Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Во всех крупных федеральных музеях России проведут дополнительные проверки фондов


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Кирилл Кобрин: В связи с хищением в Эрмитаже 221 предмета ювелирного искусства во всех крупных федеральных музеях России будут проведены дополнительные проверки фондов. Так заявили на сегодняшней пресс-конференции руководитель Росохранкультуры Борис Боярсков и глава Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой. Особое внимание решено уделить Эрмитажу.



Лиля Пальвелева: За минувшие выходные частными владельцами в добровольном порядке были возвращены 6 пропавших из Эрмитажа экспонатов. Если учитывать два более ранних случая, то получается, что найдены уже 8 произведений искусства. И все это - благодаря широкой огласке. Если бы на нескольких сайтах не появился список похищенного с подробнейшими описаниями, добросовестные приобретатели-антиквары так и не узнали бы, что купленные ими вещи на самом деле принадлежат одному из главных музеев страны.


О ходе следствия Борис Боярсков и Михаил Швыдкой говорить отказываются, а на вопрос, отчего общественности стало известно о крупной краже лишь недавно (ведь проверка, обнаружившая хищение, проводилась весной), говорят: в Эрмитаже сначала пытались выяснить, не затерялись ли экспонаты где-то внутри обширнейших фондов. "Такого вопроса не возникло бы, если бы, прямо скажем, не в самом бедном музее страны, существовал электронный каталог", - заявляет Борис Боярсков



Борис Боярсков: В учете материальных, культурных ценностей в Эрмитаже проблемы существуют достаточно давно. Несколько проверок подтвердили подобного рода выводы, руководству музея указывалось на несовершенство учета. Мы, проводя проверку вместе с Роскультурой, совсем недавно убедились в том, что учет этот носит очень запутанный формат, он не позволяет отслеживать в реальном времени фактическое нахождение предметов в хранилище, на выставках, внутри других подразделений и это создает значительные проблемы с инвентаризацией.



Лиля Пальвелева: Да, инвентаризация проводится постоянно, как выразился Борис Боярсков, «в текущем режиме», только вот о конечных результатах проверки мы можем узнать еще очень нескоро.



Борис Боярсков: По планам инвентаризационной деятельности, которые утверждены руководителем Эрмитажа в 1999 году, некоторые из фондов должны быть окончательно инвентаризованы в 2014-м. Это действительно серьезная, большая работа, которой конечно помогло бы, с нашей точки зрения, внедрение современных средств учета материальных ценностей. Казалось бы, что проще, форматировать в современных базах данных, осуществлять фотографирование, описание культурных ценностей. Но, если в Эрмитаже приказ о введении электронной базы данных в музейной коллекции был подписан в 1999 году, то за прошедшие 7 лет было, таким образом, оприходовано 153 тысячи единиц хранения из 2 миллионов 800 с лишним тысяч единиц хранения всего в музейной коллекции. Простые арифметические подсчеты показывают, что, если двигаться нам дальше такими темпами, то нормальный, современный учет в Эрмитаже будет достигнут через 70 лет.



Лиля Пальвелева: Ни в Росохранкультуре, ни в Роскультуре такой срок никого, естественно, не устраивает. Электронные каталоги - это хорошее средство для предотвращения краж в хранилищах, ведь именно они, как это ни грустно, случаются теперь чаще всего. Борис Боярсков перечисляет.



Борис Боярсков: Мы ежегодно фиксируем от 50 до 100 случаев хищения культурных ценностей в наших музеях. И, если в результате усовершенствования технических средств внимание к вопросам охраны, которое проявляет и музейное сообщество, и государство, финансируя эту работу, удалось сохранить количество вульгарных хищений из наших хранилищ, то мы наблюдаем рост скрытой преступности, возникшей в результате предательства элиты нашего музейного сообщества - хранителей. Сначала это истории подобного рода относятся, наверное, к 2000 году, когда более 300 произведений исчезли из Государственного исторического музея. Мы были свидетелями подобного рода хищений 180 предметов из оружейной коллекции Петропавловской крепости, по результатам которой так никто и не понес заслуженное, с моей точки зрения, наказание. После этого события совсем недавнего прошлого в Таганрогском музее, где уехавшей за границу хранительницей были переданы достаточно формально и приняты совершенно формально художественные произведения, в результате чего лишь в прошлом году удалось на рынке уже обнаружить картину, пропавшую из этого музея.



Лиля Пальвелева: И так далее, и так далее. Перечень можно было бы еще долго продолжать. Как заявляет глава Федерального агентства по культуре Михаил Швыдкой, музеи слишком уж увлеклись выставочной деятельностью - в ущерб другому направлению работы.



Михаил Швыдкой: Существенный перекос, который произошел в ряде музеев, особенно тех, которые интересны для мирового музейного сообщества, прежде всего по выставочной работе, это беда 90-х годов. Это беда, связанная с недостаточным финансированием музеев, с тем, что музеи сидели даже не зарплате, ну а чаще всего только на зарплате и надо было зарабатывать деньги, и музейная выставочная деятельность в ряде музеев, особенно, повторяю, самых первых, она превалирует. Но хочу сказать сразу, именно тогда, когда вещи выезжают на выставку, они экспертируются, в том числе и со стоимостной точки зрения, и на подлинность, и так далее. Если говорит, скажем, о составе эрмитажных коллекций, то наиболее часто вывозимые вещи, а это западное искусство, прежде всего, в Эрмитаже экспертировалось регулярно и это приблизительно 86 процентов коллекции. В худшем смысле было действительно ювелирное искусство, та часть его, которая не вывозилась, русская часть в частности. Эти коллекции действительно не рассматривались, начиная с 1949 года, всерьез.



Лиля Пальвелева: Михаил Швыдкой подчеркивает.



Михаил Швыдкой: Проблема Эрмитажа состоит действительно, и это мы разбирали достаточно подробно и будем еще разбирать 14-го числа уже на президиуме Ассоциации музеев, потому что это общая проблема, связанная действительно с методикой учета и хранения. И то, что в Эрмитаже нарушались и инструкции Министерства культуры бывшего, эти инструкции 1987 года, и собственные инструкции - это очевидно. И в этом смысле мы, как орган, который призван как бы управлять имущественным комплексом, учреждениями культуры, курировать их, мы, конечно, наложим все необходимые взыскания руководству Эрмитажа, которые нужно сделать, безусловно.



Лиля Пальвелева: Каким будет наказание, Михаил Швыдкой не сообщает, только говорит, что не избежит его и директор Эрмитажа Михаил Пиотровский.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG