Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международный Красный стадион – спортивная коммунистическая утопия (3)





Владимир Тольц: Мы продолжаем разговор о спортивной коммунистической утопии начала 20-х годов прошлого века, о том, как в Москве, на Воробьевых горах было решено построить Международный Красный стадион. В прошлых передачах мы обсуждали и планы строителей, воображавших себе грандиозное сооружение, и хозяйственные реалии этой затеи, вплоть до исчезнувшего с кассой финдиректора.


Но вот о чем мы еще не говорили - это о деятельности стадиона. Так вот, на временных площадках Красного Стадиона проходили в двадцатых годах массовые рабочие гулянья, праздники.



Ольга Эдельман: По справке, подготовленной работниками стадиона, в 24-25 годах на Ленинских горах прошло 41 рабочее гуляние, в том числе зимой. Число участников колебалось от полутора тысяч человек до 20 тысяч. "Самые крупные гуляния были на Троицу и Духов день и в честь V Конгресса Коминтерна".



Из статей иностранных рабочих, участников 5-го конгресса Коминтерна, о посещении Красного стадиона, 29 июня 1924 г.


Фриц Гамбургер, член немецкой делегации : В ... воскресенье в честь делегатов 5-го Конгресса Коминтерна был организован Московской партийной организацией на местном стадионе спортивный праздник, связанный с массовым спектаклем, изображающим русскую революцию. ...


Чем беднее средства, стоящие в распоряжении устроителей такого массового зрелища, которое происходило в воскресенье, тем большие требования предъявляются к их организационным способностям. И всякий товарищ, который в воскресенье видел колоссальный хоровод на Стадионе, а также представление Мейерхольдовского спектакля "Земля дыбом", может сказать, что тот, кто руководил и организовал это зрелище, может вполне стоять в этой области рядом с лучшими немецкими организаторами. ...


Сам спектакль, который изображает наступление и рост русской революции, показывает, с каким тонким чувством русский пролетариат узнавал своих врагов. Впечатление от спектакля еще более усиливается благодаря участию в нем больших народных масс. А представление под открытым небом делает его более естественным. Глаза многих зрителей заблестели, когда борцы за Революцию бросились на великолепных лошадях против своих врагов и когда винтовки красноармейцев начали стрелять.


Спектакль далеко не сентиментален, и это хорошо. Жизнь также не сентиментальна. ... Московские рабочие и работницы могут с гордостью смотреть на это произведение, и они имеют право на это. Во время представления в воскресенье у меня несколько раз возникало чувство, когда я смотрел в лицо рабочим, как будто бы они своими взглядами хотели мне крикнуть: "Да, немецкий товарищ, мы это совершили, это наше дело, подражайте нам!"



Ольга Эдельман: Другой делегат Конгресса, Альфредо Бини, описал праздник очень подробно. На Ленинские горы их везли моторным катером, на реке было множество купающихся и всевозможных лодок. Поле у подножия Ленинских гор битком набито людьми, а поле было тогда просторнее, чем сейчас, потому что уровень Москвы-реки поднялся после строительства канала Москва-Волга. Все поют революционные песни, иностранные делегаты тоже. Русские с удовольствием поют французскую "Карманьолу" и итальянскую "Бандьера Росса". По сигналу рожка делегатов конгресса Коминтерна построили и под "Интернационал" строем, под аплодисменты публики провели на площадку, где протянутой веревкой была обозначена импровизированная сцена под открытым небом.



Спектакль сейчас же начинается. ... В драматическом представлении принимают участие несколько сот импровизированных артистов, из которых больше всего рукоплещут отрядам красных солдат.


В спектакле последовательно изображаются наиболее выдающиеся этапы Великой Пролетарской Революции в России. Дело начинается с прибытия в одну деревню первых известий о конце войны, принесенных солдатами, покинувшими фронт. Им не верят. Думают, что это фантазия дезертиров и больше ничего. Однако, дезертиры увеличиваются в числе, известия приходят за известиями. Оказывается, не только кончилась война, но и свергнут царь; говорят о Временном Правительстве, о земле крестьянам, о Советах... Представители духовенства, дворянства и военной касты не верят, не хотят верить... Затем они склоняются перед очевидностью, но замышляют заговор и нападение на завоеванные народом права. В этом им помогают социал-предатели. Правительство Керенского представлено таким, каким оно на самом деле является. В деревне образуется Совет, но большинство не принадлежит большевикам. Меньшевистские элементы входят в соглашение с белогвардейцами и этим определяют первое падение власти рабочих и крестьян. Возвращается власть феодалов. Погибает единственный революционер, сопротивлявшийся возвращению реакции. Белые торжествуют и творят насилия.


Но вот большевики переходят в наступление. Появляются отряды "красной гвардии", первые ячейки непобедимой Красной Армии. Энергичная перестрелка обращает в бегство последних защитников буржуазного могущества. Апофеоз Советской Власти приводит в восторг толпу зрителей. Наступает весьма трогательный момент. когда отдаются последние почести рабочему большевику, убитому белогвардейцами. Раздаются печальные звуки гимна "Вы жертвою пали". На глаза навертываются слезы, думаешь о тех, кто пал за Революцию в освобожденной России и в других странах, где капитализм продолжает еще убивать революционных рабочих.


Огромная толпа зрителей с величайшим вниманием следила за всеми перипетиями спектакля. Можно сказать, что все присутствующие без исключения были увлечены этой великой драмой, имеющей колоссальное пропагандистское значение.



Ольга Эдельман: Для Мейерхольда это была не просто постановка под открытым небом. Это был поиск новых выразительных средств, новых форм в искусстве. Тут ведь не только совпадение творческих идей великого режиссера и агитационных нужд партии. Это было более широкое явление, не только Мейерхольд увлекался массовыми действами, как это тогда называли. Что это было за явление в истории театра, - спрашиваю я гостя нашей передачи, главного редактора журнала "Театр" Валерия Оскаровича Семеновского.



Валерий Семеновский: Если говорить о Мейерхольде, то при всех разительных переменах, которые происходили с ним в его творческой жизни, при всей смене масок, которые удивляли современников, то Мейерхольд в цилиндре, элегантное перо, демонический эстет, то немедленно он меняет это одеяние на комиссарскую казанку, ходит с пистолетом, пугает своих коллег-режиссеров. Это все, безусловно, имело место. Но основное при всех его переменах есть одна константа такая, которая имеет непосредственное отношение к его интересу к массовым празднествам и к режиссуре массовых зрелищ. Дело в том, что Мейерхольд всю жизнь, начиная с этапного и для всего русского театра, и для него лично спектакля «Балаганчик», который был поставлен по пьесе Блока - это была великая постановка со скандальной репутацией в то время, так вот тогда впервые Мейерхольд вместе с Блоком предприняли попытку разрушить рампу, то есть они вышли в зал вместе с артистами и стали как бы режиссировать публикой. И вот задача на всех этапах деятельности Мейерхольда, чтобы зрелище выплеснулось в зрительный зал и чтобы публика стала соучастницей представления – это то, чем Мейерхольд всегда был озабочен.


Естественно, когда возникла ситуация даже не Октябрьской, а Февральской революции, то есть когда возникла новая публика, резкая смена ситуации жизненной, то Мейерхольд и очень много других режиссеров самых разных, но он, конечно, прежде всего, почувствовали возможность соединить театр с жизнью. Вот эта идея, что театр не должен ограничиваться и вообще искусство не должно ограничиваться каким-то своим пространством, своим особым миром, а оно должно пересоздавать реальность, вот это самое важное – пересоздание реальности. Это то, что определило интерес Мейерхольда, его первого ученика Эйзенштейна, между прочим, вот к этим массовым зрелищам. Первое такое зрелище было в годовщину Октябрьского переворота в 18 году, который ставил Эйзенштейн. Годовщину революции они отметили гораздо ярче и сильнее, чем было на самом деле. У нас какая картинка стоит перед глазами, когда толпы врываются, ломая ворота, из фильма «Октябрь» Эйзенштейна. Репетиция этого была на Дворцовой площади в 18 году, но на самом деле ничего такого не было. Мейерхольд считал, что жизнь должна быть театром больше, чем сам театр. И отсюда поэтому желание режиссировать массами, массовыми зрелищами, пересоздание действительности посредством театра. Это носило иногда анекдотический, трагикомический и даже трагический, учитывая финал печальный с Мейерхольдом. В этом было и наивное заблуждение эпохи вообще. Если нас разделяет рампа, что считалось особенно в начале 20 годов, то мы значит не равны как-то, мы должны быть равны во всем. Мейерхольд и не только, они в какое-то время верили всерьез.


Это была идея вовсе не конъюнктурная, во всяком случае не только конъюнктурная. На самом деле была идея символистская в основе. Очень многие символисты так считали, Мейерхольд был символистом до всяких большевиков. Они считали, что можно расширить пространство искусства не до предела, а вообще не может быть никакого предела. Конечно, всегда были люди, которые очень осторожно относились к этому тезису, говоря, что это другая реальность и все-таки в жизни надо жить, а в театре надо понимать, что это театр. И когда они сливаются, то иногда бывает даже очень опасно и для жизни, и для искусства.



Владимир Тольц: Не все праздничные представления ставил сам Мейерхольд. Но делали их много: тут вам и коллективизм, и единение трудящихся, и посильный массовый спорт. И, конечно же, агитация. Тогда это формулировалось так: "Массовое действо имеет своей задачей дать организацию масс, воспитать массовое чувство и определить каждому свое место в массе, одновременно с тем устремляя массу к оздоровлению через активно-моторную деятельность".



Ольга Эдельман: Например, в 29 году инструктор Красного Стадиона Харлампиев представил программы массового действа, включавшие несколько "сценических игр", в том числе на тему "Профсоюзы школа коммунизма". Завершать программу должны были "феерии на воде - 1) "Под тропиками", 2) Красин в Арктике, 3) Охота на китов".



Сценическая игра ОСОАВИАХИМ


1. Парад-демонстрация организации обороны


2. Подготовка к обороне, воспитание и обучение революционных бойцов


3. Мобилизация и назначение частей


4. Бой - разведка, занятие позиций, огонь и перебежки, штурм, кавалерия преследует, пленные.


5. Триумфальное шествие


6. Хоровод ОСОАВИАХИМа и торжество



Танцевальная симфония "Взятие Перекопа"


Увертюра - повествование


Стан белых - марш, танцевальный вечер, обучение частей, парады интервентов и белогвардейцев


Стан красных - выход пролетарских масс, митинг народностей, объединение боевых сил, боевая подготовка всевобуч, - в поход


Взятие Перекопа - на Перекопских позициях, разведка красных, бой, бегство белых, наступление и преследование, утверждение красного знамя


Торжественный марш - выход народов, хоровод "Красная Армия", танец победы, марш-поход.



Хоровая опера "Расстрел 26 комиссаров"


Хор - английских солдат


Хор белогвардейских солдат


Двойной хор штаба английских и белых генералов


Двойной хор кадетов, попов и жандармов


Хор обывателей


Хор мальчишек


Хор рабочих


Хор комиссаров


Хор полевого суда


Тройной хор Красной Армии.


1) Увертюра, оркестр с хором, повествование о великой революции.


2) Занятие Баку. Занятие центров, доносы прислужников, аресты, гулянья и бесчинства.


3) Расстрел комиссаров. Марш за город, полевой суд, приговор, расстрел, уход.


4) Приход красных. Встреча рабочих. Занятие центров, бегство белых и англичан, марш на могилу, речи, обещания, призыв к пролетариям всех стран.


5) Марш-смотр боевых сил красной армии и ответные хоры.



Ольга Эдельман: Сегодня мы рассказываем о массовых действах двадцатых годов. В них видели новую форму искусства, новую жизнь театра, вовлекающего зрителя в представление, реализацию идей коллективизма. Центром организации таких действ стал Международный Красный Стадион на Ленинских горах в Москве. Сам стадион, как мы говорили в прошлых передачах, построен так и не был, но и площадка на Ленгорах, и организационные его возможности использовались. С середины 20-х годов Стадион входил в систему Спортинтерна - спортивного Интернационала.



Владимир Тольц: Заметьте, как раз о спорте-то мы совсем не говорим, хотя речь идет о стадионе. И это не случайно. Спорт как таковой организаторов стадиона интересовал, скажем так, не очень.



Докладная записка инструктора Красного Стадиона Харлампиева о первой всемирной октябриаде "Историко-революционный парад пролетарских масс, объединенных Спортинтерном", 2 мая 1925 г.


Десять Олимпийских игр, устроенных капиталистическими странами, показывают, что такие олимпийские игры носили характер чисто политический. Нации демонстрировали друг перед другом свое главное орудие войны - солдата и офицера со всеми их физическими и психическими превосходствами. [...]


Почему на этих Олимпийских играх никогда не демонстрировались методы физического воспитания, почему не слушались доклады и не выставлялись перед глазами всего мира культурные достижения. Почему не выступали музыканты, поэты, художники, артисты. Почему Олимпийские игры не были всемирной культурной конференцией? Ясно, что это не могло быть в интересах конкурирующих капиталистов. [...]


Взять пример с капиталистических стран и устроить подобную Олимпиаду, но в которой будут принимать участие не наемники капитала, а классово-сознательный элемент рабочих и крестьян. ... Соревнования отрицаются, как форма взаимоотношений общественной жизни ... как источник борьбы и насилия одних элементов системы над другими ... как соперничество из-за первенства и господства. ... Первая Всемирная Октябриада, устраиваемая Красным Спортинтерном, является всемирной выставкой объединения пролетариата на платформе спортивно-гимнастического движения, она своей целью ставит объединение пролетариата и революционное воспитание.


Для объединения пролетариата мы должны найти иные формы, чем формы соревнования милитаристических достижений. ... Мы как стимул и принцип 1-й Всемирной пролетарской Октябриады ставим - ПАРАД. ...



Ольга Эдельман: В одной из методических записок прямо говорится: следует "уберечь занимающихся от увлечения техникой ради техники, что мы осуществляем через сценические игры и такую игру, как Всемирный Октябрь, чем мы дали твердую и ясную установку, отмежевывающую нас от буржуазной физкультуры, которая сводится к перенесению внимания занимающихся от содержания на технику".



В своем парадном шествии пролетарские массы могут представить ... освободительное, революционное движение ...


Революционное парадное шествие Коммунистического спортивно-гимнастического Интернационала может начаться с феодальной Английской, Великой французской и германской революций ...


Костюмы, конструкции, построения, массовые движения и жесты, музыка, пение, стук, свист и крики, орудия, машины, животные, взрослые, молодежь и деты - все это послужит сценическими средствами. Строго распланированные сценические действа будут размещены на огромном поле Международного Красного Стадиона и проходить в очень точном ритме и темпе по метроному ... Весь парад будет проходить под специальную музыку огромного оркестра с новыми инструментами шумов, тембров и звуков. ...


Все сцены будут засняты в кино ...


Для массы - зрителей будет специально составлена шумовая партитура с рукоплесканием, стуком, криком, пением и др. звуками, - расположенные в подземелье колокола, фабричные гудки и пушечные выстрелы дадут полный звуковой ансамбль. Множество прожекторов усилят свет и дадут световое ощущение настроения. ...


Экзальтированная масса зрителей с множеством оркестров, флагов и шумов будет вовлечена в апофеозное построение пирамиды, Всемирной Коммуны, на которую жестом руки будет указывать гигантская фигура Вождя Ленина, которая будет выситься над верхними трибунами Стадиона, ярко вырисовываясь на фоне заходящего над Ленинскими горами солнца.


Длительность Историко-Революционного парада Спортинтерна должна затянуться на 6-8 часов, чтобы поглотить собой весь день совершенно, не дав других переживаний. ...


К 1 апреля 1926 года все страны должны получить точный разработанный план, который широко должен быть рекламирован за границей и все части Спортинтерна приступят к подготовке. ...


Такой Революционный Парад Всемирного Октября даст во-первых очень сильное агитационное средство за границей ... Красный Спортинтерн убьет буржуазную Олимпиаду, в которой все мировые рекорды солдат капитала будут жалкой попыткой старого мира действовать авторитетом.


Первый Всемирный Парад Октября должен быть закладкой динамита, который взорвет закованные в цепи капитала 5/6 земного шара отсюда, с МКС. ...



Владимир Тольц: В этом месте хочется напомнить нашим слушателям, что здесь под МКС с таким планетарным размахом имеется в виду Международный Красный Стадион, а не то, что мы сейчас привыкли называть этой аббревиатурой.



Ольга Эдельман: Хотя, знаете, по размаху фантазий людей, затевавших Красный Стадион - куда там нынешней космической станции, она по сравнению так, скучный технический объект...



Владимир Тольц: Да уж, люди двадцатых годов даже воображаемой, несуществующей ракетой могли распорядиться весьма изобретательно.



Из материалов девятидневного практического семинария по массовому действу. Составлены руководителем семинария Харлампиевым, [1925]


Теперь, товарищи, давайте пустим ракету ... чтоб было видно всему свету... будем делать так: ... ракета шипит ш-ш-ш- (инструктор медленным движением обводит рукой широкий круг, подчеркивая начало движеньем всего корпуса) затем ракета жужжит ж-ж-ж... (делает тоже движение) потом ракета трещит (хлопает часто в ладоши) наконец вверх летит у-у-у (кричит - бум, топнет ногой и взмахивает рукой вниз) лопнула... и оттуда летит на весь мир наш лозунг: "пролетарии всех стран соединяйтесь в дружный стан" (маленькую паузу) Ура. - Ура. - Ура. Понятно. Показывает. Значит: шипит, жужжит, трещит, летит, лопается, лозунг - пролетарии всех стран соединяйтесь в дружный стан, ура-ура-ура... Начали... зажигает... ш-ш-ш-ж-ж-ж-... и т.д. Теперь товарищи в заключение споем молодую гвардию... всем встать... крепко и звонко... чтобы слышно было под землей... если земной шар проткнуть, здесь, то под нами будет Америка... Начали... "Вперед"... На этом мы сегодня заканчиваем наше массовое действо... Гвардия кругом по домам шагом марш (Музыка играет марш, инструктор с флагом ведет присоединяющихся раз или два вокруг зала и выводит в раздевалку... огни притемняются).



Ольга Эдельман: Как наши слушатели, наверное, уже поняли, это был отрывок не из сценария празднества на Ленинских горах, а из типовых разработок для тех, кого позже стали называть массовиками-затейниками.



Владимир Тольц: А тогда их именовали инструкторами массовых действ. И на них возлагались не какие-то развлекательные, а очень серьезные задачи. Агитационно-пропагандистская, культурная, физкультурно-оздоровительная. С 29 года Международный Красный Стадион стал именоваться научно-методическим обществом. То есть готовил методические указания по проведению рабочих гуляний, вечеринок в клубах, популярных тогда агитационных шествий.



Ольга Эдельман: Ну и сам их проводил в Москве. Например, к 1 мая 29 года готовилось агит-шествие, посвященное борьбе с алкоголизмом. В шествии должны были присутствовать конный глашатай, трубачи, духовой оркестр, грузовики, изукрашенные днем красными флагами, а вечером - фонарями. На грузовиках агитаторы-"рупористы", то есть с рупорами. И еще должны были быть "Три причудливых "змия": один зеленый и 2 желтых с фашистскими знаками, длиною 8 метров, движущиеся и извивающиеся". Или вот программа массового гуляния вузов на Ленгорах, там планировались симфонический концерт с пояснениями, драматические представления, массовые физкультурные занятия, командные игры, забавы и развлечения, лекции полезных знаний, игры и танцы.



Владимир Тольц: Планы эти были испещрены грамматическими ошибками. "Искромечные" фейерверки, в документе, который вы сейчас услышите - это, видимо, "искрометные". Но зато ведь как живописно!..



План ночного зимнего массового гулянья на Ленгорах, [1929]


Рабочие собираются на дворе Губотдела, где для них устраиваются всевозможные игры, танцы и забавы на время сбора.


Когда все собрались, трубы объявляют торжественно открытие гулянью, все собираются по группам, строятся. Председатель объявляет зимнее гуляние открытым, оркестр играет Интернационал, все кричат ура, проходят группами и торжественным маршем выходят на улицу, где их ждут уже убранные грузовики ...


Грузовики украшаются огромными китайскими фонарями, большими и маленькими.


Грузовик с различными факелами, большими и маленькими, грузовик огня.


Грузовик прожекторов и флагов, разноцветные колышущиеся флаги освещаются автомобильными фонарями как бы с мачты грузовика.


Грузовик цветных бенгальских огней, искромечных фейерверков ...


Грузовик шумовой - трещотки, стуки, взрывы, выстрелы и т.п.


Грузовик оркестров, тромбоны играют призыв.



Ольга Эдельман: Представляете, как все это ехало через Москву - ночью. Наверное, не все жители жаждали зрелищ, некоторым ведь и спать хотелось.



По прибытии грузовика на Ленгоры, каждый грузовик будет встречен инструктором с инвентарем, построят порядок и все колонны строем под музыку, с факелами, фонарями, флагами и инвентарем отправятся вниз, где разойдутся по своим местам, начнут: кататься на санях с гор, кататься на лыжах, ходить по сугробам на канадских лыжах, кататься на горных коньках, кататься на карусели. В дальнейшем эти группы без принуждения будут меняться местами.


Во время этих забав буфетчики приготовят массовый доступный буфет на открытом воздухе - чай, сбитень, кофе, глинтвейн, горячие молоко, бульон, жареный в сале струганный картофель и т.д. и т.п.


Буфеты разбрасываются по разным местам, у буфетов зажигаются костры, на которых можно самим на вертеле жарить шашлык, транчук, сало и т.д. и греться у костра. Во время буфета концерт оркестра. После массового питания объявляется сбор, раздаются различные маски, бумажные убранства и другие шуточные украшения, чтобы создать карнавальную обстановку, все организованно, под музыку, с огнями идут на лед Москвы-реки, где их встречают скоморохи и забавляют шутками. Начинаются на льду массовые танцы, конфетти, серпантин, кругом зажигают смоляные бочки и различные огни, по временам взвиваются ракеты. После танцев и забав все строятся цепями в три больших круга, в средине круга выпускают несколько поросят, которые объявляются призами, кто поймает поросенка, тому он будет принадлежать - ловля поросенка на снегу вещь не легкая и создает много шума и охотнической возни. Когда поросята будут пойманы, играется сбор, все строятся и с песнями идут наверх, где садятся снова на грузовики по группам, зажигают огни и развешивают убранство и с музыкой, песнями и шумом возвращаются в Губотдел.



Ольга Эдельман: Вот по этой программе хорошо видно, какое место занимал собственно спорт в планах Красного Стадиона. Как было сказано в одной из их пояснительных записок, "в нашу задачу вовсе не входит физическая тренировка, а только лишь восстановление сил, утраченных в трудовой жизни".



Владимир Тольц: Составителям всех этих грандиозных прожектов гораздо важнее было «классовое единение масс». Дело в том, что этим людям хотелось присвоить или хотя бы приписать себе центральную роль в воспитании «нового человека». И, если б не эта «супер-цель», если бы организаторы Международного Красного Стадиона вместо масштабных затей просто взялись за вопросы спорта, то, может, и стадион бы построили, и был бы не хуже, скажем, стадиона "Динамо"… Но в том-то и особенность «планетарных утопий», что они шире жизни, и потому уже никогда в ней реализоваться не могут. Может, это и к лучшему?…



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG