Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Альянс «Яблока» и Союза правых сил на региональных выборах


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - Мария Дронова, лидер Свердловского отделения партии Яблоко, Константин Янцен, политолог, Константин Карякин, лидер Свердловского отделения СПС, и корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.



Евгения Назарец: В Свердловской области началась подготовка к выборам в областную Думу, которые назначены на 8 октября. Региональные отделения федеральных партий формируют списки. И в Свердловской области выборы по новой партийной системе пройдут впервые.


Областные отделения партии « Яблоко» и Союза правых сил пойдут на выборы единым списком под брендом «Яблока». Несмотря на то, что на федеральном уровне эти партии сохраняют политическую автономность, в регионах уже не впервые демократическая оппозиция в лице «Яблока» и СПС выступает объединившись. Результаты такого предвыборного союза на свердловских выборах можно будет оценить осенью.


В Томской же городской Думе это уже свершившийся факт. Об этом рассказывает томский корреспондент Радио Свобода Мелани Бачина.



Мелани Бачина: Итоги выборов в городскую Думу Томска осенью 2005 года назвали «сенсацией местного масштаба». Тогда результаты голосования удивили всех – и политологов, и местную власть, и самих кандидатов в депутаты. В городе, где каждый пятый житель – студент, на выборах победила Партия пенсионеров, набрав 20 процентов. «Единая Россия» заняла второе место, получив лишь 18 процентов, хотя рассчитывала не меньше чем на 40. А вот томские правые – объединенный блок «СПС плюс «Яблоко» - праздновали: они набрали 9 процентов и заняли четвертое место, обойдя на финишной прямой ЛДПР. Тогда сам факт того, что СПС и «Яблоко» прошли в городскую Думу, уже воспринимался победой. Говорит Василий Еремин, лидер партии «Яблоко».



Василий Еремин: Я считаю, что демократы в городе Томске достигли существенного результата. Многие томичи, к сожалению, мечтают о демократии на кухне. И наш процент, который мог бы составить более 10-15 процентов, он, к сожалению, не достигнут на данных выборах.



Мелани Бачина: Лидеры томского СПС и «Яблока» сумели договориться и на выборы в городской парламент пошли объединенным блоком. Говорят, что на местном уровне вести переговоры проще, да и отношения между лидерами другие. Говорит исполнительный директор Томского отделения партии СПС Михаил Козырев.



Михаил Козырев: Мешает вообще на федеральном уровне объединению СПС и «Яблоко» только исключительно амбиции федеральных лидеров. У них есть история отношений, которая им мешает. У нас такой истории отношений нет, ну, нет таких камней преткновения, которые могли бы помешать этому объединению. Мы никогда и ничего не делили.



Мелани Бачина: СПС и «Яблоко» вели переговоры и с так называемыми «новыми демократами» - это блок «Наш выбор - Томск» - объединение, в которое вошли региональные отделения Республиканской партии Владимира Рыжкова, партии Ирины Хакамады и Объединенного гражданского фронта Гарри Каспарова. Но лидер объединения Иван Тютрин от предложения отказался. В итоге в городской парламент его блок не попал вовсе. Впрочем, при нынешнем раскладе правых в Думе Томска всего несколько человек. «Единая Россия», несмотря на проигрыш на выборах, сегодня в итоге имеет большинство.


В марте 2007 года Томск ждут выборы депутатов в Государственную Думу Томской области. Партии должны будут преодолеть 7-процентный барьер. Выборы городских депутатов - пока единственный ориентир. «Единая Россия» сделала выводы и уже заручилась поддержкой губернатора. Виктор Кресс заявил о своем намерении возглавить список «единороссов», будет своего рода локомотивом. Томским правым ничего не остается, кроме как объединяться и идти на выборы объединенным блоком. Другим способом, говорят, в парламент просто не попасть.



Евгения Назарец: Итак, сегодняшняя тема программы – альянс «Яблока» и Союза правых сил на региональных выборах. В Томске региональные отделения этих партий общим списком смогли отвоевать присутствие в городской Думе. В то же время в дальнейшем - по новому федеральному закону - любым партиям запрещено идти на выборы объединенными блоками. Что делать в такой ситуации? И есть ли шанс у правых и у любой оппозиции попасть в парламенты разных уровней, об этом с томским политологом Константином Янценем беседовала моя коллега Мелани Бачина.



Мелани Бачина: Константин, на прошлых выборах в Думу Томска правые шли объединенным блоком, он назывался «СПС плюс «Яблоко». В итоге они набрали 9 процентов. В марте 2007 года, когда будут выборы в Государственную Думу Томской области, получается, по новому закону объединяться партиям теперь нельзя. И что получается? У правых вообще есть шанс попасть в парламент, если они пойдут не объединенным блоком, а порознь?



Константин Янцен: Ну, я думаю, что... я оптимист, поэтому я верю, что шанс, конечно, есть, если мы говорим с вами о выборах в Государственную Думу Томской области, которые будут в марте 2007 года. Электорат Томска изначально либеральный, и он отличается от среднестатистического по Сибири и Дальнему Востоку. У нас традиционно правые набирали достаточно серьезные проценты. И я думаю, что, конечно, 7 процентов смогут правые преодолеть, если они, правда, выберут, скажем так, правильное позиционирование. То есть это действительно дилемма. Кто пойдет? «Яблоко» пойдет? СПС пойдет? Надо понимать, что глубинно у них электорат разный. Хотя ценности они отстаивают одни и те же. Вот это парадокс. Вот здесь нужно будет напрячься интеллектуально и внятно предложить и «Яблоку», и СПС конкретной своей целевой аудитории послание, сообщение, что они готовы сделать в Томске конкретно. Это была проблема выборов 2003 года. Потому что ни «Яблоко», ни СПС не шли с четким посланием. Они улетали в самолете, если вы помните те ролики.



Мелани Бачина: Но это если говорить о правых в Томском регионе. А если говорить о правых вообще в целом по России, в других регионах? Скажем, там, где еще успели до вступления в силу закона, как в Екатеринбурге, правые объединиться. Понятно, у них шансов больше преодолеть необходимый процентный барьер и попасть в Думу, пусть и в небольшом составе. А в других регионах теперь, где будут выборы, там есть вообще шансы у правых?



Константин Янцен: С Екатеринбургом, действительно, если так можно выразиться, правым повезло. Они, действительно, теперь идут блоком, и они проходят.


Что касается других регионов. Конечно, электоральная культура в России на разных территориях, а страна огромная, совершенно разная. В целом, конечно, по стране у них достаточно низкий процент. Но опять же это оттого, что, на мой взгляд и по моим оценкам, правые не несут, не дают нам ключевые ответы на те вызовы, на те проблемы, с которыми сегодня сталкиваются россияне. Пока они, если вы обратили внимание на публикации в средствах массовой информации, заняты проблемой объединения: «на какой платформе мы будем объединяться, с кем мы будем объединяться, не будем вообще объединяться». И шансов, конечно, если они не найдут ответов, даже по отдельности, нет.



Мелани Бачина: А если говорить про так называемых «новых демократов», у них есть шансы? Это Объединенный гражданский фронт Каспарова, Республиканская партия Рыжкова. У них вообще есть будущее? Они ведь осознанно и еще раньше дистанцировались от «Яблока» и СПС. И в итоге, например, в Томске в городскую Думу они вообще не попали на выборах. Вот они сегодня больше маргиналы или у них есть будущее?



Константин Янцен: Безусловно, на политической современной арене в российской ситуации это маргинальные партии. Более того, маргинальными их делает современная политическая элита в России. И они сознательно выдавлены вот в такое пространство - в маргинальное. Отчасти это, повторяю еще раз, делает элита, а отчасти это делают сами эти партии своими действиями и поступками. Объединенный гражданский фронт – это общественное объединение. А Республиканская партия – это действительно партия. И проблема в том, что ее никак не регистрируют. В будущем, я считаю, все-таки у правых шанс есть тогда, когда будет единая правая и очень мощная партия. Вот пока это осколочные варианты, когда, как вы сами сказали, они дистанцировались от СПС и «Яблока», доказывают, кто правее, кто либеральнее из них, вот пока они это будут выяснять и доказывать, собственно говоря, партии власти, в прямом и переносном смысле, ничего делать не надо.



Мелани Бачина: В Томске единственный ориентир пока – это последние выборы в городскую Думу. И вот несмотря на то, что правые на выборах в городскую Думу праздновали победу – они заняли четвертое место, они даже ЛДПР обошли, и, в общем, для них все было очень хорошо, тем не менее, в нынешней городской Думе они представлены меньшинством, их буквально несколько человек. И, по большому счету, они не могут влиять на принятие каких бы то ни было важных для города решений. Получается, в любом случае, присутствие правых в парламентах разных уровней, оно сегодня просто формальное.



Константин Янцен: И да, и нет. С одной стороны, вы правы, представительство правых абсолютно минимальное. Но такова издержка пропорциональной системы выборов. Дальше, я думаю, будет еще хуже, потому что пропорциональная система выборов предполагает... и плюс отмена графы «против всех», она предполагает непропорциональное распределение на самом деле голосов. Голосуют за тебя меньше, а получаешь голосов больше за счет других партий, которые не прошли и не набрали... Собственно, их проценты раздаются вам. Есть, да, такая ловушка.


Но, тем не менее, если обратить внимание на городскую Думу, то все равно у них есть позиция достаточно серьезная. Кобзев, например, возглавляет Комитет по науке и образованию – это ключевое, если говорить о Томске, как об образовательной столице. А Кобзев Анатолий Васильевич – это лидер СПС в Томске, Томского отделения СПС. И это очень, на мой взгляд, важно для них. Но это все та же линия. Не скажу, что проползли на пузе и даже обошли... вот у вас даже прозвучало: «даже ЛДПР». Потому что стыдно было, чтобы в Томске даже ЛДПР обошли. Но правильно вы сказали, потому что они прошли, 9 процентов набрали, и это, конечно, если говорить о серьезности партии, не совсем нужный результат и необходимый результат для правых сил, но тем не менее.



Мелани Бачина: И, может быть, проблема правых в том, что они сами политически неактивны? Вот если вспомнить какие-то акции, которые правые проводят, то их можно буквально по пальцам пересчитать, они немногочисленные и они очень вялые. Может быть, в этом проблема правых, что они не могут повести за собой массы?



Константин Янцен: Это правда. На мой взгляд, когда делают упрек власти, что «у вас нет оппозиции», а что, власть должна ее выращивать что ли, оппозицию? Оппозиция должна появиться сама, вот изнутри. Запрос на правые идеи, он, безусловно, есть. И идеи либеральные и демократические ценности разделяет гораздо больше людей, чем ходят на выборы. Но партии, которые представляют правые идеи сегодня, на мой взгляд, к сожалению, не соответствуют интересам большинства тех, кто разделяет правые идеи.


Вот проблема правых, помимо того, что надо переоценить, надо переосмыслить идеологию, но и подать ее простым, понятым...



Мелани Бачина: Стать ближе к народу.



Константин Янцен: Да. Это вечная проблема либералов и демократов в России – быть ближе к людям.



Евгения Назарец: Год назад томские отделения «Яблока» и Союза правых сил, объединившись, смогли взять 9 процентов голосов и несколько мандатов в городской Думе. Как вы думаете, уважаемые радиослушатели, может ли демократическая оппозиция, объединившись, составить конкуренцию партии власти на региональных и федеральных выборах?


Общий список региональных отделений СПС и «Яблоко» утвержден на прошедшей в выходные конференции в Екатеринбурге. На выборы в областную Думу объединение идет под брендом «Яблока». Из 13 человек: 4 представителя правых, семеро «яблочников» и двое беспартийных общественников. Первое место в едином списке правых и «Яблока» занимает лидер Свердловского «Яблока» Мария Дронова, второе – Константин Карякин, нынешний депутат областной Думы и лидер регионального отделения СПС. На какой результат рассчитывает объединение в Свердловской областной Думе, спросила я у него.



Константин Карякин: Наверное, дело не в том, кто вошел в список, и фамилии людей, которые, по крайней мере, возглавляют список. А дело в том, что бренды двух вечных союзников, которые никак не могли договориться, нашли хороший, оптимальный вариант и достаточно удачную, на мой взгляд, конфигурацию первой тройки, по крайней мере. Это большой успех. А успех на выборах... принято ориентироваться на Москву во всех вопросах, в Москве набрали 11 процентов. Я думаю, что результат на уровне 11 процентов нас вполне устроит.



Евгения Назарец: Выборы в региональные Законодательные собрания по спискам, насколько это отменяет такую стратегию на выборах, как борьба личностей?



Константин Карякин: Борьба партий, то есть борьба брендов все равно ни в коем случае не затмевает личность. В конкретном случае, наверное, губернатор бы не стал возглавлять раз из раза список партии власти. Один раз это было, когда он не возглавил, в 1998 году, и «Преображение Урала» потерпело поражение сразу же.


Но вот если отталкиваться от потенциальных конкурентов, а у нас, наверное, конкуренты – это все остальные, кроме партии власти, то мы выглядим очень даже неплохо. У нас во главе списка – женщина. И это единственная партия, где на такое пошли. У нас 38, 37 и 26 лет – первая тройка. Так получилось, что я самый старший в этом списке. То есть публичный политик, общественный деятель – женщина, и промышленник. То есть, в принципе, самые основные направления закрыты хотя бы тем, кто представлен в первой тройке.



Евгения Назарец: Дело в том, что многие партии в качестве лидеров списков выставляют того, кто заведомо не будет работать в областной Думе, вплоть до лидера федеральной партии. Почему по такому пути не могли пойти «Яблоко» и СПС? И надо ли это вообще, на ваш взгляд?



Константин Карякин: Во-первых, в свое время, причем это было не так давно, Вешняков выступил с инициативой отмены так называемого «паровоза», и я был горячо за это. И это исключило бы обман избирателей.


Что касается того, приглашать ли нам Явлинского или Белых в первую тройку, то вообще вопрос даже так и не стоял. И я не думаю, что это правильная практика. В конце концов, определенная известность есть и у меня, и у Дроновой.



Евгения Назарец: В случае с СПС и «Яблоком» - отсутствие федеральных лидеров в качестве «паровозов», как вы выражаетесь, может быть, связано и с тем, что союз СПС и «Яблока» имеет место только на региональных выборах? Вот в Томске так было, а теперь в Екатеринбурге. А на федеральном уровне эти партии не договорились и не договорятся.



Константин Карякин: Это было не только в Томске, было несколько таких случаев. Самый запоминающийся успех – это Москва, городская Дума. Что касается федеральных... Есть маленькая задумка, мы пока не будем о ней говорить, но она как раз обсуждалась и с Белых, и с Явлинским. Явлинский уже за это. А с Белых я встречаюсь, и я думаю, что мы это тоже обсудим. То есть, да, есть задумка показать союз двух партий именно на свердловском уровне.


Я процитирую Никиту Юрьевича, который сказал, что «у нас могут быть самые разные проблемы и вообще разногласия с «Яблоком», но это не касается конкретно сегодня Пермской и Свердловской областей, потому что эти области очень важны и для тех, и для других».


Что касается выборов в Госдуму, то самое главное, что сегодня понимают везде, - это то, что врозь никто в Госдуму не попадет. А раз это все понимают, то какой-то союз найден, я думаю, будет. В том числе и с потерей бренда, допустим, СПС.



Евгения Назарец: Известно, что «Единая Россия» планирует в Свердловской областной Думе получить 60 процентов. Можно ли говорить о том, что все другие партии, которые идут в Думу, ставят себе общей задачей хотя бы не столько самим получить достаточное количество мест, сколько не дать «Единой России» выполнить ее программу-максимум?



Константин Карякин: Нет, я думаю, что у каждой партии свои задачи. Такого единого фронта против «Единой России» здесь нет, и вряд ли он вообще мог бы быть. Гораздо интереснее, чтобы еще одна партия прошла в Думу за счет потери голосов у партии власти.


А во-вторых, я не верю в 60 процентов на самом деле. Более того, я глубоко убежден в том, что они сами не верят в 60 процентов.



Евгения Назарец: Предвыборная кампания еще толком не развернулась, а объединение СПС и «Яблока» уже получило, если я не ошибаюсь, два предупреждения от избиркома. Вы расцениваете это как объективные замечания или все-таки это есть признаки некоего давления, на ваш взгляд?



Константин Карякин: Во-первых, мы получили одно предупреждение. Мы получили предупреждение за газету. Я-то думал, что за интервью со мной, а потом мне разъяснили в избиркоме, что речь идет о неправильности публикации газеты. И, в принципе, если за неправильность публикации газеты, то я бы согласился. А вот когда начали раскручивать, что за интервью со мной, ну, это, конечно, чистой воды давление. То есть получается как бы такая ситуация своеобразная, когда выносят предупреждение по формальным признакам более-менее верное, а в СМИ говорят, что предупреждение выдано за другое.


Насколько я знаю, это попытка показать что ли на примере нас другим партиям, что так делать нельзя – нельзя ругать партию власти. То есть критиковать партию власти – это сегодня приравнено к экстремизму. Каждая партия должна хвалить «Единую Россию» и немножко себя. И, конечно, это давление. А как это еще иначе назвать?..



Евгения Назарец: И сейчас с нами в Екатеринбургской студии – номер один единого списка СПС и «Яблока» на предстоящих выборах в Свердловскую областную Думу, лидер местного «Яблока» Мария Дронова.


Доброе утро, Мария.



Мария Дронова: Доброе утро.



Евгения Назарец: На этих выборах в областную Думу будет избираться лишь половина нижней палаты парламента – таков закон в Свердловской области. Правые, объединившись, имеют, судя по тому, как они себя ведут, достаточно большие шансы там оказаться. Но это будет один, два, три человека – все равно лишь эффект присутствия. Что делать с этим? Это все-таки победа или не победа, в вашем понимании, вот такое участие в политике?



Мария Дронова: Знаете, я считаю, что это победа. На сегодняшнем этапе развития для обеих партий это будет победа. Через несколько лет, когда у нас появятся другие ресурсы, другие возможности, изменится немного политическая ситуация, ну, мы будем способствовать, находясь во власти, изменению политической ситуации, я думаю, что у нас будут другие ресурсы, другие возможности и большее количество человек в областной Думе, в Государственной Думе, в муниципальных Думах и так далее.



Евгения Назарец: Понятно. Странно было бы, если бы вы сказали совершенно другое. Но вот по поводу 60 процентов «Единой России». Я спросила Константина Карякина о том, нельзя ли говорить, что задача всех остальных партий, которые идут в региональный парламент, - это сорвать планы «Единой России». Как вы относитесь к этому предположению? Ну, задача - не задача, но, так или иначе, это единственное, что им удастся, в лучшем случае.



Мария Дронова: Знаете, я тоже не верю, как и Константин, в 60 процентов «Единой России». Потому что на сегодняшний день все рейтинги, вся социология показывают, что у них не больше 40 процентов. Можно, конечно, добавить с помощью административного ресурса, возможно, с помощью еще каких-то манипуляций и технологий еще порядка 10 процентов, но это максимум, на мой взгляд. Поэтому максимум будет 50 процентов у «Единой России», но это моя точка зрения.



Евгения Назарец: Напомню точку зрения томского политолога Константина Янцена, который сказал, что проблема оппозиции, и в частности правых, в том, что у них нет внятного послания для своего электората. У вас есть сейчас возможность опровергнуть это на свердловской почве.



Мария Дронова: Ну, немножко странно звучит. Что значит – нет позиции?



Евгения Назарец: Нет внятного послания к электорату, нет ответов на вопросы, которые возникают у избирателей.



Мария Дронова: Вы знаете, если говорить вообще политологическим языком, то, например, то же «Яблоко» не является как таковой правой партией. С моей точки зрения, «Яблоко» - это социал-демократическая партия. А послание социал-демократов известно – это развитие социальной сферы, гарантии населению, бесплатное образование, свобода средств массовой информации и так далее. Если читать программу «Яблока», то это все можно увидеть. И в данном случае «Яблоко» апеллирует, действительно, больше к социальной сфере, нежели Союз правых сил, который активно всегда апеллирует к развитию крупного и среднего бизнеса. Так как мы идем под брендом «Яблока», то в данном случае мы, естественно, будем ориентироваться больше на социальную сферу.



Евгения Назарец: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Это Александр. Скажите, пожалуйста, используют ли областные власти административный ресурс, чтобы расколоть союз СПС и «Яблока»? И если это происходит, то как конкретно?



Евгения Назарец: Мария, пожалуйста.



Мария Дронова: Ну да, я бы так абстрактно власть сформулировала. Признаюсь, попытки со стороны власти были. Но, слава Богу, их попытки так ничем и не закончились. Мы идем совместно в областную Думу с Союзом правых сил, и это уже окончательное решение.



Евгения Назарец: А в чем может проявляться это давление, использование этого административного ресурса? Как он может повлиять на партийную жизнь? Скажите на конкретном примере или, может быть, политологически.



Мария Дронова: Все-таки я немножко абстрактно, конечно, скажу, не хотелось бы вдаваться в детали. Некоторые финансово-промышленные группы, представители власти пытаются поверх головы региональных руководителей договариваться с федеральными структурами о возможности встать в список или о возможности, как сейчас модно говорить, купить место в списке. Вот в связи с этим как бы и происходит монополизация той или иной партии. То есть если мы с вами посмотрим Интернет, то очень хорошо там отражена ситуация с Партией социальной защиты, что якобы некий господин К. купил у Атрошенко Партию социальной защиты, и сейчас он ее снова пытается перепродать, опять же по слухам из Интернета, потому что не нашел денег на партию. Вот эти все манипуляции, они обычно перед выборами и происходят достаточно часто. Но нас, слава Богу, это не коснулось.



Евгения Назарец: Но зато вас коснулись уже претензии избиркома. Вы как расцениваете это? Это все-таки попытка давления, вставить палки в колеса или есть объективное зерно в тех замечаниях, которые получили «Яблоко» и СПС за свою газету, за эту агитацию?



Мария Дронова: Я спокойно к этому отношусь, потому что это политика. Это во-первых. Во-вторых, с точки зрения тиража, да, действительно претензии были обоснованными. То есть мы выпустили достаточно большой тираж. Не надо было, наверное, то ли официально его показывать, этот большой тираж, то ли, действительно, нужно было сделать тираж меньше. Но мы решили честно поступить и показать весь тираж.


А что касается агитации и антиагитации против «Единой России», что нам предъявляет областная избирательная комиссия, то здесь я категорически не согласна с тем, что мы пытаемся заниматься агитацией. Потому что единственное, что нам вменили в агитацию, - это то, что в заголовке было сказано, что «Яблоко» и СПС объединились. Но, друзья, об этом говорили все информационные агентства и все телевидение.



Евгения Назарец: И мы сегодня говорим.



Мария Дронова: И мы сегодня говорим об этом. Но это действительно так – «Яблоко» и СПС объединились. Это констатация факта. А нас обвиняют в агитации на основании этого. И я абсолютно согласна с Константином, что просто на нашем примере хотели запугать других, как нельзя делать.



Евгения Назарец: Екатеринбургское некоммерческое партнерство предпринимателей «Комитет – 101» совместно с редакцией журнала «Эксперт – Урал» подвело итоги очередного опроса среди бизнесменов об отношениях с органами власти. По итогам «конкурса» одни чиновники получают благодарственные письма, другие – ироничные «награды» за чрезмерный бюрократизм.


В этом году акция неожиданно приобрела и слегка политическую окраску: беспартийный лидер «Комитета – 101» вошел в объединенный список СПС и «Яблока» на выборах в Свердловскую областную Думу. Вот о той акции, которую он проводил, рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева.



Светлана Толмачева: Инспекцию архитектурно-строительного контроля при администрации Екатеринбурга участники опроса признали самой худшей государственной службой города. Председатель «Комитета – 101» Дмитрий Головин лично привез в Госархстройконтроль коробку с апельсинами, чтобы вручить чиновникам символический приз за приближение «оранжевой» революции на Урале.



Дмитрий Головин: Мораль какая? Если вы, ребята, будете продолжать так же, то ждите «майдана». В этом виноваты будете вы.



Светлана Толмачева: Начальник отдела разрешительной документации Госархстройконтроля Галина Зеленкина от апельсинов решительно отказалась.



Дмитрий Головин: Вы заняли «почетное» последнее место.



Галина Зеленкина: Знакома я с вашим опросом. Абсолютно не согласна. И меня это просто очень оскорбляет.



Дмитрий Головин: Извините, но я вам передаю мнение предпринимателей.



Галина Зеленкина: Я очень хочу поговорить с этими предпринимателями. Это просто дело чести.



Светлана Толмачева: Но называть пофамильно недовольных предпринимателей Головин не стал - опрос проводился анонимно. Было собрано около тысячи анкет. Участники опроса оценивали организацию работы, профессионализм и порядочность сотрудников более 60 государственных служб. Результаты опубликованы в журнале «Эксперт – Урал». Это уже второй рейтинг. Первый был обнародован в прошлом году. Говорит главный редактор издания «Эксперт – Урал» Дмитрий Толмачев.



Дмитрий Толмачев: Цель этого проекта – это не показать еще раз, что в ГИБДД берут взятки, это и так все знают. Другое дело, что поскольку уже есть обратная реакция и от чиновников, обратная реакция и от общественности, то мы можем говорить о том, что появился важный инструмент общественного контроля.



Светлана Толмачева: Впрочем, и среди чиновников, и среди предпринимателей находилось достаточно много тех, кто с недоверием воспринял идею анкетирования. Бизнесмены подозревали в сотрудниках «Комитета – 101» разведчиков из мэрии. А руководители госслужб не хотели иметь дело с общественной организацией. Однако председатель «Комитета – 101» Дмитрий Головин считает, что несмотря на эти трудности, рейтинг нужно составлять ежегодно.



Дмитрий Головин: Наш опрос – это та самая обратная связь, которая показывает, что предприниматели в данном случае хотят от чиновников. Этот опрос дает чиновникам шанс на улучшение. Он служит зеркалом не только для чиновников, но и для предпринимателей.



Светлана Толмачева: В следующем году «Комитет – 101» намеревается провести анкетирование предпринимателей не только в Екатеринбурге, но и в других городах Свердловской области.



Евгения Назарец: Благодаря Светлане Толмачевой мы теперь знаем, чем, кроме политики, занимаются некоторые из членов объединенного списка СПС и «Яблока», опять-таки замечу, беспартийные члены этого списка.


Мария, двое из 13 человек не состоят ни в какой партии, но, тем не менее, они включены в список кандидатов от объединения «Яблока» и СПС. По какому принципу приглашали или, наоборот, они сами изъявляли желание поддержать этот союз?



Мария Дронова: С Дмитрием Александровичем Головиным мы знакомы достаточно давно уже. И я считаю, что это человек действительно очень активный, очень позитивный, и он стремится к тому, чтобы гражданское общество развивалось в России. И как же «Яблоко», которое является гражданской партией, не включит этого человека в список?!



Евгения Назарец: То есть Дмитрия Головина долго уговаривать не пришлось?



Мария Дронова: Да. С Комитетом солдатских матерей, с Лебедевой...



Евгения Назарец: Это другой беспартийный член списка.



Мария Дронова: ...с ней тоже пришлось достаточно легко. Потому что такая фракция создана на федеральном уровне в партии «Яблоко». И на местном уровне мы тоже достаточно давно уже сотрудничаем.


И что мне импонирует в этих людях, они, действительно, призывают чиновников к ответственности. Естественно, Лебедева по своей линии – по солдатской, а Дмитрий Александрович – по линии чиновников со стороны предпринимателей малого бизнеса. И в данном случае это большой плюс, когда люди без особой поддержки организационной пытаются самостоятельно как-то влиять на власть. Мы в равных условиях, поэтому мы объединились, поэтому мы вместе.



Евгения Назарец: А кто еще мог бы войти из беспартийных в список, но не захотел, не смог, не договорились? Может быть, не по фамилиям, а только по направлениям. Комитет солдатских матерей, предприниматели... Еще кого бы вы хотели?



Мария Дронова: Хотели еще Партию «зеленых», но, к сожалению, там в последний момент человек просто выпал в связи с болезнью, и ему не удалось с нами до конца договориться. Хотя, насколько мне известно, господин Яблоков, который сейчас является заместителем Явлинского в нашей партии, он активно поддерживает наш список. И я надеюсь, что в сентябре он приедет поддержать его.



Евгения Назарец: Ну что ж, Мария, на этом мы сегодня пока разговор наш закончим, потому что предвыборная кампания еще продолжится. Потом, я надеюсь, будет работа в областной Думе и ваша, и Константина, и других ваших соратников.



Мария Дронова: Спасибо.



Евгения Назарец: Спасибо вам за участие в программе.


XS
SM
MD
LG