Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мотивы США для введения санкций против российских компаний достаточно серьезные


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Данила Гальперович, Аллан Давыдов.



Андрей Шароградский: Россия весьма бурно отреагировала на введение в конце прошлой неделе администрацией Соединенных Штатов санкций против двух российских компаний, которые занимаются производством и продажей вооружений, это государственная компания "Рособоронэкспорт" и корпорация "Сухой". Информация об этих санкциях и их причинах еще не появилась в официальных информационных ресурсах Белого дома, а высшие чиновники в Москве уже нашли в ограничениях для российских оружейников и политическую, и экономическую подоплеку. И сегодня поток возмущенных откликов из Москвы на решение американской администрации продолжался беспрерывно.



Данила Гальперович, Москва: Начиная с прошлой недели, российские официальные лица по нарастающей реагировали на сообщение о санкциях, которые правительство Соединенных Штатов ввело против "Рособоронэкспорта" и корпорации "Сухой". Сначала это было заявление российского МИДа, потом последовали многочисленные телекомментарии, а в понедельник министр обороны России Сергей Иванов коротко выразил общую точку зрения российского руководства.



Сергей Иванов: Что касается санкций, введенных Госдепартаментом в отношении "Рособоронэкспорта" и компании "Сухой", я могу со всей определенностью сказать только одно: к вопросу нераспространения эти санкции не имеют ни малейшего отношения.



Данила Гальперович: Представители российских оружейных компаний отрицают обвинения в поставках в Иран материалов, применяемых при производстве оружия массового уничтожения. Именно в связи с этими обвинениями Госдепартамент США наложил санкции на семь компаний, среди которых и были две российские. Говорит представитель "Рособоронэкспорта" Дмитрий Ширяев.



Дмитрий Ширяев: Наше сотрудничество с Ираном, в отношении которого не действуют никакие международные санкции, осуществляется строго в соответствии с международными обязательствами, межгосударственными соглашениями и ограничиваются исключительно поставками оборонительного вооружения. Аналогичные поставки, кстати, осуществляют многие зарубежные фирмы, относящиеся к странам, союзникам США по НАТО.



Данила Гальперович: Дмитрию Ширяеву вторит замдиректора корпорации "Сухой" Вадим Разумовский.



Вадим Разумовский: Решение американского правительства, которое у нас в компании вызывает только недоумение и сожаление, оно было основано на информации о якобы имевшем место сотрудничестве "Сухого" с Ираном по каким-то военным технологиям, что не соответствует действительности. На протяжении последних 8-10 лет мы не поставляли никакой продукции или услуг в эту страну.



Данила Гальперович: Российские чиновники в своих комментариях утверждают, что подоплека санкций экономическая. В частности, по их мнению, Вашингтон раздражен тесным сотрудничеством в оружейном бизнесе России и Венесуэлы. Кроме того "Российская газета" на первой полосе опубликовала в понедельник материал "Зачем Америка замочила "Сухого"?". В официальной газете правительства России утверждается, что санкции помогут компании "Боинг" выйти из проекта по созданию российского регионального самолета, осуществляемого корпорацией "Сухой".


Есть и политическая сторона. Независимые эксперты отмечают, что после разногласий между Москвой и Вашингтоном по поводу вступления России в ВТО, несходство во взглядах на события в Ливане и встречи Владимира Путина и Уго Чавеса стоило ожидать похолодания. Говорит эксперт в области торговли вооружениями Руслан Пухов.



Руслан Пухов: Это в целом вписывается в логику общего похолодания российско-американских отношений. Таким образом, Вашингтон дает понять Москве, что нужно вести себя осторожнее на мировом рынке вооружений, где, помимо формальных международных договоров, режимов, а также двухсторонних договоренностей между США и России, существуют неформальные договоренности, что существуют зоны интересов. И Латинская Америка всегда относилась к зоне американских интересов, поэтому вполне возможно, что Соединенные Штаты чрезвычайно раздражены заключением договора с Чавесом на поставку ему самолетов семейства Су-30 и таким образом дают понять России, что впредь этого делать не надо.



Данила Гальперович: "Насчет сотрудничества России с Ираном в военно-технической области, - говорит Руслан Пухов, - тоже не все ясно".



Руслан Пухов: В конце прошлого года был заключен контракт на поставку системы ПВО средней дальности "ТОР-М1" и, собственно говоря, пока иранцы этим ограничились. Но разговоры идут о том, что они хотят закупить достаточно большое количество вооружений, начиная от системы С-300, заканчивая переносными зенитно-ракетными комплексами, а также ударными комплексами "Искандер". Вполне возможно, что американцам что-то известно о том, что переговоры близятся к завершению, и они, таким образом, посылают России сигнал, что нужно воздержаться от поставки наиболее чувствительных систем вооружений в эту страну.



Данила Гальперович: Сейчас все ждут ответа российской стороны. Здесь есть как минимум три варианта: ответить жестко на словах, что уже было сделано, но не предпринимать ничего серьезного на практике; сделать экономический выпад, например, отказаться от закупок "Боингов" "Аэрофлотом"; или ответить политически, например, принять в Москве членов правительства Ливана, одновременно членов "Хезболлах". Слухи о возможности такой встречи уже появились в российской столице.



Андрей Шароградский: И все-таки, насколько серьезными мотивами руководствовался Государственный департамент США, вводя запрет для американских компаний на сотрудничество с двумя российскими оборонными структурами? Об этом корреспондент Свободы Аллан Давыдов спросил Николая Злобина, директора российских и азиатских программ Института мировой безопасности в Вашингтоне.



Николай Злобин: Я думаю, что мотивация конечно серьезная, американцы обычно действуют, основываясь на законах и фактах, и доказательствах. Другое дело, что они могли эти факты, доказательства и свидетельства не использовать. Но то, что это решение обязательно имеет логическую основу, я в этом не сомневаюсь. Поэтому, с точки зрения чисто юридической, с точки зрения правовой, к этому решению придраться будет нельзя. Можно единственное придраться с точки зрения политической, с точки зрения экономической, но с юридической точки зрения, я уверен, что все было продумано. Американцы обычно такие вещи продумывают задолго и проколов не делают.



Аллан Давыдов: Но ведь представитель Госдепартамента сказал, что решение это направлено не против государственных органов, а только это запрет частным компаниям Соединенных Штатов. О какой политической составляющей может идти речь?



Николай Злобин: Когда принимается решение о том, какие Государственный департамент или Министерство торговли, или Министерство юстиции, какие они дают советы военным компаниям, компаниям военных производителей, с какими компаниями в мире не сотрудничать, то юридическая сторона этого дела, безусловно, очень серьезно продумана. Что касается юридической стороны, здесь вопросов нет. Что касается политической стороны, это была рука Госдепа, когда и как объявить это решение и стоило ли объявлять это решение в отношении этих компаний. И они приняли решение, что это стоит сделать и, я думаю, это уже носит политический характер.



Аллан Давыдов: Как вы думаете, связано ли это с последними событиями в плане российско-венесуэльских отношений?



Николай Злобин: Я думаю, это связано с целым комплексом факторов, в том числе и с тем, что американцы подозревают, что Россия нарушает периодически международные договоренности и напрямую или косвенно продает или передает оружие или, по крайней мере, помогает продавать или передавать оружие тем странам, тем режимам или через те компании, с которыми американцы не рекомендуют, не хотят или им запрещено сотрудничать. Поэтому политическая составляющая здесь, безусловно, есть, и Венесуэла там играет роль и то, что российско-венесуэльские военные контракты тоже возбудили, так сказать, американцев. Можно по-разному к этому относятся, но то, что российско-венесуэльские перспективы военного сотрудничества, не столько существующая, сколько еще больше перспектива военного сотрудничества, сыграли свою роль, то да, я с этим могу полностью согласиться.



Аллан Давыдов: Судя по сообщениям печати, руководитель авиапроизводительной компании "Сухой" клянется и божится, что, по крайней мере, последние 7-8 лет не продали ни одной гайки, как он выразился. Можно ли верить этим утверждениям.



Николай Злобин: Я думаю, что на самом деле можно верить. Здесь надо, так сказать, разбираться конкретно. Американцы вообще в таких ситуациях разбираются, потому что "Боинг" может себе позволить нанять очень хороших, очень профессиональных, очень дорогих адвокатов и доказать, что государство американское не право. В принципе, по статистике, американские корпорации выигрывают у государства гораздо более чаще, чем государство выигрывает у корпораций.



Аллан Давыдов: Значит, им есть, за что биться, есть, что терять в случае вступления этих санкций в действие?



Николай Злобин: Конечно, им есть, что терять. Поэтому я думаю, что они будут бороться, протестовать. Если им удастся доказать, что эти санкции были введены с нарушением каких-либо даже мельчайших нарушений каких-либо законов, то эти санкции могут быть отменены.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG