Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мужчина и женщина. Журналы для состоятельных


Тамара Ляленкова: Ничто так быстро не реагирует на меняющуюся действительность, как современные глянцевые издания. Есть среди них пестрые, пухлые от сплетен и навязчивых рекомендаций, есть и степенные, неторопливые журналы. О двух таких – мужском GQ и женском Vogue – и пойдет речь в сегодняшней передаче. Оба эти издания примерно одного уровня, то есть ориентированы на читателя или читательницу лет этак тридцати, с высшим образованием и доходом выше среднего.


Из чего складывается круг интересов современной молодой и обеспеченной женщины, я попросила рассказать главного редактора журнала Vogue Алену Долецкую.



Алена Долецкая: Большая часть журнала посвящена моде и стилю, остальное – красоте, уходу за собой, культуре, книжкам, кино, театру. И, естественно, стиль жизни, путешествия, дом, еда. Но главный акцент – это, конечно, мода и стиль. Vogue вообще начался как светский бюллетень для состоятельных дам Нью-Йорка. Но надо сказать, что самая главная эволюция – яркая тенденция в сторону коммерциализации в Америке, в Англии, во Франции и так далее.



Тамара Ляленкова: Есть какое-то уточнение по поводу адреса? Женщина просто состоятельная, не важно каким образом?



Алена Долецкая: Подразумевается только одно – это стремление. В русской версии очень интересное уточнение: высшее образование у читательниц Vogue составляет хороших 90 с лишним процентов. Главное, это говорит о том, что это женщина, которая получила образование с определенной целью. Во-первых, русская женщина, она очень многогранна. Она, с одной стороны, знаменита своей красотой и умением с этой красотой жить, подавать ее. И она любит быть красивой, она уважает в себе свою красоту, абсолютно ее не стесняется. Поэтому роскошные украшения этой женщины – это одна черта. Скажем, для англичан это сложно, они как-то не очень понимают всю эту византийскую роскошь.


С другой стороны, русская женщина все-таки драматична, во всех нас живет Настасья Филипповна, как ни крути. Поэтому драма, слезы в съемках. У русских вообще есть некое такое гусарство, и на женщинах это тоже отражается. Способность широты и бесстрашие дало нам возможность сделать съемку, где модель на самых знаменитых крышах Москвы, где не было ни страховок, ничего. Высотки, золотые фонтаны, пронзительное небо. Холод, смешанный с мощью одновременно. И вот эту мощь, конечно, русская женщина в себе несет, даже если она очень тихо говорит. Даже когда она маленького роста, понятно, что за этой крошечной женщиной будет стоять мощь, равная генералу Лебедю, условно говоря.



Тамара Ляленкова: Стилистически как вы общаетесь со своими читательницами? Вы кто для них?



Алена Долецкая: В прямом языковом обращении это всегда «Вы». Но в журнале мы подразумеваем, конечно, вы – женщины, вас много.



Тамара Ляленкова: Какое место мужчинам уделяется?



Алена Долецкая: Мы, конечно, смотрим на мужчин с точки зрения стилеобразующей силы. Никогда в русском Vogue мужчина не будет представлен манипулятивно, что делается в мужских журналах. Скорее мы пойдем по профессиональному признаку. Мы ничему не учим наших женщин, мы им просто показываем тех мужчин, в том ракурсе, в том свете, в том контексте, в том костюме, в том городе, который, мы считаем, адекватен нашей истории. Приведу доступный пример. С одной стороны, Евгений Миронов, которого все знают как такого нежного, нервного князя Мышкина, а мне хотелось показать, что на самом деле Женя может спокойно играть «Бойцовский клуб», и мы показываем почему. И Женя у чугунной батареи с замотанными, забинтованными руками дает совершенно другую эмоцию. Хотя, с другой стороны, нам совершенно не мешало снять всех красавцев мужчин из «Турецкого гамбита» в роскошных черных костюмах, черных галстуках, просто мы ими играли в шахматы.



Тамара Ляленкова: По вашему мнению, что такое мужчина для современной женщины?



Алена Долецкая: Это грандиозный вопрос по своей сути. Потому что отношения между мужчинами и женщинами в сегодняшнем мире меняются с космической скоростью. Я могу в этой ситуации говорить только за себя, и я думаю, что тенденция идет в направлении равноправного партнерства с точки зрения социальных функций и уважения к неравноправности, которая есть по определению жизни, биологии и так далее.



Тамара Ляленкова: На самом деле такая важная на сегодняшний день проблема, как изменение традиционных отношений между мужчиной и женщиной, на страницах журналов не обсуждается. Предполагается, что читатель или читательница, достигнув известного уровня благополучия, становится вполне самодостаточным. В этом мужское и женское издания единодушны. Как, впрочем, и во многом другом, серьезных различий в содержании этих журналов не так уж много.


Правда, издатели мужских изданий на российском рынке действовали осторожней. Так сначала появилась мужская версия M-Vogue, и только через полгода на ее базе – журнал GQ. С его главным редактором Николаем Усковым мы продолжим разговор об особенностях изданий подобного рода.



Николай Усков: Как только сложился рынок, сразу же появились журналы, которые ориентированы на людей с доходами выше среднего и в то же время достаточно молодых, которые интересуются глянцем, потому что после 35 лет люди все меньше читают глянцевые журналы, мужчины все меньше, все больше – газеты, книги и дайджесты прессы.



Тамара Ляленкова: Была какая-то поправка на русского читателя, и если да, то какая?



Николай Усков: Безусловно. С одной стороны, Россия – часть европейского некого информационного пространства, но все-таки те или иные тренды, увлечения доходят до России с некоторым опозданием. Это опоздание обычно от полугода до года, иногда даже двух. С другой стороны, русский читатель, если его сравнивать, например, с английским читателем GQ (английское издание – одно из самых популярных), он гораздо более склонен к «энджей лайф». Русский читатель любит понты, любит роскошь и тратит деньги. Мы ведь совсем почти ничего не откладываем в пенсионный фонд. И третье отличие, я думаю, наших читателей от европейцев – это, безусловно, интерес к успеху.


Здесь несколько, конечно, факторов. С одной стороны, в принципе, у нас мобильное, быстро, динамично развивающееся общество, и, естественно, мы делаем карьеру стремительнее и самым невероятным образом, самым замысловатым порой образом. Таких карьер в Европе уже давно никто не делает. И вот интерес к успеху, соответственно, к чужому успеху, в том числе, - особенность нашей аудитории. И люди хотят читать об успешных бизнесменах, об успешных политиках. Сейчас, скорее, не политиках, а чиновниках. Второй фактор, в России так и не сложился Голливуд своего рода. Наш шоу-бизнес являет собой довольно жалкое зрелище, и люди хотят, тем не менее, о ком-то читать, о своих читать. Но мы не можем писать про большинство звезд нашего шоу-бизнеса, потому что они звездами, в принципе, не являются с точки зрения здравого смысла и элементарной эстетики. Как следствие наш Голливуд – это власть и бизнес, это большие деньги.



Тамара Ляленкова: Предполагается, что человек (мужчина) и журнал, и, собственно говоря, больше никого нет.



Николай Усков: Если говорить о семейных отношениях, то, во-первых, ментальное отличие мужчины от женщины, независимо от социального положения, женат он или холост, пять у него детей или нет вообще детей, - мужчина все равно себя чувствует полигамным существом. Даже если он плотно, основательно женат, даже если он подкаблучник, он все равно в тайне, в своих самых сокровенных мыслях мечтает еще о ком-то. Это физиологическая особенность, мужчине от нее никуда не деться, и, естественно, в мужском журнале темы, касающиеся семьи, если и затрагиваются, то затрагиваются очень вскользь. Мы исходим все равно из того, что наш герой – герой сам по себе, кем бы он ни был на самом деле. Читая журнал, он должен чувствовать себя, в том числе, холостяком.



Тамара Ляленкова: Любимые игрушки и любимые атрибуты какие? Часы?



Николай Усков: Часы, и сейчас геджеты, поскольку мужчины любят технику, им нравятся сложные вещи. Тем более что современное общество по часам часто определяет социальное положение. Вот этот взгляд на запястье, так же как взгляд на женскую грудь, он абсолютно механический, я бы сказал, у большинства мужчин.



Тамара Ляленкова: По идее, ваш журнал должен отражать мужской разговор. Так ли это?



Николай Усков: В значительной степени. Для нас важна большая тема. Мне кажется, что как раз мужской журнал в этом смысле больше может себе позволить, потому что мужчины жестче, и они привыкли воспринимать жизнь такой, какая она есть, они готовы воспринимать любой жесткости информацию и не политкорректную информацию. Например, темой январского номера являются тюрьмы и пожизненное заключение в России и США. Не все же мы пишем про машины и женщин.



Тамара Ляленкова: Вы в макете учитываете какие-то особенности мужского восприятия?



Николай Усков: Во-первых, мужчины любят структурированный текст, любят, когда в тексте есть подзаголовки, есть какая-то навигация. Если сравнить любой мужской журнал с женским, вы увидите, что в женском очень часто идет сплошняком текст, и этого вполне достаточно для женщин. Это первое такое психологическое отличие, просто мужчины по-другому воспринимают информацию. Второе, мужчинам нравится информативные изображения, картинки, которые несут не столько настроение, сколько некую информацию, которую можно практически использовать или, грубо говоря, поржать над ней. Или она его должна возбудить сексуально, эта картинка. Но очевидно, что женщинам это не нужно. Даже если сравнивать съемки моды в журнале мужском и женском, отличие тоже очень хорошо видно. В женском может быть серенькая какая-нибудь картиночка, почти ничего на ней не видно, стоит в прихотливой позе женщина, на которой надета какая-то полупрозрачная материя, и этого достаточно. В мужском это должен быть мужчина, на котором одежда просто для роты солдат, и все это видно - все эти ремни, куртки, рубашки, все это друг из-под друга торчит, галстуки, платочки, еще и второй мужчина такой же. Почему? Потому что мужчина, в принципе, ожидает практических советов: покажите мне все. Женщине нужно от той картинки настроение, она должна прийти в правильное состояние души, собственно, в этом функция женского журнала. И, естественно, визуальное отличие – это женщины. В мужской журнале они обязательно должны присутствовать, поскольку мужчины постоянно нуждаются в такого рода информации.



Тамара Ляленкова: Вы смотрите, знаете, что такое женский журнал. Насколько они становятся похожи? И вообще, могут ли они в какой-то момент стать зеркальными?



Николай Усков: Скорее всего, все-таки не могут в силу того, что женская аудитория гораздо более обширна, чем аудитория мужских журналов. Женщины гораздо активнее мужчин в потреблении чего бы то ни было, в том числе журналов. И мужчины читают мало, женщины читают много, соответственно, и аудитория разнообразнее. И, я бы сказал, она попроще немножко. Женский журнал прозрачнее, легче. Мужской журнал, как правило, креативнее и дороже стоит. Мужчин очень трудно заставить что бы то ни было сделать, его трудно заставить что-либо купить, а прочесть уж тем более. Где-то 30 процентов аудитории любого мужского журнала составляют женщины все равно.


XS
SM
MD
LG