Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За ижевскими инакомыслящими вновь следят. Легко ли жить в вятском Раю? Жители Сочи заставляют власти считаться с общественным мнением. В клуб любителей творчества Владимира Высоцкого приходят все новые и новые жители Саранска. Подмосковье: Разорит ли крестьян новый земельный налог? Улан-Удэ: Как помочь школьника отказаться от алкоголя? Пятигорск: Почему наемные работники не решаются отстаивать свои права перед хозяевами? Самара: Краевед Владимир Корнилов пишет народную историю Самары. Тюмень: Каким люди видят свой город? Псковская область: Как объединить народ сету, разделенный российско-эстонской границей


В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Накануне саммита «большой восьмерки» десять человек от ижевской оппозиции – делегация на четвертый Социальный форум от Координационного совета гражданских действий - добирались до Санкт-Петербурга двумя партиями. У троих, что отправились в путь 10 июня, во время поездки возникли серьезные проблемы.


Точнее, проблемы начались еще в Ижевске 6 числа у Олега Серебренникова, лидера местного отделения молодежной организации «Автономное действие». Рассказывает Олег Серебренников.



Олег Серебренников : Пришли трое сотрудником УБОПа и сказали: «Тебе ехать никуда нельзя. У нас бумага есть на 15 суток тебя закрыть». Немного пообщались. Потом они уехали. Потом в 3 часа я пошел отнести свои ботинки в ремонт. Как только я вышел из подъезда, подъехала машина без номеров. Там сидели сотрудники, которые пришли утром. Им якобы нужно успокоиться главу местного УБОПа и начальника Отдела по борьбе с экстремизмом. Я отказался и пошел дальше. Они ехали 300 метров, пока я шел. Я зашел в ателье. Оно было закрыто. Выхожу, а у дверей уже стоит машина.


Меня схватили, заломили руки, привезли в Управление по борьбе с организованной преступностью. Начальник мне заявил, что меня закроют на 15 суток. Требовали, чтобы я написал объяснительную. Я написал, что отказываюсь от дачи каких-либо показателей. Посидели часов до 5. Потом отвезли меня в РУВД Октябрьское. Там какой-то лейтенант составлял протоколы с кучей ошибок. Копию мне не хотели выдавать. Протокол об административном правонарушении, то, что я ругался матом, приставал к людям, пытался побить человека. Мелкое хулиганство. Провели досмотр вещей. Потом отвезли в Октябрьский мировой суд. Я заявил ходатайство, чтобы мне был приставлен защитник. Судья попался нормальный, вменяемый. Дали мне телефон. Я начал звонить повсеместно.


Где-то 5 часов проходило слушание – с 7 до 1 часа ночи. Протоколы людей, которые меня задерживали, которые являлись свидетелями, это люди, которые видели и слышали, как я ругался матом, чуть не подрался с человеком. Судья и адвокат видели, что идет ложь. В час ночи судья вынес постановление, что нет оснований для задержания.



Надежда Гладыш : Парню повезло, что мировой судья объективно оценил материалы милицейского перформанса. Но, чтобы не искушать судьбу, было решено, что Олег сойдет с поезда в Москве (питерский поезд из Ижевска следует через российскую столицу) и дальше будет добираться вместе с устроителями форума их транспортом. В Москве поезд стоит 40 минут. Вот что происходило в это время с Инной Яндараевой, она ехала в другом вагоне, в хвосте состава.



Инна Яндараева : Я вышла на перрон из своего вагона. Поезд только что подъехал, я вышла. Я увидела очень быстро приближающихся к моему вагону слуг правопорядка. Они были в форме, причем очень грозно выглядели и очень быстро бежали. Я отошла немного, подумала, что они ищут, наверное, Олега. Когда они подбежали, начали что-то у проводника спрашивать. Я решила узнать, что они спрашивают. Я подошла и заглянула одному из них за спину и увидела у него в руке записку, в которой была моя фамилия, мои имя и отчество, по-моему, паспортные данные, то есть все сведения обо мне. Он же обо мне спрашивал у проводника. Я быстро руки в ноги и убежала, пока меня не заметили. Я убежала в начало состава. Там нашла Андрея Петровича, с которым мы ехали. Мы сели просто в другом вагоне.



Надежда Гладыш : В Москве в купейный вагон ижевского поезда села Карин Клеман, активистка левого движения, руководитель общественной организации Институт «Коллективное действие», с которой ижевчане хорошо знакомы. Карин – француженка, при посадке ее документы проверили, но не задержали. В этом купе и провели все время стоянки в Москве Инна и Андрей Коновал, руководитель ижевского Координационного совета, который надеялся, что его статус депутата Ижевской городской Думы даст ему шанс миновать кордоны. Вышло не так. Говорит Андрей Коновал.



Андрей Коновал : Было видно, что милиция дежурит около двух вагонов 10 и 18 и пытается найти кого-то. А когда я проходил через тамбур, хотел посмотреть, что у меня творится в вагоне уже после того, как мы отправились, я услышал разговор двух, как выяснилось позже, тоже оперативников, которые кому-то докладывали по мобильному телефону, что в 10 и 18 вагонах никого не обнаружили. Я повернулся к ним спиной и просто слушал их разговор, пытался запомнить их в лицо. Это, в общем-то, помогло. Потому что потом я их обнаружил в вагоне-ресторане. Это заставило нас отказаться от идеи забрать вещи Инны из 18 вагона, потому что пришлось бы с вещами идти мимо них.


Потом мы прибыли в Питер. Я вернулся за вещами в свой вагон. А когда выходил, то меня задержали. Там проверяли конкретно документы по фамилии, то есть у людей были списки. Меня попросили пройти в дежурную часть. Я хотел отказаться, но тут подошла Карин. К ней придрались, что в ее французском паспорте фотография немножко отклеилась. Это послужило основанием для того, чтобы провести более тщательную проверку. Попросили и меня, и ее. Я мог бы, конечно, воспротивиться, хотя был риск. Я боялся, что будет устроена какая-то провокация, если я буду сопротивляться, хотя это было незаконное задержание, то могут припаять сопротивление милиции.



Надежда Гладыш : Возвращение с форума тоже было с приключениями. Инне пришлось во время посадки на ижевский поезд дать письменные объяснения сотруднику милиции о причинах ее пребывания в Питере. Девушка написала, что была здесь в качестве туриста. У Андрея финал вышел более каверзным.



Андрей Коновал : Я владел списками всех зарегистрировавшихся участников. Мне было передано через сотрудника администрации просьба якобы от милиции передать эти списки якобы для того, чтобы милиция могла в случае каких-то ЧП провести оперативную работу. Но у меня не было никаких сомнений, что эти списки потом будут фигурировать в работе спецслужб. Я отказался передать этот список, а там 1500 человек фигурировало. Я предпочел его просто уничтожить перед отъездом. Мы разорвали его в клочки и выбросили по дороге на вокзал. Хотя было высказано осторожное замечание, что, возможно, я не уеду из города. Тем не менее, все обошлось благополучно. Сыграло, может быть, еще и то, что меня провожал Лев Пономарев.



Надежда Гладыш : Сейчас по заявлению руководства Координационного совета гражданских действий старший следователь прокуратуры Удмуртской республики Семенов начал проверку материалов по факту задержания 6 июля Олега Серебренникова.



В эфире Рай, Екатерина Лушникова:



Рай – это деревня в Вятской губернии. Но попасть туда не так-то просто. Автобусы ходят только рано утром и поздно вечером. Добиралась на перекладных. Вот я уже и в Раю. Иду по проселочной дороге. Вокруг меня ни души. Рай оказался на редкость безлюдной местностью. Только птички летают, но тоже совсем не райские – сороки, да воробьи. Налево домик, но окна в нем заколочены, направо - еще два, но тоже пустынные.


Сейчас попробую постучаться в один из домиков. Хочу познакомиться с жителями Рая.



Виталий Симаков : Я здесь живу 10 лет. Я как приехал, она так называлась. Спросить больше не у кого, нет ни одного местного жителя. Никто не мог объяснить, почему так называется деревня.



Екатерина Лушникова : Может быть, здесь просто жизнь очень хорошая, поэтому Рай?



Виталий Симаков : А кто его знает. Может быть, была хорошая, а теперь местных жителей нет.



Екатерина Лушникова : Виталий Симаков купил в Раю дачу и живет здесь с женой Любовью в любви и согласии, возделывая свой сад, точнее, огород.


Огород у вас такой величественный



Виталий Симаков : Да вроде решил сначала, что пустует земля. Там газ провели.



Екатерина Лушникова : Газ в Раю есть?



Виталий Симаков : Нет, газ не к нам, а туда дальше.



Екатерина Лушникова : А у вас нет?



Виталий Симаков : Мы баллоном пользуемся.



Екатерина Лушникова : А электричество есть?



Виталий Симаков : Так вот в этом году нет. Зимой разобрали трансформатор. Дело теперь в суду. Не знаем, чем дело кончится.



Екатерина Лушникова : Нет в вятском Раю ни газа, ни электричества, зато много плодов земных.


Яблочком угостите райским?



Виталий Симаков : Пожалуйста, пожалуйста.



Екатерина Лушникова : У вас тут, наверное, экологически чистое место?



Виталий Симаков : Экологически чистое. Дождики идут.



Екатерина Лушникова : Ой, кислое.



Виталий Симаков : Так, я и говорю, что зимние они.



Екатерина Лушникова : Скажите, а какие у вас в Раю искушения?



Виталий Симаков : Это что такое?



Екатерина Лушникова : Знаете, легенда есть. Змей искусил Адаму и Еву в Раю. Вы здесь, как Адама и Ева. Кто-нибудь искушает вас?



Виталий Симаков (Смеется): Нет. Никто не искушает. Как все живут во всех деревнях, так и мы живем. Не в пустыре каком-то. Цивилизация есть. Медпункт есть. Магазин есть.



Екатерина Лушникова : В соседней деревне?



Виталий Симаков : Это село называется.



Екатерина Лушникова : Как?



Виталий Симаков : Камешницына.



Екатерина Лушникова : В селе Камешницына местные жители встретили меня подозрительно.



Вениамин Кротов : А где документы ваши? Документик, что вы журналист?



Екатерина Лушникова : Пожалуйста, могу предъявить. А что, я как-то опасно выгляжу?



Вениамин Кротов : Да не в этом соль. Из какого вы города? Москва?! Дай с человеком поговорить. Мысли ее.



Екатерина Лушникова : Узнав мои мысли, Вениамин Кротов поведал мне свои.



Вениамин Кротов : Работать надо. Чистоту понимать. Стараться, что вот это растет для чего-то. Я больше склонен к природе. Я и Бога чуть понимаю.



Екатерина Лушникова : Вы говорили, что храм у вас тут был.



Вениамин Кротов : Разрушили в 1939 прибалтийцы, литовцы. А колокольня осталась. Колокольню разрушили на моих глазах. Я учился в 5-м классе. Это было в 1953 году. Приехала бригада. Одну сторону долбили и долбили. Керосин облили, спичку поднесли, и загорелось. Все эти деревянные опоры сгорели, и она дала трещину и рухнула. Это я видел своими глазами.



Екатерина Лушникова : А еще Вениамин Кротов видел своим глазами, как люди ели траву, чтобы не умереть с голоду, работая в колхозе за палочки.



Вениамин Кротов : Мать, бабушка, дети трудились бесплатно. А жить надо. Липа на деревне была, так весь лист.. Только на вершине осталось. С него зелень таскали, сушили. Бабушка молола. На траве и жили. А работали-то как! Сейчас дети приезжают, так они отдыхают, наслаждаются – то компьютеры, то телевизор, то музыка. А раньше работали с 5 утра и до 9 вечера, до 21 часа! Они в это не верят, а мы это все делали.


Рая, ее как таковой нет этой деревни. Это после войны было тут домов девять, а потом она быстро… Потому что земля ничего не давала. Техники нет, людей нет, разбежались - кто сюда, кто куда.



Екатерина Лушникова : И все-таки Вениамин Кротов надеется, что жизнь в Раю станет когда-нибудь действительно райской.



Вениамин Кротов : Думаю, что – да. Частично, но идет-то к улучшению, по моим понятиям. Частично-то идет. С другой стороны, давайте рассуждать так. Пресса говорит о том, что на сегодняшний день в казне государственной средств столько! На всю историю Российского государства. А где они?



Екатерина Лушникова : До Рая не доходят.



Вениамин Кротов : До Рая не доходят. Конечно, хотелось бы, чтобы и правительство было не это. Кто его знает, может быть, я не прав. Вот приезжайте через месячишко, черемушку красную угостил бы.



Екатерина Лушникова : А что, может быть, и приеду.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



«Сохраним Сочи, как город-сад, город-курорт», «прекратим градостроительный беспредел». Под такими лозунгами сочинцы провели митинг в защиту природы родного города.



Житель : Нас всех, казалось бы, таких различных объединило одно – это боль за судьбу нашего родного города-курорта Сочи, города-сада, который на наших глаз в последние годы разрушается. Распродаются земли, уничтожаются зеленые насаждения.



Жительница : Планомерными действиями администрация раздает, разбазаривает лучшие земли Сочи, скверы и бульвары, набережную под элитное жилье и торговые точки.



Геннадий Шляхов : Сочи строится темпами, не виданными ранее. Только за прошедший год объём строительных работ удвоился. Ничего удивительного в этом нет. В Сочи пришёл крупный капитал. Элитные жилые высотки поднимаются там, где раньше и строить ничего нельзя было - в первой санитарной зоне, в двадцати метрах от городского пляжа. Уничтожая растительность, растут элитные небоскрёбы и в других местах курорта - преимущественно в центре курорта, в парковых зонах. Сочинцы возмущаются.



Жительница : Сегодня молчать, а это очень бы хотелось сейчас очень многим чиновникам. Мы молчать не будем. Потому что те правила игры, которые они нам навязывают, они нас не устраивают. Сегодня не случайно здесь собрались представители инициативных групп граждан, представители политических партий и общественных движений, потому что деградация курорта начинает двигаться такими темпами, которые нужно останавливать.



Геннадий Шляхов : Санкционированный митинг напугал власть. Картинку протестующих сочинцев никто из горожан не увидел. Местные телеканалы, словно сговорившись, в эфир её не выдали. Городские газеты отреагировали не сразу, но разом. Словно по команде печатные СМИ обрушились на участников протеста. Вот один из заголовков: «Спасатели на нашу шею» или маниакальная инициатива группы граждан». В другом издании появилось «открытое письмо учителей города», где участников митинга назвали «людьми с мелочными интересами». Так написали коллеги о своих коллегах и детях, что участвовали в акции протеста.



Жительница : Мы, педагоги Центра внешкольной работы, пришли на этот митинг для того, чтобы выразить протест против строительства многоэтажных домов на территории парка «виллы Вера», где сейчас находится наш Центр внешкольной работы, больше известный сочинцам, как Дворец пионеров. На этом месте наша администрация собирается строить многоэтажные дома. Могу себе представить, что произойдет с нашим парком – с вековыми сосновыми деревьями.



Геннадий Шляхов : Глава города Виктор Колодяжный по-своему отреагировал на выступление горожан. Нет, с участниками митинга на разговор не пошёл, зато собрал руководителей территориальных советов местного самоуправления, и вот что сказал.



Виктор Колодяжный : Нам ставят некоторые товарищи, не буду даже называть этих неинтересных имен, они мне неинтересны, нам выставляют кое-какие претензии по срубке деревьев. Я подписал распоряжение, где четко определено, что по центру города не будет вырублено ни одного деревья, с того времени как подписал. По остальным районам вы будете нести ответственность, и с вас будет спрос. Я как работал, так и буду работать, как делал все, так и буду делать.



Геннадий Шляхов : На встрече с руководителями территориальных советов общественного самоуправления председателям ТОСов пообещали назначить жалование из городского бюджета, чтобы за территорией своей пристальней следили и идеологию исполнительной власти в массы несли. А заключается она в том, что митингующие и протестующие - это деструктивный элемент. Об этом тоже говорили на митинге.



Митингующий : Та истерия, насаждение социальной вражды в городе, которая исходит именно конкретно от главы города, я давно не наблюдал. Это попахивает старыми временами режимными, где вот эта затхлость, где свобода, где право каждого иметь свое мнение воспринимается властью, как покушение на самые основы этой власти.



Геннадий Шляхов : Митинг, а ещё раньше выступление горожан в защиту улицы Набережной, на которой с согласия властей собирались возводить торговые ряды, принесли свои результаты. Любой проект нового строительства или реконструкции с недавних пор проходит через общественные слушания с обязательным участием горожан. Сочинцы изменили отношение к себе, заставили власть своими последовательными действия считаться с мнением сочинцев. Правда, многое уже потеряно. Вместо положенных 16 квадратных метров зелёных насаждений, в Сочи на человека приходится лишь восемь.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Звучит песня Высоцкого



Игорь Телин : Каждый год 25 июля на одной из дач в пригороде столицы Мордовии собирается компания, называющая себя саранским клубом любителей творчества Владимира Высоцкого. 25 июля – день смерти поэта и актера. Не имея возможности посетить его могилу в Москве, в этот день поминают Высоцкого на даче, под яблоней. Собираются здесь люди разных профессий и разного возраста. Много пенсионеров, что говорит о том, что любовь к творчеству Высоцкого проверена временем. Появился этот необычный, в летнее время - дачный - клуб десять лет назад.



Член клуба : Душевный порыв был такой у Геннадия Павловича, у других. Сидели в бане и придумали – давайте, клуб сделаем. Потому что, что мы сами по себе. Неинтересно. Давайте, людям что-нибудь покажем, они увидят. Ведь есть те, кто любит его. Вместе веселей.



Член клуба : Здесь я человек пришлый как бы, не с самого начала. Хотя здесь все это началось достаточно давно. Однажды, возвращаясь с дачи, слышу, где-то в округе раздаются песни под гитару. Заинтересовался. Поискал, поискал и нашел их. Познакомился, встречаемся. Привел племянника сюда. Так на гитаре играет. Тоже увлекся его творчеством.



Член клуба : Мне его песни тоже очень нравятся, и нравятся уже давно. Интерес к его песням возник еще в детстве, когда его песни считались блатными, звучали со старых магнитофонов, голос трудно было различить. Только постепенно пришло понимание философское осмысления его песен. Были прочитаны они, услышаны в хорошей записи. Открылись с другой стороны. Я преподаю в одном из колледжей. Часто ссылаюсь на песни Высоцкого, особенно когда речь идет о Великой Отечественной войне, или о каких-то сторонах нашей советской жизни в советское время.



Член клуба : Сам я заболел Высоцким, его творчеством еще где-то в школьном возрасте. Надо сказать, что изначально я как-то не совсем понимал его творчество, а потом как-то резко то ли в смысл дался его песен, стало как бы пробирать. Сейчас, конечно, это все достаточно удобнее. Можно достать его песни. В наше же время все это было очень сложно. Даже ту же самую нормальную фотографию найти было очень тяжело. Например, я в свою коллекцию по тем временам скопил 25 рублей и заказал художнику одному, чтобы он мне нарисовал на ватмане на стену карандашный портрет Высоцкого. Для тех времен… Сейчас все проще, конечно, не говоря о плакатах уже, особенно музыкальное наследие Высоцкого – вот самое главное. Сейчас это свободно можно достать. Сейчас это почитают и не пытаются прикрыть, как это было раньше в советские времена.



Игорь Телин : Все члены этого клуба признают – здесь, в провинции, начинали слушать Высоцкого, не зная, что это Высоцкий. Какая молва только не ходила об авторе этих песен – то бывший заключенный, то офицер, участник Великой Отечественной войны. Одна из первых услышанных Геннадием Тюриным в давние уже времена песен Высоцкого до сих пор самая любимая.


Члены саранского клуба завязали переписку с живущим в США исследователем творчества Владимира Высоцкого Марком Цибульским. Получили недавно изданную его книгу о поэте и актере, и самая главная новость – их необычный клуб войдет в справочник-обзор российских клубов любителей творчества Высоцкого, подготовкой которого и занимается сейчас Цибульский.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Почти 2,5 миллиона владельцев земельных участков в Московской области в августе, как это было обычно, не получат квитанций из налоговых инспекций, а если бы и получили, то по действующим сегодня ставкам им пришлось бы платить в казну земельный налог раз в сто больше прошлогоднего- 30 - 40 тысяч рублей.


Областное правительство, опасаясь возмущения налогоплательщиков, на последнем июльском заседании рекомендовало главам муниципалитетов отсрочить сбор платежей по земельному налогу на 3 месяца, пока не установят новые ставки.


Земельный налог полностью попадает в муниципальную казну, его предельные ставки принимались советами муниципалитетов осенью прошлого года вслепую – до того, как была проведения кадастровой оценки земель. А предельные принимались, поскольку их нельзя увеличить, можно лишь уменьшить, но мало кто стал уменьшать. По всему Подмосковью граждане заволновались.


А вот на юге уже не беспокоятся. Создав Совет межмуниципального сотрудничества, депутаты Серпухова, Чехова, Пущино и Протвино для своих избирателей еще в апреле этого года уменьшили ставки до разумных, а чтобы соседи по всей области последовали их примеру, обратились к областной власти.



Николай Дижур : Губернатор пусть с опозданием, но сделал совершенно правильный шаг.



Вера Володина : Николай Дижур, председатель Серпуховского совета депутатов и зампред совета по земельным отношениям при правительстве Московской области.



Николай Дижур : С опозданием почему? Потому что сегодня как раз ответственные лица, конкретные – это каждый депутат в каждом муниципальном образовании, которые и установили эти ставки земельного налога. Но это дело все быстро отменили и привели в соответствие. У нас никакого подорожание земельного налога в районе не произошло. Более того, я собрал всех собраний Южного Подмосковья и все это сделали – привели в соответствии к прошлому налоговому периоду. Потому что получилось тысячекратное в отдельных случаях увеличение ставки. Этого увеличения не будет. Платили 80 рублей, будут платить 100 рублей. А сегодня платили 80 рублей, а надо платить 6 тысяч.



Вера Володина : Впрочем, максимальную ставку ввели для тех категорий налогоплательщиков, которые нецелевым образом используют земли сельхозназначений, но эти налоги оказались, по мнению Николая Дижура, для таких крупных собственников довольно либеральными.



Николай Дижур : На самом деле налоги достаточно либеральные. За 1 тысячу гектар небольшие деньги, вполне удобные. Например за 6 тысяч гектаров, допустим, 20 тысяч долларов в год заплатить надо аренды. Это ерунда. Эта плата снимается в виде аренды 100 гектар. 3 гектара продали и рассчитались по налогам.



Вера Володина : Так что захватившие земли и сегодня торгующие ими от увеличения налога не пострадают. А как оценивает Дижур участь непризнаваемых сегодня пайщиков земельных долей?



Николай Дижур : Участников долевой собственности впервые государство их признает, но с одной целью, чтобы удушить ставкой земельного налога. Государство де-юре признает, что граждане не были собственниками, не были, потому что первый раз гражданам сегодня выставят счет на оплату налога. На самом деле, сегодня с налоговым законодательством плюс с Законом «Об упрощенной процедуре отказа от земельной доли»…



Вера Володина : Трудно остаться им было бы собственником, продолжает Николай Измайлович. Но, если ставки будут пересмотрены, а в этом трудно сомневаться после вмешательства губернатора, бремя сельского землевладения не будет тяжким, а производство будет рентабельным.



Николай Дежур : На земли сельхозназначения, на самом деле, везде очень низкие, и не только не влияют, но сельское хозяйство становится рентабельным, достаточно рентабельным.



Вера Володина : Именно поэтому обманутые пайщики продолжат борьбу за свои земельные паи. Сегодня для них работает, объясняет Николай Дижур, областной Совет по земельным отношениям, благодаря которому и был поставлен вопрос о мораторий на земельный налог до 1 ноября. Правда, у этого моратория есть и обратная сторона, что будет с муниципальными бюджетами, которые год за годом последовательно лишаются все новых статей доходов в пользу бюджетов вышестоящих, какие коммунальные дыры рассчитывали затыкать муниципалитеты поступлениями налогов от земельных собственников?



В эфире Улан-Удэ, Александр Мальцев:



На прошедших в Бурятии выпускных балах учащиеся нескольких классов отказались от алкоголя. Такое, казалось бы, необычное для современных молодых людей решение принято не под давлением завучей. Это осознанный поступок юношей и девушек. Они участвовали в эксперименте, на который решились педагоги одной из средних школ Улан-Удэ и сельского Закаменского района. Наряду с математикой и химией старшеклассники осваивали известный метод Шичко, избавляющий от алкогольной и табачной зависимости. Инициативу по внедрению эксперимента взял в свои руки врач-реаниматолог, он же член родительского комитета и активист общественной организации «Трезвей» Николай Бадуев.


Рассудив, что выпускников наставлять на путь истинный поздновато, родители решили начать с 8-го и 9-го классов. Правда, сначала на обучение были направлены учителя этой школы.



Николай Бадуев : Мало того, что учителя сами с тали трезвенниками, не потому что им нельзя пить, не потому что они были алкоголиками, это были нормальные люди, которые выпивали под Новый год, но сейчас они живут абсолютно трезвой жизнью. Они являются примером для учеников и для всего коллектива. Благодаря этому методу, они более профессионально могут проводить профилактику пьянства, употребления пива, табака среди школьников.


Я провел работу в классах, где учатся два моих сына. Естественно, в этих классах, среди тех, кто прошел методику хотя бы в таком урезанном формате, пьющих пиво никогда не будет.



Александр Мальцев : Среди педагогов выдержать курс до конца удалось только восьми учителям. Они-то и стали проводниками здорового образа жизни. И, действительно, анкетирование в конце учебного года показало положительную динамику в настроениях. Если верить данным опроса, например, в 9 классе количество активных потребителей алкоголя снизилось почти в два раза. В полтора раза больше учеников ответили, что готовы отказаться от алкоголя в своей взрослой жизни. В 3,8 раза больше детей высказали отрицательное отношение к рекламе пива.


Член организации «Трезвей» Николай Бадуев стал заниматься с преподавателями и подростками не от хорошей жизни. Алкоголизация населения в Бурятии катастрофическая. Как сообщила мне специалист наркологического диспансера Зинаида Михайлова, смертность от отравления алкоголем в республике выше, чем в среднем по стране почти в 2,5 раза. В год на 100 тысяч населения гибнет 62 жителя республики, тогда как в России эта цифра 26. При этом статистикой не учитываются самоубийства, гибель пьяных на дорогах, в драках и от обострения других заболеваний.


Пьянство начинается в молодом возрасте, когда начинают пить пиво. Имеющийся сейчас демографический кризис в России является результатом алкогольной сверхсмертности, подчеркнул врач-нарколог. Пристрастие к алкоголю наблюдается уже у подростков. Говорит Анастасия.



Анастасия : Первые два курса своего колледжа у меня в основном состояли из одних гулянок. Образ жизни именно состоял из того, чтобы где-нибудь найти денег, купить спиртное и посидеть выпить. Так это продолжалось год два-три. К пиву привыкают быстрее, чем к водке. Обычно, когда начинали пить, выпьешь, весело, сразу повышается настроение. Затянулось до тех пор, когда пьешь, пьешь, уже не пьянеешь, никакого удовольствия. Становишься мрачным.


С моей лучшей подругой Сашей мы до такой степени перепили! Мы с ней разодрались, разорвали друг другу платья, схватили ножи и хотели друг друга убить! Наверное, после этого я осознала, что пора жизнь менять в другую сторону. Ничего на алкоголе не построишь.



Александр Мальцев : Подобные истории от юных и взрослых жителей Бурятии врачи-наркологи и активисты общества «Трезвей» слышат часто. Николай Бадуев считает, что алкоголикам можно помочь со 100-процентной гарантией, причем, добиться осознанной трезвости не кодированием и не уколами.



Николай Бадуев : Выглядит это таким образом. Проводятся занятия, как в школе. Люди записывают, слушают. Причем, это не то, что люди думают. В свое время были скучные лекции общества «Трезвости». Рассказывали, как печень разваливается у человека, как то и се происходит. Нет. Скажем так, эти занятия другого плана. После каждого занятия дается определенным образом поставленное домашнее задание, которое необходимо выполнять по определенной технологии.



Александр Мальцев : Общество «Трезвей» хотело бы шире распространить опыт своей работы с подростками и преподавателями. Однако мешает то, что методика Шичко до сих пор не принята на официальном уровне. Врачи-наркологи не препятствуют деятельности общественников, но относятся к ней с большой долей скепсиса. Как сказала мне Зинаида Михайлова, часто бывает, что после занятий по методу Шичко за помощью все же приходят в наркодиспансер. Панацеи нет, считает врач. Бороться с алкоголизмом в первую очередь нужно на государственном уровне – уменьшать доступность спиртного, ликвидировать рекламу алкоголя, сказала она.


Между тем общественники считают, что метод прекрасно подходит для профилактики алкоголизма. А преподаватели и родители тех детей, которые прошли эксперимент в обществе «Трезвей», почти уверены, что их ребята на летних каникулах не поддадутся влиянию улицы и рекламы пива.



В эфире Пятигорск, Лада Леденева:



Весной этого года пятигорчанка Ирина Пономарева, медик по образованию, месяц проработала на частного предпринимателя в цехе по пошиву шуб из нутрии и мутона.


Заняться шубным делом 10 лет назад мать-одиночку заставило безденежье. По истечении месяца ни ей, ни еще пяти закройщицам хозяин не заплатил ни копейки. Тогда, по совету знакомых, Ирина устроилась в другой цех. И снова вот уже второй месяц ждет обещанной зарплаты. Жаловаться некому. Официально Ирина нигде не работает.



Ирина Пономарева : А он скажет, что я тебя не видел, я тебя не знаю. И все. Единственное, что остается, ждать, звонить, узнавать или кого-то просить на подмогу – братьев или мужей. Я же не оформлена. У нас нет никаких ни договоров, ничего. У нас устный договор. У меня нет никаких прав, ничего. Одного оформят, а десять не оформят. Если приходит какая-то инспекция, то, естественно, мы закрываемся, выключаем свет и сидим. Нас никого здесь нет.



Лада Леденева : Эта история для Пятигорска отнюдь не исключение. Такие шубные цеха расположены в каждом втором дворе частного сектора. Большинство их владельцев поступают с рабочими по своему усмотрению. Местные власти об этом прекрасно знают.



Галина Сушко : Не только шубы, а все эти дома быта, где шьют брюки, где шьют куртки… Я говорю, что вы делаете? Девочки, почему вы соглашаетесь на это? Ведь вам ничего не идет на пенсию! В Фонд пенсии ничего не отчисляется. Это сейчас вы так считаете, что это чепуха, а придет время, когда вы будете кусать локоть, потому что палка о двух концах. Если пикнешь, тебя тут же уволят с работы. Это должна работать налоговая инспекция, налоговая полиция. Они с удовольствием и на руки получают мзды, и молчат.



Лада Леденева : Рассказала правозащитник Галина Сушко.


11 июля в правительстве края состоялось заседание коллегии Министерства труда и социальной защиты населения. Говорили о том, что самая большая проблема в крае – это долги по зарплате, которые удалось снизить за последние 5 лет в пять раз. Но почти 60 миллионов рублей не выплачены до сих пор. Задержка выплат колеблется от пары месяцев до двух лет. А по размеру средней зарплаты край занимает 64 место в России, хотя реальная картина доходов, конечно, иная. 40 процентов экономики в крае – теневые.


Другая серьезная проблема – дискриминация по возрасту, полу, ограничения по здоровью. Все это больно бьет по самым социально незащищенным категориям граждан – инвалидам, молодежи и тем, кому за 40. К примеру, из 230 тысяч инвалидов в крае работают не 55, которые могли бы, а лишь 18. Хромают и условия охраны труда. За 5 лет на производстве край потерял около 450 человек, часть из которых на одних и тех же предприятиях.



Николай Пальцев : Господство неформальных отношений в сфере труда приводит к тому, что эти неформальные отношения не могут быть нормированы посредством формального права, что порождает массовую базу для произвола, нарушений, социальной несправедливости.



Лада Леденева : Обнародовал общеизвестный факт министр труда и социального развития края Николай Пальцев. По словам председателя Федерации профсоюзов Ставропольского края Владимира Брыкалова, в минувшем году профсоюзы выиграли большинство судебных исков по нарушению трудовых прав. Беда в другом – граждане юридически неграмотны, в большинстве случаев попросту пассивны и не хотят отстаивать нарушенные работодателем права.



Владимир Брыкалов: Нам необходимо создать в крае обстановку, когда человек не будет бояться говорить о том, что ему не всю заработную плату официально выплачивают, что нарушаются его права трудовые, что он является объектом преследований и так далее. Вот это очень важно. Это качественно новый этап. Это, если хотите, новое сознание в голове каждого участника трудового процесса.



Лада Леденева : Только как ее решить, пока неизвестно. Ведь, как грустно шутят наемные работники, - сначала ты ищешь правду, а потом – новую работу.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Самарец Владимир Корнилов уже полвека собирает истории, связанные с жизнью старой Самары. Сейчас в коллекции Владимира немало любопытных историй о прошлом родного города. Причем Корнилов, основная профессия которого связана с техникой, знает историю Самары зачастую лучше, чем историки и краеведы.


Владимир Корнилов рассказал, что интерес к истории родного города появился у него после того, как еще в начальной школе он прочел очерки о дореволюционной России. Вскоре после этого, а на дворе был 1946 год, Володя вместе с друзьями пошел в кинотеатр. Впечатления от посещения кинотеатра юный краевед занес в дневник наблюдений. Сегодня, спустя 60 лет рассказ звучит как экскурсия в прошлое.



Владимир Корнилов : Сперва шли «Художественный», а потом «Молот», а «Смена» он как бы детским считался. Там с 10 утра детские были, в 12, в 2. Там народ жил такой журковатый, можно и без шубы остаться. Карманных воров там кишмя кишило. Был там такой закуточек, было окошечко кассы. Тут все торчали. Пока в кассу люди лезут, у них там или вырежут карманы или обчистят. Некоторые, когда хорошие фильмы шли, вторым или третьим экраном, очередь стояла от Садовой. На детские фильмы тоже привозили целыми классами. В зале негде было повернуться.



Сергей Хазов : Кинотеатры в первые послевоенные годы славились не только показом знаменитых трофейных фильмов. У самарских кинотеатров была слава «питейных заведений». Владимир Корнилов продолжает.



Владимир Корнилов : Всегда там пиво было бутылочное. Вот уже заталкивали людей в кино – с пивом. Потом стали перебои, и приходили туда пить пиво – не надо нам никакого кино. Потом с бутылками шли в зал. После эти бутылки кидали, они катались по залу. А что удивляться? Тогда пиво было на всех углах, на всех перекрестках пивнушки были. Я помню, в 1949-1950 году приезжали машины с Жигулевского завода, бочки ставили на баллоны. Мы еще там, дети, помогали, чтобы эти бочки не скакали, нужно было навалиться на бочку скопом, чтобы она не скакнула с этого баллона.



Сергей Хазов : Владимиру посчастливилось общаться с легендарными самарскими извозчиками, работавшими на Панской улице до революции, с бурлаками, водившими по Волге до Астрахани баржи с хлебом. Но больше всего историй в краеведческом дневнике Корнилова связано с тридцатыми-пятидесятыми годами прошлого века. Эта время – любимое в исследованиях краеведа. После войны в Самаре был широко известен оркестр слепых, рассказывает краевед Владимир Корнилов.



Владимир Корнилов : Этот оркестр слепых играл. Они выходили на сцену, играли хорошо, в основном, такие популярные мелодии 50-х годов, разные попурри. Аккордеонист слепой очень хорошо играл, прямо чудесно, виртуоз был. На скрипках несколько женщин слепых играли. Тоже помню.



Сергей Хазов : Краевед вспоминает и про многочисленные артели, первые из которых появились в Самаре летом 1945 года.



Владимир Корнилов : У нас после войны практически ничего не было. Ширпотреба не было, какой-нибудь резиновый шарик – целая проблема купить, калоши на босую ногу – тоже проблема. Пузырек с чернилами невозможно было купить. Все было дефицит. И вот артели способствовали насыщению рынка.



Сергей Хазов : Отдельная глава в дневнике воспоминаний Владимира Корнилова касается жизни молодежи в послевоенные годы.



Владимир Корнилов : Район на район воевали. Пароли надо было знать всевозможные, кликухи. Среди молодежи обязательно на каких-то авторитетов ссылаться. Они там в контакте находились. Два квартала какая-то преступная группа обслуживает. Они своих знают и не трогают. Поэтому, значит, они какое-то покровительство… Своих они, как правило, не трогали, наоборот – защищали. А если ты попал, предположим, в соседний район, там уже вопрос сложнее был. Там могли и избить.



Сергей Хазов : Кроме походов в кино, главным развлечением в 30-е-50-е годы прошлого века были танцы, рассказывает Владимир Корнилов.



Владимир Корнилов : На Волгу ходили все в основном. Танцы на углу были, пожалуйста. Кто постарше одевались, галстуки такие появились уже модные, костюм бостоновый – предел мечтаний был. Тройки не практиковались. Просто костюм такой двубортный. Не все же бедные были. Некоторые просто не могли, скрывали свое происхождение.



Сергей Хазов : Истории «народного» краеведа, как называют Владимира Корнилова в Самаре, не раз публиковались в местной прессе и солидных центральных журналах. Сейчас Владимир Корнилов работает над рукописью книги, в которой планирует рассказать собранные им интересные истории из жизни родного города. В книге будет рассказ о волжской набережной, о судьбах самарских беспризорников и истории создания «Жигулевского пива», о появлении в Самаре первого троллейбуса и о строительстве первой станции метро.



В эфире Тюмень, Алекс Неймиров:



Если верить летописи, то 420 лет тому назад, 29 июля 1586 года, была основана Тюмень. Но отцы-основатели - царские воеводы Иван Мясной и Василий Сукин – не стали Почетными гражданами города. Первым этот титул получил Евгений Богданович за проект строительства железной дороги на Тюмень. А последним – Сергей Собянин, глава кремлевской администрации. В начале июля городские депутаты предпочли кандидатуру бывшего губернатора, хотя общественность собирала подписи за писателя Владислава Крапивина.



Жительница : Депутаты всегда голосуют за того, кого им выгодно.



Житель : Обидно конечно, что такие известные люди как Крапивин не попадают в Почетные граждане.



Алекс Неймиров : Можно сказать, что депутаты проголосовали за политика Собянина, а писатель Крапивин, сохранивший в своих книгах память о послевоенных тюменских улицах, проиграл. Во многом проиграла и тюменская архитектура, считает художник с говорящей фамилией Красивенков. За десять лет, проведенных здесь, у него появились свои «намоленные» места, куда человеку творческому хочется приходить вновь и вновь. Одна из таких площадок - пешеходный мост через реку Тура. Здесь его часто можно застать с мольбертом.



Художник Красивенков : Современные здания, которые и на этом холсте есть, они портят исторический вид города. Нет гармонии.



Алекс Неймиров : Мастер говорит - надо быть честным. Если картину приукрасить, убрать всё лишнее, публика подумает, что это подделка и не купит её. А стыдится пусть тот, кто, словно по иронии судьбы, испортил вид на здание альма-матер строителей и архитекторов.


В отличие от художника, Елена Чупинько создает свои картины в соавторстве с природой. Ко Дню города на клумбах появились разноцветные узоры – ее рук дело. Одна такая фитокартина состоит из шести с половиной тысяч цветов и требует постоянного ухода. Но по достоинству оценить труд озеленителей готовы далеко не все горожане, сетует Елена.



Елена Чупинько : Не успели мы посадить клумбу, стали сдавать работу, а здесь прошлись... Как так можно клумбу не видеть? Я понимаю еще по газону, но цветы есть цветы - это же дорогое удовольствие, тем более что здесь посажено много цветов.



Алекс Неймиров : Незадолго до празднования Дня города больше сотни дворов превратились в одну большую стройплощадку.



Жительница : Это неудобство можно потерпеть, потому что город становится краше и краше.



Житель : Если честно, то это мешает. Засоряет улицы. Ходить неудобно, пыльно. Мне не нравится.



Жительница : Готовы переходить любые ямы, лишь бы видеть эту красоту каждый день.



Алекс Неймиров : А жителям одного из микрорайонов на окраине Тюмени повезло вдвойне, считает заместитель директора общества «Дорожник» Игорь Зарубин.



Игорь Зарубин : При реконструкции улицы Воровского была нами случайно найдена ливневая канализация, которую, как сказали местные жители, делали лет 40 назад. Мы ее полностью восстановили. Это 240 метров. Прочистили канализацию, и сейчас она работает.



Алекс Неймиров : Отдельный подарок лучшему знатоку местной истории решил сделать глава города. Он пообещал ноутбук победителю конкурса «Я знаю о Тюмени все». Восьмиклассница Аня Текутьева ответила на все вопросы викторины. Само участие в конкурсе она тоже считает наградой.



Анна Текутьева : Каждый человек, который любит свой край, должен знать о нем достаточно много. Ведь это место, где человек родился. И не знать об этом основ каких-то, я думаю, это даже немного неприлично.



Алекс Неймиров : Сейчас Аня мечтает побольше узнать о своих предках. Не является ли она сама дальней родственницей знаменитого тюменского купца Текутьева? Того, чей портрет есть на доске Почетных граждан города.



В эфире Псков, Анна Липина:



Хелью Маэк : Раньше, когда границы не было, все было проще.



Анна Липина : Говорит жительница приграничного с Эстонией Печорского района Псковской области Хелью Маэк. Хелью живет в России, а по другую сторону границы живет ее сестры, тетя и племянники. Они живут в 3,5 часах езды, но не могут просто так заехать друг к другу в гости.



Елена Сэта : Если помрешь тут, телеграмму пошлешь. Телеграмма бывает попадет в такой момент, что консульство закрыто, а покойник не дожидает.



Анна Липина : Сокрушается Елена Сэта. Елена Васильевна – русское имя, эстонская фамилия. Небольшая прибалтийско-финская народность сету, когда-то отколовшаяся от эстонцев, сейчас живет по обе стороны российско-эстонской границы. В Псковской области сету живут в деревнях приграничного с Эстонией Печерского района.


Еще 15 лет назад они могли свободно передвигаться по «земле сету», на которой этот народ жил много веков. Они ближе к эстонцам, но крестили их в православии. Сету и на эстонской стороне сегодня слышат звон колоколов Псково-Печерского монастыря, но не могут прийти на службу. По тартускому мирному договору 1920 года земля сету вошла в состав Печорского уезда Псковской губернии. Спустя 70 лет, в 1991 году, когда Эстония вышла из состава Советского Союза, граница разделила землю и народ. Как говорят жители приграничных Печер



Житель : Если сейчас так называемая сетуская карта разыгрывается эстонской стороной, мол, один народ должен жить на одной земле, то исторически справедливо было бы эту сетускую землю отнести на территорию России.



Анна Липина : В семье печерянки Хелью Маэк о границах не спорят – кто хотел, тот уехал, говорят русские сету.



Хелью Маэк : Моя родина здесь. Я здесь родилась. Нам граница не нужна, только бы могли мои ребята прийти.



Жительница : Я здесь перевела: «Очень тяжело строить дом между двух миров».



Анна Липина : В Печерах есть уникальная школа, где эстонская речь – привычное явление. Открывшееся 85 лет назад учебное заведение, дало возможность изучать наряду с русским еще и эстонский язык, традиции и культуру соседней республики. Это единственная такая школа в России. Здесь учились и учатся как русскоязычные печеряне, так и представители народности сету и эстонцы, живущие в Печерском районе. На базе школы часто проводятся праздники, на которые приезжают близкие и родные русских эстонцев из-за границы. Здесь бережно хранят народные традиции и фольклор.


Как считают чиновники, нет никакой трагедии маленького народа. Надо просто решить вопрос с переходом границы, говорит Владимир Никонов.



Владимир Никонов : Сегодня нужно просто упростить процедуры перемещения государственной границы России с Эстонией, выработать соответствующее положение, и все вопросы разрешатся сами собой.



Анна Липина : А пока только культурные связи помогают жить народу, разделенному границей. Ко всем праздникам они готовятся и ждут с нетерпением своих родных и близких в гости.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG