Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«В Чечне - стабильный уровень бесправия, безнадежности и страха»


"Ситуация в Чечне сильно отличается от благостной картины, которую пытаются нарисовать сами российские СМИ"

"Ситуация в Чечне сильно отличается от благостной картины, которую пытаются нарисовать сами российские СМИ"



Правозащитный центр «Мемориал» представил свой пятый ежегодный доклад о положении жителей Чечни в Российской Федерации. Российские власти применяют все более изощренные способы для ограничения работы правозащитников в Чечне, считают эксперты.

«Мемориал» проводит мониторинг ситуации с правами человека в Чечне с 1999 года, начала второй военной кампании в республике. Свои данные за последний год правозащитники сегодня представили журналистам в Москве.


Нынешнее положение жителей Чечни специалисты из «Мемориала» характеризуют, как «стабильный уровень бесправия». «Действительно, число похищений, бессудных казней, убийств статистически стало меньше и меньше обращающихся к нам. Но это не значит, что качественные изменения произошли. Наступила стабилизация, наступил некоторый стабильный уровень бесправия, безнадежности и страха», - делится своими наблюдениями руководитель программы «Миграция и право» Светлана Ганнушкина.


«От нас отвяли»



«Это действительно так. Для меня очень яркими были в этом году три события - это продолжение истории со станицей Бороздиновской, где был налет на деревню, в которой в основном жили аварцы, и увезены 11 человек, которые бесследно пропали. Было сказано, что это будет расследовано. Расследования не произошло. Бойцы батальона "Восток" в частной беседе говорят: "От нас отвяли"», - рассказывает Ганнушкина.


«Второе событие - исчезновение Мурада Мурадова, руководителя организации "Спасем поколение". И та же самая ситуация: это происходит во время спецоперации, и после этого с невероятным цинизмом сначала говорят, что будто бы этот молодой человек принадлежал к каким-то незаконным вооруженным формированиям, а потом с невероятным цинизмом прокуратура направляет родителям бумагу, где предлагается забрать его тело. Тело забирают из морга в таком виде, что его невозможно узнать. А в документах написано, что никаких претензий к этому человеку нет, нет никаких оснований предполагать, что он совершал какие-то правонарушения», - говорит руководитель программы «Миграция и право».


«Третье событие - это исчезновение в апреле месяце нашего водителя, водителя "Гражданского содействия" и "Мемориала", ровно такая же ситуация. И опять ничего не делается, ничего нет проводится».


«Атмосфера 37-го года»


Еще недавно жители Чечни выстраивались в очереди перед офисами правозащитных организаций, чтобы подать жалобы на неправомочные действия представителей силовых ведомств в республике. «Конечно, к нам обращаются люди, наши сотрудники - и юристы, и социальные работники - полностью загружены. Но в основном обращаются все-таки по делам гражданского толка. Обращаются и по уголовным делам, по похищениям - но их меньше стало. Может быть, именно поэтому люди и обращаются реже, что они уже в это не верят. А атмосфера, общая атмосфера Грозного - как сказала одна наша грозненка - это атмосфера 37-го года в России, когда люди шепотом где-то за углом говорят то, что они думают, а громко произносят уже другое», - рассказывает Светлана Ганнушкина, руководитель программы «Миграция и право».


Бумажный заслон


Штаб объединенной группировки войск на Северном Кавказе разработал инструкцию о порядке пребывания на территории Чечни иностранных граждан, представителей иностранных некоммерческих и неправительственных организаций и журналистов зарубежных СМИ. Эксперты отметили, что республика в этом документе обозначена, как зона проведения контртеррористической операции. Есть в инструкции и пункт, обязывающий иностранные представительства при приеме на работу местных жителей согласовывать с ФСБ их кандидатуры.


«Сомнений быть не может, инструкция издана, безусловно, для того, чтобы ограничить неправительственные организации, в особенности зарубежные, в их перемещениях, действиях, в работе в этом регионе. Просто потому, что ситуация в Чечне, по моим наблюдениям, сильно отличается от благостной картины, которую пытаются нарисовать сами российские СМИ. И чтобы эту разницу сгладить, скорее всего и придумывают кучу разного рода инструкций, которые так или иначе ограничивают работу», - комментирует этот документ заместитель директора московского офиса правозащитной организации Human Rights Watch Александр Петров.


Бесконечная амнистия


После ликвидации Шамиля Басаева Кремль в очередной раз объявил о разгроме чеченских вооруженных формирований и в очередной же раз объявил амнистию. Однако к назначенному сроку, по официальным данным, оружие сложили лишь 70 человек. Директор ФСБ Николай Патрушев по просьбе чеченского президента Алу Алханова продлил срок амнистии еще на два месяца.


XS
SM
MD
LG