры, он тоже исследует себя и говорит: да, это возможно, это очень интересно. И мы можем показать какую-то небольшую страницу, те же самые дольмены расположены не так далеко от Екатеринбурга, он может достичь этого и сам, причем может посмотреть те дольмены, которые совсем близко, а может посмотреть те, которые далековато, и туда надо добираться. Думаю, что это как раз одна и та же ипостась.



Светлана Кулешова: «Команда искателей приключений» - это все люди, которым кажется, что путешествие – это приключение, это исследование. Правильно?



Алексей Слепухин: Безусловно. Иначе мы бы не удержались вместе.



Светлана Кулешова: Как вас много? И как просто находятся единомышленники?



Алексей Слепухин: Ну, много – достаточно сложно сказать. Основной костяк – десяток человек, которые действительно могут заниматься подобными вещами. Это довольно непростая, тяжелая работа. И кажется, что ты постоянно снимаешь какие-то сливки, это совершенно не так. А последователей находится много, причем они собираются как изюминки. И при «Команде искателей приключений» создано нечто вроде клуба пилигримов, которые следуют за нами. Они нам доверяют, им нравится прежде всего, видимо, аура, с которой мы создаем эти путешествия. И надеюсь, что они и в дальнейшем нас будут поддерживать. По крайней мере, я смотрю в глаза своим коллегам, я вижу, что им это очень интересно.



Светлана Кулешова: А можно говорить о том, что проще находить последователей, друзей, единомышленников среди людей доперестроечной формации или среди женщин-филологов? Или нет вообще никаких формальных признаков?



Алексей Слепухин: Формальных признаков нет. Но для себя я установил, что те люди, которым за 35 лет, они когда-то в школе ходили в походы, поэтому в душе они помнят, что это такое, и наверное, им будет проще оторваться от городской жизни, хотя она их очень усиленно к себе притягивает. И мегаполис, на мой взгляд, вытягивает много энергетики, давая взамен какие-то мифические блага. Поэтому все равно появляются подобные люди, никуда не деться, но они заинтересованы посмотреть сначала твоими глазами, и это тоже неплохо. Но то население, которому меньше 35 лет, они ходили в походы мало, поэтому для них очень много вещей придется открыть.



Светлана Кулешова: Сейчас модный термин, модное слово «миссия». Вот в чем миссия компании «Команда искателей приключений»?



Алексей Слепухин: Вообще, это очень красивые слова – «миссия», «задачи» и прочее. Я как-то не ставлю прежде всего сверхмиссий, и был бы очень рад, если бы, скажем, моя работа принесла кому-то, во-первых, удовольствие, во-вторых, смогла подвигнуть на исследование вот этого участка страны, причем очень немаленького участка, он очень большой. И даже то, что я сам успел посмотреть, я понял для себя, что это огромнейший мир. Если ты хотя бы позволишь себе посмотреть какую-то его часть, то тебе в жизнь очень много повезет. От своего лица хотел бы добавить о том, что мир действительно огромный, его можно изучать всю жизнь, и этого не хватит.


И вообще, приключения не могут ждать тебя в любом месте. Для этого просто надо быть готовым, хоть немножко готовым к тому, чтобы их поискать, они тебя обязательно найдут. У нас даже есть собственный термин: если ты связался с «Командой искателей приключений», уже тебе обеспечены приключения (и это не рекламный трюк, а наблюдение). И эти приключения могут быть очень необычными, иногда экстремальными. Но так или иначе, заканчивается все это удачно, опять же не из рекламных целей, а из-за того, что какую ауру ты создаешь – в такой ауре ты и будешь жить. В том числе и в путешествиях.



XS
SM
MD
LG